Идеи масонства в России. Российские масоны о нравственном совершенствовании личности

9 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Идеи масонства начинали распространяться в России, с 30-х годов XVII века и в немалой степени способствовали обращению русской философии к проблемам человека, к познанию человеческой личности, к проблемам нравственности. Хотя в самом масонстве не было особой оригинальной философской системы, но оно отразило насущную потребность в развитии духовной жизни - стремление к самопознанию, самосовершенствованию. Не случайно на Западе в числе членов масонских лож были Вольтер, Руссо, Дидро.

Истоки масонского движения уходят своими корнями в средневековую Европу, когда значительную роль играли замкнутые образования - сословия со своими правами и привилегиями, цехи, объединения различных мастеров-ремесленников. Одним из них было объединение строителей соборов, сохранявших в секрете тайны своего мастерства. Символы строителей-вольных каменщиков - фартуки, молотки, циркули - были использованы как свои отличительные знаки возникшими в эпоху Возрождения самоорганизующимися духовно-общественными группами. Они формировались в странах Западной Европы как своеобразная антитеза официальной церкви, форма проявления неудовлетворенности ее практикой.

Масонство с самого начала своего возникновения функционировало в виде замкнутых групп - лож со строгой иерархией и особой символикой. Символам, знакам, ритуалам уделялось особое внимание. Это были средства самовыражения, самоопределения, избранничества, отделения от непосвященных. Идея братства всех людей независимо от сословной и национальной принадлежности находила свое выражение в концепции строительства единого общечеловеческого храма Соломона.

Масоны использовали символы, возникшие у разных народов, в различных культурах. Так, мы видим в оформлении залов, где собирались масонские ложи, в одеяниях, в которые облекались участники обрядов посвящения, элементы самых различных символов. Здесь были и греческие колонны, и древнееврейские семисвечники, и египетские иероглифы, и кресты мальтийского ордена. Все это должно было символизировать, во-первых, таинственность, ключ к пониманию которой - только у избранных, и, во-вторых, всемирный, наднациональный, т. е. космополитический, настрой масонов. Это как бы воплощало идею всемирного братства масонов, протягивавших друг другу руки поверх границ, правительств, всех перегородок между людьми. Масоны полагали, что они собирают всю мудрость мира, используя знания, возникшие в Египте и Вавилоне, Израиле и Персии, Индии и Греции.

Но знания эти - о душе человека, о свойствах человеческой натуры, о связи человека с небесными телами - должны быть доступны только избранным, они - удел немногих. Масоны ставили своей целью отбор этих немногих по интеллекту, по способностям, по характеру, по профессиональным умениям. Происхождение, богатство, чины как бы не играли никакой роли. Такой подход закрепился в строгой иерархической структуре масонской ложи - во главе стоял Великий Магистр, Великий Инквизитор, Командор. Помимо него было 18 ступеней. Самые низкие из них - ученик, подмастерье, мастер. Переход от одной ступени к другой обставлялся таинствами, особым ритуалом (он ярко воспроизведен в романе Льва Толстого «Война и мир», в сцене приема Пьера Безухова в качестве члена масонской ложи).

Но отстраненность масонов от земной жизни была во многом мнимой, во всяком случае на Западе. Масоны, особенно во Франции, свысока смотрели на народ как на темную, косную массу, стадо, которому нужен погонщик и ярмо. Масоны считали себя свободными от суеверий, предрассудков, но для народа полагали необходимым существование сдерживающей его духовной силы, по принципу, сформулированному Вольтером, членом одной из масонских лож: «если бы Бога не было, его надо было выдумать».

Европейское масонство стремилось расширить свое влияние и распространить его на Россию. Особенно активными были немецкие масоны, они, стимулируя создание масонских лож в Петербурге и Москве, опирались на многочисленные немецкие кланы в России - ученых, аптекарей, булочников, ремесленников, чиновников. Масонские ложи давали возможность встречаться в неофициальной обстановке, собирать необходимые сведения о российской жизни с тем, чтобы упрочить свое положение и влияние в России.

Шведские масоны также имели прочные позиции в России, они стремились изолировать Россию, преуменьшить тем самым результаты Северной войны, когда Россия при Петре Великом оттеснила Швецию и закрепилась на берегах Балтийского моря. Масоны прямо не могли, конечно, вмешиваться в политику, но они, как и немецкие масоны, продвигали своих людей во все поры государственного организма.

Но российское масонство, берущее свое начало с 30-х годов XVIII века, приобрело несколько иной характер, чем на Западе. Первоначально членами масонских лож становились дворяне, аристократы, офицеры. Их привлекала необычность обрядов, ритуалов, атмосфера таинственности, напоминавшая о рыцарских орденах, о временах средневековья. Масонские ложи являлись как бы своеобразными клубами, в них первую роль играли представители самых знатных дворянских фамилий России - Трубецкие, Голицыны, Воронцовы. Идеи братства и равенства начали привлекать в ложи людей и других, низших сословий. Один из них, Елагин, прямо признавался, что вступил в ложу из тщеславия: «хочу быть на минуту со знатными людьми». Впоследствии он сам стал руководителем одной из российских масонских лож - «Астрея» и объявил об отделении от английских масонов, с которыми первоначально была связана эта ложа. Елагин, как и многие другие, понял, что масонское братство существует лишь в воображении.

Российское масонство в лице наиболее мыслящих своих представителей, а ими были, помимо Елагина, Н. Новиков, И. Шварц, И. Лопухин, С. Лабзин, С. Гамалей, осознавали многие несовершенства современной им жизни. Однако они отвергали прямую общественную деятельность, тем более борьбу против существующих порядков, решительно отмежевывались от французских энциклопедистов с их критикой королевской власти и церкви.

Масоны утверждали в первую очередь необходимость самоуглубления человека с целью самопознания и самосовершенствования. Такая установка стимулировала индивидуализм, обособленность отдельных людей, занятых собственным духовным совершенством. В то же время она способствовала и перемещению центра философских интересов от исключительного познания природы, внешнего мира в сферу человеческой личности. И в этом была бесспорная ценность масонских исканий.

Масонство не было целостным философским течением, особой идеологией. Это было своеобразное проявление внецерков-ной религиозности, привлекавшее к себе представителей различных - и консервативных, и либерально-демократических - кругов своими нравственными поисками, отказом от традиционных и архаичных официальных обрядов, призывам к братству людей. Такими своими чертами масонство было выражением оппозиции к официальной государственности. Это проявлялось не только в абстрактных призывах к равенству и братству людей, не только в ритуалах, противостоящих церковным, но и в обращении к некоторым реальным вопросам социальной жизни, такова в первую очередь критика русскими масонами крепостного права. Руководитель российских масонов,И. Елагин направил на имя Екатерины II специальный проект «Об определении в неотъемлемое владение дворцовым крестьянам земли и раздаче казачьих деревень за известную плату на временное определенное владение вольным содержанием». С критикой крепостнической системы выступали и такие видные масоны, как поэт и драматург А. Сумароков, и философ П. Пнин.

Масонство в России XVIII века явилось влиятельным духовно-общественным движением, воздействие его на умы людей, связанных с ним, было весьма значительным. Недаром лучшие люди России тянулись к этому движению, свободно, вне официальныхрамок, самоорганизованному обществу. Именно масонство предопределило значительный рост философского интереса к проблемам духовной жизни общества, к сущности нравственности. Выдающийся просветитель второй половины XVIII века - масон Николай Иванович Новиков - говорил, что масонство - «на распутье между вольтерианством и религией». Действительно, масонство существенно отличалось и от официальной религии, и от рационализма и материализма французских просветителей, сводивших все явления в мире к движению материи.

Несмотря на то что среди масонов и в Петербурге, и в Москве было немало дворян, в том числе и высшей аристократии, Екатерина II относилась к этому течению неприязненно. Главной причиной такого отношения были не философские разногласия, хотя императрица, как сторонница Вольтера и Дидро, отвергала мистику масонов. Но вольтерианство Екатерины было все-таки не столь глубоким, достаточно поверхностным. Основная причина отрицательного отношения к масонству была политической. В русском масонстве императрица увидела угрозу существующему строю. Ее не успокоили доводы о лояльности масонов и их признанного главы Н. И. Новикова христианству. Митрополит Платон на запрос Екатерины о религиозности Новикова ответил, что он «молит Бога, чтобы во всем мире были христиане таковы, как Новиков».

Действительно, российские масоны не отвергали христианской религии, они лишь искали «истинного христианства», придавая особое значение его нравственности, содержанию, выделяя моральную проповедь как главную цель, Н. И. Новиков среди других книг издавал и сочинения отцов церкви. Масоны отвергали атеизм и свободомыслие французских материалистов, сам Новиков отрицательно относился к энциклопедистам и особенно к Дени Дидро, пробывшему в Петербурге целый год.

Масонские ложи были закрыты Екатериной в 1783 году, а в 1792 году был арестован Николай Иванович Новиков и приговорен к пятнадцатилетнему заключению в Шлиссельбургс-кой крепости. Правительство, особенно в связи с начавшейся во Франции революцией, увидело в масонстве политическую угрозу. Тайные ^собрания масонов, носившие чисто ритуальный, нравственно-проповеднический характер, были взяты под подозрение как якобы заговорщицкие. Особенно встревожило власти расширяющееся влияние масонов, причем не только среди высшего дворянства, но среди образованных представителей низших сословий. Особенно опасными казались связи российских масонов с их иностранными единомышленниками. Все эти опасения были безосновательными.

В масонском журнале «Утренний свет» провозглашалась задача «искоренить и опровергнуть вкравшиеся правила вольномыслия», пагубные для общества. Масоны Лопухин и Шварц призывали к покорности государю и к искоренению «средствами разума» и «путями добрыми» мнимых вольностей.

Большинство российских масонов являлись убежденными монархистами и противниками французской революции. Но они выдвигали идеи социального равенства, осуждая различные формы социальной несправедливости. Эти убеждения основывались у них на евангельских заповедях, а не на принципах естественного права.

Среди российских масонов центральное место по праву принадлежит Н. И. Новикову. Деятельность его не укладывается в рамки масонского движения, хотя он и был убежденным сторонником идей и целей масонства. В нем - подобно английским масонам, сторонником которых являлся Новиков, - он видел форму расширения и укрепления христианской веры. Это было своеобразное стремление к «внутренней церкви», и оно отражало определенную неудовлетворенность церковью официальной, так сказать, видимым храмом. Новиков, в отличие от других масонов, выступал решительным противником оккультных наук, алхимии и магии, выделяя на первый план не ритуалы и тайные знаки, но проповедь нравственности.

Практическая деятельность Новикова - книгоиздателя и журналиста, фактического основателя подлинной русской журналистики - была направлена на обличение упадка нравственности, всех форм унижения человека, проявлений социальной несправедливости. Этой цели он посвятил сотни страниц в основанных им журналах «Трутень», «Пустомеля», «Живописец» и сотни книг, изданных его издательством. В этой своей деятельности Новиков видел возможность осуществлять масонские идеалы братства людей, их нравственного совершенствования. Он был убежден, что просвещение, воплощенное в реальную форму книг и журналов определенного направления, способно привить людям склонность к самообогащению, самоочищению от скверны, помочь им в нравственном перерождении. Таким образом, масонские убеждения Новикова находили свое выражение не в увлечении таинствами лож, а в практической деятельности. Но это убеждение и эта деятельность имели свою внутреннюю логику - возникнув на основе масонских идей, они вышли за их рамки. Характерно, что в списках изданных Новиковым книг масонские сочинения составляли незначительную часть.

Арендуя типографию Московского университета, Новиков выпускал в год до полутораста книг, все же до своего ареста ему удалось напечатать более девятисот названий, в том числе и многотомных сочинений. Основная их часть была посвящена просвещению читателей, их нравственному развитию. Благодаря этой неустанной деятельности русский читатель познакомился с сочинениями не только Сумарокова, Фонвизина, Княжнина, Аничкова, Десницкого, но и Руссо, Локка, Лессинга, Свифта и других писателей и мыслителей. Помимо книг Новиков издает для массового читателя своего времени «Городскую и деревенскую библиотеку», «Детское чтение для ума и сердца». В издававшихся им журналах Новиков решился на открытую полемику с журналом «Всякая всячина», который был основан самой императрицей, часто выступавшей с различными публикациями. Екатерина II, понимая необходимость совершенствования социальных отношений, проповедовала в своем журнале «человеколюбие», не затрагивая коренных проблем отношений между сословиями. Новиков, руководствуясь целями исправления нравов и масонской идеей морального исправления, выступает с прямой и резкой критикой проявлений жестокости помещиков, взяточничества чиновников, ханжества, лицемерия, призывая к нравственности, нравственной оценке людей как главному критерию. «Не порода, но добродетели делают человека достойным почтения честных людей», - писал просветитель. Он стремился средствами сатиры, убеждения, просвещения воспитать новое поколение русских людей - свободных от тирании, от пороков, от унижающего подобострастия и перед сильными мира сего, и перед западноевропейскими стандартами. В одном из своих журналов он писал: «Молодого российского поросенка, который ездил по чужим землям для просвещения своего разума и который, объездив с пользой, возвратился уже совершенною свиньею; желающие смотреть, могут его видеть безденежно по многим улицам сего города»...

Деятельность Н. И. Новикова, хотя и осуществлялась на основе масонских убеждений о совершенствовании человеческой нравственности, по своему размаху и объективному смыслу далеко выходила за пределы замкнутой таинственной жизни масонских лож. Она была обращена к людям и оставила в их душах неизгладимый след.

Эта живая струя в масонском течении продолжалась и позже, когда в начале XIX века среди масонов мы видим П. Чаадаева и многих декабристов.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!