Ильин И. Путь к очевидности Проблема ненасилия

19 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Оглавление

Введение            3
Основная часть. Философия ненасилия и возрастание гуманизма
как парадигма XXI века. Ильин И.А. «Путь к очевидности»  4
Заключение           13
Список использованной литературы       14
Приложение           15

Введение

Иван Александрович Ильин (1882-1954) - выдающийся русский философ, политический мыслитель, теоретик и историк культуры и религии. Родился в Москве, окончил юридический факультет Московского университета, в котором он после завершения учебы в Германии преподавал. Его научная деятельность завершилась написанием труда "Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека", представленного как магистерская диссертация. За эту работу он получил степень доктора философии. После революции участвовал в идейной борьбе против нового строя, за что много раз арестовывался.
В 1922 г. был приговорен к смертной казни, которая была заменена высылкой из Советской России. До 1934 г. жил в Берлине, а с приходом к власти нацистов был вынужден эмигрировать в Швейцарию. Основные труды И.А. Ильина: "Религиозный смысл философии" (1924), "О сопротивлении злу силою" (1925), "Путь духовного обновления" (1935), "Аксиомы религиозного опыта" (1953), "Наши задачи" (1956).
Анализ творческого пути свидетельствует о наличии разных убеждений в различные периоды жизни. В связи с этим справедливая оценка взглядов Ильина, его истинного значения для развития русской культуры возможна только через адекватное восприятие его творчества, через понимание глубины духовных поисков, которые, в конце концов, заставили его отказаться от своего прошлого (2).
Разочарованные Октябрьской революцией 1917 года в России, представители русской интеллигенции, находят приют за границей. Непринятие перестановок и социальный протест, вызванный революцией, стали главными движущими силами дальнейшей эмиграции и их идейной консолидации за пределами России. И.Бунин, И.Ильин, Н.Бердяев, Г.Флоровский, В.Зеньковський стали лидерами русской эмиграции в национальном и мировом масштабе.
Глубокий внутренний перелом, который состоялся в конце 20-х гг. (после высылки Ильина из Советской России), привел к тому, что философ, который сначала ориентировался почти исключительно на западную философию, весьма свободно трактовавшую христианскую традицию, всем своим направлением мыслей связанный с западной культурой, с традициями западного либерализма, превратился в проповедника национально-монархического, духовного консерватиз-ма, у ревностного приверженца ортодоксального церковного православия.
Философия, по мнению Ильина, не должна выдумывать системы. Все, что она должна делать, это предметно созерцать и мыслить. Философ, занимающийся предметной философией, "не смеет повелевать предмету; он не смеет и искажать его в своем изображении. Философ, воображающий себя "бухгалтером", наводящим порядок, или унтер-офицером, выстраивающим шеренгу понятий, - смешон и жалок... Он не может "указывать" своему предмету; ему не дано "знать заранее", или "знать лучше"; он не призван починять разрывы или несогласованности предмета своими рационалистическими выдумками". Философ, исследующий проблемы нравственности, должен, по мнению Ильина, иметь свой нравственный опыт. Тот, кто исследует проблемы искусства, должен иметь богатый опыт созерцания и воспитывать себя к художественному созерцанию и опыту. Исследователь, занимающийся религиозной философией, должен иметь религиозный опыт. То же самое относится и к философу права, который также должен обладать предметным правовым опытом.
Основная часть. Философия ненасилия и возрастание гуманизма как парадигма XXI века. Ильин И.А. «Путь к очевидности».

Анализируемая работа начинается с утверждения философа о том, что современный мир идет навстречу духовному обновлению. Это утверждение близко к ницшеанской идее обновления мира и появления сверхлюдей, однако уже с первых строк сочинения Ильина видна стержневая идея гуманизма.
Ильин признает за людьми слабости, однако не осуждает их за это, а верит в их будущее искоренение, изживание: «Многие еще не видят этого: одни - потому, что не изжили своих старых заблуждений и продолжают считать их “последним словом” жизни и правды; другие - потому, что страдания и лишения нашей эпохи слишком велики и поглощают у людей все их силы. Есть и такие, которые почувствовали необходимость духовного обновления, но не видят нового, верного пути и не знают, что начать... Но близится тот “день”, когда духовное обновление начнется само собою и притом потому, что старые пути и направления окажутся исчерпавшимися, разочарование охватит души и человеческие лишения и страдания покажутся невыносимыми...» (3, с. 8).
Если Ницше осуждал людей, презирал их, то Ильин утверждает, что каждый человек может войти в общество будущего, для этого необходимо лишь обрести духовную свободу: «…людям надо обеспечить себе доступ к первоначальным основам духа и жизни. Человек будущей культуры должен снова возлюбить духовную свободу, предаться живой сердечной доброте, взрастить в себе драгоценное смирение как источник подлинной силы, преклониться перед тайной Божьего мироздания, укрепить в себе силу сердечного созерцания, научиться радости благодарения и восстановить в себе подлинную религиозность…» (3, с. 6).
В данной работе Ильин поставил вопросы, имеющие острую социальную значимость во все периоды жизни общества: как следует бороться со злом? можно ли вообще выступать против зла силою? можно ли использовать силу, вплоть до государства, в борьбе со злом? Ильин резко выступает против теории Л. Толстого о непротивлении злу насилием. Рассмотрев понятия добра и зла с философской точки зрения, Ильин приходит к выводу, что принуждение и сила при сопротивлении злу допустимы в определенных пределах и при определенных обстоятельствах. Ильин не оправдывает это применение, но считает, что оно вынужденно, когда другие средства исчерпаны.
Интересно, что Ильин не считает развитие человеческой культуры прогрессом, даже наоборот – регрессом: «Чем дальше идет развитие культуры, тем напряженнее, тем интенсивнее она становится. Культура есть вообще воплощение интенсивности, “многое” собирается и сосредоточивается (аккумуляция) и затем действует в формах концентраций (интенсивность). Это составляет самую сущность культуры. Именно бескультурность выражается в рассеянии, в рассредоточенности; и именно поэтому варварство есть явление распада, бесформенного множества, экстенсивности, вялого бессилия. Напротив, кто хочет творить культуру, тот должен собрать свои силы, научиться концентрации, вниманию, единению; он должен все взвешивать, вкладывать в дело все свои силы и стойко держаться до конца. Без этого никакая культура невозможна. Но это и есть приговор для всякой наивности, непосредственности и бессознательности. Мысль и воля должны проснуться, сосредоточиться, подчинить себе воображение и создать необходимое. При чем тут так называемая “жизнь чувства”, или, как еще говорят, “сердца”? Что она может дать? - Она будет только отвлекать, уводить, мешать умственной концентрации, ослаблять волевую энергию...» (3, с. 12).
Проблема современной культуры, по Ильину, заключается в том, что наука, культура, общество все дальше и дальше отходят от чувственной стороны природы человека: «Посмотрите на науку - этот главный двигатель всей современной культуры. Здесь все построено на объективном наблюдении и бесстрастном анализе. Жизнь чувства, с его неустойчивостью и капризной субъективностью, внесла бы в науку только туман и пристрастие; и потому она должна быть здесь подавлена или, во всяком случае, устранена. Чем меньше “симпатии” и “антипатии”, волнения и негодования, тем успешнее идет научное исследование. Ненависть и любовь только плодят научные ошибки. “Сердцу” просто нечего делать в науке.
А если взять культуру как политику, то тут уже совсем не будет места для “сентиментальности”. В политике царит личный, групповой и классовый интерес. Здесь идет умная и дерзкая борьба за власть. Здесь нужен холодный расчет, трезвый и зоркий учет сил, дисциплина и удачная интрига; и конечно - искусная реклама.^ Политик должен блюсти и равновесие в народной жизни и строить “параллелограмм сил” в свою пользу. При чем тут чувство? Сентиментальный политик никогда не дойдет до власти, а если получит ее, то не удержит. Здесь все решается волей и силой; и любви здесь нечего делать. Сентиментальность погубит всякий государственный строй...
Заговорите о любви в современном искусстве, и на Вас все обернутся, как на устаревшего чудака-профана. Современное искусство есть дело развязанного воображения, технического умения и организованной рекламы. Сентиментальное искусство отжило свой век; это был век пастушек и романтиков. Ныне царит изобретающее и дерзающее искусство, с его “красочными пятнами”, звуковыми пряностями и эффективными изломами. И современный художник знает только две “эмоции”: зависть, при неудаче, и самодовольство, в случае успеха» (3, с. 14-15).
Естественно, что Ильин довольно сильно преувеличивает размеры бездуховности общества, тем не менее, до сих пор многие ученые подчиняют свои моральные убеждения зову денег, разума и т.д. Ильин говорит, что стремление к определенной цели без какого-либо морального императива – движение к гибели и вырождению: «Бессердечная воля, - сколь бы упорной и настойчивой она ни была в жизни - является в конечном счете лишь животной алчностью и злым произволением. “Освободившись” от любви, воля оказывается бесцеремонной и безудержной, но воображает о себе, будто она “могущественна” и “свободна”. В действительности же она является безжалостной, напористой и жестоковыйной. Успех для нее - все; мучительство и убийство для нее - дело простое и обычное. Это - злая энергия души. Она живет всецело в трезвости земных похотей: это есть воля к обладанию и к власти, и расценивать ее надлежит не как духовную потенцию, а как опасное явление природы. Это и есть именно та воля, для которой поставленная цель оправдывает всякое средство. Это есть воля ненасытного властолюбия, воля тоталитарного государства и “единоспасительной церкви”, антисоциального капитализма, коммунистического деспотизма, империалистических войн за колонии; такова воля всех карьеристов и тиранов» (3, с. 26).
Выбор пути борьбы со злом для каждого представляет нравственную проблему долга личности. Человек сам должен решить, как ему поступить. Но возводить каждый конкретный случай в обобщающий философский подход - это совершенно неправильно, и здесь Толстой глубоко ошибается. Конечно, бывают конкретные ситуации, когда для нравственного здоровья и личности, общества лучше противостоять злу любовью и добром, не отвечая на удар ударом, но бывают и другие ситуации, когда опять же в интересах и личности, и общества лучше прибегнуть к принуждению, к насилию. Философский ответ на поставленный вопрос состоит в том, что в зависимости от конкретной ситуации должен быть разный ответ на нее. Конечно, Ильин прекрасно понимал и писал об этом, что борьба со злом - это прежде всего нравственное воспитание, духовное воздействие. Поэтому применение силы и принуждения - это проявление определенного компромисса, при котором признается, что сила - не основной метод исправления зла, но все-таки бывает, что другого выхода нет.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!