К вопросу о борьбе с насилием в отношении трудовых мигрантов

21 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В. С. Павинский

К вопросу о борьбе с насилием в отношении трудовых мигрантов

Наш мир полон неравенства. Для многих людей во всем мире переезд из родного города или деревни может оказаться лучшим – а иногда и единственным – вариантом улучшения жизни. Миграция способна стать для индивидов и членов их семей высокоэффективным средством повышения дохода, уровня образования и степени участия в общественной жизни, а также улучшить перспективы жизни для их детей. Но ценность передвижения не сводится к этому: сама по себе возможность решать, где жить, относится к числу ключевых элементов свободы человека.

Не существует одного общего для всего мира типа мигранта. Сборщики фруктов, медицинские сестры, политические беженцы, строительные рабочие, ученые и программисты – все они являются частью почти миллиардной массы людей, которые мигрируют внутри своих стран и из одной страны в другую. Переезжая на новое место жительства, они отправляются в путь с надеждой и сомнением, независимо от того, перемещаются ли они по своей стране или пересекают международные границы. Большинство людей делают это в поисках более благоприятных возможностей, в надежде приложить свои таланты к ресурсам страны назначения таким образом, чтобы получить выгоду для себя и своих семей, которые нередко сопровождают их в этом путешествии. Местные общины и общество в целом тоже выигрывают – как там, откуда люди уезжают, так и там, куда они направляются.

Многообразие людей и правил, которым подчиняются их перемещения, делают человеческую мобильность (миграцию) одним из наиболее сложных вопросов, стоящих сегодня перед миром, особенно сейчас, в самый разгар глобальной рецессии.

Совсем не просто оставить – неважно, по какой причине – дом, порой семью, а также все, что хорошо знакомо, и оказаться в чужой стране, где все иное: язык, питание, культура, люди. У тех, кто решается на такое, порой нет даже уверенности в том, что до пункта назначения удастся добраться живым. И все же сегодня армия международных мигрантов насчитывает 214 млн человек, что составляет 3,1 % мирового населения. В противоположность широко распространенному мнению, лишь 37 % мигрантов стремятся перебраться из развивающихся стран в развитые, большинство же из них перемещаются в страны с одинаковым уровнем развития.

Стремясь обеспечить себе лучшую жизнь, нередко спасаясь от травмирующих последствий войн, гражданских конфликтов или природных катастроф, мигранты рискуют стать объектом различных форм жестокого обращения и нарушения прав. Они легко становятся жертвами эксплуатации со стороны торговцев людьми, нередко подвергая опасности свою жизнь при незаконном пересечении границы; им хорошо знакома дискриминация в области образования, экономических и социальных возможностей. И даже при поиске жилья и работы они сталкиваются с дискриминацией.

С таким явлением, как миграция, сталкиваются все страны, вне зависимости от того, являются ли они странами происхождения, транзита или странами назначения движения мигрантов. И, говоря словами Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, «для слишком большого числа мигрантов повседневной реальностью становятся дискриминация, эксплуатация и жестокое обращение».

Нынешний экономический кризис еще больше усилил влияние факторов, делающих мигрантов более уязвимыми и подверженными насилию.

Существует ряд конвенций и международных договоров, предусматривающих меры по защите мигрантов, однако наиболее важным документом в этом отношении является Протокол против незаконного ввоза мигрантов, ратифицированный к 5 января 2010 года 122 государствами. Протокол представляет собой единственный имеющий обязательную юридическую силу международный инструмент, в котором содержится согласованное определение незаконного ввоза мигрантов – в отличие от определения торговли людьми. Другой важный документ – это Конвенция ООН о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, принятая Генеральной Ассамблеей в 1990 году и вступившая в силу в 2003 году. Это всеобъемлющий международный договор по правам человека, защищающий права как легальных, так и нелегальных трудящихся мигрантов.

Оценить масштабы такого явления как жестокое обращение с мигрантами достаточно сложно, т. к. данных явно недостаточно и их интерпретация нередко приводит к противоречивым выводам. Мигранты неохотно сообщают о преступлениях, жертвами которых становятся. В исследованиях по проблеме жестокого обращения нередко используются такие категории, как иностранцы/меньшинства, что вовсе не обязательно означает то же самое, что мигранты. Кроме того, исследования не принимают в расчет нелегальных мигрантов, то есть тех, кто не прошел официальной регистрации.

Согласно имеющимся данным, мигранты становятся жертвами целого ряда преступлений, о которых зачастую просто не сообщается. В частности, по данным на 2008 год, в среднем каждый четвертый представитель меньшинств, проживающих на территории 27 стран-участниц Европейского союза, хотя бы раз становился жертвой преступления.

Теперь о ситуации в России.

Большинство приезжающих в Россию трудовых мигрантов не могут найти работу на родине и вынуждены на время оставлять семью, чтобы обеспечить ей средства к существованию. Как рассказывают эти люди, в России работодатели нередко обманывают их, недоплачивая за труд, заставляя работать сверхурочно, прибегая к насилию и угрозам и не обеспечивая нормальных условий проживания и техники безопасности. Как правило, работодатель в нарушение российского законодательства отказывается заключать с мигрантом трудовой договор, что делает последнего более уязвимым для нарушений и ограничивает его возможности обращения за правовой защитой в официальные инстанции. Доходит до того, что работодатели, посредники или агентства по трудоустройству отбирают у мигрантов паспорта и заставляют их работать бесплатно, порой не выпуская их за пределы объекта или подвергая их физическому насилию.

Работа, выполняемая под угрозой наказания и без добровольного согласия работника, квалифицируется как принудительный труд, запрещенный как международным правом, так и внутренним законодательством России.

Во многих случаях субъектами нарушений выступают те самые сотрудники правоохранительных органов, которые обязаны обеспечивать законность. Переезд в Россию на поезде зачастую сопровождается вымогательством со стороны пограничников, таможенников и других проверяющих.

Значительная часть нарушений и случаев эксплуатации трудовых мигрантов в России связана с частными субъектами: работодателями, агентствами по трудоустройству и пр. Международные нормы о правах человека обязывают правительство обеспечивать всем лицам защиту от нарушений, в том числе со стороны частных субъектов. Применительно к трудовым мигрантам это требование в большинстве случаев местными властями не выполняется. Существующих правовых гарантий недостаточно, а имеющиеся в полной мере не работают. Не принимается также надлежащих мер в отношении отдельных сотрудников милиции и других должностных лиц, которые допускают угрозы или нарушения в отношении трудовых мигрантов.

По данным Всемирного банка, по числу принимаемых мигрантов Россия занимает второе место в мире после США. Оценки серьезно разнятся, однако можно говорить о том, что собственно трудовые мигранты составляют от 4 до 9 млн человек, 80 % которых – это выходцы из девяти стран СНГ, у которых с Россией существует безвизовый режим. Структура потока из стран СНГ все больше смещается в сторону самых бедных и трудоизбыточных стран Центральной Азии: Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана. Мигранты из Центральной Азии по численности сильно превзошли украинских мигрантов, долгое время лидировавших на российском рынке труда среди мигрантов их СНГ, равно как и китайцев, отодвинутых с первой на третью позицию. Среди мигрантов, прибывших не из СНГ, вслед за Китаем идут Турция, Вьетнам, КНДР, страны бывшей Югославии.

Порядка 42 % трудовых мигрантов заняты в строительном секторе. Типичный мигрант-строитель – это мужчина в возрасте от 18 до 39 лет, оставляющий семью на родине и приезжающий в Россию на 6–9 месяцев, иногда много лет подряд. Но и другие отрасли экономики привлекают значительное количество мигрантов: в торговле занято 17 %; в обрабатывающее промышленности – 10 %; в сельском хозяйстве – 7 %; в жилищно-коммунальном хозяйстве – 4 %; на транспорте – 4 %; в добыче полезных ископаемых – 2 % и др. В России мигрант может рассчитывать на более высокую зарплату и обычно переводит или увозит какую-то часть заработанных денег домой.

Для многих трудовая миграция стала образом жизни. Эксперты отмечают, что если в первые годы в Россию ехали более образованные и квалифицированные работники, то теперь наблюдается снижение общего уровня образования и знания русского языка. Большинство трудовых мигрантов не имеют почти никакого представления о своих правах и существующих возможностях правовой защиты, что повышает их уязвимость и мешает обращению за защитой в официальные структуры.

Либерализация миграционного законодательства упростила порядок получения разрешения на работу и постановки на миграционный учет, что облегчило многим трудовым мигрантам решение вопросов легализации их пребывания и работы в России. Однако еще не всем легализация дается легко из-за сохраняющихся юридических и процедурных препятствий, таких, как трехдневный срок постановки на миграционный учет, длительные задержки с выдачей разрешения на работу, быстрое исчерпание квот и другие бюрократические препоны. Отсутствие у мигранта легального статуса делает его более уязвимым для нарушений и менее склонным обращаться за помощью к государственным структурам. Он опасается, что любой контакт с властями может обернуться штрафом или выдворением.

Желающие устроиться на работу в России нередко прибегают к услугам посредников, в роли которых выступают государственные и частные агентства по трудоустройству и частные вербовщики (родственники, представители национальных диаспор и др.) как в России, так и в стране происхождения. Посредники предлагают содействие в подборе работы, организации проезда, оформлении регистрации и разрешения на работу и т. п. Подавляющее большинство таких посредников работают неофициально, слабо регламентирована деятельность даже официальных агентств занятости как в России, так и в странах происхождения мигрантов. Отдельные посредники вовлечены в торговлю людьми в Россию для принудительного труда. Как правило, агентства по трудоустройству практически не отвечают за соблюдение работодателем обещанных условий, и нередко отправляемые ими мигранты, если и не оказываются в ситуации принудительного труда, то все равно подвергаются нарушениям со стороны нарушающего свои обязательства работодателя. Имеются случаи, когда посредники оформляют мигрантам фальшивую регистрацию и разрешение на работу.

В результате последних изменений миграционного законодательства значительно выросло число трудовых мигрантов, пользующихся упрощенной схемой постановки на миграционный учет и получения разрешения на работу. Однако легальность их пребывания в России сроком свыше 90 дней по-прежнему зависит от того, оформит ли работодатель трудовой договор. В отсутствие такого договора мигрант оказывается более уязвимым и менее склонным искать защиты у официальных структур, опасаясь подвергнуться штрафу или выдворению из России.

В 2009 году порядок трудоустройства мигрантов вновь сильно усложнился. Теперь работодатель вновь должен получать разрешение на привлечение иностранных работников, а трудовая карта мигранту выдается после того, как конкретный работодатель, наделенный соответствующим правом, подтвердит свое согласие на наем мигранта. Процедура найма сильно удлинилась и усложнилась. В итоге первые мониторинговые исследования свидетельствуют о росте нелегального найма мигрантов и коррупции на миграционной почве.

Практика найма мигрантов без договора настолько распространена, что работники не видят смысла в поисках другого места, где они могли бы оформиться официально. Во многих случаях, когда мигрант получает работу через агентство или частного вербовщика, последние могут заставлять его оставаться у определенного работодателя.

Федеральная служба по труду и занятости (Роструд) является головным органом в области надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства, однако она в полном объеме проводит проверки и обследования только при наличии трудового договора, либо если наличие трудовых отношений не оспаривается. Вне зависимости от этих обстоятельств работники могут обращаться с жалобами на любые нарушения в суд или в прокуратуру, но и суды неохотно рассматривают дела, где отсутствует трудовой договор и факт трудовых отношений нужно доказывать другими способами.

Трудовые мигранты, как правило, ни с какими официальными жалобами не обращаются: они либо не знают о таких возможностях, либо не представляют, как ими воспользоваться; опасаются санкций за нелегальное пребывание; не имеют достаточных средств и возможностей для предъявления претензий; наконец, они попросту не верят властям.

В отсутствие доступных правовых механизмов трудовые мигранты в России в поисках защиты от нарушений предпочитают использовать альтернативные каналы, в том числе посольства и консульства, в случае, в частности, невыплаты зарплаты или восстановления отобранного паспорта. Чаще всего они обращаются в национальные диаспоры, реже – в профильные неправительственные организации (НПО). Обычно все эти субъекты связываются с работодателем и пытаются убедить его поступить «по-человечески». Иногда они обращаются к официальным российским структурам, но это редко приносит результат. Трудовой мигрант, имеющий выход на альтернативные каналы, вполне может рассчитывать на успех, однако это не может подменить системный механизм защиты, необходимость в котором столь остро ощущается в России.

Международные договоры о правах человека обязывают Россию защищать права всех лиц в пределах ее юрисдикции от нарушений со стороны частных и государственных работодателей, посредников и отдельных лиц. Государство должно принимать эффективные меры по предупреждению, расследованию и привлечению к ответственности в связи с нарушениями прав и обеспечивать пострадавшим эффективную правовую защиту. В частности, Россия обязана гарантировать всем лицам на своей территории защиту от недозволенного обращения и основные гарантии трудовых прав, включая борьбу с торговлей людьми для принудительного труда.

В отношении трудовых прав иностранцев и лиц без гражданства Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации отмечает, что с момента возникновения трудовых отношений и до их окончания все лица, даже не имеющие разрешения на работу, должны пользоваться правами в области труда и занятости.

Правительству России необходимо усилить надзор за соблюдением трудового и миграционного законодательства, активно расследовать факты нарушений со стороны работодателей и привлекать виновных к ответственности вне зависимости от наличия трудовых договоров с пострадавшими работниками и их миграционного статуса. Требуется дальнейшее совершенствование миграционного законодательства с целью снятия остающихся барьеров, затрудняющих мигрантам легальное оформление пребывания и работы в России.

Трудовые мигранты, которые подвергаются нарушениям со стороны работодателей, правоохранительных органов или других субъектов, должны иметь возможность обращаться с жалобами по фактам нарушения трудового законодательства и посягательств на жизнь и здоровье, не опасаясь подвергнуться санкциям за несоблюдение миграционного законодательства.

Прокуратура и Роструд должны оперативно и эффективно рассматривать такие обращения и привлекать виновных к ответственности.

И Россия, и страны происхождения трудовых мигрантов должны принять меры по эффективному регулированию деятельности агентств по трудоустройству и других посредников, а также проводить широкую разъяснительную работу среди трудовых мигрантов как на родине, так и уже в России.

Россия декларировала проведение селективной политики в отношении профессионально-квалификационного состава мигрантов, но при этом отсутствуют как обоснование такой селекции, так и оценка потенциала стран-доноров. Между тем есть основания полагать, что достаточного количества мигрантов нужной квалификации может просто не оказаться в наличии. За высококвалифицированных мигрантов Россия конкурирует с развитыми странами Европы и других регионов, экономические условия в которых гораздо более привлекательные. В условиях отсутствия достаточного предложения на международном рынке квалифицированного труда от России, несомненно, потребуются дополнительные инвестиции в системы профессионального обучения мигрантов.

Не менее важный вопрос, какие мигранты наиболее предпочтительны для России – долговременно находящиеся в стране или приезжающие работать на более или менее короткий срок? Какова должна быть их пропорция? Учитывая, что Россия остро нуждается в пополнении как трудовых ресурсов, так и постоянного населения, представляется целесообразным открытие натурализационного коридора для мигрантов, длительное время проживающих и работающих в стране, а также для студентов-иностранцев. Пока же действующее законодательство делает ставку на правовые программы, обеспечивающие трудовую миграцию на срок до одного года, тогда как программы, предусматривающие получение долгосрочного разрешения на работу, разрешения на постоянное проживание или вида на жительство, за редким исключением затруднены.

Иммиграция становится в ряд важнейших факторов развития России в перспективе. От того, насколько страна справится с задачей привлечения необходимого количества иммигрантов, зависит не только численность ее населения и его структура, но и темпы экономического развития, уровень жизни населения, региональные пропорции развития, размеры страны и ее целостность. Миграционная политика в этих условиях должна предусматривать как протекционистские решения, так и меры противодействия рискам.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!