Государственно-правовые идеи Л.А.Тихомирова

24 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение           3
1. Факты из биографии и особенности творческой эволюции  4
2. Основные государственно-политические идеи    7
Заключение          16
Список литературы         17

Введение

Изучение в современной отечественной исторической науке проблем консерватизма как в общемировом, так и в российском контексте в настоящее время как никогда актуально.
Свидетельством возрастающего интереса к этому направлению русской мысли является и факт проведения в последнее десятилетие ряда «круглых столов» по данной тематике ведущими российскими общественно-политическими изданиями. Особенно пристально изучается наследие русского консерватизма конца XIX – начала XX в., среди его идеологов, ведущее место занимает фигура яркого и оригинального мыслителя, внесшего огромный вклад в становление теории консерватизма, – Л.А. Тихомирова (1852–1923 гг.). Обращение к комплексному изучению его творческого наследия и практической деятельности интересно с научной точки зрения еще и потому, что позволяет лучше понять генезис русского консерватизма на рубеже веков в целом.
Анализ идей Тихомирова поможет не только познакомиться с его концепцией монархической государственности и идеями перестройки современной ему политической системы России, но и, что не менее важно, предоставит нам прекрасную возможность, анализируя его интеллектуальные изыскания, получить качественно иное представление об истории России, ее государственности и истории формирования российских политических учреждений. Знание об изменении характера социально-политических воззрений Тихомирова не только поможет лучше понять эволюцию народнических программ, но и позволит получить более полное представление о диалектике развития всей русской общественной мысли второй половины XIX – начала XX в.

1. Факты из биографии и особенности творческой эволюции

Родился Лев Александрович Тихомиров 19 января 1852 года в военном укреплении Геленджик на Кавказе, в семье военного врача. Окончив Керченскую Александровскую гимназию с золотой медалью, он поступает в 1870 году в Императорский Московский университет, где попадает в круг революционеров-народовольцев. В 1873 году Л. А. Тихомирова арестовывают и осуждают по делу о «193-х». Более четырех лет он проводит в Петропавловской крепости. В 1878 году, в январе, Л. А. Тихомирова освобождают, оставляя под административным надзором у родителей. Но уже в октябре того же года он тайно покинул родительский дом и перешел на нелегальное положение, чтобы продолжить революционную деятельность. В это время он был уже членом «Земли и волн», стремящейся к свершению государственного переворота с целью созыва Учредительного Собрания или утверждения революционной диктатуры (в зависимости от складывающихся обстоятельств) [1, c. 78].
Принимая активное участие в революционном народовольческом движении, Л. А. Тихомиров на знаменитом Липецком съезде 20 июля 1879 года поддержал решение съезда о цареубийстве. Являясь членом Исполнительного комитета, он занимался редактированием партийной газеты «Народная воля», играл первенствующую роль при составлении программы «Народной воли», курировал другие издания, а также редактировал большую часть прокламаций Исполнительного комитета. В следующем году он вышел из членов Исполнительного комитета, поэтому и не участвовал в подаче голоса при принятии решения о цареубийстве, последовавшем 1 марта 1881 года.
После убийства Императора Александра II в среде народовольцев обсуждался вопрос об убийстве и Императора Александра III. Этому воспротивился Л. А. Тихомиров; а так как вследствие арестов руководителей «Народной воли» он занимал в России лидирующее положение в партии, то народовольцы ограничились письмом к Императору Александру III, содержавшим революционные требования (письмо написал Л. А. Тихомиров, а отредактировал Н. К. Михайловский).
Все это время Л. А. Тихомирову приходилось скитаться по России. Осенью 1882 года, желая избежать ареста, он уезжает за границу - сначала в Швейцарию, а затем во Францию. Здесь весною 1883 года он вместе с Лавровым начинает издавать Вестник «Народной волн». Оказавшись в республиканской «передовой» Франции и насмотревшись на парламентские скандалы, ознакомившись с деятельностью партийных политиканов, Л. А. Тихомиров начинает пересматривать свои политические взгляды. «Отныне, - пишет он в 1886 году, - нужно ждать всего лишь от России, русского народа, почти ничего не ожидая от революционеров... Сообразно с этим, я начал пересматривать и свою жизнь. Я должен ее устроить так, чтобы иметь возможность служить России так, как мне подсказывает мое чутье, независимо ни от каких партий» (Воспоминания Льва Тихомирова. М., 1927).
Сравнивая разрываемую партийными распрями слабую Францию (постоянно «обижаемую» Германской империей) с сильной, стабильной Российской империей, управляемой твердой рукой Императора Александра III, Тихомиров делает выводы не в пользу первой и не в пользу демократического принципа власти [7, c. 122].
Параллельно с политическими переменами в самосознании Л. А. Тихомирова происходили и религиозные изменения. Теплохладное отношение к вере сменилось горячим желанием возродить в себе православного человека, что укрепляло в нем сознательное решение порвать с революцией. Однажды открыл он Евангелие на строках: «И избавил его от всех скорбей его, и даровал мудрость ему и благоволение царя Египетского фараона». Снова и снова открывал Евангелие Лев Александрович, и каждый раз перед ним возникали все же евангельские строки. У Тихомирова постепенно созревала мысль о том, что Бог указывает ему путь - обратиться к Царю с просьбой о помиловании.
1888-й - переломный год. Недавний революционер пишет и издает брошюру «Почему я перестал быть революционером», которой разрывает отношения с миром революции и говорит о своем новом мировоззрении. Его целью становится возвращение на родину. 12 сентября 1888 года Л. А. Тихомиров подает на Высочайшее Имя просьбу о помиловании и разрешении вернуться в Россию, что и было ему даровано Высочайшим повелением от 10 ноября 1888 года.
Получив прощение, Л. А. Тихомиров 20 января 1889 года прибыл в Санкт-Петербург. Он идет в Петропавловский собор - поклониться праху Императора Александра II, против власти которого он так ожесточенно боролся, будучи революционером. Так произошло еще одно преображение «из Савла в Павла». Лидер революционеров становится ревностным приверженцем самодержавия и крупнейшим идеологом монархического движения [1, c. 79].
Переход Л. А. Тихомирова на сторону русского самодержавия стал сильным идеологическим ударом для революционной партии. Этот акт воспринимался революционерами как совершенно невероятное событие, он казался столь же неправдоподобным, как если бы состоялся переход Александра III в ряды революционеров. Резонанс был велик, и не только в российской среде, но и в международных революционных кругах. Знаменитый Поль Лафарг писал Плеханову, что приезд на учредительный конгресс II Интернационала русских революционеров «будет ответом на предательство Тихомирова»... Это был чуть ли не единственный случай в истории революций, когда один из самых знаменитых руководителей, отказавшись от идеи революции, становится убежденным и последовательным сторонником монархии, в течение тридцати лет отстаивающим ее принципы [1, c. 80].
С июля 1890 года Л. А. Тихомиров живет в Москве. Он - штатный сотрудник «Московских ведомостей». Публицистические выступления Л. А. Тихомирова этого времени носят характер критический: критикуются революция и демократический принцип власти. Тогда же он пишет своеобразную трилогию - «Начала и концы. Либералы и террористы», «Социальные миражи современности» и «Борьба века». Первой же работой, действительно давшей ему славу и известность в русском обществе, была статья «Носитель идеала», посвященная личности и деятельности Императора Александра III (написана сразу после смерти Государя, в 1894 году).
Поэт Аполлон Майков говорил, что «никогда, никто не выражал так точно, ясно и истинно идею русского царя», как автор статьи «Носитель идеала». Аполлон Майков писал Л. А. Тихомирову: «Надо бы, чтобы ее прочли все... надо бы ее напечатать отдельной брошюрой, продавать по копейкам, приложить портрет покойного Государя, надо бы, чтобы идея эта вошла в общее обозрение» [6, c. 31].
В 1895 году Л. А. Тихомирова избирают в члены Общества любителей духовного просвещения, а в следующем - действительным членом Общества ревнителей русского исторического просвещения в память Императора Александра III.
С книги «Единоличная власть как принцип государственного строения» (1897) начинается другой период творчества Л. А. Тихомирова - период построения положительного государственно-правового учения о монархическом принципе власти, получившем наиболее полное завершение в его же книге «Монархическая государственность» (1905).

2. Основные государственно-политические идеи

«Монархическая государственность» стала самым значительным произведением Тихомирова-консерватора. Ему удалось представить целостный взгляд на всемирную историю монархической власти и предпринять попытку обосновать своеобразие российского самодержавия, его принципиальное отличие как от восточного деспотизма, так и от западного абсолютизма. Собственно говоря, главная задача Тихомирова сводилась к тому, чтобы перевести идеологему "православие, самодержавие, народность" на язык научной теории [6].
В первых двух частях "Монархической государственности" были определены основные принципы так называемой истинной монархии (самодержавия) и ее кардинальное отличие от других типов монархической власти. Для становления истинной монархии, полагал Тихомиров, необходимо сочетание обязательных условий: религиозное мировоззрение, определенный социальный строй, сознание и знание. Единоличная власть, не имеющая высшей божественной санкции, может быть только диктатурой. Но не всякое религиозное начало сообщает истинный характер монархии. Только православие способно дать нравственный идеал, единый и для верховной власти, и нации, внести в общественный строй соборность. Общность религиозно-нравственного идеала для власти и подданных есть основа для взаимного понимания и доверия. Народность самодержавия Тихомиров выводил не из независимости монарха от воли или мнения народа, а из всеобщей подчиненности "народной вере, народному духу и народному идеалу".
Тихомиров-монархист стемится найти опору для своей теории в своеобразии идеалов и стремлений русского народа. Тихомиров утверждает принцип подчиненности в народном сознании мира "относительного" (общественно-экономических отношений) миру "абсолютному". Русский народ, по Тихомирову, ищет свои политические идеалы в божественной воле и носителе этой воли - царе. Последний же ответственен за свои деяния только перед богом, но, подчеркивал Тихомиров, эта ответственность более строгая, нежели при конституционном строе, ибо "ответственность царя перед Богом нравственная, впрочем, для верующего вполне реальная". Отсюда - неверие в правовое государство, сомнение во всяких политических гарантиях, стремление к суду не по закону, а по совести. Еще К.С. Аксаков, идеи которого Тихомиров во многом унаследовал, подчеркивал: "Гарантия есть зло. Где нужна она, там уже нет добра, и пусть лучше разрушится жизнь, в которой нет добра, чем стоять с помощью зла". Тихомиров в 1910 г., во след еще одному из своих идейных предшественников К.Н. Леонтьеву, не приемлет новой России: "А я - ни такому новому народу, ни конституции не хочу служить, да и не могу! Мне это неинтересно. Я нахожу глупой "новую" Россию... Это не Россия, а что-то иное" [1, c. 92].
Одной православной веры для установления истинной монархии, как доказывает опыт Византии, считал Тихомиров, недостаточно. Религиозное миросозерцание дает основу, порождает лишь инстинктивное стремление к монархии. Важным условием является социальный строй страны, органическое порождение специфики ее исторического развития. Монархические устремления зарождаются из патриархальной власти крестьянской семьи, из сословного строя (верховная власть должна учитывать и примирять интересы разных социальных слоев, стоять как бы над ними), из потребностей внутренней и внешней политики. Кроме того, сама власть должна сознавать, в чем состоит источник ее силы и крепости для того, чтобы его хранить и приумножать. Монархическая власть должна постояннно заботиться о сохранении своей способности быть выразительницей и хранительницей высшего нравственного идеала. Для достижения этой цели она должна иметь правильное государственное устройство, должна проводить такую политику, которая бы способствовала сохранению религиозно-нравственного идеала как в народе, так и в самих носителях власти. Все это неизбежно требует знания народных потребностей, организации непосредственной связи между народом и монархом, сочетания государственного управления и общественного самоуправления, чтобы избежать опасности превращения самодержавия в абсолютную монархию. В качестве такой опасности Тихомиров указывал на "мертвящую силу" бюрократии, когда она из орудия управления превращается в господствующую силу. В целях выработки правильной монархической политики необходимы научные знания, развитие собственно русского государствоведения. В третьей и четвертой частях "Монархической государственности" ("Русская государственность" и "Монархическая политика") Тихомиров освещает основные этапы развития российского самодержавия, определяет причины искажения принципов истинной монархии и намечает программу их восстановления [1, c. 94].
В «Монархической государственности» Л. А. Тихомиров утверждает возможность влияния религиозно-философских представлений на форму государственного устройства. В его концепции данное влияние имеет определенные особенности. Исследование этих особенностей чрезвычайно важно для выяснения вопроса почему политическая теория не стала у мыслителя темой религиозно-философской рефлексии.
Прежде всего, Л. А. Тихомиров не абсолютизирует религиозные влияния на социально-политическую жизнь, отмечая, что подобная абсолютизация скорее возможна для неверующих ученых. «Никогда и нигде, даже в так называемых теократических странах, одни религиозные верования не определяли характер социальных и политических учреждений, - подчеркивает Л. А. Тихомиров. - Подобно тому, как невежественный крестьянин, узнав о существовании науки, начинает ее считать всесильной, так неверующий современный ученый, замечая в древности действие религиозного чувства и религиозных представлений, делается склонен думать, будто у верующих эти чувства и эти представления всесильны». Следуя мыслителю, религиозные влияния могут быть рассмотрены только как один из факторов становления государственных систем [5].
В концепции Л. А. Тихомирова для влияния религии открыта только одна из частей социально-политической жизни нации - верховная власть. Являясь относительно суверенной сферой социально-политической реальности, верховная власть идеократична в своем существе, есть проявление принципа, идеи. Идеократическая, а не религиозная характеристика верховной власти у Л. А. Тихомирова далеко не случайна, поскольку  в трех формах верховной власти в виде демократии, аристократии и монархии, он фиксирует зависимость лишь последней от качественно-нравственных религиозных представлений, полагая, что демократия отражает доверие к лишенной нравственного содержания количественной силе, а аристократия к проверенному опытом рациональному  авторитету.
Одной из стержневых предпосылок становления монархической  верховной власти у Л. А. Тихомирова является наличие единого национального религиозно-нравственного идеала, воплощение которого в сфере политики  наилучшим образом может реализовать только сингулярная личность в силу ее наибольшей способности к выражению воли Божества. Подчиняя свою жизнь одной личности, нация подчиняет себя божественному руководству, ищет делегированной теократии. Будучи связана с высшей силой, единоличная верховная власть является не представителем народа, а представителем той высшей силы, из которой вытекает его нравственный идеал. Эта власть существует не для самой себя, являет не привилегию, а служение ради исполнения указанной свыше религиозно-нравственной миссии [6].
По мнению мыслителя, наиболее благоприятной религией для развития монархической верховной власти является христианство, где Бог наделяется подлинно нравственными качествами, а человеческая личность  истолковывается как образ и подобие Бога, что распространяет на нее всю полноту нравственных запросов. Истинная христианская религия содействует возникновению подлинной, самодержавной и монархической государственности. Ложные религиозные концепции, в которых образ высшей силы является неопределенным и лишенным подлинно нравственного содержания, способствуют возникновению извращенной формы монархии, порождая деспотическую власть. Последняя  отличается от истинной монархии тем, что автократор утрачивает объективное нравственное руководство, так как содержание и направление воли божества, покровительствующего монарху, остается неизвестным и ничего не сообщает совести и разуму народа. Становлению абсолютистской формы искаженного монархического правления способствует утрата религиозных идеалов нацией. Эта утрата инициирует идею автономности монархической власти от религиозного источника, активизирует непосредственную, а не религиозно опосредованную связь монарха и народа.
Однако Л. А. Тихомиров не стремится к утрированию влияния религиозной идеи на монархическую государственность. Роль религии в его концепции понижается трижды.
Во-первых, он считает, что  в истории человечество не обладало достаточной степенью сознательности в своих государственных построениях. «Вследствие этого - все три типа монархии, о которых сейчас сказано  суть типы собственно идеальные, - отмечает Л. А. Тихомиров. - В действительности они никогда не являлись в полной чистоте своей, а всегда в некотором смешении различных типов, лишь с преобладанием какого-либо одного основного». Рассматривая разновидности монархии как идеальные типы, мыслитель не останавливается и перед более смелым утверждением о возможном взаимопревращении монархических форм.  Наконец, он декларирует историческое существование форм монархии только в виде прогрессивной или регрессивной тенденции, приближающей или удаляющей монархию к самодержавному идеалу. Ссылаясь на тезис М. Б. Смолина, полагающего, что в монархической теории Л. А. Тихомирова «чем ближе религия стоит к христианству, тем более правильная форма монархии будет реализовываться», подчеркнем, что этот тезис нуждается в разъяснении и дополнении. Он может быть прочитан следующим образом: чем ближе религия стоит к христианству, тем более точно будет выяснен идеальный тип и историческая тенденция монархии, более полно раскроется ее эйдос и парадигма, которая наряду с другими факторами способствует успешному функционированию конкретно-исторической государственной системы, увенчанной монархической верховной властью.
Во-вторых, Л. А. Тихомиров считает верховную власть лишь одной из форм социально-политической жизни. Наряду с ней он выделяет и собственно государство (единство нации и верховной власти), правительство(орудие верховной власти) и нацию. Все четыре элемента в концепции Л. А. Тихомирова не только связаны, но и относительно автономны, могут взаимно сталкиваться, поскольку их гармония составляет не реальность, а «только тенденцию социальных фактов».
В-третьих, помимо влияния религии на монархическую форму верховной власти, мыслитель определяет влияние социального строя и фактора политической сознательности. Здесь мы подходим к раскрытию сути монархической  концепции Л. А. Тихомирова.
Обращение к трудам по русскому государственному праву привело Тихомирова к выводу о том, что идея самодержавия в них совершенно не разрабатывается. Наоборот, правовая наука только прививала русскому народу чуждые европейские понятия и теории. Лишь публицисты славянофильского направления внесли заметный вклад в разработку этой идеи [1, c. 94].
Особенно близки Тихомирову были взгляды славянофилов И.С. и К.С. Аксаковых, А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, а также стоящего несколько особняком в русской консервативной мысли - К.Н. Леонтьева. Но и славянофильское учение, считал Тихомиров, не смогло дать целостной монархической теории, вооружить самодержавие стратегической программой. Отсутствовала такая программа и какая-либо целостная руководящяя идея и у самой самодержавной власти, которая к концу XIX столетия окончательно была извращена бюрократией.
В московский период Россия выработала общую идею самодержавия, которая требовала дальнейшего развития. Исконно самодержавие, согласно Тихомирову, имело две основы - земщину (связь с землей, нравственная связь с народом) и православие. Первый удар идее самодержавия был нанесен церковным расколом. Это привело не только к раздроблению сил православного народа. "Самодержавие, - писал в этой связи Тихомиров, - имеет свой источник в вере; ее нравственным регулятором является только вера, которая свой голос оформляет в церкви… И вот русские именно в вере увидели в себе рознь, т. е. потеряли бесспорное, абсолютное мерило правды". Второй удар истинной монархии, указывал Тихомиров, был нанесен Петром I, который ввел в России бюрократическое управление. Он окончательно подчинил церковь государству и тем самым подорвал самую существенную опору своей власти - религиозно-нравственный авторитет православной церкви. Основой власти, как и на Западе, стало насилие.
Из такого понимания основ самодержавной власти проистекали и задачи, которые Тихомиров призывал решать в целях восстановления истинной монархии. Его беспокоило нравственное здоровье и народа и власти, которые отошли в своих политических действиях от христианских принципов и исторических начал российского общественного и экономического устроения. С этих позиций Тихомиров и развернул критику не только либеральных и революционных увлечений в обществе, но и самой самодержавной власти. Русская интеллигенция (которую он отделял от просто образованных людей), по его мнению, совершенно оторвалась от народа, разошлась с ним в "понимании жизни" и занята лишь попытками "пересоздать нацию" вместо того, чтобы "служить России", согласно тем идеалам, которые уже давно выработаны самим народом. Она может лишь помочь народу сформулировать то, что он имеет уже "как чувство, как стремление". Это был новый призыв идти "в народ", но уже не к крестьянину - не потенциальному социалисту и революционеру, а - к монархисту и православному человеку. Тихомиров обличал либералов в поддержке революционеров в эпоху "Земли и Воли", что нашло понимание у Александра III, который отметил на полях записки Тихомирова: "Это совершенно справедливо и до сих пор". Демократический же принцип, по его мнению, порочен в самой своей сути, так как обеспечивает лишь насилие большинства над меньшинством, тогда как перед Россией стоит куда более глобальная задача - установление Правды. По его словам: "Успех почти всегда оказывается на стороне ловкого и притом щедрого агитатора". Вслед за М.Н. Катковым он пытается примирить монархию и общественное самоуправление, доказывая возможность его самого широкого проявления только при самодержавном строе. Всеобщему избирательному праву он противопоставляет идею соборности, как стремление дать целостное выражение мнения всей нации, установить нравственное единство народа и власти, уничтожить бюрократическое "средостение". Основной метод борьбы за восстановление истинной русской государственности - это не уничтожение оппозиционных элементов, а усиление элементов своих, "сознательно-национальных". Нельзя допустить, предупреждал Тихомиров, чтобы в ожесточенной политической борьбе потускнел в глазах народа религиозно-нравственный идеал. Русский человек, предвещал он, если утратит веру в монархию, "то делается или политическим индифферентистом или анархистом" [1, c. 95].
Активное сотрудничество в "Русском обозрении", "Московских ведомостях", выход в свет "Монархической государственности" возвели Тихомирова в ранг признанных консервативных идеологов, на него наконец-то обратили серьезное внимание в самых высоких правительственных кругах. Тихомирова никогда не устраивала только роль теоретика, он всегда был деятелен, искал возможность активно участвовать в политических делах.

Заключение

Л. А. Тихомиров стал первым русским мыслителем, разработавшим учение о русской государственности, о ее сущности и условиях ее действия. Он первым серьезно занялся изучением такого государственного феномена, каким было русское самодержавие. Государство - естественный союз нации. Одним из характернейших и основных свойств человека является его стремление к взаимоотношениям с другими людьми.
Государство же является высшей формой общественности. Общественность эволюционирует от союзов семейных и родовых к союзам сословным, а с развитием человеческих потребностей и интересов дорастает до возникновения высшей силы, объединяющей все социальные группы общества, - государства.
С возникновением общества в нем возникает власть как естественный регулятор социальных отношений. Для общественности всегда характерно наличие власти и подчинения. Когда же нет ни власти, ни подчинения, то наступает свобода в чистом ее виде, но здесь уже нет общественности, так как любая социальная система полна борьбы, которая проходит либо в более грубых, либо в более мягких формах. Власть становится силою, осуществляющей в обществе, в государстве высшие начала правды.
Судьба Тихомирова, ее трагедия и победа очень поучительны на фоне современных случаев смены убеждений и чудесных превращений, лишенных и тени драматизма. Тихомиров был апологетом монархии, а сказать слово защиты, когда уже идут с дрекольями, - это великое мужество. С его именем связано начало обновления монархического правосознания, как это впоследствии назовет И.А. Ильин. Как бывший революционер Тихомиров всегда заботился о том, чтобы его монархизм был сознательным. При этом как мыслитель он значительно глубже и шире распространенного о нем мнения как о теоретике монархии. Его наследие - это плоды очень поздней осени дореволюционной русской культуры.
Список литературы

1. Гросул В.Я., Итенберг Б.С., Твардовская В.А., Шацилло К.Ф., Эймонтова Р.Г. Русский консерватизм ХIХ столетия: Идеология и практика. - М., 2000.
2. Гусев В. А. Русский консерватизм: основные направления и этапы развития. - Тверь, 2001.
3. Консерватизм в России («круглый стол») // Социс. 1993. № 1. С. 43-61.
4. Консерватизм как течение общественной мысли и фактор общественного развития (Материалы «круглого стола») // Полис. 1995. № 4. С. 33-59.
5. Консерватизм в России: проблемы, поиски решения // Отечественная история. 2001. № 3. С. 103-133.
6. Костылев В.Н. Выбор Л. Тихомирова // Вопросы истории. - 1992. - № 6-7. - С. 30-46
7. Малинин В.А. История русского утопического социализма. Вторая половина ХIХ – начало ХХ вв. - М., 1991.
8. Страда В. Западничество и славянофильство в обратной перспективе // Вопросы философии. 1993. № 7. С. 57.

(17.8 KiB, 26 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!