История, наука в Древнем Риме II в.н.э.

16 мая 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Среди римской литературы как республиканско­го, так и императорского периодов первостепенное место занимала история. Римское общество предъ­являло к истории сложные и ответственные требова­ния. История объясняла причины возникновения су­ществующего строя, оправдывала или отрицала его, показывала примеры доблести и порока в прошлом на конкретных примерах древних героев. К истории обращались с тем большим интересом, чем меньше находили удовлетворения в окружающей действи­тельности, стараясь найти утешение в далеком про­шлом. Не случайно, что характерной чертой исто­риков и вообще писателей II в. было восхваление ми­

нувших времен (laudatio temporis acti). Исторические события излагались как в прозаической, так и в по­этической форме. Со времени Вергилия вошел в моду исторический эпос, трактовавший историче­ские легенды или исторические события. К эпическим произведениям относится «Аргонавтика» (Argo- nautica) Валерия Флакка в 8 книгах, «Фиваида» (Thebais) Папиния Стация в 12 книгах, повествующая о судьбах детей Эдипа, поэма «Punica» Силия Ита­лика в 17 книгах, изображающая вторую Пуническую войну, и многие другие.

Из римских историков эпохи Антонинов, писавших прозой, самым крупным был Публий Корнелий Тацит (P. Cornelius Tacitus). Тацит (ок. 55-120 гг.) - исто­рик мирового значения - жил в период острой борь­бы за утверждение нового политического режима - абсолютной монархии - и на собственном опыте ис­пытал тяжесть домициановского правления. Вынуж­денный в течение 14 лет находиться вдали от обще­ственной деятельности, Тацит всецело ушел в само­го себя, затаив глубокое отвращение и злобу к ново­му политическому строю.

Отрицательное отношение к абсолютизму крас­ной нитью проходит через все произведения Тацита. Отвращение к абсолютизму и любовь к республике чувствуются уже в его раннем произведении - «Ди­алоге об ораторах» (Dialogus de oratoribus), - из­лагающем историю падения римского красноречия со времени Цицерона, убитого цезарским деспотизмом. Столь же пессимистично звучат слова Тацита в дру­гом его сочинении, «Агрикола» (De vita et moribus Julii Agricolae), написанном после смерти Домициа­на. При «просвещенном абсолютизме» Антонинов политическая атмосфера сделалась более благопри­ятной для литературно-исторической работы, но творческая энергия Тацита после пережитых потря­сений ослабела, и прежняя душевная бодрость исчез­ла. «Как тело растет медленно, но быстро умирает, так точно мужество и духовная жизнь легче умира­ют, чем возрождаются. В конце концов нам, людям, даже начинает нравиться приятное ничегонеделание и бездеятельность, которые вначале отвергаются».

И, несмотря на все это, у Тацита оставалось еще достаточно сил для продолжения творческой деятель­ности. Вскоре после биографии Агриколы появился новый труд Тацита «Ггрмания» (Germania. De situ ас populis Germaniae liber), описывающий положение, социальный строй и быт германских племен. Кроме прямой цели ознакомления римлян с германцами, что было вполне естественно в век частых сношений и столкновений с германскими племенами, «Германия» преследовала также и другие публицистические цели. Описывая простой строй германцев и изображая их сильными и здоровыми людьми, Тацит противопос­тавлял порядки германских дикарей римским поряд­кам, как лучшее худшему. За «Германией» последо­вали «Истории» (Historiae) в 14 книгах, охватывав­шие период от Гальбы до Домициана (69-96 гг.). По окончании «Историй» Тацит принялся за составление своего последнего и самого совершенного труда - «Летописей», или «Аннал» (Annales), трактующих период Клавдиевой династии от смерти Августа (ab excessu divi Augusti) до смерти Нерона (14-68 гг.).

При всем разнообразии сюжетов и обширности материала произведения Тацита представляют еди­ное целое, связанное определенной идеей и философ­ской концепцией. Через все его сочинения проходит одна центральная идея - вырождение римского об­щества и, как его следствие, кризис республики и ут­верждение монархии. Тацит не верит в творческие силы римского общества. Его общественный идеал лежит позади, в далеком прошлом, в царстве Сатур­на или же в далеких лесах Германии.

Причиной кризиса Республики Тацит считает пор­чу нравов, как следствие чрезмерного развития стра­стей и эгоизма. Страсти порождают зависть, разде­ление на группы, обеднение одних и возвышение дру­гих. Усиливающееся же социально-экономическое неравенство приводит к ожесточенной борьбе меж­ду людьми, гибели Республики и утверждению абсо­лютизма. Абсолютизм, полагает Тацит, так глубоко пустил корни в римскую почву, что он сделался ис­торически необходимым, и потому борьба с новым режимом объективно обречена на неуспех. При дан­ных конкретных условиях наиболее разумной поли­тической формой Тацит считает «умеренную монар­хию» Траяна, сочетавшую самодержавие с аристокра­тией. Стоящий во главе государства «просвещенный принцепс» действует по указанию сената и в первую очередь считается с интересами аристократии. Отно­шение Тацита к народу сдержанное, а иногда и пря­мо враждебное. Условием прочности политического порядка Тацит считает политическую свободу (libertas), но свободу не для всего гражданства, а толь­ко для его верхних слоев, для избранных людей.

Согласно стоической философии, к которой был близок Тацит, задача историка заключается прежде всего в этической оценке исторических личностей и событий. Какой-либо общей историко-социологиче­ской концепции у Тацита, как и вообще у историков императорского периода, не имеется. Задача истори­ка, по его мнению, есть задача моралиста, а история как научная дисциплина принадлежит к разряду эти­ки и политики. Сила Тацита заключается в его за­мечательных характеристиках и драматическом изо­бражении страстей действующих лиц на фоне социальной и политической борьбы.

Во всех отношениях слабее Тацита другой римский историк, младший его современник, - Светоний Транквилл (С. Suetonius Tranquillus, ок. 75-160 гг.). Секретарь императора Адриана, Светоний представ­ляет тип ученого историка, собирателя сырого мате­риала, склонного к chronique scandaleuse. Главным историческим трудом Светония считаются «Биогра­фии цезарей» (De vita Caesarum), содержащие био­графии 12 цезарей, начиная с Юлия Цезаря и кончая Домицианом.

Биографии Светония написаны по определенно­му шаблону (ранняя история, история правления, внешность, образ жизни, характер, мирная и военная деятельность, смерть, погребение, некролог), повто­ряющемуся в каждой биографии. Они не оставляют цельного впечатления, в них не чувствуется цент­ральной идеи и совершенно отсутствуют какая-либо философия истории и политическая идеология. Ис­тория растворяется в биографиях императоров и то­нет в придворных сплетнях и интригах.

Риторический элемент, свойственный Светонию, заметен также и у историка-александрийца Аппиана (середина II в.), по профессии адвоката, занимавшего должность прокуратора фиска в Египте. «Римская ис­тория» Аппиана делилась на несколько отделов, по­священных важнейшим событиям римской истории. Для избежания синхронистических трудностей, возни­кающих при изложении одновременных событий, у Аппиана группировка исторического материала дает­ся по войнам, что в значительной степени облегчает задачу историка. Из сохранившихся книг одна (VII) посвящена войне с Ганнибалом, одна- сирийской и парфянской истории, войне с Митридатом и т. д. Важ­нейшую часть сочинения составляют «Гражданские войны в Риме» в пяти книгах (XIII-XVII).

Историографическая ценность трудов Аппиана состоит в том, что они содержат много данных, взя­тых из утраченных сочинений других историков, ко­торыми Аппиан пользовался и которые он почти до­словно повторял.

Индивидуализм и вера в крупную личность, тво­рящую и видоизменяющую исторические события по своему желанию, характерные для историографии императорского Рима, положены в основу замеча­тельного историко-литературного труда «Сравни­тельные биографии» (Vitae parallellae) Плутарха из Херонеи (ок. 46-120 гг.), воспитателя Адриана. За­дача истории, по Плутарху, сводится к внедрению в сознание людей определенных этических ценностей или добродетелей, позволяющих человеку развить всю совокупность заложенных в него природой воз­можностей. Добродетели же и пороки лучше всего постигаются на исторических примерах. В «Сравни­тельных биографиях» Плутарх рисует ряд портретов великих людей Греции и Рима, «галерею славы», воз­величивая добродетель и бичуя пороки. Художест­венно скомпанованная «галерея славы» должна рас­ширить горизонт читателя, внедрить в его сознание идею прекрасного и показать ему различные челове­ческие типы в их жизни и действии.

«Для нас, - говорит Плутарх во вступительной главе Перикловой биографии, - бывает полезен тот цвет, яркость и приятность которого укрепляют зре­ние и приносят ему пользу. Так точно г ум челове­ческий должен обращать внимание на то, что, достав­ляя ему приятное, может в то же время вызвать в нем свойственное ему стремление к прекрасному. Пре­красное же всегда связано с понятием полезного, ибо нет действительно полезного без действительно пре­красного. Прекрасное имеет в себе что-то возбужда­ющее к деятельности. Оно тотчас же внушает нам желание действовать, оно облагораживает душу зри­теля, даже самый рассказ о нем... оказывает благо­творное влияние на его выбор»1.

Из второстепенных историков «счастливого пери­ода» достаточно назвать Флора (L. Annaeus Floras), написавшего сжатый очерк римской истории на ос­нове трудов своих предшественников, главным обра­зом Тита Ливия (in brevi quasi tabella, totam eius imaginem amplectar).

Своим трудом Флор надеется оказать услугу чи­тателю и государственному деятелю, у которого нет возможности освоить большие исторические труды. С точки зрения языка и группировки материала, сжа­тая история Флора (brcviarium) представляет очень хорошее пособие по римской истории, охватываю­щее период от основания Рима до Траяна.

Симптомы приближающегося кризиса ощущаются и в области научно-философского творчества изучае­мого периода. Количественно научные произведения

растут, но научные методы грубеют, оскудевает твор­ческая фантазия и исчезает оригинальность мысли.

В смысле систематизации и расширения матери­ала значительные успехи были достигнуты в облас­ти строительного искусства, механики, медицины, ге­ографии и математики. Одно из первых мест среди научных дисциплин в императорском Риме занимала медицина, а среди ученых медиков заслуженной сла­вой пользовался врач Клавсий Гален (Claudius Galcnus), родившийся в Пергаме в 131 г. н. э. Благо­даря своим обширным познаниям и врачебной прак­тике Гален стал известен в Риме, был приглашен ко двору и сделался лейб-медиком молодого Коммода. Галену принадлежит масса сочинений общего и спе­циального характера. Специальные трактаты посвя­щены отдельным отраслям и вопросам медицины - хирургии, дыхательным органам, пищеварению, го­ловному и спинному мозгу, анализу питательных ве­ществ, пиявкам и т. д. «Врачебное искусство» Гале­на долгое время считалось образцовым учебником по медицине. При всей широте своего образования Га­лен не остался чужд влиянию религиозно-мистичес­ких идей, характерных для его времени. В вопросах философии и мировоззрения Гален стоит на популяр­ной в его время религиозно-мистической точке зре­ния, полагая, что все совершающееся в природе и ор­ганизме человека подчинено мировой целесообразно­сти, мировому разуму-богу, стоящему над миром и управляющему им.

Не меньшей популярностью в своей области поль­зовался другой знаменитый ученый античного мира, Клавдий Птолемей, современник Антонина Пия, выдающийся математик, географ и астроном. Науч­ная деятельность Птолемея протекала в Александ­рии, где он делал наблюдения над звездами и напи­сал большую часть своих сочинений. В геоцентри­ческой системе Клавдия Птолемея земля признается центром вселенной, вокруг которого вращается не­бесный свод с находящимися на нем солнечными ми­рами. Сочинения Клавдия Птолемея и вообще сочи­нения всех ученых II в. поражают обилием материа­ла, содержат массу математических выкладок, цифр, географических имен, дат и астрономических запи­сей. У последующих поколений авторитет Птолемея был не менее велик и всеопределяющ, чем у современников. Геоцентрическая система оставалась непоколебимой до XVI в., до времени Коперника.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!