Конституция РСФСР 1918 г. Органы власти и управления в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Одним из первых конституционных актов, принятых Советской властью была Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, написанная В. И. Лениным и принятая III Всероссийским съездом Советов.

В декларации решались основные конституционные вопросы. Она законодательно закрепила основы нового общественного строя: национализацию земли, переход к национализации промышленности, национализацию банков, всеобщую обязанность трудиться, уничтожение эксплуатации человека человеком. Декларация закрепляла основы государственного строя: «Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Совета». Декларация лишала политической власти эксплуататоров: «...теперь, в момент решительной борьбы пролетариата с его эксплуататорами, эксплуататорам не может быть места ни в одном из органов власти». Конечно, толкование категории «эксплуататоры» было весьма туманным и расширительным. Поэтому, в этот порочный круг можно было загнать любого человека, не занимающегося физическим трудом.

Декларация закрепляла новую форму государственного единства Советской России, как федерацию Советских национальных республик, однако не устанавливала конкретных форм этой федерации.

Она также определяла основные принципы советской внешней политики.

Таким образом, Декларация играла роль временной Конституции Советского государства.

Принятию Конституции РСФСР 1918 г., предшествовала непростая борьба за ее содержание. III Всероссийский съезд Советов, состоявшийся в январе 1918 г., выдвинул подготовку Конституции РСФСР в качестве одной из первоочередных задач Советской власти. Съезд, в частности, поручил Центральному Исполнительному Комитету подготовить к следующему съезду Советов основные положения Конституции РСФСР.

Однако в связи с резким обострением в феврале-марте 1918 г. международной обстановки (прекращение в Брест-Литовске мирных переговоров с Германией и наступлением германской армии), а также усложнением внутреннего положения Советской России всё внимание большевистской партии и Советского правительства было направлено на сохранение советского строя. Работа ВЦИК по разработке Конституции была временно отложена.

IV Всероссийский съезд Советов, состоявшийся 14-16 марта 1918 г., носил внеочередной характер. Вся работа этого чрезвычайного съезда была связана с вопросом о заключении Брестского мирного договора с Германией. По предложению фракции большевиков съезд ратифицировал мирный договор, заключенный в Брест-Литовске. И только после утверждения Брестского мирного договора Советская власть получила возможность заняться организацией систематического и повседневного государственного управления всеми областями социалистического строительства.

К весне 1918 г. в самых главных своих чертах сложилась система высших органов власти и управления, и подходил к концу процесс организации государственного аппарата на местах. Однако не было ещё достигнуто ни структурного единообразия в строительстве местного государственного аппарата, ни необходимого согласования во взаимодействии центральных и местных органов, основанных на последовательном проведении принципа демократического централизма. Компетенция различных государственных органов также не была должным образом определена. Нужно было придать уже сложившемуся в своей основе механизму Советского государства необходимую стройность и недостающую ему чёткость в работе всех звеньев государственного аппарата.

30 марта 1918 г. ЦК РКП(б) рекомендовал ВЦИК четвёртого созыва образовать Конституционную комиссию. 31 марта 1918 г. ЦК партии ещё раз отметил актуальность введения в действие первой Советской Конституции и подчеркнул, что период завоевания власти кончился, идёт основное государственное строительство.

В соответствии с рекомендациями ЦК партии 1 апреля 1918 г. большевистская фракция ВЦИК, по докладу Я. М. Свердлова, утвердила своих кандидатов в Конституционную комиссию. В её состав должны были войти также и представители ряда народных комиссариатов. В тот же день на заседании ВЦИК было принято постановление о создании Конституционной комиссии и определено представительство в ней фракций.

Конституционная комиссия состояла из 15 человек. В неё вошли: от большевистской фракции ВЦИК – Я. М. Свердлов, М. Н. Покровский, И. В. Сталин; от фракции левых эсеров – Д. А. Магеровский и А. А. Шрейдер; от максималистов – А. И. Бердников (с совещательным голосом), а также представители народных комиссариатов по делам национальностей, юстиции, финансов, по военным делам, внутренних дел и ВСНХ. На первом организационном заседании комиссии, состоявшемся 5 апреля 1918 г., её председателем был выбран Я. М. Свердлов[1].

В ходе создания проекта Конституции возникали дискуссии между фракциями. Левые эсеры предлагали упростить систему местного самоуправления, Советы преобразовать в муниципальные органы, которые будут далеки от политики.  До июня 1918 г. комиссия одну за другой принимала подготовленные главы. Одновременно работу над своим проектом Конституции вели в Наркомате юстиции.

Специальная комиссия во главе с вождем революции отвергла многие предложения со стороны оппозиционных фракций. В основу Конституции были заложены главные постулаты марксистско-ленинской идеологии и советской демократии. Именно поэтому первая Российская Конституция 1918 г. отвергла принцип разделения властей, провозгласив единство власти в лице Советов, которые, с одной стороны, являлись классовым органом, с другой – совмещали в себе одновременно законодательную и исполнительную власть[2].

Конституция РСФСР была принята V Всероссийским съездом Советов, который открылся 4 июля 1918 г. в Москве, в Большом театре. На съезд прибыло 1164 делегата с правом решающего голоса. В их числе было 773 коммуниста, 352 левых эсера, 32 делегата от других партий. На заключительном заседании съезд заслушал доклад о проекте Конституции и проект одобрил.

В своём постановлении о принятии Конституции (Основного закона) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики съезд указал: «Утверждённая III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 г. декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа вместе с утверждаемой V Всероссийским съездом Советов Конституцией Советской республики составляют единый Основной Закон Российской Советской Федеративной Республики». Окончательную редакцию Конституции съезд поручил ВЦИК. Отредактированный текст Конституции был опубликован 19 июля 1918 г. С этого момента Основной Закон РСФСР вступил в действие.

Итак, страна обрела свой первый Основной закон.

Комментируя уже в 1923 году проект новой Конституции, подготовленный главным образом профессором М.А.Рейснером, который предусматривал, что никакой закон не может быть издан в противоречие конституции, что «такой акт почитается не имеющим никакой обязательной силы», Г.С.Гурвич иронизировал: «… кто будет судить, противоконституционен тот или иной акт центральной власти или нет. Неужели она сама? Она конечно некомпетентна… А создать в Советской Республике федеральный суд с правами конституционного телохранителя проект не решился». И далее Г.С.Гурвич констатировал, что «единственно правильный вывод из этого положения … предоставить ЦИКу право изменения и дополнения конституции. В этом была единственная возможная гарантия от нарушений и лучший способ обеспечить закономерное развитие и рост основного закона в согласии с требованиями жизни».

Конституция РСФСР 1918 г., исходя из принципа полновластия Советов, не допускала возможность судебной проверки конституционности нормативных правовых актов. Конституционный контроль по смыслу Конституции возлагался на Всероссийский съезд Советов и ВЦИК, а впоследствии в определенной мере и на Президиум ВЦИК.

М.А.Рейснер уже после начала действия этой Конституции пытался в косвенной форме теоретически обосновать неприемлемость судебного конституционного контроля для советского государства. В лекциях на ускоренном курсе Академии Генерального Штаба РККА в 1918/1919 учебном году ученый положительно оценивал «особую формальную защиту» Конституции в США «особым федеральным судом», видя в этом «большую … неприкосновенность конституции … необычную законность, необычную твердость этого правового и конституционного характера современной демократии». Вместе с тем он признал такой «блестящий … прекрасный акт» неприемлемым для России, объясняя это идеологическими мотивами, а также тем, что принятая конституция ­- «это временное учреждение», и стоит ли для ее охраны «сооружать такой колоссальный, громоздкий аппарат». России, по мнению М.А.Рейснера, необходима гибкая и подвижная Конституция, которая не давала бы возможности «останавливаться на закостенелых формах», а для этого она «построена на началах не правовой законности, а целесообразности, телеологии, позволяющей влить в нее любое содержание». «Поэтому, как далее подчеркивал ученый, — когда мы говорим, что в основу нашей конституции положена идея цели и целесообразности, это значит, что наш основной закон не есть воплощение неподвижности и мертвой справедливости, … но есть только рабочий чертеж, план общественного строительства… А такой план не претендует на непогрешимость».

«Отсюда, – резюмировал М.А. Рейснер, – вытекает и для нас совершенно иное отношение к основному закону или конституции, нежели то, которое мы встречаем при конституции строго правовой. И если в последнем случае главная задача заключается в толковании и применении раз и навсегда установленного закона и приходится подгонять под него все другие или совершенно не предусмотренные случаи, то у нас на первое место выдвигается обязанность постоянной критики и работы над усовершенствованием конституционного закона»[3].

Конституция закрепила основополагающие принципы советской демократии и провозглашала РСФСР свободным социалистическим обществом всех трудящихся России, вся власть в которой принадлежит всему рабочему населению страны, объединенному в городских и сельских Советах.

Она допускала лишение эксплуататоров любых прав, если они используются во вред трудящимся. Предусматривались и два конкретных случая лишения эксплуататоров прав: ст. 65 лишала избирательных прав лиц, использующих наемный труд, живущих на нетрудовые доходы, частных торговцев, торговых и коммерческих посредников и прочие нетрудовые элементы. Статья 19 ограничивала нетрудовые элементы в праве военной службы, возлагая на них отправление иных военных обязанностей.

В этой связи, необходимо отметить, что избирательная система, закрепленная Конституцией 1918 г., явно противоречила принципам демократии, так как часть граждан была лишена права участия в голосовании. Но принятие такого положения было обусловлено тем, что, создавая Республику Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, возникала необходимость отстранить «эксплуататорские» классы от управления государством. Поэтому, по мнению О.Чистякова, Конституция 1918 г. закрепила наиболее демократичную для своего времени избирательную систему[4].

Конституция провозглашала равенство наций и не допускала дискриминации или привилегий по национальному признаку, а также какое бы то ни было угнетение национальных меньшинств или ограничение их равноправия.

Статья 21 предусматривала предоставление убежища иностранцам, преследуемым за политические и религиозные убеждения, а на основании ст. 20 все трудящиеся иностранцы могли получить по решению местных Советов права Российского гражданства.

Было установлено равноправие мужчины и женщины во всех областях общественной и семейной жизни. Впервые женщины наделялись равным с мужчинами избирательным правом.

Конституция предоставила гражданам широкий круг демократических свобод: свободу совести (ст. 13), свободу слова и печати (ст. 14), свободу собраний (ст. 15), свободу объединения в союзы (ст. 16). При этом допускались только классовые ограничения.

Основной закон Советского государства предоставил гражданам не только широкий круг прав, но и создал гарантии их обеспечения. Так, ст. 14 Конституции 1918 г. гласит: «В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы выражения своих мнений РСФСР уничтожает зависимость печати от капитала и предоставляет в руки рабочего класса и крестьянской бедноты все технические и материальные средства к изданию газет, брошюр, книг и всяких других произведений печати и обеспечивает их свободное распространение по всей стране». Картину реализации свободы печати после Февраля описывал в своих мемуарах И.Скворцов-Степанов, главный редактор газеты «Известия»: редакция газеты могла публиковать любые материалы, не оглядываясь ни на какую цензуру и не опасаясь репрессий[5]. Последующие советские Конституции расширили круг прав и свобод граждан.

Одновременно Конституция указывает и на важнейшие обязанности советских граждан: всеобщая обязанность трудиться (ст. 18) и всеобщая воинская обязанность (ст. 19).

В Конституцию целиком вошла Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа и, следовательно, она содержала нормы о федерации, имевшиеся в этом акте. Кроме того, новеллы, отражающие федеративное устройство, содержались в других частях Основного Закона. Это в первую очередь относится к возможности объединения в национальные областные автономии, входящие в РСФСР на началах федерации. Таким образом, Конституция уже четко определила форму федерации для России - государство с автономными включениями. Членами федерации являются автономные областные союзы. Кроме них в федерацию могут входить и неавтономные областные объединения.

Компетенция верховных органов власти (ст. 49) также определялась из принципов федерализма. Это касается в первую очередь их взаимоотношений с автономными областными союзами.

Важнейшим принципом советской Федерации являлся принцип добровольности объединения, вытекающий из права наций на самоопределение вплоть до отделения.

Это проявилось в период начального формирования РСФСР, когда шел процесс образования первых автономных республик, провозглашаемых снизу, по непосредственному волеизъявлению трудящихся масс, руководимых партией и Советами.

В Конституции был закреплен национально-территориальный принцип формирования Российской Федерации, который означал, что членство в федерации строится на основе выделения определенной территории, компактно населенной той или иной национальностью.

Конституция закрепила уже сложившуюся систему органов власти и управления. Высшими органами власти и общего управления являются, согласно Основному Закону, Всероссийский съезд Советов, ВЦИК и совнарком. В тексте упоминается также Президиум ВЦИК, но его статус полно не характеризуется. Органами отраслевого управления являются народные комиссариаты, которых теперь стало 18.

Фиксируется в Конституции и структура местных органов власти и управления. Органы Советской власти всех уровней были выборными. Конституция закрепила основные принципы советской избирательной системы.

В юридической науке признано, что, исходя из общесоциального предназначения, конституция выполняет ряд функций: политическую, правовую, учредительную и др.[6] Так, политическая функция отражает тот эффект, который вносит конституция в сферу властных отношений. Именно в Основном Законе изначально фиксируются правовые установления, так или иначе характеризующие устройство государственной власти, порядок и методы ее деятельности, взаимоотношения с другими социальными субъектами, в том числе и с теми, которые также претендуют на власть (отдельные индивиды, политические партии, профсоюзы, церковь и др.).

Правовая, или юридическая, функция состоит в том, что именно Основной Закон выполняет роль первоисточника и эталона официального права, ставя в единые рамки всех субъектов правовых отношений, сосредоточивая в себе «правила игры», обязательные для всех, – правооснову жизни всего общества. Одновременно эти правила возведены в закон, а, следовательно, обладают общеобязательностью, формализованностью, высшей юридической силой, обеспечиваются в случае надобности принудительным механизмом.

Учредительная функция конституции заключается в том, что именно закону такого порядка отведена роль вводить новые институты власти, призванные привести к позитивным переменам в обществе. Именно конституционная форма придает проводимым реформам легитимный характер.

Анализируя первую Российскую Конституцию можно констатировать ее преимущественный политический характер – закрепление нового строя, новых основ государственной власти. Советская власть спешила с утверждением своих основ.

В советском конституционном праве выделяли еще так называемую идеологическую функцию, отрицающую идеологическое многообразие и навязывающая населению страны одну государственную идею. Несомненно, что и эта функция была основой новой Конституции.

Выводы по вопросу. Таким образом, первая Конституция Российской Федерации закрепила победу нового общественного строя, создание Советского социалистического государства. По своему характеру это была, если учесть ее классовую направленность, одна из самых демократических конституций, существовавших в то время в мире. Ее появление безусловно оказало мощное  воздействие на мировой конституционный процесс.

[1] Портнов В.П., Славин М.М. Этапы развития советской Конституции (историко-правовое исследование). – М., 1982. С.43–46.

[2] Медведев В.Г. Несостоятельность отечественного парламентаризма. // История государства и права. 2000. № 3. С. 26.

[3] Митюков М.А. Зарождение идей конституционного правосудия в России (XIX – начало XX вв.) // Правоведение.  №11. 1996.

[4] Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1918 года. – М., 1984. С. 187.

[5] Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Указ. соч. С. 43.

[6] Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997. С.11.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!