Государство и право Византийской империи

27 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Началом Византийской империи принято считать 395 год, когда император Феодосии I разделил Римское государство на две части - восточную и западную.

Столицей восточной части империи сделался Константинополь (так был переименован в 330 г. старый греческий город Византии).

В свои лучшие времена - до начала арабских завоеваний (VII в.) - империя включала обширные территории на Востоке: Палестину, Сирию, Месопотамию (ныне Ирак). Египет. После того как арабы отвоевали эти земли, империя сосредоточилась на Балканах и в малой Азии (нынешняя Турция).

Оно просуществовало свыше тысячи лет. В XIV веке в наступление на Балканы переходят турки. Они захватывают сначала Сербию, потом Болгарию. В 1453 году наступает очередь и самого Константинополя. «Второй Рим», как его называли в Москве, сделался добычей завоевателей.

Начиная с IV столетия н.э. в Византии, как и в Риме, стали развиваться, хотя и медленно, феодальные отношения. Занятые в сельском хозяйстве рабы получают в пользование землю и инвентарь; подобно колонам, они обязаны платить половину урожая в пользу своих господ.

Свободные крестьяне отдаются под покровительство крупных землевладельцев на основе уже известного нам прекария.

Большая часть советских византинистов (З.В. Удальцова, А.П. Каждан и др.) полагает, что рабовладельческие отношения удерживались в Византии вплоть до VII века н.э. как господствующие. В противоположность этому Е.Э. Липшиц, как и некоторые другие ученые, считает началом перехода к феодализму в Византии IV-V века. Рабство еще удерживается, но как пережиток, сохранившийся и потому отмирающий уклад.

Мы полагаем возможным придерживаться в данном случае (не причисляя себя к специалистам-византинистам) той точки зрения, которая установилась в нашей историко-юридической литературе и которую разделял переводчик и комментатор Дигест проф. И.С. Перетерский. Начиная с IV века в римское право, особенно в Византии, был включен ряд нововведений, свидетельствующих о переходе к феодализму; особо следует отметить прикрепление к отдельным профессиям и корпорациям различных групп населения, в первую очередь колонов. С IV века колон - уже зависимый арендатор, причем степень его зависимости увеличивается. «Рабы, посаженные на землю, - писал И.С Перетерский, - оставаясь юридически рабами, фактически превращаются в крепостных. Они вели хозяйство на мелких участках, а ранее свободные арендаторы начали постепенно нисходить до положения рабов, посаженных на землю... В отношении наказуемости некоторых преступных деяний колоны, как и вообще люди низших сословий, занимают положение, близкое к рабам». Отсюда не следует, конечно, что рабство и колонат уже не различаются.

«В результате мы должны признать, что в IV-V веках Восточно-Римская империя была разлагающимся рабовладельческим государством. Специфической особенностью Византии было сохранение сильных пережитков рабства при развитии крепостнических форм эксплуатации».

Феодальные отношения развиваются и в городах. Ремесленники прикрепляются к своим коллегиям. Дети ремесленников обязываются следовать профессии отца.

Крупнейшим земельным собственником сделалась церковь. В Константинополе уже в VI веке насчитывалось 100 монастырей, один богаче другого; многие сотни их были построены в провинции.

В VI-VII веках в Восточно-Римскую империю вторгаются славянские племена. Они поселяются на обширных территориях во Фракии, Македонии, большей части северной Греции, а также в Далмации и Истрии.

Подобно франкам, славяне сохраняют на новых землях свои старинные общинные порядки. Они долгое время успешно сопротивляются всяким попыткам установить над ними феодальный гнет. Более того. По их примеру и при их поддержке возрождается свободное крестьянское сословие в среде коренного населения Греции.

Возрождается и старая крестьянская община. Одновременно с тем уменьшаются крупные имения. Исчезают прикрепленные к земле крестьяне.

Главным угнетателем крестьянина стало выступать государство в лице его податного аппарата. Однако и внутри свободной крестьянской общины уже не редкостью становятся кабальная аренда, наемный труд. Не отмерло и рабство.

Окончательная победа феодальных порядков приходится в Византии на IX-XI столетия, чему немало способствовало поражение крестьян в восстании Фомы Славянина (IX в.) и последовавшем за тем движении павликиан (так, от имени Апостола Павла, было названо широкое крестьянское восстание против феодального угнетения).

Крупные землевладельцы и военная знать («динаты» - сильные) захватывают крестьянские земли, подчиняют себе сельские общины, добиваются нового прикрепления крестьян к земле. С этого времени основная фигура в византийской деревне - феодально-зависимый парик, крепостной.

В городах устанавливается тот же мелочный контроль над ремеслом, что и в других странах Европы.

Наконец, в довершение сходства государство стало практиковать (с XI в.) раздачу земель за службу, подобно тому, как это делалось при Карле Мартелле у франков. И так же, как это было у франков, прониары, как назывались в Византии бенефициарии, добиваются превращения своих служебных поместий в неотчуждаемые вотчины, приобретают административную и судебную власть над населением.

Установление феодальных отношений в Византии идет особым путем - через постепенное устранение рабовладения и его пережитков. Но результат оказывается таким же, как и у франков и остальных германцев.

Таким образом, в развитии Византийского государства, отличавшегося самобытностью, можно выделить несколько этапов. Первый этап (IV – середина VII в.) был периодом разложения рабовладельческого строя, зарождения в недрах византийского общества элементов раннефеодальных отношений. Государство этого периода представляло централизованную монархию с развитым военно-бюрократическим аппаратом, но с некоторыми ограничениями власти императора. Второй этап (с конца VII до конца XII в.) был периодом формирования феодальных порядков. В это время государство приобретает законченные черты своеобразной формы неограниченной монархии, отличной от деспотичных монархий Востока и монархий феодального Запада. Императорская власть в Византии достигает наивысшего уровня. Наконец на третьем этапе (XIII – XV вв.) происходит углубление политического кризиса византийского общества, вызванного усилением процесса его феодализации в условиях нарастания турецкой агрессии. Этот период характеризуется резким ослаблением византийского государства и его фактическим распадом в XIII – XIV вв., что привело его в XV в. к гибели.

Византия оказала значительное влияние на политическое развитие народов Южной и Восточной Европы, а также Закавказья. Она долгое время была хранителем и проводником государственно-правового наследия античности. Восприятие феодальными государствами Болгарии, Сербии, Киевской Руси и Грузии обширного культурного наследия Византийского государства способствовало их прогрессивному развитию.

Специфические черты развития византийского средневекового общества проявляются уже на первом этапе его развития. Процесс разложения рабовладельческих порядков носил в Византии замедленный характер. Относительно высокий уровень развития товарно-денежных отношений, длительное сохранение сильных экономических и политических позиций многочисленных византийских городов (Антиохии, Александрии, Дамаска, Константинополя и др.) содействовали политической стабильности Византии и сдерживали процесс распада рабовладельческого строя.

Господствующий класс Византии IV-VII вв. был неоднороден. Ведущие экономические и социальные позиции в Византии занимали старая сенаторская аристократия и провинциальная знать, базу господства которых составляла крупная частная собственность на землю рабовладельческого типа. Наряду с ними высокое место в социальной структуре византийского общества занимала городская муниципальная верхушка крупных городов империи, особенно столицы – Константинополя.

Состав эксплуатируемой части византийского общества также отличался значительной разнородностью. На низшей ступени социальной лестницы находились рабы. Их правовое положение, определяемое нормами позднеримского права, резко отличалось от положения различных категорий свободных. К последним относились, прежде всего, свободные крестьяне-землевладельцы. Сохранение в IV-VI вв. свободного крестьянства – важная особенность общественного строя Византии. Свободные крестьяне жили соседскими общинами и обладали правом частной собственности на землю. Они эксплуатировались непосредственно Византийским государством: уплачивали поземельную подать и несли разного рода тяжелые имущественные и личные повинности. Широко использовалась в Византии этого периода и позднеримская форма эксплуатации крестьян – колонат. Византийское законодательство разделяло колонов на свободных и «приписных». Вынужденные арендовать землю у крупных землевладельцев, колоны находились в зависимом от своих господ положении. Особенно тяжелым было положение «приписных» колонов: они были прикреплены к земле. Свободные и «приписанные» колоны несли повинности как в пользу своих господ, так и в пользу государства. Положение обеих категорий византийских колонов резко ухудшается в VI в.

Общественный строй Византии претерпевает серьезныe изменения в ходе острейшего политического и социального кризиса конца VI - первой половины VII в. Арабское нашествие, вторжение варваров, сопровождаемые их кастовым оседанием на территории империи, разрушение и упадок многих городов ускорили ломку рабовладельческих и образование феодальных порядков в Византии. В войнах и социальных столкновениях погибла значительная часть представителей тех социальных групп, которые господствовали в Византии в предшествующем периоде. Вместе с тем Сохранение государственных форм собственности, общинного землевладения и огромная распространенность неограниченной частной собственности на землю и в последующие века серьезно замедляли формирование новой феодальной собственности и, кроме того, развитие эксплуатации византийского крестьянства.

Только к Х в. возобладала тенденция к созданию феодальной сеньориальной системы, основанной на труде зависимого от земельных магнатов крестьянства при сохранении, однако, контроля со стороны государства. Основные же формы феодального землевладения - условные земельные пожалования в виде пронии, арифмоса - утверждаются еще позже, в XI-XII вв. Так, наиболее известный феодальный институт - прония, расцвет которого приходится на XII-XIII вв., представлял собой различные виды земельных пожалований прониару от государства на условиях несения службы, обычно на время жизни прониара или императора.

Замедленный характер развития феодальных отношений определил особенности социального состава господствующего класса византийского общества на втором этапе его развития. Господствующий класс в это время состоял из разнородных социальных слоев: сановных светских и церковных чинов, местной военно-служилой знати и общинной верхушки, выделившейся из зажиточного крестьянства. Все эти силы долгое время не были консолидированы и не складывались в замкнутые сословия. Наследственная вассально-сеньориальная система, характерная для развитого феодального строя, начинает складываться в Византии только к XI-XII вв. Незавершенность развития феодального сеньориального строя обусловила относительную слабость византийской землевладельческой знати. Ведущее место в структуре господствующего класса Византии принадлежало столичной знати и высшему чиновничеству империи, остро соперничающим с военно-землевладельческой провинциальной знатью.

И во втором периоде развития Византийского государства сохранялись многочисленные различия в правовом положении отдельных слоев трудового населения. В Византии формирование класса феодально-зависимого крестьянства растянулось на длительное время. В империи по-прежнему сохранялась значительная категория свободных крестьян-общинников, а также особая прослойка государственных крестьян, сидевших на землях, принадлежавших казне и императору. Обе эти категории крестьян эксплуатировались главным образом в централизованной форме посредством государственной налоговой системы. Податные крестьяне, сидящие на государственных землях, фактически становятся в это время крепостными: приписываются к казне и теряют свободу передвижения. Они должны были платить канон - поземельный налог, подушный налог, государственную хлебную ренту, налог на скот. Особенно разорительной для крестьян-общинников стала обязанность уплачивать налоги за выморочные и брошенные земли соседей.

С XI-XII вв. идет неуклонный рост числа частновладельческих крестьян за счет крестьян свободных и даже государственных, что свидетельствует о формировании в Византии землевладения феодального типа. Частновладельческие византийские крестьяне именовались париками. Они не имели права собственности на землю и рассматривались как наследственные держатели своих наделов, были обязаны выплачивать господину ренту в отработочной, натуральной, денежной формах. В отличие от государственных крестьян они не были прикреплены к земле вплоть до XIII- XIV вв.

Низшее положение в византийском обществе, как и ранее, занимали рабы. Длительное сохранение рабовладения составляло характерную черту общественного строя Византии. Рабский труд широко использовался в домашнем хозяйстве византийской знати. Слуги - рабы константинопольских вельмож исчислялись сотнями. В Х-XI вв. социальное положение византийских рабов несколько улучшается, они, например, получают право заключать церковный брак. Пресекается обращение свободных в рабство. Рабов нередко переводят на положение париков. В XI-XII вв. усилилась тенденция к стиранию граней между рабами и другими категориями эксплуатируемых классов Византии.

Византийское государство IV - VII вв. унаследовало, с теми или иными особенностями, основные черты государственного строя позднеримской империи. Во главе государства стоял император, наследник власти римских цезарей. Он обладал всей полнотой законодательной, судебной и исполнительной власти и являлся верховным покровителем и защитником христианской церкви.

Это, впрочем, не исключало того, что весьма нередко императоры находились во власти клик, ими ставились и свергались. Из 107 византийских самодержцев только 42 умерли своей смертью или скончались в боях - остальные были либо убиты, либо отреклись от престола.

Начиная с IX столетия выборность трона сменяется его переходом по наследству (принцип легитимности). При этом, как правило, наследник престола назначался соправителем еще при жизни императора. Ему присваивался титул «царя» (точнее, «цезаря»).

Окруженная неслыханным внешним почитанием, императорская власть опиралась на огромный, строго централизованный аппарат управления. К высшим ведомствам империи принадлежали министерства внутренних дел (полиции), иностранных, военное, финансовое и др.

Замещение высших должностей было привилегией сенаторской знати - высшего сословия империи. Она подразделялась на 18 разрядов. Каждый разряд замещал строго определенные должности. Переход в более высокий разряд давал право на более высокий пост. Проникнуть в этот круг было трудно.

Укажем на поземельную подать, которую налогоплательщик доставлял своими средствами, в виде зерна и пр., подушную подать, подать с жилищ, налог на париков и т.д. Кроме того, широко практикуются: принудительные постои солдат и чиновников в домах обывателей; принудительная продажа скота и зерна по пониженным ценам; поставки продовольствия в крепости; принудительное участие в строительстве мостов, дорог и пр.

Мы уже не раз говорили о том произволе, который царил в период абсолютных монархий, о потоках крови, которая проливалась в угоду той или иной политике. Но то, что происходило в этом смысле в Византии, мало с чем сравнимо.

При императоре Фоке (602-610 гг.) были испытаны на множестве невинных людей все способы казни: разрезание на части, старинные римские зашивания в мешок с последующим выбрасыванием в море и пр.

Вот как, например, казнили сановника Елпидия: выкололи глаза (делалось это обыкновенно раскаленным металлом), вырезали язык, отрезали ноги и руки, затем, еще живого, бросили в лодку и сожгли.

Императору Андронику (ХШ в.), человеку мелочному и подозрительному, принадлежала идея одновременного массового избиения всех заключенных, а заодно и всех их родственников. Мотивировалась эта мера государственным интересом и, разумеется, «повелением божьим».

«Хотя, - говорилось в указе Андроника, - все эти люди заключены в оковы и даже ослеплены, они не оставляют своих злых умыслов, и потому нет другого средства образумить их, кроме как лишить жизни». Народное восстание, воздавшее полной мерой самому Андронику, спасло заключенных.

Еще и сейчас можно услышать слово «византийство» как определение политики и режимов лицемерных, жестоких, развращенных.

Сохранение сильной императорской власти в течение всей феодальной истории Византии можно объяснить рядом причин: наличием многих крупных городских центров - наследников римской эпохи - и потому потребностью в экономической связи между областями и провинциями; особой остротой классовой борьбы, что вполне объясняется сходством интересов крестьянской массы и многочисленного городского плебса, открывшим возможности союза между ними; наконец, постоянной внешнеполитической опасностью, дополняемой необходимостью эффективного подавления подвластных империи народов.

В отличие от того, что имело место на Западе, в поддержку сильной центральной власти выступает в Византии и церковь. Ее попытка подняться выше светской власти, предпринятая в VIII веке, оказалась неудачной. В конце концов было признано, что единственным лицом, достаточно компетентным для разрешения церковных дел, включая богословские споры, является император.

Именно церковь разработала и освятила официальную доктрину божественного происхождения императорской власти и проповедовала единение государства и церкви, духовной и мирской власти (их симфонию). В отличие от католической (западной) византийская церковь в гораздо большей мере экономически и политически зависела от императора, так как существовала в условиях мощного централизованного государства.

Ранневизантийская церковь была прямо подчинена императору. Наиболее полновластно вмешивался в руководство делами церкви император Юстиниан I, нередко обращавшийся с высшими церковными иерархами (епископами и патриархами) как со своими чиновниками.

Власть византийского императора в IV-VII вв. не была произвольной. При всей широте полномочий императора она умерялась необходимостью следовать «общим законам» империи и особенно отсутствием принципа наследственности престола. Новый византийский император избирался сенатом, «народом Константинополя» и армией, роль которой в избрании императора Византии неуклонно падала.

Важным фактором политической жизни Византийского государства этого времени было одобрение кандидатуры императора «народом Константинополя». Еще в IV в. императорским указом «народу Константинополя» - различным социальным слоям и группировкам населения столицы, собиравшимся на константинопольском ипподроме, было предоставлено право выражать просьбы и предъявлять императору требования. На этой основе в Византии возникли особые политические организации - так называемые городские партии (димы). Социальную опору двух наиболее крупных димов - они назывались «голубые» и «зеленые» - составляли различные группировки господствующего класса. Первых поддерживала сенаторская и муниципальная аристократия, вторых - торгово-финансовая верхушка византийских городов. Димы имели определенную организацию и даже вооруженные отряды. В V в. аналогичные организации по типу столичных димов были созданы и в других городах Византийской империи. Они превратились с течением времени в своего рода общеимперские организации, тесно связанные друг с другом. В IV-VI вв. роль димов в политической жизни была значительной. Византийские императоры должны были нередко делать ставку в своей политике на одну из названных партий.

Другим фактором, сдерживающим самовластие императора, являлось наличие особого государственного органа византийской аристократии - константинопольского сената. В сенате могли рассматриваться любые дела империи Его влияние обеспечивалось самим составом сената, включавшим практически всю правящую верхушку господствующего класса Византии. К V в. число сенаторов составляло 2 тыс. человек. Обсуждение государственных дел сенатом, а также его право участвовать в избрании нового императора обеспечивало византийской аристократии известную долю участия в руководстве делами империи.

Именно поэтому ранневизантийские императоры, включая наиболее могущественного Юстиниана I, признавали в законодательных актах необходимость «согласия великого сената и народа». Это свидетельствует об устойчивости некоторых политических традиций, сохраняющихся со времен республиканской государственности.

С VIII в. начинается новое укрепление центральной власти Византии. Оно надолго определило пути развития византийской государственности. Базой централизации и широкой завоевательной политики Византии в IX-Х вв. послужила стабилизация экономики на новой феодальной основе. Византийское государство, достигшее наивысшего развития во время правления Македонской династии (867 - 1057 гг.), стремилось контролировать с помощью огромного бюрократического аппарата все стороны экономической, политической и культурной жизни страны Жестко централизованный характер империи резко отличал Византию от современных ей феодальных государств Европы.

В VIII в. политические организации и учреждения, ранее сдерживавшие всевластие византийского императора, приходят в упадок или полностью ликвидируются. С IX в. даже номинальное провозглашение императора «народом Константинополя» прекращается. Политическая роль константинопольского сената, упавшая еще в конце VII в, окончательно сводится на нет императорским указом конца IX в., лишившим сенат права участия в законодательстве империи.

Единственной крупной политической силой в Византийском государстве остается православная (греческая) церковь. Ее авторитет и влияние укрепляются в частности, возрастает роль главы церкви константинопольского патриарха в общественно-политической жизни Византии. Патриархи нередко становятся регентами малолетних императоров и непосредственно вмешиваются в политическую борьбу за трон, пользуясь тем, что единственной процедурой, узаконивающей «поставление на царство», становится с VII в. венчание императора патриархом в храме Св. Софии. Однако и в это время византийской церкви не удалось добиться независимости от императорской власти. Император сохранил право выбирать патриарха из трех кандидатов, рекомендованных церковными иерархами, и низлагать неугодного патриарха.

Укрепление основ императорской власти в VIII-IX вв. сопровождалось изменением ее атрибутов. За византийскими императорами окончательно утверждаются греческие титулы василевса (царя) и автократора (самодержца). Культ императора-василевса достигает невиданных ранее размеров. Божественный император считался владыкой вселенной (Ойкумены). Его прерогативы были неограниченными. Василевс издавал законы, назначал и смещал высших чиновников, являлся верховным судьей и командующим армией и флотом.

Характерно, что при таком всевластности его положение не было очень прочным. Примерно половина всех византийских императоров была лишена власти насильственно. Система престолонаследия длительное время у византийцев отсутствовала: сын василевса не рассматривался обычаем как обязательный законный наследник. Императором делало не рождение, а «божественное избрание». По этому императоры широко практиковали институт соправителей, выбирая, таким образом, еще при жизни наследника, принцип законного престолонаследия начинает утверждаться в Византии только с конца XI в.

Традиционализм, рутина церемониалов, отработанных до мельчайших подробностей и освященных обычаем, серьезно сковывали личные возможности императоров. Их реальная власть, по мнению ряда исследователей, начинает неуклонно ослабевать. Этому способствовали новые тенденции, порожденные воздействием феодальных отношений. По мере развития в Византии феодализма между императорами и крупными феодальными землевладельцами (динатами) складываются новые для византийской государственной практики сеньориально-вассальные отношения. Начиная с Х в. византийский самодержец нередко вынужден заключать феодальные договоры с некоторыми своими подданными - динатами, беря на себя обязанности феодального сеньора.

Для государственного строя Византии на основных этапах его развития характерно наличие огромного бюрократического аппарата, как центрального, так и местного. В его основе лежали начала строгой иерархии. Все византийское чиновничество было разделено на ранги (титулы). Их система была глубоко разработана. В Х в. в византийской «табели о рангах» насчитывалось 60 таких рангов. Центральное управление империей сосредоточивалось в Государственном совете (консистории, а позднее синклите). Это был высший орган при императоре, руководивший текущими делами государства. Его функции не были четко определены, и на практике он играл немалую политическую роль. Государственный совет состоял из высших государственных и дворцовых чинов, являющихся ближайшими помощниками императора. В их число входили два префекта претория, префект Константинополя, магистр и квестор дворца, два комита финансов. Эти высшие чиновники империи обладали обширными полномочиями, в том числе судебными. Так, два префекта претория являлись высшими руководителями местного государственного аппарата; префект Константинополя являлся гражданским правителем столицы и председателем сената.

Важные функции имели и высшие дворцовые чины: магистр - начальник дворца и квестор - главный юрист и председатель консистория. Они осуществляли непосредственно управление делами империи с помощью разветвленного бюрократического аппарата. Общая численность византийских чиновников в это время была огромной. Только в ведомствах двух префектов претория служило не менее 10 тыс. гражданских чиновников.

Роль центрального государственного аппарата возросла в IX-XI вв. Государственный бюрократический аппарат в эту пору контролировал все сферы политической, экономической и даже культурной жизни Византии. Его структура стала еще более сложной и громоздкой. Количество ведомств («секретов») увеличилось до 60. С IX в. вследствии роста императорского хозяйства и двора усложняется дворцовая администрация. Различия между государственными ведомствами и дворцовыми службами становятся все менее четкими. Дворцовая администрация все чаще вторгается в руководство общегосударственными делами. Другая черта, характерная для центрального управления Византии этого времени, - распыление отдельных государственных функций между различными, нередко дублирующими друг друга государственными ведомствами. Так, финансовое управление было разделено с VII в. на несколько неподчиненных друг другу «секретов». Судебные функции были разделены между различными учреждениями: судом патриарха, судом городского префекта (эпарха), особым судом для дворцовых служб императора и др.

Местное управление империи представляет интерес благодаря соединению военной и гражданской власти (VII в.) в одних руках - в руках генерал-губернаторов («стратигов», как они назывались). Правительство желало видеть их сильными и в то же время пугалось связанных с этим опасностей. Выходом было раздробление провинций, уменьшение их территории.

Местный государственный аппарат империи в IV-VII вв. целиком базировался на позднеримской системе управления (деление на префектуры, диоцезы и провинции). Гражданская власть была отделена от военной и обладала в этот период приоритетом над последней. Во главе местного управления империи стояли два префекта претория. Эти высшие гражданские чиновники обладали широкой административной, судебной и финансовой властью. В непосредственном подчинении префектов находились гражданские правители диоцезов и провинций. Правители провинций, основного звена местного управления, наряду с обширными административными и финансовыми полномочиями обладали и судебной властью. Они являлись судьями первой инстанции по всем значительным судебным делам в пределах провинции.

В VII в. на смену старой системе местного управления пришла новая, фемная система. Фемы возникли как военные округа и были первоначально гораздо крупнее старых провинций. Во главе фемов стояли стратиги, которые объединяли в своих руках всю полноту военной и гражданской власти. Военизация местного управления империи была следствием обострения внешнеполитической обстановки и социально-классовых антагонизмов византийского общества. В дальнейшем, с усилением феодализации византийского общества, фемная организация местного управления начинает ослабевать и в XI в. окончательно приходит в упадок.

Военные силы империи состояли из солдат, для которых служба была наследственной профессией. За службу они наделялись земельными участками.

Ни одно европейское государство не могло состязаться с Византией по части налогового обложения.

В IV-VII вв. армия Византии была построена на позднеримских началах, с делением на пограничные и мобильные войска. С целью ослабления угрозы захвата власти со стороны военных вождей византийские императоры практиковали раздробление высшего управления армией между пятью руководителями (магистрами). Состав византийской армии постепенно менялся. В VI-VII вв. все большую роль в армии играют контингенты варваров.

Основу армии с началом второго периода развития византийского государства (конец VII-IX в.) составляло стратиотское (крестьянское) ополчение. В это время в Византии был создан и мощный военный флот.

Дальнейшую трансформацию византийская армия испытала в последующих Х-XI вв. С усилением процесса феодализации стратиотское ополчение распалось. Ядром армии становится конница, состоящая из экономически и социально обособившейся стратиотской верхушки. Это было уже профессиональное войско, не обладающее, однако, высокой боеспособностью. Поэтому византийские императоры все чаще стали прибегать к помощи наемных иноземных отрядов (главным образом из Западной Европы и Киевской Руси). В организационном отношении византийская армия, как и ранее, подразделялась на две части: столичные и местные (фемные) контингенты, причем роль и значение последних неуклонно падала.

На рубеже XI-XII вв. высокоцентрализованное Византийское государство становится объективным тормозом, мешавшим прогрессивному развитию народов, входивших в состав Византии.

Политический и социально-экономический кризис Византии в XIII в. и последующая гибель Византийского государства стали поэтому закономерным историческим итогом.

Особое внимание привлекают те страницы истории Византии, которые связаны с созданием крупнейшей правовой кодификации всех времен - свода законов Юстиниана. Значение его двоякое: во-первых, он дает наиболее систематическое изложение римского классического права и римской юриспруденции вообще; во-вторых, он послужил основным источником рецепции римского права в средние века - со всеми вытекающими из этого последствиями.

Кодификационные работы были выполнены в небывало короткий срок - за пять лет, с 529 по 534 год н.э.

Современное название свода - Corpus iuris civilis - не принадлежит Юстиниану. Оно было дано глоссаторами в ХП веке, в параллель своду церковного права - Corpus iuris canonici.

Законодательство Юстиниана преследовало разнообразные цели. Здесь и стремление привести в систему старое право, унаследованное от Рима и во многом уже не соответствующее новым временам, особенно тем временам, которые принесла с собой медленно совершавшаяся феодализация империи; здесь и надежда укрепить монархию; здесь и желание придать блеск правлению императора - выходца из простых солдат.

Племянник императора Юстина (в прошлом крестьянина), фактический соправитель, а затем император, Юстиниан отличался необыкновенной активностью. Он полагал, что подобно римлянам, он должен не только побеждать, но и создавать законы. Всю жизнь Юстиниан носился с неосуществимой мечтой воскресить былое величие Рима, объединить под одной властью его бывшие впадения.

Интерес Юстиниана к праву и судебной деятельности был очень велик. Вмешательство в судебную деятельность, в том числе в качестве высшего судьи, было для него делом обыкновенным.

Юстиниан полагал, что «безопасность государства зиждется и укрепляется оружием и законами... благодаря им возвысились римляне. Так было в прошлом, так будет и впредь».

В качестве руководителя кодификационных работ был избран юрист Трибониан, занимавший один из важнейших постов в государстве (начальник столицы). Ему было дано всего 15 сотрудников. Через три года после начала работы были готовы две основные части кодификации - Дигесты и Институции.

Дигесты, или Пандекты (переводятся одинаково - как «собранное», «содержащие в себе все»), составлены из сочинений выдающихся римских юристов (в извлечениях). Здесь излагается и комментируется действующее право. Дигесты - самая толстая книга кодификации - около 100 авторских листов (1600 стр.).

Институциями был назван учебник для студентов византийских юридических учебных заведений.

В империи имелись три высшие юридические школы в Константинополе, Риме и Бейруте. Обучение продолжалось пять лет. Программа утверждалась государством.

Институции были кратким учебником по общим началам юриспруденции. Составлены они были на основе более старого учебника римского юриста Гая.

Третья и последняя часть свода - это собрание императорских постановлений, собственно «Кодекс Юстиниана».

Наконец, все дополнения и изменения, вносимые в свод последующим законодательством, составили особую часть - «Новеллы».

В широком смысле изменений и дополнений закона вообще это название сохраняет свое значение и в настоящее время.

От новелл отличались интерполяции, которыми стали называть всякие «скрытые», неоговоренные изменения текста, внесенные в Дигесты.

Из последующих византийских кодификаций отметим «Эклогу» (УШ в.), хорошо известную в славянских государствах, «Земледельческий закон», санкционировавший существование сельских общин в Византии и регламентировавший их правовой быт, наконец, «Базилики» императора Льва VI (890 г.), возвратившие Византийскую империю к законодательству Юстиниана. Кратким изложением основных законов явился изданный раньше «Прохирон».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!