Гражданское право Новгорода и Пскова

6 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Право Новгорода и Пскова исходило из принципа формального юридического равенства правоспособного населения при защите сво­их личных и имущественных прав. Памятники права не выделяют ни одной категории населения в качестве привилегированной. Убийство боярина, важного чиновника или посягательство на его честь особо не оговариваются. И это следует признать еще одним свидетельством де­мократизма республиканских порядков, который диктовал равное по­ложение всех свободных сословий в суде. Более того, даже зависимый человек (изорник, огородник или кочетник) мог судиться со своим гос­подином и предъявлять иски по поводу имущества. Как видим, зависи­мость осуществлялась на сугубо экономической основе.

Все зависимые от феодалов люди сохраняли свою правоспособность при заключении сделок и оформлении обязательств. Все собственни­ки имели одинаковые права на имущество, в том числе на землю, мог­ли ее продавать, дарить, менять и закладывать.

Денежный штраф в НСГ напрямую зависел от состояния оштра­фованного: чем оно больше, тем штраф выше. За дискредитацию суда боярин уплачивал 50 руб., житьий человек — 20, а молодший — 10 руб.

Центральным институтом вещного права в Новгороде и Пскове было право собственности.

Среди объектов права собственности Псковская судная грамота выделяет недвижимое имущество (отчина) и движимое (живот). К недвижимости относятся земля, рыболовные угодья, пчельники (бор­ти). При этом особое внимание уделяется охране феодальных земель­ных прав (ст. 9—13). Движимое имущество делится на «животное» (скот) и «незрячее» (все остальное).

Грамота предусматривает основные способы приобретения права собственности: договор, наследство, давность владения, получение приплода, находка. Для приобретения и отчуждения недвижимого иму­щества требовалось соблюсти больше формальностей, чем для дви­жимого.

Приобретение права собственности по давности владения ПСГ закрепляет в отношении пахотной земли и рыболовного участка. Ста­тья 9 устанавливает для всех объектов срокдавности в 4 или 5 лет. Это владение должно быть «непрерывным» и «спокойным», т.е. «в эти лета никто на землю не наступал и не судился». Еще одним условием было воздействие владельца на вещь или его труд на земле («а будет на той земле двор или нивы розсрадни», т.е. постройки или обработанные поля, «и человек владеет и страждет тою землю»).

ПСГ различает наследственную вотчину (собственность) и услов­ное владение землей и рыболовными участками (кормлю), т.е. пожизненное право пользования недвижимостью, как правило, после смер­ти собственника. Правом «кормли» пользовался переживший супруг при условии, если он не вступит в новый брак, в противном случае иму­щество переходило к родственникам умершего супруга. Продажа кор­мли запрещалась.

Развитие товарно-денежных отношений обусловило достаточно высокий уровень обязательственного права. По сравнению с Русской Правдой Псковская судная грамота содержит более развитую систему обязательственного права, которой посвящено более 40 статей. Кро­ме ранее известных договоров мены, купли-продажи, личного найма, займа, появляются дарение, наем помещений. На смену закупничеству приходит изорничество.

Усложнение хозяйственной жизни привело к совершенствованию спо­собов заключения договоров. Вместо громоздких, сопряженных с обряд­ностью, привлечением свидетелей способов заключения договоров появ­ляются удобные письменные способы оформления сделок. По Псковской судной грамоте договор мог быть заключен в форме устного договора, «дос­ки» (расписки неофициального частного характера) и «записи» (офици­ального документа, заверенного государственным органом).

Основным способом заключения договора была запись — письмен­ный документ, копия которого, скрепленная печатями, сдавалась в ар­хив. Записью оформлялись договоры купли-продажи земли, хранения, займа на большие суммы, изорничество и поручительство. При помощи записи оформлялось завещание. Составление записи было довольно сложным делом, но этот документ нельзя было оспорить. Договор на незначительные суммы оформлялся при помощи доски, т.е. неформаль­ного письменного документа. Доска была доказательством, которое мож­но было оспорить. Сохранилась и устная форма заключения сделок. В случае устного оформления договора требовалось 4—5 свидетелей.

Одним из самых распространенных был договор купли-продажи. Купля-продажа движимости осуществлялась на торгу, без лишних фор­мальностей. Договор заключался в устной форме, свидетели были нео­бязательны. В случае обнаружения скрытых недостатков проданной вещи договор расторгался.

Договор купли-продажи недвижимости заключался только в пись­менной форме (ст. 10—13) и оформлялся записью. Субъектами дого­вора купли-продажи земли могли быть близкие родственники. Известны случаи, когда сторонами были супруги, однако женщины могли в этой сделке выступать лишь в качестве продавца. Оформлялась сдел­ка при свидетелях с обеих сторон и скреплялась печатью архиеписко­па или его наместника. В договоре могло быть оговорено, что земля продается «одерень» или «в веки», т.е. без права выкупа.

Существенные особенности имел договор купли-продажи, заклю­чаемый с иностранными купцами. Признавалась законной только ме­новая торговля — обмен товара на товар, кредитные сделки не допус­кались. Закон устанавливал, что немецкий купецдолжен иметь свиде­теля, он мог три дня осматривать товар. Передача товара происходила на немецком дворе. Сделка требовала взаимного согласия, присутствия свидетелей и сопровождалась рукобитьем. Лишь с середины XV в. на немецком дворе начались письменное оформление сделок, их регист­рация в памятных книгах. Договор мены регулировался аналогично договору купли-продажи.

Интересно отметить, что ПСГ признавала недействительными до­говоры купли-продажи или мены, если они были заключены в пьяном виде («во время пирушки») и если последовал протест одной из сторон.

Договор дарения мог заключаться как в письменной, так и устной форме. Дарение земли оформлялось в присутствии свидетелей и с обя­зательным приложением печати. В отношении другого имущества до­пускалась и упрощенная форма: на дому, в присутствии свидетелей, не являвшихся родственниками.

Хорошо был известен и договор займа. Порядок его оформления зависел от суммы займа. Заем на сумму свыше 1 рубля должен был быть заключен только в письменной форме и обеспечен закладом («за­писью и закладом» — ст. 30). Заем на сумму до 1 рубля должен был быть обеспечен поручительством.

ПСГ не ограничивала величину процентов по займу. Они опреде­лялись соглашением сторон. Должник, предложивший уплату денег до срока, получал право на снижение процентов, он платил их по расчету времени. Если должник просрочил выплату по договору, то кредитор имел право взыскать проценты, лишь своевременно известив о неуп­лате. Допускалось досрочное прекращение обязательства по инициа­тиве любой стороны. Однако в случае прекращения договора по ини­циативе кредитора он лишался права на проценты.

Широкое распространение получил договор поклажи (хранения иму­щества). Во времена Псковской судной грамоты он уже перестал быть дружеской услугой, порядок его заключения стал строго формальным. За редким исключением договор оформлялся записью, ссылки на доски(неофициальные записи) считались недействительными. Если записи не тре­бовалось, то применялись такие доказательства, как присяга и поединок.

В ПСГ появился договор найма помещений (аренды) — складов, амбаров, квартир и пр. для иностранных купцов (ст. 103), так как Псков был крупным торговым центром. Наниматель (подсуседник) мог в случае необходимости предъявлять иск хозяину.

Распространенным видом договора был личный наем. Договор лич­ного найма заключался между хозяином (государем) и различными «наймитами», плотниками, ремесленниками и т.д. (ст. 41). Важно от­метить, что личный наем в ПСГ не ведет к холопству. Договор заклю­чался обычно устно, однако возможна была и запись. Закон ставил обе стороны в равное положение, предоставляя им равные права в отстаи­вании своих интересов. Статья 40 разрешает дворному наймиту уйти от своего государя до срока, установленного договором (урока), при этом государь вправе заплатить ему заработанное лишь за последний год, даже если было проработано 5 или 10 лет. Но плотник, нанявший­ся на работу, обязан завершить свой «урок». Причем в случае отсут­ствия письменного договора, чтобы плотник доделал свое дело, «госу­дарю» достаточно поцеловать крест (ст. 41).

Своеобразным был договор изорничества. Изорник заключал до­говор, по которому за пользование землей был обязан отдать хозяину часть урожая (чаще половину). При этом изорник брал покруту — нечто подобное купе в Русской Правде.

Серьезное внимание в ПСГ уделялось способам обеспечения ис­полнения обязательств. В этом качестве использовались поручитель­ство (порука) и залог (заклад). Поручительство применялось, если сумма долга не превышала 1 рубля. Заем серебра на сумму свыше 1 рубля требовал залога имущества.

Возможен был залог движимого и недвижимого имущества. Залог недвижимого имущества не сопровождался передачей его кредитору. Он получал лишь акт, документ на это имущество. Но этот акт лишал собственника возможности отчуждать или заложить недвижимость другому. Движимое имущество, наоборот, передавалось.

Заложенное имущество кредитор согласно ст. 107 ПСГ обязан был вернуть в том виде, в каком получил. Невозврат вещи в прежнем виде давал право ее собственнику судиться с кредитором-залогодержате­лем и требовать возмещения убытков.

Однако, если вещь погибла естественным путем (животное умер­ло) или путем кражи, залогодатель мог обойтись и уменьшенным воз­награждением.

Наследственное право знало оба вида наследования: наследова­ние по завещанию (приказное) и наследование по закону (отмор-щина).

Завещание обязательно составлялось в письменной форме и на­зывалось рукописанием. Завещание подлежало утверждению и сда­че «в ларь», т.е. в государственный архив при Троицком соборе Пско­ва. При завещании земли часть передавалась церкви «на помин души».

Наследование по закону (отморщина, т.е. после умершего) всту­пало в силу, если человек умрет «без рукописания». При наследова­нии по закону имущество переходило родственникам умершего, ко­торые при его жизни вели совместное с ним хозяйство. В этом случае предусматривался облегченный порядок решения споров о наслед­стве: вместо письменных доказательств достаточно было свидетель­ства сторонних людей.

В число законных наследников включены боковые родственники. В наследовании, кроме сыновей, участвовали братья, сестры и дру­гие родственники «ближнего племени» (племянники). Это первое упоминание в законе обычая, идущего от века: боковые наследуют за неимением нисходящих.

Переживший супруг имел право пользования имуществом умер­шего до своей смерти, но при условии: если «не оженится». А «оже­нится, ино кормли ему нет». Это положение относится как к мужу (ст.88), так и к жене (ст. 89). При вступлении в новый брак они могли претендовать лишь на платье (одежду) и украшения.

Дочери-наследницы в ПСГ не упомянуты. Очевидно, принцип «се­стра при братьях не наследница» сохранялся. Можно предположить, что древнее право незамужних сестер на приданое сохранилось как обычай, потому и не оговаривается.

Сыновья имели право на равную долю наследства. Но, как и ра­нее, предпочтение отдавалось тем, кто остался в доме. Но управле­ние имуществом принадлежало старшему брату. Если у умершего остались долги, он рассчитывался с ними из общего имущества, а не из своей доли.

Наследство, если оно переходило по закону к близким родствен­никам, без нужды не дробилось. Имело место универсальное наслед­ство, т.е. к наследнику (или наследникам) переходили не только иму­щество, но и обязательства наследодателя.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!