Карфаген

26 Июн 2016 | Автор: | Комментариев нет »

К III столетию заканчивается процесс объединения Италии под главенством города Рима и начинается новый процесс выхода Рима в Средиземное море и превращения италийского города-государства (полиса) в мировое средиземноморское государство.

«Италия покорена и подчинена. Римский народ, существовавший уже 500 лет, с гордостью наблюдал рост своего могущества. Блистая своей силой и юностью, он мог отныне уже думать обнять всю вселенную (par orbi terrarum esse coepit). Как бы в силу предопределения Судьбы тот самый народ, который в течение пяти веков вел войны со своими соседями, с большим трудом подчинил себе Италию, в течение не более как двух столетий прошел войной и победами по Африке, Европе, Азии и затем по всему миру» (Africam, Europam, Asiam totum denique orbem terrarum bellis victoriisque peragravit)'. Самым крупным событием этого периода было столкновение Рима с Карфагеном в Ш—II вв. до н. э.

Ранняя история Карфагена известна только в самых общих чертах. Карфаген расположен в местности замечательно плодородной, богатой виноградом, маслинами и другими садово-огородными растениями. Климат Тунисского залива, на берегу которого находился древний Карфаген, субтропический, близкий к климату южной части Италии, резко отличающийся от климата всех других частей Африки. Карфаген (по-финикийски, Qart Chadascht, что значит «Новгород», по-гречески Кархедон, по-латыни Carthago) был одной из многих финикийских колоний, разбросанных по берегам и островам Средиземного моря, от Тира и Сидона, главных финикийских городов Малой Азии, до Геркулесовых столпов (Гибралтар), получивших свое имя от двух столбов, стоявших перед храмом финикийского бога Мелькарта (греческого Геркулеса).

Стоянки (фактории) финикийцев имелись: в Сицилии — Панорм (Panormus), Солунт (Solus), Лили- бей (Lily baeum); в Испании — Тартесс (Tartessus), на островах Корсике, Сардинии; в Африке—Утика (Utica), Тапс (Thapsus), Гадрумет (Hadrumetum), Карфаген и др.

По преданию, основательницей Карфагена была сирийская царица Дидона, или Элпсса, антропоморфизи- рованная финикийская богиня Астарта. Время основания Карфагена обычно относят к IX в. (814 г.) до н. э.

Все финикийские города, в том числе и Карфаген, первоначально не составляли федерации, но жили обособленно, управляемые царем и городским советом. Отношение финикийских колоний к туземному населению не было одинаковым. Иногда финикийцы подчиняли себе туземцев, иногда же вступали с ними в соглашение, селились на их территории на правах метойков и уплачивали им налог. Главным занятием финикийцев была торговля с туземными племенами, в частности покупка пурпуровых раковин. Из раковин добывали пурпур, на который в античном мире был большой спрос. Сбор пурпура представлял много трудностей, так как из каждой раковины добывалось не больше 2—3 капель пурпура, и потому в поисках пурпура, янтаря и других дорогостоивших предметов роскоши финикийцам приходилось совершать большие рейсы и иметь стоянки в различных пунктах. На втором месте стояло земледелие.

Распыленные финикийские колонии запада в VII в. начинали объединяться под влиянием усиленного напора греческих колонистов на запад. В VIII в. в Сицилии и Южной Италии, связывавших запад с востоком, появляется целый ряд греческих колоний — Сиракузы (Syracusae), Мегара (Megara), Катана (Catana), Занкле (Zancle), позднее Мессана (Messana), Регий (Rhegium), Милы (Mylae). В следующем веке возникают Гимера (Himera), Селинунт (Selinus) и Акрагант (Acragas). Греческие купцы и колонисты, следовавшие по путям, проложенным финикийцами и еще раньше эгейцами, и захватывавшие один пункт за другим, доходили до «серебряной реки» Бетиса (Baetis — Гвадалквивир) в Испании и, может быть, даже выходили в Атлантический океан.

Во главе объединительного движения финикийских городов стоял Карфаген. Карфагенская федерация, слабая вначале, постепенно превратилась в мощное Карфагенское государство, возглавляемое городом Карфагеном, а прежние союзники Карфагена становились карфагенскими подданными. Международная ситуация VII—VI вв. благоприятствовала росту карфагенского могущества. Сам город Карфаген, глава карфагенской державы, сделался мировым портом Средиземного моря, быстро увеличивалось городское население, развивались торговля, ремесла и культура. Вокруг города были расположены зерновые и садово-огородные плантации, обрабатываемые рабами и туземным населением. Туземное население, состоявшее из родственных египтянам ливийцев и близких им народностей— мавританцев, нумидийцев и гетулов (gaetuli), потомками которых являются современные берберы,— было низведено до положений зависимых мелких арендаторов, уплачивавших карфагенским господам часть доходов и обязанных служить в войске. Карфагенские владения в Африке простирались до пояса пустынь на востоке, на западе — до самого Атлантического океана.

Карфаген считается классической страной рабовладения во всем античном мире, выработавшей наиболее совершенные методы эксплуатации. Рабовладельческая система в Карфагене получила очень широкое развитие, послужив образцом для сицилийских греков и римлян. В Карфагене существовала развитая специальная литература по сельскому хозяйству, по организации крупных рабских плантаций с указанием на более рациональные методы использования рабского труда. Таковым, например, был трактат карфагенянина Магона (Mago), переведенный на латинский язык и легший в основу известных нам римских сочинений по агрономии.

Экономическая мощь Карфагена заключалась в его посреднической торговле. Карфаген был центром распределения сырых материалов в средиземноморском бассейне. Из центральной Африки к берегам Сир- ты шла караванная дорога, по которой доставлялись в большом количестве рабы, золото, слоновая кость и шкуры животных. Сардиния поставляла хлеб, серебро и медь. Испания славилась оловом, железом и янтарем, приходившим из северных стран в Гадес. Торговая монополия и пошлины составляли главную статью доходов карфагенян, которые они охраняли всеми находившимися в их распоряжении средствами. Попадавшие в руки карфагенян иностранные суда в западной части Средиземного моря, на пространстве от Сардинии до Испании, захватывались в плен или же прямо пускались ко дну.

О размерах карфагенской торговли и карфагенских путешествий свидетельствует одна посвятительная карфагенская надпись середины V в., известная нам в греческой передаче. В надписи рассказывается об экспедиции карфагенского моряка Ганнона (Наппо) по западному берегу Африки в южном направлении до Сенегала. Ганнон на шестидесяти мощных пятидесятивесельных судах вез 30 тыс. колонистов, мужчин и женщин, высаживая их в различных пунктах берега для основания колонии и факторий. Подобные экспедиции Ганнона, по-видимому, не один раз предпринимались карфагенянами. В этом отношении карфагеняне, исследовавшие не только береговую полосу, но и внутренние части африканского материка, были настоящими предшественниками португальцев. С характером карфагенской торговли знакомит нас нижеприводимое описание Геродота.

«Есть в Ливии страна и народ по ту сторону Геркулесовых столпов; приходя к ним для торговли, карфагеняне выгружают свои товары из кораблей, раскладывают их рядом на морском берегу, потом возвращаются на свои суда и разводят дым. Заметивши дым, туземцы подходят к морю, за товары оставляют золото и удаляются обратно. Карфагеняне выходят на сушу и рассматривают, достаточно ли оставлено золота за товары; если достаточно, то золото они забирают и отплывают, если же недостаточно, то снова всходят на корабли и там выжидают; туземцы опять появляются, прибавляют золота столько, чтобы удовлетворить карфагенян»

Политическая конституция Карфагенской республики имеет сходные черты с конституцией Венецианской республики XV в. Главным политическим органом Карфагена служил государственный большой совет, или сенат (венецианский consiglio grande), из 300 человек, орган карфагенского патрициата — крупных землевладельцев, финансистов, купцов и богатых ремесленников-рабовладельцев. Должности сенаторов, по-видимому, были пожизненными. Сенат имел законодательную власть. Рядом с большим советом стоял малый совет, из 30 человек, предварительно обсуждавший дела, поступавшие на рассмотрение большого совета. Кроме того, существовал еще совет ста четырех, контрольный орган, по идее напоминавший спартанский эфорат, принимавший отчет отбывших службу чиновников и решавший юридические дела в последней инстанции. Существовало в Карфагене также и народное собрание, выбиравшее должностных лиц и формально считавшееся высшим органом Республики. На решение народа также выносились вопросы, по которым существовало разногласие между сенатом и суфетами.

Фактическое руководство высшей политикой находилось в руках пентархии, совета пяти, представлявшего интересы карфагенской плутократии, немногих влиятельных и богатых домов — Баркидов, Ганонидов (Аннони- дов) и некоторых других. Аристотель говорит, что пентархии, обладающие многими важными функциями, пополняли себя, избирали совет ста и, сверх того, оставались у власти более продолжительное время, чем остальные магистраты. Интересы карфагенского патрициата, представляемые сенатом, не всегда совпадали с интересами плутократии, олицетворенной в пентархии, что давало повод к частым конфликтам и ослабляло военную мощь Карфагенской республики.

Исполнительная власть в Карфагене принадлежала двум царям, или суффетам (schofetim). Они выбирались ежегодно и выполняли, главным образом, обязанности главнокомандующих армией и флотом.

Наряду с гражданскими властями в Карфагене большую роль играли военные командиры, принадлежавшие к самым влиятельным карфагенским фамилиям. Ядро карфагенской армии составляли наемники; численность армии неизвестна, но несомненно значительна. Формально военная власть была отделена от государственной, но на практике военные командиры всегда оказывали давление на направление государственной политики. В военной сфере командиры имели неограниченные полномочия, делавшие их настоящими военными влиятельной карфагенской фамилии Барка (молния) — Гамилькар, Ганнибал и Гасдрубал.

В техническом отношении карфагенское войско стояло на большой высоте. Арсеналы Карфагена были полны снаряжения, войско снабжено лучшими военными машинами и орудием. Кроме того, в распоряжении карфагенских вождей было 300 боевых слонов, выполнявших в античном мире роль современных танков, и военный флот, состоявший из большого числа крупных пятидесятивесельных судов, снабженных сильными, хорошо обученными гребцами из рабов.

В карфагенских войсках служили самые различные народы: греки, италики, в особенности самниты (марсы), галлы, ливийцы и нумидийцы; свободные, вольноотпущенники и рабы. Сами же карфагеняне, или, как их называли римляне, пуны (poeni — финикийцы) — купцы и предприниматели — не отличались военными доблестями и почти не служили в ополчении. Лишь в самых крайних случаях, когда речь шла о защите собственного города, карфагеняне проявляли огромный энтузиазм и бились до последней возможности. Слабыми сторонами карфагенской федерации с военной точки зрения являлась разбросанность владений и противоречивость интересов входивших в ее состав городов1.

Со времени покорения ливийских племен стало усиленно развиваться в Карфагене сельское хозяйство. Сам Карфаген, так же как и многие другие финикийские города североафриканского побережья, расположен в плодородной местности. В основном применялись две системы обработки земли. В районе Карфагена были расположены крупные владения карфагенской знати, которые обрабатывались рабами. Карфагеняне впервые применили в больших масштабах труд рабов в сельском хозяйстве. Скованные цепями целые отряды рабов заняты были обработкой земли.

Экономика Карфагена определяла его классовую структуру. Вся власть фактически находилась в руках ограниченного круга богатых землевладельцев, торговцев и промышленников. Эта олигархическая группа распадалась на две фракции — аграрную и торгово- промышленную, которые часто враждовали друг с другом. Аграрии были сторонниками территориальных расширений в Африке и противились политике широких заморских завоеваний, которую старалась проводить торгово-про- мышленная партия. Последняя была склонна идти на некоторые уступки городской демократии. Крестьянство в Карфагене отсутствовало, что определяло слабость демократии вообще.

По своему политическому устройству Карфаген был рабовладельческой олигархической республикой. Народное собрание существовало, но, как правило, не играло большой роли. Аристотель говорит, что народ принимал участие в решении государственных вопросов только в том случае, если высшие власти были несогласны друг с другом. Система политических подкупов, широко практиковавшаяся в Карфагене, разлагала народное собрание, а покупка государственных должностей давала возможность занимать их только богатым людям.

Из скудных указаний Аристотеля и Полибия трудно выяснить развитие карфагенского государственного строя. Всегда ли он имел олигархический характер или в некоторые эпохи усиливались демократические тенденции? Вероятнее последнее. Отрывочные замечания источников дают основания заключить, что в жизни Карфагена бывали периоды, когда банкротство политики, проводимой олигархической кликой, вызывало подъем демократического движения и приводило к реформам. Таков, например, был период после второй войны с Римом. Полибий утверждает, что в эпоху Пунических войн государственный строй Карфагена значительно эволюционировал в сторону демократии: «Что касается государства карфагенян, то, мне кажется, первоначально оно было устроено превосходно, по крайней мере в главном... Но уже к этому времени, когда карфагеняне начали Ганнибалову войну, государство их было хуже римского... У карфагенян наибольшую силу во всех начинаниях имел тогда народ, а у римлян высшая мера значения принадлежала сенату. Тогда как у карфагенян совет держала толпа, у римлян — лучшие граждане, и потому решения римлян в делах государственных были разумнее» (VI, 51). Вероятно, Полибий здесь преувеличивает, желая подчеркнуть совершенство римской конституции, основанной, по его мнению, на равновесии трех начал: монархического, аристократического и демократического.

Во всяком случае, в Карфагене бывали крупные народные волнения 1. Одной из предупредительных мер против этого была периодическая высылка беднейшего населения в подвластные Карфагену области 2.

Когда волнения выходили за рамки гражданства и охватывали наемников, рабов и бесправные элементы ливийского населения, они превращались в грозные восстания, во время которых само существование Карфагена висело на волоске. Таковы, например, были события, разыгравшиеся после первой войны с Римом.

Управление зависимыми территориями карфагеняне осуществляли иначе, чем римляне. Последние, как мы видели, представляли завоеванному населению Италии некоторую долю внутренней самостоятельности и освобождали его от уплаты всяких регулярных податей. Иначе поступало карфагенское правительство. Оно не только требовало от подчиненных племен и городов поставки воинских контингентов (это делали и римляне), но и облагало их постоянным тяжелым налогом в денежной или натуральной форме. Такая система давала Карфагену огромные доходы, не идущие ни в какое сравнение со скудными поступлениями в римскую государственную казну.

Удерживать господство над огромной колониальной державой можно было только посредством сильного военного аппарата. Отсутствие в Карфагене крестьянства являлось главной причиной того, что гражданское ополчение было немногочисленным по сравнению с наемниками и отрядами зависимых племен и финикийских городов африканского побережья. Такая армия имела некоторые положительные черты. Наемники- профессионалы обладали хорошей военной подготовкой и в руках способного полководца превращались в грозную для противника силу. Но, с другой стороны, наемники были элементом чрезвычайно беспокойным, который мог причинить много неприятностей своим нанимателям. По своему характеру наемные войска годились далеко не для всякой войны. Если дело шло о походе в неприятельскую страну, сулившем богатую добычу, наемники были на своем месте. Но когда тянулась долгая борьба на истощение, когда приходилось не только наступать, но и обороняться, наемники быстро выдыхались. Что же касается зависимых контингентов карфагенской армии, то, конечно, они не горели желанием защищать дело ненавистного Карфагена. Поэтому римская армия, состоявшая из граждан и союзников, имела значительные преимущества перед карфагенской.

Зато Карфаген неизмеримо превосходил Рим своими морскими силами. В начале войны вообще нельзя было говорить о римском флоте: несколько судов малого водоизмещения плюс два или три десятка кораблей, выставляемых «морскими союзниками», в счет, конечно, идти не могли. Карфаген же в случае надобности мог мобилизовать флот из нескольких сотен больших пятипалубных кораблей, оборудованных и вооруженных по последнему слову эллинистической морской техники и снабженных опытным экипажем.

Таков был грозный противник, к столкновению с которым неизбежно должно было привести римлян их продвижение в Южной Италии.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!