Истоки китайской культуры

20 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

История китайской цивилизации - одной из древнейшей в мире - насчитывает уже несколько тысячелетий. Как считают сами китайцы, история страны начинается с совершенномудрых прави­телей Яо, Шуня и Юя, царствование которых относится к концу III тысячелетия до н. э., однако первые вещественные свидетельства старины китайского государства относятся лишь к эпохи династии Шан( 1766-1123 гг. до н.э.).

На протяжении всего столь длительного пути развития китай­ская цивилизация сформировала совершенно уникальный тип куль­туры. В отличие от культур западных или соседней индийской, китайская цивилизация была и есть намного более рациональная и прагматичная. Для китайца на первом месте всегда была социальная этика и административная практика, а не оторванные от реальности абстракции или индивидуализм. Эталонами для подражания в Китае до сих пор считаются прежде всего те, кто учил жить достойно и в соответствии с принятыми нормами, жить ради жизни, а не во имя блаженства на том свете или спасения от страданий.

Вся специфика китайской духовной культуры с древнейших времен чрезвычайно рациональна. В китайских перворелигиях мы не найдем живых и человеческих описаний богов, подобных грече­ской мифологии. Здесь роль Зевса играет некая абстрактная и холодная субстанция - Небо. Оно безразлично к человеку и, без­условно, лишено каких-либо человеческих страстей и переживаний. Хотя более поздние времена и привнесли в духовную культуру страны более гуманные идеалы и мистические воззрения, однако их трансформация на китайской рационалистической почве привела к весьма прагматическому результату.

В этой ситуации уже неудивительна сравнительно незначитель­ная роль в китайской культуре мифологии. Мифотворчество в Китае относится к самым древнейшим временам, о чем, кстати говоря, известно из гораздо более поздних источников, а с развитием общества все большее распространение получают мифоподобные историзованные легенды о мудрых и справедливых правителях. Место многочисленных почитаемых богов в китайской культуре занимается легендарными мудрецами Яо, Шунем и Юем, а затем культурными героями типа Хуанди и Шэньнуна. Характерно, что основное внимание в этих легендах уделяется этическим положи­тельным качествам героев (справедливость, мудрость, добродетель, стремление к социальной гармонии), а не каким-либо религиозным идеям, сверхъестественной мощи и мистической непознаваемости высших сил. По словам известного историка Л.С. Васильева, в древнем Китае с весьма раннего времени шел заметный процесс демифологизации и десакрализации религиозного восприятия мира. Божества как бы спускались на землю и превращались в мудрых и справедливых деятелей, культ которых в Китае с веками возрастал. И хотя с эпохи Хань (III в. до н. э.- III в. н. э.) ситуация в этом плане стала меняться, на характере китайской культуры это уже мало сказалось. Этически детерминированный рационализм, об­рамленный десакрализованным ритуалом, уже с древности стал основой основ китайского образа жизни. Не религия как таковая, но прежде всего ритуализованная этика сформировала облик ки­тайской традиционной культуры (1; 274).

Появившиеся позднее философские учения - конфуцианство, даосизм и буддизм - несомненно, обогатили описанный выше тип китайской культуры, однако и они с течением времени подверглись рационалистической трансформации. Особая роль, безусловно, принадлежит конфуцианству, способствовавшему окончательному подчинению религиозно-этических норм требованиям социальной политики и администрации. Даже мистические и, по крайней мере, изначально, иррациональные даосизм и буддизм со временем заняли в китайском обществе нишу, отведенную им конфуцианством, и нишу достаточно скромную. Более того, заполнив пустоты в куль­туре и образе жизни народа, даосизм постепенно превратился из преследуемой секты в даже необходимую стране религию. Даосами, в частности, были разработаны протонауки - астрология, алхимия, геомантия, китайская медицина. Их исследования в духовной, иррациональной сфере привлекали к себе мыслящих людей, осо­бенно тех, чья индивидуальность была выражена более ярко и выходила за рамки официальных норм. Открывавшиеся даосизмом возможности в сфере самовыражения мысли и чувства привлекали многих поэтов, художников и мыслителей. Но это не было оттоком от конфуцианства - просто даосские идеи и принципы наслаива­лись на конфуцианскую основу и тем обогащали ее, открывая новые возможности для творчества.

Несколько иное, но, тем не менее, весьма существенное воздей­ствие на китайскую традиционную культуру оказал и буддизм (2), пришедший в Китай в своей северной форме махаяны в 1-11 в. (3). Особенно наглядно это видно в искусстве, литературе и особенно архитектуре Китая. Многочисленные храмы и монастыри, величе­ственные пещерные и скальные комплексы, изящные, порой, ажур­ные и всегда великолепные по своей художественной цельности пагоды придали китайской архитектуре совершенно новый облик, фактически преобразили ее. Первый буддистский храм в Китае - храм Белой лошади в Лояне - был построен в 67 году н. э. во время правления императора Мин-ди. Согласно легенде, два индийских монаха - Касьяна-Матанга и Дхармаракша привезли в Лоян на белой лошади буддистские сутры из далекого западного края. В честь этого события и был построен храм, в возведении которого принимали участие и сами индийские монахи. Однако подлинно золотым веком китайской буддистской архитектуры стали III-Г/ вв., когда было сооружено множество пагод, многоярусных сооружений, символизирующих буддистские небеса, а также пещерных комплек­сов. И поныне они остаются ценнейшими памятниками китайской культуры, национальной гордостью Китая. Среди наиболее извест­ных - пещерные комплексы Лунмэня, Юньгана и Дунхуана, где органической частью архитектуры являются фрески, барельефы и особенно круглая скульптура.

Буддизм познакомил Китай с зачатками художественной про­зы - жанра, до того почти неизвестного там. Новеллы, восходящие к буддистским прототипам, со временем стали излюбленным видом художественной прозы и в свою очередь сыграли определенную роль в становлении более крупных жанров, в том числе классического китайского романа.

Буддизм, особенно чань-буддизм, сыграл немалую роль в расцвете классической китайской живописи, в том числе эпохи Сун (X-XIII вв.). Тезис чань-буддизма о том, что Истина и Будда везде и во всем - в молчании гор, в журчании ручья, сиянии солнца или щебетании птиц, а также о том, что главное в природе - это Великая Бескрайняя Пустота, оказал большое влияние на художников сун-ской школы. Для них, например, не существовало линейной перс­пективы, а горы, в обилии присутствовавшие на их картинах, воспринимались как символ, иллюстрировавший Великую Пустоту природы.

Буддистские, как и даосские, монастыри долгими веками были одним из центров китайской культуры. Здесь проводили свое время, искали вдохновения и творили поколения поэтов, художников, ученых и философов. В архивах и библиотеках монастырей были накоплены бесценные сокровища письменной культуры, регулярно копировавшиеся и умножавшиеся усилиями многих поколений трудолюбивых монахов - переводчиков, компиляторов, перепис­чиков. Очень важно и еще одно:-именно китайские буддистские монахи изобрели искусство ксилографии, то есть книгопечатания, размножения текста с помощью матриц - досками с вырезанными на них зеркальными иероглифами.

Заметное влияние на культуру китайского народа оказали буд­дистская философия и мифология. Многое в этой философии и мифологии, начиная от практики гимнастики йогов и кончая представлениями об аде и рае, было воспринято в Китае, причем рассказы и легенды из жизней будд и святых на китайской рацио­налистической почве смешивались с реальными историческими событиями, героями и деятелями прошлого (та же Гуаньинь (бод-хисатва Авалокитешвара), например, получила в Китае новую био­графию, превратившую ее в почтительную дочь одного из малопочтенных чжоусских князей).

С буддизмом связано в истории китайской культуры очень многое, в том числе и, казалось бы, специфически китайское. Вот, например, легенда о возникновении чая и чаепития (4; 339). Чань-буддисты в состоянии медитации должны были уметь бодрствовать, оставаясь неподвижными в течение долгих часов. При этом уснуть в таком состоянии считалось недопустимым и постыдным. Но однажды знаменитый патриарх Бодхидхарма во время медитации уснул. Проснувшись, он в гневе отрезал свои ресницы. Упавшие на землю, они дали ростки чайного куста, из листьев которого и стали готовить бодрящий напиток. Конечно, это легенда, однако фактом считается то, что искусство чаепития действительно впервые воз­никло именно в буддистских монастырях, откуда и распространи­лось среди обычных китайцев, а затем и по всему миру.

Как видим, основной особенностью китайской духовной культуры стал синкретизм (5). Каждая из доктрин находила свое место в сложной системе китайской культуры.

Жизнеспособность сложившегося феномена очевидна. Именно сформировавшийся в Китае тип культуры стал основным источни­ком духовного влияния на окружавшие его страны, будь то Япония, Корея или государства Юго-Восточной Азии. В течение длительного времени основным атрибутом действительно образованного чело­века большинства азиатских государств и обществ, их элит, было знание китайского искусства, литературы и музыки.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!