Государство и Церковь при Петре I

11 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Утверждение абсолютизма в России сказалось и на положении цер­кви. Петр I резко ограничил самостоятельность и автономию церкви. В 1696 г. Петр издал указ, предписав Церкви отчитываться о своих доходах и расходах. После смерти в 1700 г. патриарха Адриана Петр не стал проводить выборы нового. Одновременно был упразднен и пат­риарший разряд. Управление церковью осуществляли рязанский мит­рополит Стефан Яворский, объявленный «местоблюстителем патри­аршего престола», и специальное учреждение - Монастырский при­каз. Передача управления имуществом монастырей и патриаршего дво­ра Монастырскому приказу положила начало секуляризации церков­ных земель.

В 1721 г. была образована духовная коллегия для управления де­лами церкви - Синод. Синод состоял из 12 высших иерархов, назна­ченных царем. Обер-прокурором Синода, имевшим право наложить вето на любое решение иерархов, назначалось светское лицо, как пра­вило, отставной офицер. Синод наблюдал за чистотой веры (переход из православия в другую веру был запрещен), толкованием церковных догматов, ведал делами о браках. Синоду подчинялись при Петре и все иноверческие церкви лютеранского, католического и отчасти нехрис­тианского исповедания.

В июле 1726 г. Синод был разделен на два департамента: один де­партамент, который собственно и назван был Синодом, ведал сугубо духовными делами; другой - администрацией, хозяйством и судом с прямым отчетом перед Сенатом, минуя Синод. Каким образом должны были быть разделены конкретные полномочия этих двух департамен­тов, решал Синод, поэтому ему удалось значительно ограничить функ­ции второго департамента, который, как и камерконтора, стал зани­маться в основном финансовой отчетностью. Департамент был назван Коллегией экономии синодального правления. Таким образом, заду­манная как равноправное Синоду учреждение коллегия экономии ока­залась подчиненной ему.

В правление Анны Иоанновны начинает получать практическое осу­ществление курс на секуляризацию церковной собственности. С начала

существования Синода постоянный рост недоимок превратился в болез­ненную для государства проблему. Даже назначение в 1736 г. опытного государственного деятеля М.Я. Волкова главой Коллегии экономии си­нодального правления не принесло значительных результатов. Тогда в 1738 г. Коллегия экономии была передана из Синодального ведомства в подчинение Сенату. Синодлишился доходов с церковных владений. Чле­нам Синода государство выплачивало жалованье (от 500 до 1000 руб­лей). Сумма на содержание Синодального ведомства была строго фик­сирована. Дела по сбору недоимок пошли успешнее. В 1739 г. Волкова сменил П.И. Мусин-Пушкин, который смог убедить императрицу про­извести полную секуляризацию заопределенных вотчин. Духовенству был нанесен серьезный удар, оно уже не могло использовать доходы с заопределенных вотчин по своему усмотрению.

В недолгое царствование Ивана Антоновича при регентстве Анны Леопольдовны Синоду удалось в июне 1741 г. добиться возвращения заопределенных вотчин в свое подчинение.

С 1744 г. светский порядок управления церковными делами расп­ространился и на места. В епархиях, которыми ранее руководили ар­хиерейские домовые правления, появились консистории, в состав их стали вводиться светские чиновники-секретари, ограничивавшие еди­ноличную власть архиерея.

В июле 1744 г. Синод добился ликвидации Коллегии экономии и передачи ему функций по сбору доходов со своих имений. Для управ­ления хозяйством в Синоде создается Канцелярия синодального эко­номического правления. В декабре 1753 г. Синод добивается также ликвидации понятия «крестьяне заопределенных вотчин». Теперь эти крестьяне подчинялись не различным светским учреждениям, а непос­редственно духовенству. Ободренное покровительственным отноше­нием духовенство стало опять тратить на себя доходы с заопределен­ных вотчин, что вызвало новый рост недоимок. Требования правитель­ства предоставить ведомости о хозяйственном состоянии церковных земель игнорировались Синодом. В сентябре 1757 г. Елизавета при­казала лишить монастыри и архиерейские дома права управления сво­ими вотчинами, адуховенство перевести на государственное содержа­ние. Другими словами, объявлялась секуляризация всех духовных вла­дений. Но духовенству удалось воздействовать на императрицу в пользу задержки этой реформы. В конце концов Сенат и Синод после долгих споров пришли к компромиссу: крестьяне церковных земель облага­лись денежной податью в 1 рубль, причем 50% от этой суммы переда­валось государству, а остальная часть - Синоду. Петр III 21 марта 1762 г. издал указ о полной секуляризации не­движимых церковных имуществ. Синодальная коллегия экономии, ве­давшая церковными землями, передавалась в ведомство Сената.

В правление Екатерины II в 1762 г. секуляризация завершилась. Земля, изъятая у монастырей, была объявлена государственной соб­ственностью, а бывшие монастырские и архиерейские крестьяне пе­реданы в ведение специально учрежденной коллегии экономии. Часть бывших церковных земель Екатерина II и Павел I роздали своим при­ближенным. Таким образом, в отличие от стран Западной Европы, где секуляризация церковных земель была проведена в ходе буржу­азных революций, в России ее осуществил абсолютизм. Все церков­ные иерархи стали получать государственное жалованье как обыч­ные чиновники. Жалованье им платилось из доходов от имуществ, ранее принадлежавших Церкви. Церковь была окончательно постав­лена под контроль государства, превратившись по сути в государ­ственный орган.

В конце XVIII в. вместе с губернской реформой был пересмотрен состав епархий. При этом территория каждой епархии совпадала с тер­риторией губернии. Поскольку вся церковная организация была вклю­чена в государственную систему Российской империи, царь стал счи­таться главой Русской Православной Церкви.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!