Изменения в государственном аппарате СССР в годы перестройки

26 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Все очевиднее становилась необходимость перемен в СССР, которые традиционно в общественном сознании связывались со сменой высшего руководства. Горбачев в этот период уже входил в состав Политбюро (кандидат в члены с 1979, член с 1980), однако, не рассматривался в качестве потенциального лидера. В составе Политбюро было много руководителей, чей политический вес был не сопоставим с влиянием молодого (в сравнении со средним возрастом членов Политбюро) провинциала. Лишь череда смертей высших партийных руководителей резко увеличила шансы Горбачева взойти на партийный Олимп. Когда после смерти Л. И. Брежнева в 1982 страну возглавил уже тяжелобольной Ю. В. Андропов, Горбачев, который был активным сторонником генсека, рассматривался как вполне вероятный преемник. После смерти Андропова и в период непродолжительного правления К. У. Черненко развернулась политическая борьба внутри Политбюро за пост генерального секретаря. Горбачеву удалось сплотить вокруг себя молодых секретарей ЦК и лидеров местных партийных организаций (Е. К. Лигачева, Н. И. Рыжкова, Э. А. Шеварднадзе и др.) и получить поддержку некоторых членов и кандидатов в члены Политбюро, прежде всего А. А. Громыко, обладавшего большим влиянием среди членов политбюро.

В 1985 на мартовском пленуме ЦК КПСС Горбачев был официально избран генеральным секретарем ЦК — лидером второй мощнейшей сверхдержавы в мире.

Вскоре после своего прихода к власти генеральный секретарь КПСС Горбачев на апрельском пленуме 1985 объявил о переменах в политике партии. Продолжая курс Ю. В. Андропова, Горбачев настаивал на ускорении развития СССР, и его политика получила название «ускорение». Горбачев считал, что начатый Андроповым эксперимент дал положительные результаты. Учитывая ограниченность эксперимента, Горбачев собирался постепенно расширять товарно-денежные отношения и в конечном итоге полностью перевести большинство предприятий на самоокупаемость, доведя хозрасчет почти до ста процентов. Экономические реформы должны были сопровождаться внедрением новой техники, которая должна была способствовать улучшению качества продукции до уровня капиталистических стран.

На первом этапе реформы проводились авторитарно. По-прежнему вся власть оставалась в руках партийно-государственной бюрократии, которой руководила узкая группа Политбюро. В 1985-1987 гг. продолжились андроповские процессы против коррупционеров. Несмотря на то, что арестовывались сотни людей, криминальный капитал сохранялся. «Дела» по коррупции часто носили демонстративный характер, доказательная база следствия была неудовлетворительной. Аресты реальных и мнимых взяточников вызывали энтузиазм среди населения и недовольство в среде чиновничества.

Горбачев вынужден был постоянно учитывать опасность консервативного переворота. В то же время население демонстрировало Горбачеву свою поддержку. Толпы восторженных людей окружали Горбачева во время его поездок по стране и призывали генсека проводить преобразования более решительно. В этих условиях Горбачев стал склоняться к идее демократизации, более широкого привлечения простых граждан к политике, чтобы можно было в случае необходимости противопоставить поддержку «низов» консервативной части партийного аппарата.

В феврале 1986 на XXVII съезде КПСС были провозглашены основы политики перестройки. Планы преобразований предполагали рост темпов развития производства, прежде всего машиностроения, и его техническую модернизацию, усиление самостоятельности предприятий и углубление самоуправления и хозрасчета, расширение информированности общества о положении в стране и мире (гласность), привлечение граждан к участию в политической жизни при сохранении однопартийной власти КПСС (демократизация), улучшение отношений с капиталистическим странами на основе равноправия и открытости (новое мышление).

Нарушение демократических норм, отсутствие гласности и командно-административные методы руководства экономикой Горбачев считал причинами застоя, бюрократизации, которые в докладе подверглись резкой критике. Теперь консерватизм и приверженность прежней политике официально осуждался. Доклад Горбачева вызвал большие надежды, но реально за провозглашением основных идей перестройки не последовало решительных действий. К концу 1986 это стало вызывать некоторое разочарование.

Одновременно с преобразованиями внутри страны Горбачев пытался добиться прекращения «холодной войны». До некоторой степени стимулировав начало преобразований в СССР, внешнеполитические трудности заметно сократили средства на их проведение. Таким образом, геополитическая ситуация затруднила (а тем самым и затянула) экономическую составляющую реформ и способствовала обострению более поздних социальных столкновений – неизбежных в любом случае, но в других масштабах и формах. Внешние факторы играли не только стимулирующую, но и сдерживающую роль в отношении реформ, доминирующие причины которых лежали все же внутри страны.

Экономические реформы задерживались и из-за трагических обстоятельств (взрыв на Чернобыльской АЭС в апреле 1986).

В январе 1987 Горбачев выступил на пленуме ЦК с речью, где провозгласил начало более решительных преобразований (в частности, в области кадровой политики). Генеральный секретарь подверг резкой критике ведомственную бюрократию. Власть ведомств над предприятиями значительно ограничивалась.

В июне 1987 был принят закон о государственном предприятии, который предоставлял заводам и фабрикам широкую хозяйственную самостоятельность. Авторы этой реформы, учитывая опыт 1960-х гг., справедливо опасались бесконтрольности руководителей предприятий. Поэтому учреждались советы трудовых коллективов, которые наделялись широкими полномочиями по контролю за работой директоров и определению стратегии предприятий. Сами руководители должны были избираться трудовыми коллективами и могли сменяться, если их работа была признана неэффективной и отрицательно сказывалась на заработках работников. Такое самоуправление должно было превратить работников в хозяев предприятий, заинтересовать их в более эффективном труде.

Однако система таких советов на большинстве предприятий не заработала, так как они действовали по-прежнему под твердым контролем партийных и профсоюзных организаций. Установив свой контроль над советами и освободившись от опеки вышестоящих ведомств, партийно-хозяйственная администрация стала практически бесконтрольной.

Чтобы поставить предприятия-монополисты в условия конкуренции и тем самым сбить цены и заставить работников предприятий работать более эффективно, в 1987 реформаторы разрешили развитие негосударственных промышленных и торговых предприятий. Считалось, что это не нарушает принципы коммунистической идеологии, так как новые частные предприятия создавались на основе кооперации и получили название кооперативов. Но в действительности кооперативами такие организации были только первоначально, когда все участники вместе трудились. Законодательство не защищало прав работников кооператива, и, накопив средства, хозяева кооперативов нанимали работников и превращались в обычные капиталистические предприятия.

Первоначально реформы оживили экономическую жизнь. Уровень рентабельности, который в 1980-1985 гг. упал с 12,2% до 11,9%, к 1988 вырос до 13,5% (при оценке этих данных нужно учитывать приписки). На прилавках появились товары ( в основном «ширпотреб»), более дорогие, по цене, но по качеству по-прежнему уступающие импортным товарам. К тому же в конце 1988 резко обострился дефицит товаров. Затраты в расчете на рубль товарной продукции в 1988-1989 впервые выросли. Производство в ряде отраслей стало падать.

Реформаторам не удалось найти оптимального сочетания социальных гарантий и элементов рыночной экономики. Произошло сращивание капитала кооператоров (отчасти криминализированного) с возможностями бесконтрольного директорского корпуса и коррумпированной части бюрократии. Через частные организации стали перекачиваться финансовые средства государственных предприятий и ведомств. Таким образом оживление рынка в условиях, когда государственный и частный карманы не были разделены, приводило к разворовыванию государственной собственности и экономическому обескровливанию государственных предприятий. Бюрократическое регулирование рынка было неэффективным в силу некомпетентности и коррупции. Постепенно консервативная часть чиновников, не готовая работать в новых условиях, стала выступать за прекращение реформ. Но те слои бюрократии, которые уже обрели заинтересованность в начавшемся разделе государственной собственности, продолжали настаивать на углублении преобразований, грозивших гибелью старой партийной номенклатуре.

Кризис реформ и обострение социальных противоречий привели к обострению политической борьбы, которая охватывала уже не только партийную верхушку, но и более широкие слои общества.

Этому способствовала политика гласности. Официальным изданиям было разрешено критиковать Сталина и Брежнева, в политике которых видели истоки нынешних трудностей. Можно было обсуждать поведение отдельных руководителей, но еще не КПСС и ее лидеров. К руководству некоторыми партийными изданиями пришли «шестидесятники» — либерально настроенные интеллигенты, политические взгляды которых сформировались в период «оттепели». Особенно активно за углубление перестройки, разоблачение сталинизма и «застойных чиновников» выступали газета «Московские новости» (главный редактор Е. В. Яковлев) и журнал «Огонек» (главный редактор В. А. Коротич). Эти издания стали рупорам перестройки. Разоблачительные публикации вызывали большой интерес среди простых граждан.

Несмотря на ограниченность гласности, подписка на либеральные издания значительно возросла. Миллионы людей после просмотра фильма грузинского режиссера Т. Е. Абуладзе «Покаяние» проводили аналогии сталинского и нацистского режимов. Такая реакция вызывала протест консервативно настроенных людей, они резко осуждали «очернительство» советской действительности и ее прошлого.

Уже в 1987-1988 гг. перестройка привела к быстрому росту общественной активности. Еще в 1986 в СССР прекратилось уголовное преследование инакомыслящих. В декабре 1986 из ссылки был возвращен академик А. Д. Сахаров. Из тюрем стали выпускать диссидентов. Но большинство из них не продолжило оппозиционную деятельность. Им на смену пришло новое поколение оппозиционеров.

С 1987 в политической жизни стали участвовать десятки «неформальных» (то есть независимых от официальных структур) организаций. Неформалы создали разветвленную сеть общественных организаций, которая позволила проводить массовые манифестации по всей стране.

Вскоре после первого Съезда народных депутатов КПСС по политике Горбачева был нанесен новый удар – в июле 1987 забастовали шахтеры Кузбасса, протестующие против тяжелых условий жизни. К ним присоединились шахтеры Донбасса, Воркуты и др. регионов. Шахтерские выступления застали власти врасплох, у них не оказалось средств для решения проблем шахтеров. Шахтерские забастовки стали «тараном оппозиции». В мае-июле 1988 по СССР прокатилась волна массовых манифестаций с политическими требованиями. Рост неформального движения привел к формированию в СССР политического спектра, то есть системы организаций, открыто отстаивающих различные пути развития страны.

Дискуссии в партийном руководстве вскоре привели к выделению нескольких позиций. Сторонники сохранения андроповского курса авторитарных реформ, противники демократизации и дальнейшего расширения рынка группировались вокруг члена Политбюро Е. К. Лигачева. Против Лигачева выступали приверженец либеральных идей член Политбюро А.Н.Яковлев и остро критиковавший номенклатурные привилегии руководитель московской парторганизации Б.Н.Ельцин. Лигачев контролировал официальную прессу и сдерживал гласность, а также вмешивался в руководство Москвой. Это обострило его отношения с Ельциным.

На октябрьском пленуме ЦК КПСС 1987 Ельцин обрушился с критикой на Лигачева, а затем и на Горбачева. Ельцин был официально раскритикован, понижен в должности, но в глазах населения стал одним из лидеров оппозиции.

После временного поражения сторонников более радикальной перестройки усилились позиции консерваторов. В марте 1988 в газете «Советская Россия» была опубликована статья преподавательницы Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами», в которой осуждались перестройка, демократизация, критика сталинизма, развернувшаяся в результате гласности. С одобрения Лигачева статью Андреевой перепечатали другие газеты, и она была воспринята консервативной бюрократией как руководство к действию. Однако во время дискуссии в Политбюро позиция Андреевой была осуждена. В «Правде» выступил со статьей Яковлев, который назвал письмо Андреевой манифестом антиперестроечных сил. Демократизация должна была быть продолжена.

Таким образом, к середине 80-х гг. возможность постепенного, безболезненного перехода к новой системе общественных отношений в России была безнадежно упущена. Стихийное перерождение системы изменило весь жизненный уклад советского общества: перераспределялись права руководителей и предприятий, усилилась ведомственность, социальное неравенство. Ядром экономических преобразований стала концепция ускорения социально-экономического развития страны на основе использования новейших достижений научно-технического прогресса. Провозглашая курс на ускорение, М.С. Горбачев надеялся с минимальными затратами за счет «скрытых резервов» в короткий срок добиться подъема экономики. Однако все попытки в рамках старой системы провести преобразование экономики были обречены на провал.

Летом 1988 состоялась XIX партийная конференция, на которой было принято решение об альтернативных выборах в советы. Это был значительный шаг вперед, где до сих пор КПСС подбирала кандидата на место депутата, а избиратели только формально утверждали его на выборах. Отныне любая официально зарегистрированная организация могла выдвинуть своего кандидата. Система органов власти и выборов была кардинально переустроена. Теперь Верховный совет должен избираться широким Съездом народных депутатов, который был объявлен верховным органом в конституционной системе. Но съезд предусматривался как дискуссионный орган, в то время как законодательство должно было осуществляться Верховным советом. Местные бюрократические органы (избирательные комиссии и предвыборные совещания) могли не утвердить кандидата. Таким образом реформаторы рассчитывали опереться на поддержку демократически настроенных граждан и в то же время удержать большинство депутатских мест за КПСС, отсекая от участия в выборах нежелательных оппозиционеров.

Весной 1989 состоялся Съезд народных депутатов СССР, выборы на который прошли в острейшей борьбе. На съезде развернулась борьба между демократической Межрегиональной депутатской группы и «агрессивно-послушного» большинства, в котором к 1990 выделилось консервативное крыло, по некоторым вопросам выступавшее против своего генсека. В стране активизировались многотысячные гражданские движения 1989-1991 гг., стали формироваться десятки политических партий в Российской Федерации и других республиках.

В 1988-1989 гг. Горбачев и его сторонники фактически потеряли лидерство в перестройке. Влияние генсека ослабевало как в партии, где усилились сторонники скорейшего свертывания реформ, так и в обществе, где демократическая оппозиция выдвигала требования более радикальных и глубоких преобразований. Чтобы обезопасить свою власть от внезапной атаки со стороны консерваторов в партии или демократов в парламенте, Горбачев добился новых изменений в конституции.

В марте 1990 на очередном съезде народных депутатов он был избран президентом СССР. Это привело к новому падению авторитета партии, потому что Горбачев был теперь лидером государства не как глава партии, а как президент. Но и у рядовых граждан это избрание не прибавило ему авторитета, потому что он был избран не всем населением, а только депутатским корпусом.

В стране развернулась ненасильственная революция, массовые социальные движения выступали против самих принципов организации общества. Миллионы людей обратились к социальному творчеству, стали создавать новые для СССР формы общественной жизни — партии, комитеты самоуправления, независимые издания, коммерческие организации и т.д.

На выборах съезда народных депутатов РСФСР в феврале 1990 большинство оппозиционных организаций объединилось в блок (позднее — движение) «Демократическая Россия». Он получил около трети голосов, и при решительной поддержке независимых депутатов Ельцин с нескольких попыток сумел набрать необходимое число голосов, чтобы быть избранным председателем российского парламента.

Под давлением «Демократической России» съезд 12 июня 1990 принял решение о суверенитете России, то есть о верховенстве ее законов над законами СССР. В СССР образовалось два центра власти. Во многих советах, в том числе в Московском и Ленинградском, большинство мест получили демократы. Во время XXVIII съезда КПСС, который проходил в июле 1990 Ельцин, Г. Х. Попов, А. А. Собчак и др. вышли из КПСС. С монополией КПСС на власть было покончено.

К середине 1990 года в общественном сознании населения России укрепились ценности плюрализма и идейной терпимости, гражданских свобод и самоуправления, права человека участвовать в принятии решений, от которых зависит его жизнь. В России стали возникать гражданское общество, состоящее из независимых от государства экономических, общественных, профсоюзных и информационных организаций. Появились первые независимые СМИ, система управления стала более демократической. На время была восстановлена власть советов на местах. В результате выборов 1990 образовалась независимая от КПСС представительная власть, после чего сама КПСС превратилась в одну из двух крупнейших партий (второй стало движение «Демократическая Россия»).

Управление хозяйством перешло к руководителям предприятий, технократам, которые постепенно превращались в капиталистов. После этого экономические задачи преобразований для значительной части технократии были решены, и в обществе усилились консервативные тенденции. В то же время экономическая перестройка вызвала болезненные экономические последствия (прежде всего рост дефицита продукции). Выдвигалась идея немедленного введения частной собственности, форсированного внедрения западных политических и экономических структур. Несмотря на внешний радикализм этой идеи, она вполне устраивала динамичную часть номенклатуры, которая осознала возможность использовать антикоммунистические лозунги в целях передела собственности и восстановления своего контроля над обществом на новой основе. В 1990-1991 гг. эта часть правящего слоя демонстративно сменила лозунги и перешла в оппозицию к КПСС.

Осенью 1990 руководители России и СССР попытались договориться. Под руководством С. С. Шаталина и Г. А. Явлинского была разработана экономическая программа «500 дней», которая должна была стать основой для преобразований в экономике и соглашения Горбачева и Ельцина. Но соглашения достичь не удалось, и в феврале 1991 конфронтация между российским и союзным руководством возобновилась. В стране развернулась кампания гражданского неповиновения, сопровождавшаяся манифестациями и забастовками.

Только в конце апреля 1991 Горбачеву и Ельцину удалось договориться о компромиссе. Было заключено соглашение между центром и девятью республиками СССР о разграничении полномочий. В России был введен пост президента. Коммунисты, расколотые к этому времени на несколько течений, выставили на выборах президента России нескольких кандидатов. Часть националистически настроенных избирателей поддержала В. В. Жириновского. Ельцин, напротив, объединил вокруг себя не только электорат демократов, но и часть симпатизировавших демократии коммунистов, которые шли за депутатом А. В. Руцким. Руцкой стал кандидатом на пост вице-президента в паре с Ельциным. 12 июня 1991 Ельцин уже в первом туре победил на выборах и был избран президентом Российской Федерации.

После длительных переговоров с президентами и другими руководителями союзных республик Горбачеву удалось согласовать с ними проект нового союзного договора. Он значительно сокращал права союзного центра, но сохранял СССР. Больше всего при переустройстве Советского Союза должны были пострадать союзные ведомства и КПСС, которые могли почти полностью потерять власть. Горбачев также не был доволен результатами переговоров, так как новый союз мог стать по существу конфедеративным образованием, а не федеративным государством. Полномочия президента СССР становились почти символическими.

Попытка консервативным крылом руководства СССР и КПСС восстановления в полном объеме власти партийно-государственной номенклатуры вылилась в события, получившие название августовского путча. 19 августа 1991 несколько руководителей союзных ведомств заявили, что Горбачев по состоянию здоровья временно не может исполнять свои обязанности (его функции были возложены на вице-президента Янаева) и власть переходит к Государственному комитету по чрезвычайному положению (ГКЧП) в составе: О. Д. Бакланова, В. А. Крючкова, В. С. Павлова, Б. К. Пуго, В. А. Стародубцева, А. И. Тизякова и Г. И. Янаева. В Москву были введены войска, а Горбачев блокирован на даче в Крыму. Запрещались деятельность оппозиционных КПСС общественных объединений и выпуск демократической прессы, восстанавливалась цензура.

Сопротивление мятежу оказало руководство Российской Федерации во главе с президентом РСФСР Б. Н. Ельциным, опиравшееся на поддержку россиян, прежде всего населения Москвы. В столкновениях с войсками погибло 3 человека. Путч окончился провалом. Его результатами явились падение коммунистического режима (22 августа 1991 Б. Н. Ельцин своим указом приостановил, а потом запретил деятельность КПСС) и ускорение распада СССР.

Выводы по вопросу. Кризис партийной системы и тоталитарной формы правления стал очевиден к середине 80-х годов. Начиная с апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, обозначившего грани перестройки, стала ясно осознаваться идея необходимости коренных преобразований в политической жизни общества в направлении расширения демократии, повышения эффективности деятельности всех институтов государственного управления.

Проводимые в рамках «перестройки» конституционно-правовые и экономические реформы в Союзе ССР (учреждение поста Президента СССР, отмена статьи о ведущей роли КПСС, создание Конституционного суда и пр.) способствовали подрыву системы Советской власти. Несостоятельным «образованием» оказалась и так называемая «президентская республика советского типа», которая не смогла долго удержаться в качестве «новой» формы правления.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!