Иосиф Флавий об иудейской войне

23 Апр 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Благодаря участию в Иудей­ской войне историка Иосифа Флавия эта война является одной из немногих войн античности, о которой в современных условиях имеются подробные сведения. Они представляют большой интерес и с точки зрения описания тактики дей­ствий римских войск и их противни­ков в этот период.

После победы над римлянами в 66 г. в Иерусалиме были выбраны во­еначальники, между которыми разде­лили территорию Иудеи для организации обороны. Иосиф, сын Матфея, описавший впоследствии ход Иудейской войны, получил Галлилею, которая имела важное стратегическое значение, так как преграждала рим­лянам пути вторжения в Иудею.

Прибыв в Га ллилею, Иосиф прежде всего организовал местное самоуправление, затем приступил к организации работ по укреплению важных для обороны пунктов и к со­зданию армии. Был произведен на­бор местной молодежи, вооружив­шейся собранным для этой цели старым оружием. Галлилейская ар­мия насчитывала около 65 тыс. пе­хотинцев, из них 4,5 тыс. наемни­ков и 250 всадников. Таким обра­зом, конницы эта армия не имела.

Армия была организована и обу­чалась по римскому образцу, но имела некоторые особенности. В ос­нову организации была положена десятичная система: десятки, сотни и тысячи, во главе которых стояли соответствующие начальники. Устанавливалась военная дисципли­на. Воины обучались владению ору­жием, перестроениям и тактическим приемам: наступлению и отступле­нию, сосредоточению и разверты­ванию флангов, взаимодействию частей боевого порядка — «как по­беждающая часть подает помощь другой части в случае стесненного положения последней» и т.д.

Римская армия под командова­нием Веспасиана вторглась в Гал­лилею, имея 3 легиона (23 когор­ты), насчитывавших около 18 тыс. человек, 5—6 тыс. всадников, более 10 тыс. вспомогательных войск за­висимых территорий; всего, по со­общению Флавия, до 60 тыс. чело­век. Следовательно, силы в Галли- лее были равны. Преимущество римлян заключалось в наличии у них постоянной регулярной армии, которую составляли легионы.

Флавий сообщает подробности организации походного порядка римской армии данного периода. Вперед высылались вспомогатель­ные отряды и стрелки с задачей отражать непредвиденные на­падения противника и осматривать местность, удобную для засад. По характеру задач это были сильные разведывательные отряды, за ко­торыми следовал авангард, состо­явший из пехоты, конницы, пред­ставителей легионов для разбив­ки лагеря и рабочих-саперов, ис­правлявших дорогу. За авангардом под прикрытием всадников следо­вал обоз, который вез багаж на­чальствующих лиц.

Во главе главных сил следовал Веспасиан с отборной пехотой и конницей, за ним мулы везли осад­ные машины; затем ехали легаты и начальники когорт, вслед за ними шли трубачи-сигналисты (военной музыки римляне не имели). За тру­бачами следовали легионы, за ними — их обозы; за обозами леги­

онов шли наемники. Походную колон­ну обеспечивал с тыла арьергард, состоявший из тяжеловооруженной пехоты и конницы. Римская армия имела все основные элементы по­ходного порядка: разведку, аван­гард, главные силы и арьергард. О боковом охранении источники ни­чего не сообщают. Глубина такой по­ходной колонны достигала несколь­ких десятков километров.

Вторгшись в Галлилею, римля­не разрушали города, убивали иу­деев, способных носить оружие, а остальных жителей продавали в рабство. Упорное сопротивление им оказал лишь город Иотопата, обороной которого руководил Ио­сиф, не решившийся дать бой римлянам в открытом поле. По сло­вам Иосифа, римляне истребили свыше 40 тыс. жителей города, включая в это число и павших в бою. Следовательно, гарнизон Ио- топаты мог насчитывать не более 10 тыс. человек. В таком случае на стороне римлян было шестикратное превосходство. Преимущество римлян заключалось еще и в том, что они имели 160 метательных ма­шин — катапульт и баллист.

Веспасиан выслал тысячу всад­ников с задачей оцепить город Иотопату и изолировать его от внеш­него мира, что и было выполнено. На следующий день подошли глав­ные силы римлян и расположились лагерем к северу от города, оце­пив Иотопату двумя линиями пехо­ты и одной линией конницы. Так было завершено обложение укреп­ленного города, расположенного на отвесной скале и имевшего под­ступы только с севера.

На следующий день после об­ложения города Веспасиан прика­зал штурмовать северную крепост­ную стену. Иудеи встретили римлян на подступах к стене. Завя­зался бой. Римские лучники, пращники и метатели копий подго­товили атаку тяжелой пехоты, кото­рая пошла на штурм. В это время гарнизон Иотопаты сделал общую вылазку и контратакой отбросил римлян далеко от стены. С наступ­лением темноты бой прекратился. Четыре дня римляне пытались штурмовать крепость, но вылазки гарнизона срывали штурм, и рим­лянам пришлось отказаться от это­го способа овладения крепостью.

На пятый день Веспасиан со­брал военный совет, на котором было решено соорудить вал против северной крепостной стены. Армия была разделена на три части: одни рубили и возили лес, другие до­ставляли землю и камни, третьи возводили вал под прикрытием на­тянутых на столбах ивняковых плет­ней. Иудеи с крепостной стены бро­сали в работавших римлян большие камни, стреляли из луков. Тогда Ве­спасиан приказал обстрелять стену из всех имевшихся катапульт, мета­вших копья, баллист, бросавших большие камни, и скорпионов, ме­тавших стрелы. Одновременно арабские лучники, пращники и ме­татели копий обстреливали стену и подступы к ней. Иудеи вынуждены были уйти со стены.

Иосиф приказал производить вылазки маленькими группами. Эти группы срывали защитные кровли, убивали рабочих, разрушали вал и поджигали сваи с крышами. Веспа­сиан установил, что успеху вылазок способствует то, что между осад­

ными сооружениями имеются про­межутки. Он приказал соединить между собой защитные кровли, чтобы создать необходимые усло­вия для связи и взаимодействия отрядов обеспечения. Иудеи вы­нуждены были прекратить вылазки.

Когда римляне возвели вал почти до уровня зубцов стены, Ио­сиф собрал в городе каменщиков и приказал им наращивать крепо­стную стену. Для защиты рабочих на стене были установлены столбы и на них натянуты только что сня­тые с волов шкуры, которые задер­живали камни, бросаемые мета­тельными машинами противника; горящие головни оказывались бе­зопасными, попадая на мокрые шкуры, стрелы скользили по их по­верхности. По сообщению Иосифа, стену удалось поднять до 40 м. На стене были устроены башни и бру­ствер. Одновременно иудеи усили­ли вылазки с целью разрушения осадных сооружений; вылазки про­водились днем и ночью. Иногда удавалось отбрасывать передовые посты римлян до самого их лаге­ря. Отражение вылазок Веспасиан возложил на арабских лучников и сирийских пращников, метавших свинцовые яйцевидные пули. Иу­деи, попадая в зону обстрела, бро­сались вперед и атаковывали луч­ников и пращников.

Когда вал уже приближался к крепостной стене, Веспасиан решил поставить таран, который должен был пробить брешь в стене. Уста­новка тарана обеспечивалась луч­никами и пращниками, а также действиями метательных машин. При первом ударе тарана стена за­дрожала. Для того чтобы парализо­вать силу машины, Иосиф приказал набить мешки мякиной и опускать их каждый раз на то место, куда прицеливался таран. Мешки изме­няли направление удара тарана и ослабляли силу его удара. Тогда римляне стали привязывать впере­ди тарана к длинным столбам сер­пы, которые отрезали мешки. Сте­на под ударами тарана начала ша­таться. Иудеи организовали вылаз­ку тремя отдельными группами, от­бросили римлян 5-го и 10-го леги­онов от их сооружений, подожгли машины и защитные кровли.

Однако к вечеру того же дня римляне снова установили таран и продолжали действовать и ночью

при свете факелов. К утру стена на­чала поддаваться. «Но прежде чем римляне установили штурмовые ле­стницы, один из отрядов Иосифа, который был хорошо вооружен и за­щищен панцирями, воздвигнул но­вую стену рядом с разрушенной». Утром Веспасиан приказал штурмо­вать крепостную стену, сосредото­чив главные силы против ее обва­лившихся частей. Часть войск со штурмовыми лестницами была вы­делена для преодоления уцелевших участков стены с целью отвлечения оборонявшихся от брешей.

Против брешей в три шеренги построились спешенные всадники с копьями и в хорошем защитном вооружении; им была поставлена задача штурмовать бреши, как только будут опущены подъемные мосты. Вторая линия состояла из отборной тяжеловооруженной пехо­ты. В третьей линии разместились лучники, пращники и метательные машины. Четвертую линию соста­вили всадники, стоявшие вдоль стены на горе: они должны были воспрепятствовать скрытному бег­ству гарнизона и жителей города.

Иудеи готовились к отражению штурма. Иосиф разделил гарнизон на две части: усталых и пожилых во­инов он поставил на уцелевшие ча­сти стены, а на разрушенные части назначил самых сильных воинов во главе с лучшими начальниками. Всем было приказано заткнуть уши, чтобы не слышать боевых криков римлян, свиста стрел и камней и шума боевых машин; для защиты от стрел воины должны были опус­каться на колени и прикрываться щитами. Иосиф приказал, как толь­ко римляне наведут штурмовые мосты, сразу контратаковать их, бросаясь навстречу врагу по его же собственному сооружению.

«В то же время загремели тру­бы всех легионов, войско подняло потрясающий боевой клич, и по дан­ному сигналу раздался со всех сто­рон залп орудий, так что воздух по­мрачился». Римляне пошли на при­ступ. Когда были переброшены штурмовые мостки, по ним устреми­лись иудеи, контратакуя противника. Завязался рукопашный бой, в ходе которого римляне непрерывно нара­щивали свои силы и образовывали так называемые черепахи — сплош­ные массы, плотно прикрытые щи­тами. Иосиф приказал лить на них

кипящее масло, которое проникало в щели между щитами и обжигало римских воинов. Одновременно оборонявшиеся бросали на мостки распаренную верблюжью траву, идя по которой римские воины не могли удержаться на ногах, скользили и па­дали вниз. К вечеру Веспасиан вы­нужден был прекратить штурм, не достигнув поставленной цели.

Веспасиан приказал поднять еще выше валы и построить на них три башни высотой по 15 м каждая. Башни были обиты со всех сторон железом, что сделало их огнестой­кими. В башнях находились легкие метательные машины — скорпионы, лучники, пращники и копьеметатели. Защитники стены подвергались те­перь обстрелу сверху. На 47-й день осады валы римлян превысили крепостную стену, и защитники вы­нуждены были ее покинуть. В этой обстановке Иосиф уже не сумел ор­ганизовать оборону. Дисциплина в гарнизоне резко упала, сторожевую службу воины несли небрежно, чем и воспользовались римляне. Оправ­дывая себя, Иосиф называет винов­ником поражения перебежчика, по­советовавшего Веспасиану ворвать­

ся в город на рассвете, когда будут спать часовые. Однако такое реше­ние напрашивалось и без совета пе­ребежчика, так как все было подго­товлено к штурму уже тем, что рим­ляне теперь господствовали над кре­постной стеной иудеев.

Веспасиан приказал своему вой­ску скрытно приготовиться к штур­му и ночью тихо занять исходные по­зиции. На рассвете передовые от­ряды под покровом густого тумана, без шума, взошли на крепостную стену, убили спавших часовых и от­крыли дорогу своим штурмовым ко­лоннам, которые тихо проникли в го­род. Защитники города не могли оказать организованного сопротив­ления. Римляне беспощадно убива­ли воинов и жителей города. В плен было взято всего 1200 человек. Го­род римляне разрушили до основа­ния и уничтожили все оборонитель­ные сооружения.

На обороне и осаде Иотопаты можно проследить все основные приемы борьбы за укрепленные города, применявшиеся в то вре­мя. У римлян была выработана си­стема осады городов: сначала по­пытка взять город штурмом с ходу;

в случае неудачи развертывались инженерные работы под прикрыти­ем легковооруженных войск и мета­тельных машин; затем, добившись господства над крепостной стеной путем сооружения валов и башен, пробивали таранами бреши в сте­не и организовывали второй общий штурм; если этот штурм кончался неудачей, гарнизон осаждаемой крепости доводился до изнурения, после чего осуществлялось внезап­ное нападение.

Подробно описывая оборону Иотопаты, Иосиф Флавий расска­зал, как иудеи встретили римлян на подступах к городу, где был дан первый бой; как была отражена по­пытка взять город атакой с ходу об­щей вылазкой; как осадные рабо­ты срывались частными вылазка­ми; как техническим мероприяти­ям римлян противопоставлялись оборонительные приемы.

По сообщению Иосифа Флавия, командующий римской армией Ве­спасиан не торопился к столице Иу­деи — Иерусалиму, рассчитывая, что иудеи сами обескровят себя междоусобной борьбой. Но Тацит утверждает, что Веспасианом руко­

водили иные мотивы. «Военные действия, — пишет он, — были при­остановлены до тех пор, пока не были заготовлены все нужные для взятия города орудия, изобретен­ные как в древности, так и гением новейших времен». Необходимо было также пополнить поредевшие войска. Завоевание Иудеи подви­галось медленно. В 69 г. Веспаси­ан был провозглашен императо­ром. Уезжая в Рим, он передал ко­мандование своему сыну Титу.

Обороной Иерусалима руково­дили Иоанн из Гискалы, Симон и Елеазар. В городе ковали стрелы, копья и доспехи, приводили в по­рядок крепостные стены, строили метательные машины: было изго­товлено 300 копьеметалок и 40 кам­неметов. Молодые люди обучались обращению с оружием и боевым приемам.

Иерусалим — большая и силь­ная крепость. Город был обведен тройной стеной: первая, внутрен­няя, стена протяжением около 3 км имела 60 башен, вторая, внешняя, или северная, стена протяжением около 1 км имела 14 башен, третья, ограждавшая Новый город, тяну­лась примерно на 2 км и имела 90 башен. Одна стена стояла в том месте, где находились недоступные обрывы. Вдоль северной стены шел глубокий рое. Внутри города находились две мощные цитадели: замок Антония — большая башня, окруженная четырьмя меньшими башнями, и храм Соломона, окру­женный четырьмя стенами.

Начало осады Иерусалима сов­пало с иудейским праздником Па­схи, который, как обычно, привле­кал в столицу большое количество народа из Иудеи. Население иу­дейской столицы в те дни равня­лось примерно одному миллиону человек. Запасы продовольствия в городе были невелики, поэтому большая численность населения города лишь уменьшала срок воз­можного сопротивления.

Гарнизон Иерусалима насчиты­вал до 24 тыс. хорошо вооруженных воинов. Симон имел под своим ко­мандованием 15 тыс. воинов с 60 частными начальниками; он оборо­нял Верхний город. Иоанн вместе с Елеазаром имели около 9 тыс. во­инов и свыше 20 частных началь­ников; они обороняли храм и при­легавшие к нему укрепления.

Римская армия под командова­нием Тита состояла из четырех ле­гионов (5, 10, 12 и 15-й) и большого количества вспомогательных войск союзников. Об общей численнос­ти римлян Флавий не упоминает. Но имеются все основания утверж­дать, что римляне имели трехкрат­ное численное превосходство над иудеями. Кроме того, Тит имел в своем распоряжении большое ко­личество метательных машин.

В конце апреля 70 г. римская армия была уже на ближних под­ступах к Иерусалиму и расположи­лась лагерем на холме Саула, при­мерно в 6 км от города. Тит с 600 всадниками отправился к Иеру­салиму с целью ознакомления с его укреплениями, подступами к ним и выявления настроений иуде­ев. Когда Тит ехал по дороге, ве­дущей прямо к крепостной стене, никто не показывался у ворот. Но как только он свернул с дороги и повел свой отряд в сторону, иудеи сделали вылазку и отрезали его с несколькими всадниками от ос­тального отряда. С большим тру­дом римский полководец прорвал­ся обратно. Рекогносцировка рим­лян была сорвана.

На следующий день римские легионы были уже под стенами го­рода: в 1,5 км от северной стены был разбит лагерь на два легиона (12-го и 15-го), за ним, в полуки­лометре, — второй лагерь для 5-го легиона, на Епеонской горе, в 1 км от города, — третий лагерь для 10- го легиона. Вспомогательные вой­ска расположились между этими лагерями. Иудеи воспользовались беспечностью 10-го легиона, кото­рый строил лагерь, не имея охра­нения, произвели внезапную вы­лазку и рассеяли легион. Но Тит с частью сил другого легиона контратаковал иудеев во фланг и восстановил положение.

В результате личной рекогнос­цировки Тит наметил пункты атаки, против которых легионы стали воз­водить три вала. В промежутках между валами были размещены лучники и пращники, а перед фронтом установлены метательные машины. Иудеи на стенах устано­вили свои метательные машины и, обстреливая римлян, мешали им вести осадные работы. Тогда про­тив каждого вала были построены большие башни, с которых велся

обстрел оборонявшихся, прикры­вавший осадные работы. Когда все эти сооружения были закончены, римляне установили тараны и на­чали пробивать стены. Но в это время иудеи через тайные ворота сделали вылазку и подожгли одну из башен. Завязался бой. Только контратака конницы опрокинула иу­деев и заставила их отступить. Раз­вивая свой успех, римляне на 15-й день осады Иерусалима овладели первой стеной.

Римляне подготовили штурм второй стены и заняли ее через пять дней после овладения первой стеной. Завязался бой на улицах и в домах нижней части города. Кон­тратаками иудеи отбросили рим­лян, вновь завладели второй сте­ной и удерживали ее три дня. На четвертый день в результате ново­го общего штурма свежими сила­ми римляне снова заняли вторую стену. Тит приказал разрушить сте­ну, а башни занять гарнизонами.

Вслед за этим были разверну­ты осадные работы против цитаде­ли Антония с целью последующего овладения храмом и против гроб­ницы Иоанна для завоевания Верх­него города. В результате 17-днев- ной работы легионы соорудили че­тыре вала и установили на них осадные машины. Но к этому вре­мени иудеи под руководством Ио­анна закончили подземный ход к осадным сооружениям противника, находившимся против цитадели Антония, принесли в это подземе­лье сухие дрова, обмазанные смо­лой и асфальтом, и подожгли их. Когда сгорели крепления, сооруже­ние римлян рухнуло и загорелось. Через два дня Симон организовал большую вылазку и поджег осадные машины на других валах. Подго­товка штурма была сорвана.

На военном совете, созванном Титом, было решено блокировать оборонявшихся. В течение трех дней была возведена сплошная контрвалационная линия протяже­нием около 10 км, которая отрезала осажденных от внешнего мира. Вскоре в Иерусалиме начался го­лод, но и он не сломил стойкости оборонявшихся.

Римляне продолжали осадные работы, особенно против цитадели Антония, где был возведен новый вал. Иудеи снова сделали вылазку с целью уничтожения осадных со­

оружений, но не достигли цели. «Видно было, — пишет Иосиф Фла­вий, — что их (иудеев) план страда­ет прежде всего отсутствием един­ства: они выступили разрозненны­ми партиями, робко и медленно, одним словом, совсем не в прежнем иудейском духе; недоставало всего того, что всегда отличало иудеев, а именно: смелости, быстроты, нати­ска, общности набега и искусства в прикрытии отступления». Помимо всего этого иудеи «встретились с более твердым строем римлян, чем всегда». После отступления иудеев римляне установили стенобитные машины. Ночью под ударами тара­на стена обрушилась в том месте, где Иоанн прокопал ход под преж­ний вал римлян. Но против этого пролома иудеи быстро соорудили новую стену, хотя и слабее первой. Римлянам пришлось начинать осад­ные работы снова.

Ночным штурмом римские ле­гионы овладели цитаделью Анто­ния, но развить успех им не уда­лось, гак как иудеи упорно оборо­няли храм. Для того чтобы пробить брешь в стене, окружавшей храм, римляне стали сооружать четыре вала и устанавливать тараны. Ког­да выяснилось, что действие тара­нов малоэффективно, Тит приказал поджечь ворота, а затем и храм.

Последним оплотом иудеев был Верхний город, или, как он назы­вался раньше, Сион; его упорно обороняли отряды Симона и Иоан­на. Сион римляне окружили валом, установили тараны и пробили бре­ши. 2 сентября 70 г. Сион был взят штурмом. Иерусалим был разру­шен до основания, сохранились лишь башни и небольшая часть городской стены для устройства ук­репленного римского лагеря.

За свое многовековое существо­вание Иерусалим подвергся более чем 30 осадам. Но четырехмесяч­ная осада 70 г. по своим масшта­бам превзошла все осады, бывшие до этого. Иерусалим представлял собой большую крепость, которая имела сложную систему сильных оборонительных сооружений. По­этому один общий штурм не мог оп­ределить исход борьбы. Необходи­мо было последовательно овладеть линиями обороны — крепостными стенами, а затем опорными пункта­ми внутри города — цитаделями. Крепости обычно имели одну ци­тадель, а в Иерусалиме были по су­ществу три крупные цитадели: ци­тадель Антония, храм и Сион. Толь­ко большое численное превосходст­во и наличие мощной осадной тех­ники обеспечили римлянам успех.

Оборона Иерусалима носила ак­тивный характер и включала общие и частные вылазки, защиту подсту­пов к стенам действиями метатель­ных машин, оборону крепостных стен и башен, устройство подкопов с целью разрушения осадных со­оружений противника, возведение отсечных стен в проломах, наконец, устройство всевозможных засад и ловушек, которые подробно описы­вает Иосиф Флавий.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!