Государство и право средневекового Китая

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Государственность конфуцианского Китая является своего рода образцом долголетия и устойчивости: ведь на протяжении почти двух тысячелетий она сохранялась практически в неизменном виде. Между тем история Китая в средние века была весьма бурной.

Страна переживала времена процветания и жесточайших бедствий, гражданского мира и кровопролитных восстаний, единства и раздробленности. Еще в древности китайские историки заметили, что в чередовании этих периодов есть определенный ритм, действующий с четкостью часового механизма. Каждая новая династия как бы начинала новый цикл и действовала весьма успешно. Но спустя некоторое время в стране все сильнее и сильнее проявлялись признаки упадка: разорялось крестьянство, среди чиновников росла коррупция, крупные земельные собственники отстаивали свою независимость от центральной власти. Под конец всеобщий развал завершался народным восстанием, участники которого требовали смены правящей «плохой» династии.

Именно в таких условиях — жесточайшего экономического и социального кризиса, голода и распада административной системы, восстаний — в 206 г. до н. э. начала свое существование первая конфуцианская империя, которой правила династия Ханъ. Ее основателем был крестьянин, один из вождей восставших. Новая династия вновь объединила страну, отменила многие казарменные законы прежних времен, снизила налоги. В систему управления стали вводиться конфуцианские нормы; ставка была сделана не столько на насилие, сколько на моральные принципы и древние почитаемые традиции. Однако уже с середины II в. н. э. империя вступила в роковую полосу упадка.

В III в. Китай распался на три самостоятельных государства. Правда, в конце III в. была предпринята попытка вернуться к централизации, но новой династии Цзинъ удалось объединить Китай лишь на несколько десятилетий.

В начале IV в. с севера на Китай хлынули орды кочевников, в том числе гуннов. Население бежало из районов, занятых чужеземцами-варварами, а на севере страны возникло множество мелких государств, созданных захватчиками. Они довольно быстро кита-изировались, перенимая местную культуру, обычаи и систему управления.

Следующий этап централизации был осуществлен при династии Суй, которая в конце VI в. объединила север и юг, но была свергнута в начале VII в. Эпоха истинного расцвета Китая связана с династией Тан, правившей достаточно долго (с начала VII по начало X в.) и династией Сун (X—XIII вв.). В ту эпоху по всей стране строились дороги, каналы и новые города, необычайного расцвета достигли ремесло и торговля, все изящные искусства и особенно поэзия. Правление Сунской династии закончилось трагически для Китая, пережившего новую волну вторжения кочевых племен. В течение XIII в. империя была завоевана монголами, и великий хан Хубилай основал новую монгольскую династию Юань (1280—1368). Экономика страны в ходе долгих войн (Китай сопротивлялся монголам около 40 лет) была разрушена, ирригационные сооружения, от которых зависело сельское хозяйство, не ремонтировались, огромное число китайцев было обращено в рабство.

Хотя монголы довольно быстро стали ассимилироваться, недовольство их правлением возрастало. Древняя буддийская секта Белый Лотос, которая к XIV в. превратилась в тайное общество, объединила восставший народ. Руководитель движения, Чжу Юань-Чжан, родом из крестьян, бывший послушник буддийского монастыря, опираясь на свои войска и примкнувших к нему ученых-конфуцианцев, разгромил монголов и в 1368г. объявил себя императором династии, получившей символическое название Мин (Свет).

Минское правительство сумело восстановить экономику страны; было отменено рабство, сокращены налоги, выходцы из низов получили большие возможности продвигаться вверх по иерархической лестнице. Но в конце XVI в. последовал очередной кризис, закончившийся весьма драматично: в начале XVII в. небольшое племя маньчжуров стало набирать силу и, объединившись с соседними племенами, повело вооруженную борьбу с Китаем, и во второй половине XVII в. в стране снова воцарилась иноземная династия Цин. Маньчжуры со временем удивительно органично вписались в структуру китайской империи и конфуцианскую культуру. Очевидно, именно в этом была причина долголетия династии, которая просуществовала вплоть до начала XX в.

Чем же можно объяснить регулярно повторяющиеся периоды расцвета и упадка, централизации и децентрализации в истории Китая? Многие китайские историки считают, что в этих циклах отражается борьба двух космических сил — добра и зла, попеременно одерживающих победу. Но если перевести разговор из плана метафизического в конкретно-исторический, то объяснение получится иным.

Древний Китай в эпоху династий Чжоу, Цинь и Хань по форме правления являлся типичной дальневосточной монархией. При переходе от родового строя к классовому обществу (Шань-Инь) правители мелких княжеств являлись одновременно военачальниками и верховными жрецами. Их власть опиралась на сородичей, священнослужителей, войско. Как и во всех дальневосточных деспотиях, ван (царь) считался верховным собственником земли. По религиозным канонам он объявлялся «сыном неба». Трон передавался по наследству, если тому не мешали чрезвычайные обстоятельства. Во время династии Чжоу власть царей стала обожествляться.

Земля, в принципе, считалась государственной собственностью, но владела ею община. Знать получала землю вместе с покоренным населением. Однако

письменные свидетельства о сделках с куплей-продажей земли в частную собственность не сохранились. Общинное владение землей являлось основой

хозяйственной жизни.

Право Древнего Китая знало понятия собственности, владения и распоряжения. Помимо земли важнейшим объектом права собственности были рабы. В период Инь рабы находились на положении скота. Они считались государственной собственностью и хотя находились во владении частных лиц, купли-продажи еще не было. Во времена Чжоу уже был возможен обмен, покупка раба. В V-III вв. до н.э. существовало две категории рабов: государственные и частные, причем частное рабовладение играет все большую роль. Для периода Цинь характерна широкая и свободная торговля рабами.

Древнекитайскому праву известны различные виды договоров. Одним из первых является договор мены, который постепенно по значимости уступает место договору купли-продажи. При совершении торговых сделок требовалось заключение договора в письменной форме и кроме того, уплачивалась пошлина. Довольно широкое распространение получает договор дарения: земли, рабов, колесниц, оружия и другого имущества. В период Чжаньго получает распространение договор займа, развивается ростовщичество. Договор займа оформлялся долговой распиской. Известны были отсрочки платежа, внесение залога, выдача письменных обязательств. Развитие договора займа вело к появлению долгового рабства. В V-III вв. до н.э. получает распространение договор аренды земли. К III в. до н.э. относятся сведения о договоре личного найма.

Сильная централизованная государственная власть в Китае имела древние и прочные традиции. Ее важнейшей опорой было право верховной собственности на землю. Государство, осуществляющее жесткий контроль над обществом (как и во всех восточных деспотиях), издавна взяло на себя функцию управления экономикой. «Земледелие, торговля и управление — три основные функции государства» — так реформатор легист Шан Ян (390—338 гг. до н. э.) сформулировал концепцию, которой правительство руководствовалось в своей деятельности на протяжении практически всей истории Китая.

Направляя экономические процессы, власть стремилась ограничить частную собственность (прежде всего на землю), сохранить свою монополию в использовании природных богатств, пыталась поставить под контроль торговлю и ремесло. Главным, разумеется, был вопрос о земле и положении земледельцев. Крестьяне, составлявшие 90% населения страны, всегда были объектом внимания и заботы. Их благополучие являлось условием существования крепкой централизованной власти, ибо все они были для государства в первую очередь налогоплательщиками.

В Китае, конечно, существовало крупное частное землевладение (так называемые «сильные дома»), относительно независимое от центральной власти, но именно по этой причине и невыгодное для правительства. Как только начинало расти крупное землевладение, доходы казны резко падали: обезземеленные, разорившиеся крестьяне становились арендаторами у богатых землевладельцев, которые всеми возможными способами старались сократить сумму налогов, выплачиваемых государству. В результате возрастали сила и влияние (в том числе и политическое) местной знати, в провинциях усиливался произвол администрации, авторитет центральной власти падал. А в ответ начинался протест снизу — в виде восстаний, участники которых требовали возврата земли и восстановления принципа уравнительности. Выступления против «недобродетельных» правителей, допускающих беззаконие, освящались конфуцианством.

Вновь созданная династия обычно начинала свое правление с реформ, призванных установить социальную гармонию. При этом в вопросе о частной собственности правительство, казалось бы, не слишком расходилось с требованиями восставших масс: оно тоже отстаивало принцип уравнительности, разумеется, преследуя свои цели и интересы. Поэтому реформы обычно сводились к гигантскому, в рамках всей Поднебесной империи, переделу земли — с тем чтобы каждый трудоспособный крестьянин получил свой участок. Иногда правительство даже шло на конфискацию земель у богатых землевладельцев. Использовались и другие средства: на некоторое время запрещалась продажа земли. Крупные владения облагали повышенными налогами.

В Китае важными источниками права были закон, императорский указ, но основной самого указа являлось конфуцианская традиция, отобранная конфуцианскими идеологами и возведенные в императив, в долгу образцы поведения, нормы конфуцианской морали.

Все средневековые правовые системы стран Востока утверждали неравенство сословное, кастное, в семье, по признакам пола, мелочно регламентируя поведения людей во всех сферах общественной жизни.

Обезземеленным крестьянам выдавались наделы из фонда государственных земель, причем на выгодных условиях. Те, кто обрабатывал пустоши, в течение определенного времени освобождались от налогов.

«Ныне в течение нескольких поколений в Поднебесной царит мир, богатые и сильные из числа чиновников и простолюдинов обладают имуществом в несколько сот миллионов монет, а бедные и слабые испытывают все большие тяготы... Поэтому следует несколько ограничить количество земель, находящихся в частном владении».

     Из постановлений эпохи династии Ханъ, конец I в. до н. э.

Таким образом, вновь восстанавливалась система «равных полей», которая всегда считалась в Китае идеалом. Конечно, несмотря на эти меры, невозможно было совсем остановить рост частного землевладения, но государственная власть была достаточно сильна, чтобы на определенном этапе резко сокращать его. Поэтому в Китае, как и в других восточных цивилизациях, сформировался государственный феодализм.

Правительство сделало ставку на мелкое крестьянское хозяйство, которому отводились наделы при условии выплаты налогов. Чиновники получали землю в зависимости от ранга — доходы с нее, точнее, то, что от них оставалось после уплаты налогов государству, шли в счет жалованья. Такие владения нельзя назвать феодом: понижение в должности означало и утрату земли; чиновник в качестве землевладельца был полностью зависим от государства. Примерно такая же политика осуществлялась и по отношению к ремесленникам и купечеству. С древнейших времен власть стремилась утвердить свою монополию на разработку недр и использование водоемов; постепенно в руках государства оказалось производство и продажа важнейших предметов потребления: соли, чая, меди, железа и других металлов. В XIV — XVII вв. государственное производство охватывало изготовление фарфора, судостроение, добычу угля, литейный промысел и др. Центральная власть регулировала рыночные цены, а иногда даже ссудный

процент, борясь с ростовщичеством. Государственная торговля не всегда выдерживала конкуренцию с частной, но правительство компенсировало это тем, что облагало купцов большими налогами, закупало у них товары по твердым ценам, установленным казной.

«В настоящее время следует регулировать движение товаров: при повышении цен надо продать, при понижении — закупить; если сделать большие запасы продовольствия и уравнять цены, то люди будут своевременно заниматься земледелием и ростовщические дома не смогут воспользоваться их затруднениями. Все вышесказанное делается для народа, а не с целью получения доходов для казны».

 

Из законов реформатора Ван Анъ-Ши, XI в.

Кроме того, правительство разрешало заниматься торговлей чиновникам, освобождая их от налогов и превращая таким образом в силу, противостоящую частной торговле.

Только в XVI—XVII вв. в Китае произошел некоторый сдвиг: расширилось крупное землевладение, стали создаваться мануфактуры с использованием наемного труда (в том числе и рассеянные). Хотя государство по-прежнему имело монополию на добычу и обработку полезных ископаемых, в отдаленных горных районах тайно возникали частные предприятия по добыче угля и серебра. Цинское правительство закрывало глаза на рост частного землевладения. Возможно, потому, что интенсификация сельского хозяйства давала возможность даже в этих условиях получать большую сумму налогов.

Буржуазные отношения отстаивали свое право на существование, но, как правило, проигрывали в неравной борьбе с государственной властью, а потому остались неоформленными.

Для Древнего Китая характерна большая патриархальная семья с абсолютной властью отца, с многоженством, культом предков. Женщина полностью зависела от власти мужа, личного имущества она не имела, права в наследовании женщин были ограничены. Брак заключали родители.

Если верить преданиям, уже в X в. до н.э. чжоуским Му-ваном было разработано Уложение о наказаниях. Эта кодификация насчитывала якобы 3000 статей и предусматривала довольно разработанную систему наказаний. В Уложении говорилось о смягчающих и отягчающих обстоятельствах, различая неосторожные и умышленные деяния. По всей вероятности Уложение представляло собой запись отдельных судебных решений и закрепляло прежде всего нормы обычного права.

Виды наказаний в различные периоды незначительно отличались друг от друга. В Иньском государстве применялось битье палками, отрезание носа, поджаривание на огне, разрубание на мелкие части, обезглавливание, закапывание живым в землю, отрубание руки, ноги, выкалывание глаз. Во времена Цинь устрашение окончательно становится основной целью наказания. Широко применяется смертная казнь в самых разнообразных видах.

Суд не был отделен от администрации, судебные функции выполняли многочисленные представители государственного аппарата. Верховным судьей являлся император. На местах судили представители местной администрации. Имелись чиновники, обязанные разыскивать преступников, вести борьбу с ворами и разбойниками, начальники тюрем, лица, приводившие в исполнение судебные решения.

В период Инь и Западного Чжоу процесс носил обвинительно-состязательный характер. В случаях совершения преступлений рабами в процессе имели место элементы розыскного процесса. Позднее этот вид процесса применяется все шире, вытесняя состязательный.

Община отвечала за правонарушения своих членов, действовало правило круговой поруки. Мелкие проступки, споры об имуществе рассматривали органы общины.

Новые взгляды на роль права распространяли Конфуций (V в. до н.э.) и его единомышленники. По их мнению, деление людей на правителей и управляемых заложено в самой природе человека, оно извечно и неизменно. Лучше всего управлять народом не через посредство закона, а через систему исторически сложившихся норм поведения людей. Конфуцианство проповедовало сохранение древних традиций: подчинение подданных властям, младших — старшим, осуждало чрезмерное обогащение, требовало от властей заботиться о бедных.

Конфуцианству с его рациональной моралью удалось занять особое место среди других религий, несмотря на все сложности борьбы с легизмом, в силу особой практической ценности этого учения, призванного, по утверждению знаменитого конфуцианства VI в. Вэй Чжэне «выправлять отношение между государством и подданными», «отверзать глаза и уши простого народа».

Религиозный плюрализм, отношения к религии как к простому учению, отсутствия прямой связи между государственной властью и ортодоксальной системой определяли и другие специфические черты средневекового общества и государства Китая. Здесь, например, отсутствовал такой институт, как вероисповедания, что, в сою очередь, делало невозможным существование судов инквизиций. Не было сложившегося сословия духовенства и засилья, как на Западе, духовенства в государственном аппарате в качестве единственного грамотного слоя лиц. Полное, неограниченное господство государства с его сакральным авторитетом над религиозными организациями в политическом, административном, правовом,

идеологическом отношениях было окончательно закреплено в Китае в империи Тан, в которой ни один из религиозных институтов не имел хотя бы номинальной автономии.

Своеобразия государства Арабского халифата и других государств мусульманского мира также было непосредственно связанно с их ригидной. Универсальной религией-исламом, исходящим из неделимости духовной и светской власти, что было органически связано с их ригидной, универсальной религией-исламом, исходящим из неделимости духовной и светской власти, что было органически связано с теократической идеей о всемогуществе, всесилии и неделимости самого Аллаха, нашедшей выражение в Коране: «Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк его». Ислам определял в мусульманском мире и характере социальной структуры, и государственных учреждений, и правовых институтов и морали — всю духовную сферу мусульман. Так, религиозно-правовым основам мусульманского общества соответствовала особая социальная структура, характеризующаяся определенной обезличенностью господствующего класса, отсутствием системы наследственно передаваемых титулов и привилегий, избранности и пр. Здесь были все равны, а скорее в равной степени бесправны перед теократическим государством, его главной -халифом, султаном.

В мусульманском мире духовенство не могло притязать на светскую власть, не могло здесь возникнуть, как в средневековой Европе, и конфликта между духовной и светской властью. Ислам исключал неверие, против него нельзя было выступать ни прямо, ни косвенно, даже споря по его отдельным положениям, не потому, что еретиков, как в Европе, сжигали на костре, а потому, что это значило противопоставить, исключить себя из мусульманского общества.

Универсализм ислама, основополагающая идея мусульманской идеологии и политической теории о слитности духовного и светского определили и особое место государства в исламском обществе, его безусловное абсолютное господство над обществом, его теократическо-авторитарную форму.

Ни Индия, ни Япония никогда не отличались той степенью всесилия государства, которое было свойственно средневековому Китаю и Арабскому халифату. Индия характеризовалась, например, значительной прочностью общиной, кастовой организации относительной слабостью контроля центрального бюрократического аппарата над широкими крестьянскими массами, над саморазвивающейся системой сельских общин. Не государственный чиновник, а учебный брахман, выполняющий функцию воспитания своих учеников в духе неукоснительного следования дхарме, кастовым нормам и ритуалу, имел здесь особую социальную ценность. На трансформацию форм средневекового государства Индии и Японии огромное влияние оказали и другие факторы-завоевания Индии в XIII в. чужеземцами мусульманами и узурпация власти императора Японии в XII в. «великим полководцем» - сегуном.

Сёгунат в Японии приобрел ряд черт, характерных для абсолютной монархии. Сумма тех признаков, которые были свойственны сёгунату, позволяет говорить о своеобразной автократической форме относительно централизованного государства, в котором существовала военная диктатура феодальной верхушки. Вместе с тем в государственном аппарате всех восточных обществ можно выяснить ряд общих черт: его громоздкость, дублирование функций и пр.

Административные, налоговые, судебные функции не были с достаточной четкостью распределены между отдельными звеньями государственного аппарата. Не отличались четкостью и сами принципы создания вооруженных сил. Значительная часть правящего класса была представлена здесь неофициальными звеньями управленческой структуры. Даже в Китае деятельность официальных звеньев государственного аппарата не шла дальше уезда. На более низком уровне действовали неофициальные органы местного управления, в которых огромная роль принадлежала представителям «образованного» слоя шеньши, не имеющего официальных должностей и рангов. Не вписывались и в Индии в официальную структуру   власти   органы   сельского   самоуправления, общинные и кастовые панчаяты во главе со своими старостами.

Эти особенности государственного аппарата восточных обществ во многом можно объяснить властными полномочиями крайне разнообразных групп эксплуататорского класса, их стремлениями получать свою долю прибавочного продукта, производимого крестьянами. На этот прибавочный продукт претендовала и родоплеменная знать, и верхушка сельской общины, и средние и крупные наследственные землевладельцы, и представители различных звеньев, административного аппарата, и священнослужители. Соответственно прибавочный продукт изымался в виде ренты - налога в пользу государства в форме дани вождю клана, в форме поборов местной администрации за выполнение судебных и иных функций, в форме штрафов за нарушение религиозных кастовых предписаний и пр.

Много общих черт было присуще при всем их разнообразии и нормативным системам, праву средневековых стран Востока. Следует отметить, прежде всего, консерватизм, стабильность, традиционность норм права и морали. Эта традиционность, являющаяся отражением медленной эволюции экономической структуры, создавала у людей убежденность в извечности, высшей мудрости, завершенности правил общественного поведения.

В самой отношении членов восточного общества к традиционным нормам права и морали была заложена одна из важных причин их тормозящего обратного воздействия на экономическую сферу.

Проявлением консерватизма социальных норм права и морали была и их тесная связь с религией: индуизмом, исламом, конфуцианством, а так же внутренняя нерасчленность религиозных, нравственных и правовых предписаний. Драхма в Индии, санкционируемая и обеспечиваемая принудительной силой государства, была одновременно нормой морали, выполнения которой освещалось авторитетом религии. Индийской драхме в основном соответствовали японской чири, предписывающие индивидуумам нормы поведения на все случаи жизни.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!