Крестьянская реформа 1861 г.

17 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Крымская война со всей очевидностью показала неэффективность социальной и экономической системы России. Крепостное право сдер­живало развитие рыночных отношений и предпринимательства. Кри­зисная ситуация проявилась в нарастании числа крестьянских бунтов и развития революционного движения, пик которого пришелся на 1859-1861 гг.

Со смертью Николая I в 1855 г. ушла в прошлое старая феодальная Россия. В феврале 1855 г. на престол вступает Александр II. Наступила эпоха социально-политических и экономических преобразований, в ходе которых Россия превратилась в одну из ведущих капиталистических дер­жав мира. Преобразования происходили во время царствований Алек­сандра II (1856-1881) и Александра III (1881-1894).

Начало буржуазным преобразованиям положила крестьянская ре­форма 1861 г., главным достижением которой явилась отмена крепос­тного права.

Помещичьи крестьяне составляли менее половины крестьянского населения страны (23 млн). Около 30% их жили в 12 центральных не­черноземных губерниях и находились на оброке, главным образом де­нежном. Они уже достаточно сильно были втянуты в рыночные отноше­ния-, занимались отходничеством (уходом в города на заработки). Свы­ше 22% крепостных крестьян жило в центральных черноземных губер­ниях. Большинство их находилось на барщине и в гораздо большей сте­пени, чем оброчные крестьяне, испытывало тяготы крепостного состоя­ния. 18% крестьян проживало на основной части Украины, остальные - в Поволжье, в Новороссии и Приуралье. Огромные территории Рос­сийской империи, такие как Север, Сибирь, Прибалтика, западные гу­бернии, или не знали крепостничества вообще или ликвидировали его к этому времени. Здесь жили государственные крестьяне (26 млн), счи­тавшиеся лично свободными и платившие в казну оброчную подать.

Крестьянская реформа проводилась по инициативе правительства, которое опиралось на довольно узкий круг чиновничьей бюрократии (либералов) и просвещенного дворянства. Основная масса дворян не была заинтересована в отмене крепостного права.

Весной 1856 г. в речи перед предводителями дворянства в Москве император, говоря об освобождении крестьян, заметил: «Гораздо луч­ше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу». Появилось большое число проектов и предложений об отмене крепостного права.

Подготовка отмены крепостного права началась в январе 1857 г. Вначале ею занимался Секретный комитет по крестьянским делам, со­ставленный из числа особо доверенных императору Александру II лиц, под общим руководством шефа жандармов А.Ф. Орлова. Но вскоре под­готовка реформы вышла за пределы Секретного комитета. Были созда­ны губернские дворянские комитеты «по улучшению быта помещичьих крестьян», от которых исходили предложения по проведению реформ. В 1858-1859 гг. было создано около 50 губернских комитетов. Секрет­ный комитет был переименован в Главный комитет по крестьянс­кому делу, верховным куратором которого оставался император.

Позиция правительства и Главного комитета колебалась между прогрессистами и реакционерами. Весной 1858 г. Главный комитет склонялся к безземельному освобождению крестьян и введению воен­ного управления в форме генерал-губернаторств. Но крестьянские волнения 1858 г. в Эстляндии показали, что освобождение крестьян без земли не решает проблемы.

Программа крестьянской реформы была утверждена императором в конце 1858 г. - выкуп крестьянских наделов и образование класса кре­стьян-собственников. Таким образом, победила либеральная позиция Н.А. Милютина.

В 1859 г. для сведения воедино проектов, созданных губернскими комитетами, и выработки общей платформы, были созданы Редакци­онные комиссии. Они проделали огромную работу, пытаясь объединить интересы разных групп помещиков, зависевших от разных причин: пло­дородия почвы, особенностей климата, близости рынков сбыта и т.п. Давление оппонентов и «слева», и «справа» не изменило существа про­ектов, хотя и повлияло на детали: были уменьшены размеры наделов и повышены крестьянские повинности и выкупные платежи.

19 февраля 1861 г. император утвердил «Манифест об освобож­дении крестьян». 5 марта он был обнародован. Вместе с ним вышли «Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зави­симости» и местные «Положения», в которых регламентировались порядок и условия освобождения крестьян и передачи им земельных наделов.

Манифест провозгласил отмену крепостного права и предоставле­ние крестьянам личной свободы без всякого выкупа. Крестьяне перехо­дили в разряд свободных сельских обывателей и приобретали все граж­данские права. Они получали право свободно вступать в брак, самосто­ятельно заключать договора, заниматься торговлей и промыслами, по­ступать в любые учебные заведения и на государственную службу, запи­сываться в гильдии, выбирать место жительства, обращаться в суд на равных основаниях с представителями других сословий и т.д.

В сфере поземельных отношений реформа предполагала передачу крестьянам их усадеб и той части помещичьей земли, которая находи­лась в их обработке, но за выкуп.

Выкупные сделки на землю между крестьянами и помещиками дол­жны были совершаться «полюбовно» и оформлялись составлением уставной грамоты. В случае возникновения разногласий дело улажи­вали мировые посредники, избранные из местных дворян. До оформ­ления уставной грамоты и утверждения сделки крестьяне считались временнообязанными и могли использоваться в помещичьем хозяй­стве. Помещики не должны были в одночасье лишиться рабочих рук.

Размеры крестьянских наделов определялись в зависимости от пло­дородия почвы. Европейская часть страны была поделена на 3 катего­рии: черноземную, нечерноземную и степную полосы, а те в свою оче­редь делились на местности. Для каждой местности устанавливались свои нормы (высшая и низшая) земельных наделов. Для каждой мест­ности определялся свой высший и низший душевой надел. Крестья­нин не мог требовать надел больше установленного законом, но и по­мещик не мог предоставить надел меньше, чем требовал закон. Выс­ший надел в разных местностях колебался от 2,75 до 12 десятин на мужскую душу, низший составлял l/З высшего. Если получалось, что средний дореформенный надел сельского общества превышал высшую норму, то от мирской общинной земли отрезались угодья в пользу по­мещика. Если же он не достигал низшей нормы, то крестьяне имели право на прирезку из помещичьих земель. В степной полосе, где земли было много, устанавливался единый «указной» надел.

Дворовые люди объявлялись свободными без земли, а крепостные рабочие помещичьих фабрик и заводов переводились на оброк и полу­чали право выкупа прежних своих усадеб и наделов.

Спорные вопросы решались при посредстве мирового посредника. Помещик мог потребовать принудительного обмена крестьянских на-

делов, если на их территории обнаруживались полезные ископаемые или помещик собирался строить каналы, пристани, ирригационные сооружения. Возможен был перенос крестьянских усадеб и домов, если они находились в недопустимой близости к помещичьим строениям.

Собственность на землю сохранялась за помещиком вплоть до со­вершения выкупной сделки, крестьяне на этот период являлись только пользователями земли. Повинности временнообязанных крестьян огра­ничивались законом. Повсеместно отменялись все натуральные сборы (ягодами, грибами, пряжей, продуктами сельского хозяйства и пр.). Бар­щина и оброк сохранялись, но рассматривались как плата за отведен­ный земельный надел, размер которого определял и размер повиннос­тей. Так, за высший душевой надел полагалась высшая душевая повин­ность в виде оброка от 8 до 12 рублей в год. Если надел сокращался, то уменьшался и оброк, правда, не прямо пропорционально, а в зависимо­сти от местности. В нечерноземных местностях, где были хорошо разви­ты крестьянские промыслы, половина этой суммы падала на первую де­сятину надела, на вторую - 1/4 часть оброчной суммы, а последняя чет­верть равномерно распределялась на остальные десятины. То же было и с барщиной. За высший душевой надел полагалось 40 мужских и 30 жен­ских дней в году, 3/5 которых приходилось на летнее полугодие. Здесь также большее число дней в соответствии с установленной градацией повинности ложилось на первые десятины надела.

Крестьяне платили выкуп за усадебную и полевую землю. Поме­щики и крестьяне «полюбовно» договаривались о выкупе земли, но помещик мог и потребовать выкупа в одностороннем порядке, чего были лишены крестьяне, которые не могли требовать перехода на вы­куп. В результате переход затянулся, и государству пришлось вмешать­ся в процесс, переведя специальным законом 1881 г. всех крестьян на выкуп с 1 января 1883 г.

В основу выкупной суммы была положена не фактическая сто­имость земли, а сумма оброка, которую помещик получал до реформы.

Правительство исходило из задачи - закрепить за каждым зем­левладельцем ежегодный доход с имения, равный размерам пре­жнего годового оброка. Поэтому помещики, приступая к выкупу, должны были предварительно перевести временнообязанных кресть­ян с барщины на оброк. Годовой оброк капитализировался из 6%, т.е. исчислялся капитал, который при ежегодном обороте приносил в виде 6% сумму прежнего годового оброка. Таким образом, в основу выкуп­ной операции был положен не капиталистический, а прежний феодаль­ный критерий.

Государство при этом выступило в качестве посредника, способ­ствовавшего выкупу, и предоставило денежную ссуду на проведение выкупной операции. Ссуда составляла 80% выкупной суммы. Кресть­яне выплачивали 20-25% выкупной суммы наличными при соверше­нии выкупной сделки, остальную сумму помещики получали из казны (деньгами и ценными бумагами), ее крестьяне должны были вместе с процентами выплачивать в течение 49 лет ежегодными взносами (вы­купными платежами). Выкупные платежи были отменены в 1906 г. Полицейский и фискальный аппарат правительства должен был обес­печить своевременность этих выплат. Для кредитования реформы были образованы Крестьянский и Дворянский банки.

Предусматривалось безвыкупное выделение «дарственных наде­лов», размеры которых могли быть в 4 раза меньше минимальных, ус­тановленных в положении.

При выкупе в черноземных районах проявилась явная тенденция превратить крестьян в арендаторов их собственных наделов (земля там была дорогой), а в нечерноземных наблюдался фантастический рост цен за выкупаемую усадьбу. Здесь явно проявилась скрытая форма выкупа не только земли, но и личности крестьянина. Помещик хотел получить с него за его свободу. Вместе с тем введение принципа обяза­тельного выкупа было победой государственного интереса над инте­ресом помещика.

Наделы крестьян уменьшились по сравнению с дореформенными, а платежи в сравнении со старым оброком возросли, община фактически потеряла свои права на пользование лесами, лугами и водоемами.

После утверждения сделки на землю крестьяне становились соб­ственниками земли. Однако в течение 9 лет они не могли свободно рас­поряжаться ею, скажем, продать надел. Движимое же имущество ста­новилось крестьянской собственностью. Но и по истечении 9 лет сво­бодное распоряжение землей примерно на 2/3 территории России, где господствовали общинные порядки в землепользовании, было ограни­чено. Чтобы освободиться от надела, требовалось согласие общины.

В период «временнообязанное™» крестьяне оставались обособлен­ным в правовом отношении сословием. Крестьянская община связала своих членов круговой порукой: уйти из нее можно было, лишь выплатив половину оставшегосядолга, и при гарантии, что другую половину выпла­тит община. Можно было уйти из «общества», найдя заместителя.

Это сдерживало развитие предпринимательства в сельском хозяй­стве. Правительство же сохраняло общину как своего налогового аген­та и средство своеобразной защиты крестьян от разорения. Результатом этой политики стало формирование чисто российского явления - наемного рабочего с наделом в деревне.

Для управления освободившимися от помещичьей опеки массами крестьян создавались их органы самоуправления. Основой организации крестьян продолжала оставаться община. Сельское общество (от 20 ревизских душ) выбирало на сходах сроком на 3 года исполнительные органы: сельских старост и сборщиков податей. Староста во вре­меннообязанный период являлся фактическим помощником помещика, мог налагать на виновных штрафы или подвергать их аресту. Сельский сход мог решать все вопросы хозяйственного значения. Сельские об­щества объединялись в волости, совпадавшие, как правило, с граница­ми церковных приходов (от 300 до 2000 душ мужского пола в каждой). На волостных сходах избирались волостные старшины, которые вме­сте с сельскими старостами составляли волостное правление.

Волостной сход решал квалифицированным большинством вопро­сы о замене общинного землепользования участковым, разделе земли на постоянно наследуемые участки, переделах, об удалении из общи­ны ее членов. Община могла принять решение об обязательном выку­пе земли. Сход разрешал семейные разделы земли.

Вместо юрисдикции помещиков учреждались волостные кресть­янские суды. Судьи избирались на волостных сходах сроком на один год, заседали коллегиально (не менее трех), рассматривали дела с ис-камидо 100 рублей и мелкие уголовные дела (драки, оскорбления, пор­чу, истребление имущества), за которые могли налагать наказания в виде небольших штрафов (до 1 рубля), общественных работ и админи­стративного ареста до 2 суток. Был предусмотрен широкий набор мер, применяемых к недоимщикам: отобрание доходов с недвижимости, от­дача в работу или опеку, принудительная продажа движимого и недви­жимого имущества должника, отобрание части или всего надела.

Законов крестьяне не знали, и в судебной практике руководство­вались обычаями, общественным мнением, здравым смыслом. Суды учитывали полезность данного члена для сельского общества: исправ­ность в ведении хозяйства и уплате платежей, поведение в быту, отно­шения с членами семьи, соседями и т.п.

При Александре III (с 1883 г.) роль их еще более возросла, хотя они и были поставлены под контроль земских начальников. Земскими начальниками становились потомственные дворяне с высшим образо­ванием и с опытом судейской работы. С этого времени волостные суды стали больше ориентироваться на закон, применение норм обычного права сократилось.

В 1863-1866 гг. положения реформы были распространены на удельных и государственных крестьян. По «Положению» 1863 г. по­лучили свои наделы в собственность удельные крестьяне. После 2 лет временнообязанного состояния они были переведены на обязательный выкуп. В 1866 г. перешли на выкуп в собственность земель, находив­шихся в их пользовании, государственные крестьяне (кроме живших в Сибири и на Дальнем Востоке). Они могли приобрести не более 8 де­сятин земли на мужскую душу в малоземельных губерниях и ^деся­тин - в многоземельных районах. Получили они в отличие от крепост­ных и лесные угодья (от 1 до 3 десятин на мужскую душу). Остальные земли, находившиеся в их хозяйственном обороте, подлежали оброч­ному обложению.

Таким образом, реформа, освободив крестьян, сохранила ограни­чения, препятствовавшие их превращению в полных собственников земли, и одновременно сдерживала превращение малоземельного кре­стьянина в свободного продавца рабочих рук - наемного рабочего. Тем не менее крестьянская реформа вызвала бурный рост капитализма в стране. Российская промышленность получила источник рабочей силы. Изменилось и положение дворянства. Потеряв власть над крестьяна­ми, многие помещики обуржуазились, вступили на путь капиталисти­ческого предпринимательства. Часть их разорилась и продала земли, которые перешли в руки предприимчивых крестьян, иностранных ко­лонистов, развивавших свое хозяйство по фермерскому пути. Но дво­рянство сохранило при этом все свои сословные права и привилегии, звания и титулы, особое положение в чиновничье-бюрократическом аппарате.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!