Князь и княжеская власть в Древней Руси

30 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Институт княжеской власти у восточных славян сложился на основе эволюции власти племенных вождей. При этом княжеская власть зак­реплялась за определенным родом. «Славяне разделяются на разные роды (races), из которых один владел всеми во времена первобыт­ные...», — сообщает арабский автор Масуди. Ко времени призвания Рю­рика княжеская власть установилась как традиционная форма управле­ния: «Кий княжаше в роде своем», т.е. в земле полян: «По сих братьи (Кия и его братьев) держати почаша род их княженье в Полях, а вДрев-ляхсвое (княжение), а Дреговичи — свое, а Словени — свое в Новгоро­де; а другое в Полете».

«Призвание варягов» в IX в. не оказало принципиального влияния на формирование института княжеской власти. Варяжские князья вынуж­дены были руководствоваться господствующими взглядами древних сла­вян на княжескую власть, что проявилось и в особенностях престолонас­ледия, и во взаимоотношениях с другими органами власти и населения.

Уже вХ в. киевские князья, заимствуя идею величия власти монарха у могущественных соседей ~~ Византии и Хазарского каганата, стали вели­чать себя каганами («хакан-рус»). С принятием христианства и церковь, возглавлявшаяся митрополитами-греками, стала переносить на русского князя византийские понятия о государе, поставленном от Бога.

Великий князь был главой Древнерусского государства. Он воз­главлял всю военную организацию древнерусского государства, лично водил войско в бой. (Князь Владимир Мономах вспоминал в конце жизни о своих 83 больших походах.) Защита государства от внешней угрозы была первоочередной обязанностью князя. В 968 г. князь Свя­тослав был вынужден вернуться с Дуная в Киев для защиты города от печенегов. В 1067 г. киевский князь Изяслав Ярославич, не исполнив требования народа идти против половцев, был смещен, как не испол­нивший главного своего призвания.

Внешние функции государства великие князья выполняли как си­лой оружия, так и дипломатическим путем. Древняя Русь стояла на европейском уровне дипломатического искусства. Она заключала меж­дународные договоры военного и торгового характера в устной или пись­менной форме. Дипломатические переговоры вели сами князья, они же иногда возглавляли посольства, направляемые в другие страны.

Князь осуществлял законодательную власть. С именем князя свя­заны такие источники права, как Устав князя Владимира, Устав князя Ярослава, Правда Ярославичей, Устав князя Всеволода и другие, а так­же уставные грамоты монастырям и церквам.

Великий князь киевский, будучи главой администрации, сосредо­точил в своих руках и исполнительную власть. Он определял текущую политику, формировал высшую администрацию государства. Участво­вал князь и в назначении духовных иерархов. Издревле князья выпол­няли функцию сбора налогов с подвластного населения.

С принятием христианства церковь стала формировать у русских князей представление о том, что они поставлены не только для внеш­ней защиты страны, но и для установления и поддержания внутренне­го общественного порядка. Регулятивная функция, направленная на достижение социальной стабильности в обществе, становится посте­пенно одной из важнейших. Князья не только применяют военную силу во время восстаний, но и пытаются гасить конфликты мирными сред­ствами: раздачей денежных средств нуждающимся, организацией бес­платных «столов», помощью сиротам и вдовам, законодательным ог­раничением своеволия ростовщиков и пр. Владимир Мономах в своем Поучении дает наказ: «Всего же паче убогых не забывайте... и вдовы-цю опрявдите сами, а не давайте сильным погубити человека». Пре­небрежение обязанностью социального регулирования могло лишить князя поддержки населения. Так, в 1136 г. новгородцы, смещая князя Всеволода, в числе обвинений против него на первое место поставили то, что он не заботился о смердах.

Князь был высшей судебной инстанцией, доступной населению, хранителем справедливости в обществе. Он же являлся организато­ром всей системы судопроизводства, которая функционировала на ос­нове княжеского законодательства («уставов» и «уроков»). Князья назначали штрафы за проступки и преступления, сообразуясь с обыч­ным правом, устанавливали размеры вознаграждения должностным лицам, создавали местную администрацию. В 1146 г. киевляне, жалу­ясь на злоупотребления княжеских чиновников, потребовали от князя не уступки судебной власти в свою пользу, а наоборот, говорили: «впредь, если кому из нас будет обида, то ты сам суди».

Первоначальная неограниченность княжеской власти возникла из прежних родовых оснований власти. Но полнота власти сохраняется лишь до тех пор, пока князь находится в согласии («одиначестве») с народом, который мог избрать себе наилучшего князя и сместить не­удачного. Противоречия между князем и волей народа привели к необ­ходимости определить точнее власть князя, а в ряде случаев (как в Новгороде) к ограничению этой власти. Средством для этого был ряд (договор) с новым князем. Первоначально ряд представлял собой не что иное, как взаимную присягу народа, и ничем не ограничивал влас­ти князя. Позднее к договорам с князьями, чья деятельность вызывала опасения, стали присоединять дополнительные условия. Такие догово­ры заключались с каждым князем, их содержание менялось в зависи­мости от обстоятельств. Во второй половине XII в. заключение дого­вора вошло в обычай. Лаврентьевская летопись сообщает, что в 1175 г. владимирцы, приняв князя Ярополка, весь поряд(с ним) положили в церкви Святой Богородицы, а в 1176 г. «Михалко (сын Юрия Долго­рукого) еха... Ростову и створи людем весь наряд, утвердивъся крест­ным целованьем с ними». Из единообразного повторения таких дого­воров вырабатывалось и общее их содержание, уже существенно ог­раничивавшее права княжеской власти.

Важнейшей особенностью Древнерусского государства было то, что права верховной власти принадлежали не одному конкретному лицу, а всему княжескому роду в целом. Осуществлял же ее старший в роде. Им считался киевский князь, который именовался великим князем. Следующий по старшинству занимал следующий по значению княжес­кий престол в Чернигове, далее — в Переяславле и т.д. После смерти киевского князя это место занимал старший в роде, т.е. черниговский князь, а князь, правивший в Переяславле, занимал престол в Черни­гове. За переяславльским князем на один престол ближе к киевскому поднимались и все нижестоящие князья. После смерти князя, пере­шедшего из Чернигова в Киев, великокняжеский стол занимал опять старший в роде, а остальные передвигались на ступень ближе к Киеву. Такой порядок престолонаследования получил название «лествичного восхождения».

Но с конца X в. члены княжеского рода делят между собой власть территориально. Как следствие при распределении князей по землям единство власти княжеского рода нарушалось: в каждой земле возник свой род князей-соправителей. В 1097 г. на Любечском съезде князья решили «кождо да держить отчину свою». КсерединеХН в. род князей Рюриковичей увеличился настолько, что правильные счеты кровного старшинства сделались невозможными, а потому уже тогда началось искусственное определение степени родства — «возложение старшин­ства», возведение кого-либо по договору в старшие братья.

Правовым основанием приобретения княжеской власти могло быть наследование престола или избрание князем. Основным была переда­ча престола по наследству, но власть нового князя требовала согласия народа. Преемство князей не носило для населения земель обязатель­ного характера. Если претендент не пользовался расположением на­селения, ни предъявление им своих прав на престол, ни даже объявле­ние преемником умирающим великим князем роли не играли. Так, ког­да в 1146 г. киевский князь Всеволод Ольгович хотел передать власть своему брату Игорю и пытался заручиться согласием киевлян, киев­ляне пригласили Изяслава Мстиславича, говоря ему: «Ты — наш князь, поезжай; а у Ольговичей (именно у Ольговичей) не хочем быть в на­следстве». Особенно частыми случаи избрания князей стали в XII в. во всех русских землях. Например, князей избирали: в Киеве в 1146 г. (Игоря Ольговича и Изяслава Мстиславича), 1150 (Изяслава Мстис­лавича), 1154 (Ростислава Мстиславича), 1169 (Мстислава Изясла-вича) и т.д.; в Галиче в 1202 (кн. Игоревичей), 1208 (Даниила Романо­вича) и т.д.; в Смоленске в 1175 (Мстислава Ростиславича); в Суздале в 1175 (Ростиславичей), 1176 (Михаила и Всеволода Юрьевичей); в Полоцке в 1151 (Ростислава Глебовича), 1158(Рогволода Борисови­ча). Естественно, утрата народной поддержки приводит к смещению князей, которое обычно предваряется выбором другого князя и имеет вид насильственного переворота, например в Киеве в 1067 г. при сме­щении князя Изяслава ив 1146 г. при смещении Игоря Ольговича, а также в Полоцке в 1158 г.

Но избрание не отменяет принципа наследственности, избрание нового князя являлось избранием новой династии с утверждением на будущее время наследственного преемства престола и признавалось как бы явлением случайным, вызванным необходимостью. Лишь в от­ношении Новгорода было сделано исключение, на княжеском съезде 1196 г. «вси князи выложиша Новгород в свободу: где им любо, туже собе князя поймают».

Стремление получить в управление лучшее княжество, закрепить права на него или занять княжеский престол вне очередности были одними из главных причин внутренних усобиц.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!