Христианские общины в Древнем Риме II в.н.э.

16 мая 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Начальная история христианства покрыта туманом неиз­вестности. По церковным преданиям, основателем христианства был Иисус Христос из города Назарета в Галилее, сын плотника. За свои проповеди, призывавшие к покаянию ввиду приближения конца мира, и резкое осуждение садукеев и фарисеев за творимое ими зло в отношении «детей земли» он был предан суду, осужден синедрионом за присвоение себе царского звания и объявление себя Мессией и распят при римском наместнике Пилате, в царст­вование Тиберия, в 30 г. н. э. Так рассказывает церковная исто­рия, но современная наука трактует этот вопрос иначе.

При критическом подходе к вопросу передаваемые церковной историей рассказы о рождении и жизни Христа, его проповедях, творимых им чудесах, смерти и воскресении оказываются сочинен­ными гораздо позже и не имеют ничего общего с исторической действительностью. При отсутствии критически проверенных фак­тов о начальном периоде христианства и его основателе, при на­стоящем уровне исторической науки приходится ограничиться признанием, что христианство зародилось в Палестине в I в. н.э. и было одной из иудейских сект, именно - сектой назареев. Даль­нейшая история христианства есть история христианских общин, их распространения по всему римскому миру, освобождения хри­стианства от иудейских элементов и его приспособления к соци­ально-политическим и культурным формам Римской империи. В соответствии с переменами в организации христиансках общин и их социального состава менялась также и христианская идеоло­гия, все более порывавшая с революционными идеями, имевши­мися в архаическом христианстве, когда оно еще было иудейской сектой.

В конце I в. н.э. христианские общины существовали во всех крупных торгово-ремесленных городах античного мира - Иеру­салиме, Антиохии, Эфесе, Коринфе, Риме, Путеолах и др. По сво­ей организации христианские общины напоминали римские колле­гии, «погребальные коллегии маленьких людей» (collegia funeraticia). По римским законам, «изуверская иудейская секта хри­стиан» принадлежала к разряду нелегальных союзов, и потому со­брания христиан могли происходить только в потаенных местах, пустых зданиях, в горах, на кладбищах, в катакомбах и т. п. Специ­альных молитвенных домов (церквей) в первое время не существо­вало, не существовало также и каких-либо уставов и определенно­го ритуала, все было делом «боговдохновения» и случая. Каждая община жила самостоятельной жизнью, никакой общей связи меж­ду отдельными христианскими общинами не существовало. Един­ственной связью была «вера в Христа» или, вернее, в «имя Хрис­тово» (nomen Christi), ибо в разных общинах образ Христа рисо­вался различно.

Входившие в состав общин «почитатели Христа», называв­шие себя братьями и сестрами, считались равноправными и оди­наково «боговдохновенными». Каждый верующий, «святой», мог быть учителем, проповедником, пророком и слугой под воздей­ствием высшей силы благодати (charisma), осенявшей его в дан­ный момент (харисма - состояние экстаза, получаемого непо­средственно свыше или же через особые религиозно-мистичес­кие действия).

Вступавшие в общину члены проходили обряд очищения, омо­вения водой. Главную часть собраний «во имя Христа» составляли «вечери любви», совместные трапезы, проповеди, чтение и тол­кование Священного писания. Целью христианских собраний была забота о погребении своих членов и приготовление к скорому при­шествию Мессии и концу мира.

В христианской литературе, изображающей жизнь христиан­ских общин, очень часто упоминается о лжеапостолах и лжепро­роках, даются советы, как распознать их, оберечь себя от обмана. Дошедшее до нас произведение греческого писателя Лукиана Са- мосатского иллюстрирует нам это положение. Лукиан расска­зывает о некоем Перегрине Протее, авантюристе и преступнике. Он принял христианство и сделался вскоре пророком и главой об­щины. Он толковал христианские священные книги и сам сочи­нял их. Перегрин пользовался небывалым успехом и, когда был арестован, получал в тюрьме большие доходы; однако в конце кон­цов его все же исключили из общины, и жизнь свою Перегрин за­кончил самосожжением. Рассказ «О смерти Перегрина» - несо­мненно, карикатурное изображение, но оно отражает некоторые истинные черты первых христианских общин.

Число членов в первых христианских общинах было неодинаково, но в общем невелико. «Где двое или трое собираются во имя мое, там и я нахожусь среди них», - говорится в евангелии Матфея. Со­циальный состав общин не был однороден, но бес­спорно, что первоначально в христианских общинах, как и в «союзах маленьких людей», преобладали представители низших классов - рабы, вольноотпу­щенники и близкие к ним по своему социальному по­ложению и настроению свободные.

Состав христианских общин с самого раннего мо­мента их возникновения был разнороден. Эта черта характерна для многих синкретических культов. «Нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Epist. ad. Coloss., 3, 11). Таким образом, христианству чужда была национально-религиозная замкнутость. Бывшие язычники, к которым принадле­жали люди разнообразных этнических групп, очень рано начали играть большую роль в христианстве. Идея равенства, встречавшаяся у стоиков и римских юристов, проведена была у христиан последователь­нее, чем в иных учениях. Христианство провозгла­сило братство всех людей, равенство рабов и свобод­ных. Оно специально обращалось к «страждущим и обремененным», обещая им успокоение. Христиан­ство провозгласило блаженными нищих, обещало утешение плачущим.

Пронизанная мессианскими идеями христианская религия - столь блестящими красками разрисован­ный «Новый Иерусалим», расположенный у райской реки жизни, - привлекала к себе всех отчаявшихся людей, не находивших иного выхода из своего без­радостного положения. Из каких людей рекрути­ровались первые христиане? Преимущественно из «удрученных и обремененных», принадлежавших к низшим слоям народа, как и подобает революцион­ному элементу. Из кого же состояли последние? В городах - из разорившихся свободных людей из всех слоев народов, подобно «mean whites» южных рабовладельческих штатов или европейским бродя­гам и авантюристам колониальных и китайских пор­тов, затем - из вольноотпущенников и главным об­разом рабов; в латифундиях Италии, Сицилии и Аф­рики и в сельских округах провинций - из мелких крестьян, все более и более попадавших в кабалу из- за долгов.

В раннехристианском учении наблюдалась впол­не определенная антиплутократическая тенденция - осуждение богатства. «Удобнее верблюду пройти

сквозь игольные уши, чем богатому войти в царство божие», - говорится в проповеди Христа у Матфея и Луки (Evangelium secundum Mattheum, 19, 24; Luc., 19, 25). Юноше, который хотел спастись, Христос велел прежде всего раздать свое имение нищим. Со­циальной основой христианства был протест против эксплуатации, против угнетения.

Идеи всеобщего равенства, протесты против богат­ства получили религиозное преломление. У первых христиан не было какой-либо определенной социаль­ной программы, определенного плана переустройст­ва социальных отношений. Эсхатология ранних хри­стиан ориентировала их на будущий, потусторонний мир. Обращалось внимание прежде всего на этическую сторону отношений между людьми. Отсюда утверж­дение, что всякий должен оставаться в своем звании. «Дидахе» убеждает господ мягко относиться к рабам. «В гневе своем не отдавай приказаний рабу своему или рабыне, надеющимся на того же бога...» (Didache, IV, 10). Обращаясь же к рабам, автор говорит: «Вы же, рабы, повинуйтесь господам вашим, как образу бога, по совести и со страхом» (Didache, VII). Такие же ут­верждения встречались и в апостольских посланиях. «Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по пло­ти» (Epist. ad Coloss., 3, 22), - говорится в том же послании, где провозглашается идея всеобщего равен­ства. Богатые, таким образом, не были отвергнуты. В «Деяниях» повествуется о принятии христианства римскими чиновниками и состоятельными людьми. От них требуют лишь щедрых жертв на содержание об­щины и в пользу бедных.

Вступление в христианские общины должно было казаться тем более заманчивым, что христиане, по­добно всем сектантам, считали себя богоизбранны­ми, святыми людьми, осененными высшим вдохнове­нием,-святым духом, и свысока смотрели на всех остальных «непосвященных» и «небоговдохновен­ных» людей.

Христианство привлекало не только своей идеей равенства и надеждой на спасение в загробной жиз­ни. Оно менее, чем другие синкретические культы, связано было с традиционными национальными ре­лигиями. Христианство упростило культ, отменило жертвоприношения. Наиболее древними христиан­скими обрядами (таинствами) было крещение, совер­шавшееся при вступлении в общину, и причащение хлебом и вином, происходившее во время религиоз­ных собраний. Тот и другой обряды встречались и в других культах, так же как не были новы и те мисти­ческие понятия, какие встречаются в христианстве.

Но сочетание этих элементов было новым. Иное, чем у других синкретических систем, было и отношение к иноверным организациям. Ни один из культов не отличался такой строгой исключительностью, как христианство. Эту исключительность христианство восприняло от иудаизма, но лишило ее националь­ной ограниченности. Христианин не мог принимать участия ни в одной «языческой» религиозной церемо­нии. А так как всякий общественный акт в муници­пиях, коллегиях и т. д. сопровождался религиозны­ми обрядами, то христиане должны были занять осо­бое положение в обществе. Недаром они называли себя «третьим родом», «избранниками», «стадом Христовым». Это отрешение от языческого мира, который позднее именовался как мир дьявола, было идеологическим оправданием пассивного сопротив­ления Римской империи. Раньше всего христианство стало распространяться в малоазийских провинциях, в особенности в таких городах, как Эфес и Смирна. Большую роль приобрели довольно рано и христи­анские общины в Сирии (в Антиохии, Дамаске). Хри­стианство стало рано распространяться в Египте, где долго сохраняло свою самобытность. На Западе хри­стианские общины появились прежде всего в Риме, но первыми членами римской христианской общины были не римляне, а перегрины, «чужестранцы», и в течение долгого времени в римской церкви был при­нят греческий язык. Из западных провинций большую роль в развитии христианства сыграла Африка. Здесь впервые появились христианские сочинения на латин­ском языке. К концу II в. н. э. христианство распро­странено было повсеместно, но оно оставалось еще городской по преимуществу религией. Жители сель­ских областей оставались большей частью привер­женцами старых культов.

По мере расширения общин и усложнения их ор­ганизации из массы рядовых «братьев и сестер» вы­делились диаконы (служители), заведовавшие хозяй­ственными делами общины, получением и распреде­лением приношений членов общины, устройством общих трапез и т. д. Согласно преданию, первона­чальные руководители христианских общин, апосто­лы (посланцы), не справлялись со всеми возложен­ными на них обязанностями и жаловались общине, что они не могут одновременно проповедовать, объ­яснять «слово божие» и обслуживать общины - со­бирать приношения, устраивать «вечери любви» и помогать бедным. Это и послужило поводом к обра­зованию специальной и выборной коллегии диаконов, заведовавших хозяйственной частью. Для этой цели, по предложению апостолов, в иерусалимской общи­не было выбрано 7 человек, отличавшихся высокой репутацией.

По образцу коллегии диаконов вскоре возникла другая коллегия - пресвитеров, старейших пропо­ведников и толкователей Священного писания, к ко­торым постепенно перешло руководство всеми дела­ми общины. Но и на этом дело не остановилось. Во II в. выделилась еще новая должность - епископа (попечителя или блюстителя). Епископ ведал общин­ным имуществом, состоявшим из приношений и да­рений, довольно обильно притекавших в христиан­ские общины, и вместе с тем был представителем об­щины перед светскими властями. Епископская власть утвердилась не сразу. Сначала епископы выбирались на общинном собрании и находились под непосред­ственным его наблюдением. В дальнейшем же это по­ложение радикально изменилось: над общиной веру­ющих стал епископ и его помощники- священнослу­жители (клир).

Впоследствии выгодную для клира перемену ста­рались поддержать ссылкой на апостольское преда­ние, согласно которому епископы, пресвитеры и клир появились одновременно с общинами; первые пре­свитеры были рукоположены самими апостолами по указанию святого духа, и с тех пор благодать божия продолжает пребывать на священнослужителях, в особенности же на главных из них - епископах и пресвитерах.

Первостепенное значение имело то обстоятельст­во, что только епископы и пресвитеры могли совер­шать таинство евхаристии (причащения), т. е. самый важный акт христианского культа. Раздача милосты­ни, устройство трапез, приютов, странноприемных домов, распоряжение общинными средствами и т. д. тоже целиком зависели от епископа и подчиненного ему клира. «Кого ненавидит епископ, того должен не­навидеть и весь народ общины. С кем епископ не го­ворит, с тем не должны говорить и члены общины», - читаем в одном наставлении II века. Особенное значение приобретают епископы в наиболее крупных городах Римской империи: Александрии, Карфагене, Константинополе, Антиохии и Риме. С конца II в. и еще более с III в. из всех христианских епископов по своей материальной силе и влиянию выделяется епи­скоп центральной римской общины - будущий рим­ский папа.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!