Концепции технологического детерминизма

26 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Под термином «технологический детерминизм» подразумевается ряд теорий, выдвигающих идею прямой зависимости общественного прогресса от уровня развития науки, техники и технологии. К ним относятся следующие теории: единого индустриального общества (Р. Арон); теория стадий экономического роста (У. Ростоу); постиндустриального общества (Д. Белл); технотронного общества (З. Бжезинский); нового индустриального общества (Д. Гэлбрайт); посткапиталистического общества (Р. Дарендорф); постэкономического общества (Г. Канн) и др.

Появление этих теорий во второй половине XX века связано с попыткой решения фундаментальных проблем общественного бытия, связанных с научно-техническим прогрессом, точнее, его последствиями. Поддерживая идею наличия единого пути в социальном прогрессе, эти теории отличаются от марксизма по крайней мере двумя признаками:

1. Тип общества, согласно сторонникам этих теорий, определяется не способом производства материальных благ, а уровнем развития техники и науки, меняющих характер труда.

2. Характерный для марксизма конфронтационный стиль мышления, оперирующий противоположностями «капитализм-социализм», «революция-эволюция», «эксплуататор-трудящийся», «капитал-труд» и т. п., заменяется синтетическим взглядом на социальный мир как на единое эволюционирующее целое.

Конечно, каждая из теорий технологического детерминизма имеет свои особенности. Здесь мы рассмотрим одну из распространенных в западной социологии концепций – теорию постиндустриального общества. Она была сформулирована американским ученым Дэниелом Беллом (1919–2011) в середине 1970-х годов. Белл считает, что историю можно рассматривать в виде последовательной смены трех типов общества: доиндустриального, индустриального и постиндустриального. В основании такого деления лежит тип труда, зависящий в свою очередь от уровня развития техники и научных знаний. «Многое в характере людей и системе их социальных отношений определяется типом их труда. Если мы берем труд в качестве градации в характере социальных отношений, мы можем говорить о доиндустриальном, индустриальном и постиндустриальном труде. Мы можем рассматривать этот принцип в плане его синхронности, когда его проявления сосуществуют внутри одного и того же общества, но мы также можем рассматривать их как последовательность изменений, благодаря которым общества переходят из одного состояния в другое», – пишет Д. Белл[1].

Характерными признаками доиндустриального общества являются борьба с природными силами, стремление к овладению ими. Мир человека этого общества, пишет Д. Белл, это естественный мир – природа. «Первым столкновением стало столкновение с природой, и на протяжении многих тысячелетий существования людей жизнь представляла собой игру с природой, овладение стратегией ее покорения: нахождение убежища от природных стихий, возможности плыть по воде и парить в воздухе, отвоевание пищи и средств к существованию у земли, воды и других творений. Необходимость приспособления к этим превратностям во многом предопределила способ поведения людей»[2].

Большинство государств, согласно Беллу, и ныне находятся на доиндустриальном уровне развития. Это видно из того, что основной областью «приложения рабочей силы являются там добывающие отрасли промышленности: сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, рыболовство, лесоводство. Люди трудятся унаследованными способами, с помощью примитивной мускульной силы, и их восприятие мира обусловлено превратностями стихийных явлений – временами года, бурями, плодородием почвы, количеством воды, глубиной залежей ископаемых, засухами и наводнениями»[3].

В середине XIX века в ряде стран происходит промышленная революция, символизирующая переход к индустриальному обществу. В центре внимания человека этого общества оказывается технический мир. «Машина господствует, и ритмы жизни механически чередуются; время представляется хронологическим, механическим, равномерно текущим по часам. Энергия заменила примитивную мускульную силу и создает основу для большого скачка в производительности, для массового производства стандартизированных товаров, что и является отличительной чертой индустриального общества. Энергия и машины меняют природу труда. Мастерство распадается на более простые операции, место ремесленника прошлого занимают две новые фигуры: инженер, отвечающий за планировку и течение труда, и полуквалифицированный рабочий, являющийся связующим звеном в машинном производстве до тех пор, пока техническая изобретательность инженера не создаст новую машину, которая заменит также и рабочего. ... Это мир соподчинения, в котором люди, материалы и рынки взаимосвязаны для производства и распределения товаров. Это мир организации – иерархической и бюрократической, в котором к людям относятся как к вещам потому, что распоряжаться вещами значительно легче, чем распоряжаться людьми»[4].

Насыщение рынка индустриально развитых стран товарами повседневного спроса постепенно переместило усилия человека с технического мира на мир социальный. Это значит, что человек начал жить в другом обществе – постиндустриальном. Сжатое изложение особенностей этого общества дается в статье Д. Белла «Постиндустриальное общество», в которой он указывает на пять признаков постиндустриального общества:

1. Перенос акцента в экономике из сферы промышленности в сферу услуг.

2. Господствующее положение в обществе ученых и технических специалистов.

3. Определяющее значение теоретических знаний, фундаментальной науки в материальной и политической сферах общественной жизни.

4. Создание новых «интеллектуальных технологий».

5. Возможность саморазвивающегося технологического роста[5].

Первый из указанных Беллом признаков постиндустриального общества является следствием насыщения рынка товарами вследствие высокой производительности труда. Перепроизводство этих товаров приводит к перераспределению рабочей силы. Начинается отток производителей и капитала в сферу услуг, охватывающую торговлю, финансы, транспорт, туризм и развлечения, здравоохранение, образование, науку и государственное управление.

Увеличение доли специалистов и ученых в сфере принятия государственных решений (второй признак постиндустриального общества) связано с тем, что наука становится непосредственной производительной силой. Широкое внедрение научных технологий и возрастание ответственности за последствия таких внедрений вызывают все большее и большее привлечение в сферу управления обществом высококвалифицированных специалистов. Разработка новых технологий сейчас немыслима без развития фундаментальной науки и теоретических знаний (третий признак постиндустриального общества). Создание таких продуктов производства нашего времени, как электронная и оптическая аппаратура, пластмассы, криогенная и космическая техника, современные средства связи, компьютеры, лазеры, немыслимы без фундаментальных теоретических исследований.

Развитие теории информации, линейного программирования, ЭВМ и современных средств связи позволило создать новые «интеллектуальные технологии» (четвертый признак постиндустриального общества). Под этими технологиями Д. Белл подразумевает использование возможностей современных ЭВМ и науки для контроля и управления целыми отраслями промышленности, транспортными и финансовыми системами, создания всевозможных моделей развития экономических, политических и других процессов.

Разработка новых методов и средств прогнозирования, согласно Беллу, позволит сознательно влиять на ход общественной эволюции, планировать и осуществлять в соответствии с необходимостью технологический рост (пятый признак постиндустриального общества). Если в индустриальном обществе развитие обеспечивалось капиталом, то в постиндустриальном обществе главным источником непрерывного технологического роста становится информация. «Я стою на том, что информация и теоретическое знание суть стратегические ресурсы постиндустриального общества», – пишет Д. Белл[6].

Существует еще одна точка зрения на социальный прогресс, согласно которой каждое общество имеет свой критерий для определения степени своей развитости. Для других обществ этот критерий не подходит. Эта точка зрения развивается авторами концепций локальных цивилизаций.

[1] Белл Д. Культурные противоречия капитализма // Этическая мысль. 1990. С. 243.

[2] Белл Д. Указ. соч. С. 245.

[3] Там же. С. 244.

[4] Там же.

[5] Белл Д. Постиндустриальное общество // Америка. 1974. № 215.

[6] Белл Д. Социальные рамки нового информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986. С. 342.5

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!