Формы и виды уголовного преследования

14 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Сложность и многообразие деятельности по изобличению лица в совершённом преступлении обусловливают необходимость выделения форм и видов уголовного преследования.

Разделение уголовного преследования на формы и виды позволяет выявить наиболее важные свойства данного вида процессуальной деятельности, эффективно вести организацию и планирование работы, не допуская ошибок при разрешении процессуальных вопросов, возникающих при осуществлении уголовного преследования на различных стадиях производства по уголовным делам.

До настоящего времени понятие «форма уголовного преследования» в УПК РФ и в других законах не закреплено, а в теории уголовного процесса содержатся  следующие основания для выделения форм уголовного преследования:

1)    в зависимости от формы уголовного судопроизводства:

- уголовное преследование в форме обвинения;

- уголовное преследование в форме подозрения;

- уголовное  преследование в форме производства по применению принудительных мер медицинского характера[1];

2) в зависимости от степени проявления уголовного преследования:

- подозрение;

- обвинение[2];

3) в зависимости от формы, в которой осуществляется производство по уголовному делу:

-  уголовное преследование, осуществляемое в публичном порядке;

- уголовное преследование по уголовным делам частно-публичного обвинения;

- уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения;

- уголовное преследование при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением;

- уголовное преследование по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;

- уголовное преследование при производстве о применении принудительных мер медицинского характера;

- уголовное преследование по уголовным делам в отношении отдельной категории лиц, перечисленных в ст. 447 УПК.

В зависимости от степени выраженности конкретности обвинения выделяются пять форм уголовного преследования:

  1. Сосредоточение (установление события преступления и лица его совершившего) – начало осуществления действий по изобличению лица в совершении преступления; основанием для начала уголовного преследования в форме сосредоточения являются обнаружение признаков преступления и получение данных (следов, иной информации) о лице его совершившем. Если в сообщении о преступлении и в материалах его предварительной проверки отсутствуют сведения, указывающие на определённое лицо, как на совершившее преступление, то следователь, дознаватель выполняют проверочные, разыскные и иные действия, предусмотренные УПК РФ, ФЗ «О полиции», ФЗ «Об ОРД» по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого. Уголовное преследование в форме сосредоточения заканчивается принятием решения о возбуждении уголовного дела в отношении установленного лица. Когда же на момент возбуждения уголовного дела лицо неизвестно, уголовное преследование в форме сосредоточения заканчивается: а) составлением протокола задержания лица в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ; б) вынесением постановления об избрании меры пресечения до предъявления обвинения в порядке ст. 100 УПК РФ; в) вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; г) вынесением постановления о прекращении уголовного дела.

Необходимость данной формы объяснятся тем, что до возбуждения уголовного дела, а также на первоначальном этапе расследования производятся проверочные, процессуальные и следственные действия, затрагивающие права и законные интересы лиц, в отношении которых имеются данные, указывающие на причастность к совершённому преступлению, но нет достаточных доказательств для привлечения их в качестве обвиняемых или отсутствуют основания для признания их подозреваемыми. Следователи и дознаватели называют таких лиц «лицами, заподозренными в совершении преступления» или «потенциальными подозреваемыми», «свидетелями под подозрением». Для разрешения вопроса о возможной причастности таких лиц к преступлению они допрашиваются в качестве свидетелей. Так, в квартире у Спириных была совершена кража денег. При проведении дознания подозрение пало на ранее судимую Зорину, которая была в приятельских отношениях с семьёй Спириных, часто бывала у них дома, знала о наличии и месте нахождения денег. В целях проверки и установления причастности к преступлению дознаватель допросил гражданку Зорину в качестве свидетеля по уголовному делу. При дальнейшем расследовании вина Зориной в совершении кражи денег была доказана, и она привлечена к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

2. Подозрение. Основанием начала второй формы является наличие достаточных доказательств либо данных, указывающих на конкретное лицо как на совершившее, совершающее или подготавливающее общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, но недостаточных для предъявления обвинения. Начинается с момента обоснованного предположения о причастности конкретного лица к преступлению и принятия в отношении лица процессуальных мер, ставящих лицо в положение подозреваемого. Согласно ч. 1 ст. 46 УПК РФ статус подозреваемого приобретается с возбуждением в отношении лица уголовного дела по основаниям и в порядке гл. 20 УПК РФ либо с задержанием лица по подозрению в совершении преступления (ст.ст. 91 и 92 УПК РФ), либо с применением к лицу меры пресечения до предъявления обвинения (ч. 1 ст. 100 УПК РФ), либо уведомлением о подозрении в совершении преступления (ст. 2231 УПК РФ). В силу конституционно-правового смысла понятия «подозреваемый», сформулированного в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года № 11-П[3], статус подозреваемого приобретается при применении иных мер, ограничивающих его правовой статус, с целью получения сведений, изобличающих данное лицо в совершении преступления.

Уголовное преследование в форме подозрения завершается сбором достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, либо прекращением или приостановлением. Юридическим фактом прекращения данной формы является: а) вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; б) постановка согласительной резолюции прокурора или руководителя следственного органа на постановлении о прекращении уголовного дела; в) вынесение постановления о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого без прекращения уголовного дела.

3. Досудебное следственное (предварительное) обвинение. Основанием начала данной формы является наличие достаточных доказательств, указывающих на конкретное лицо, как на совершившее, совершающее или подготавливающее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние, и дающих основания для обвинения данного лица в его совершении. Уголовное преследование в форме обвинения осуществляется с момента официального привлечения лица в качестве обвиняемого, выдвижения против него обвинения. Обвинение – это утверждение о совершении определённым лицом деяния, запрещённого уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном  УПК РФ (п. 22 ст. 5 УПК РФ). При производстве предварительного расследования в форме предварительного следствия уголовное преследование по обвинению лица начинается с вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого в порядке, определённом в ст. 171 УПК РФ. При производстве дознания уголовное преследование в форме обвинения, по общему правилу, начинается с вынесения обвинительного акта по окончании расследования (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ). Вместе с тем согласно чч. 2, 3 ст. 224 УПК РФ при невозможности составления обвинительного акта в срок не позднее 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу дознаватель обязан предъявить подозреваемому обвинение в порядке, установленном гл. 23 УПК РФ. Таким образом, в ходе дознания, как исключение, возможно формулирование обвинительного утверждения (тезиса) и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. В данной ситуации уголовное преследование лица по обвинению начинается после этого процессуального акта (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ). Заканчивается данная форма уголовного преследования принятием окончательного решения по делу (составлением обвинительного заключения, обвинительного акта, вынесением постановления о прекращении уголовного дела) либо постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении обвиняемого без прекращения уголовного дела. Составление обвинительного заключения свидетельствует об окончании осуществления следователем уголовного преследования и переходе последнего непосредственно прокурору.

4. Государственное обвинение. Начинается после утверждения прокурором обвинительного заключения или обвинительного акта, которым возбуждается государственное обвинение. Уголовное преследование, осуществлявшееся в досудебных стадиях, где формируются пределы и объем предварительного обвинения, переходя в судебные стадии, принимает новую форму форму государственного обвинения, в которой прокурор в судах первой инстанции выступает как государственный обвинитель.

Государственное обвинение в суде реализуется по четырём этапам.  В подготовительной части судебного заседания прокурор получает статус государственного обвинителя и реализует в этой части судебного заседания свое право на создание надлежащих условий обеспечения продвижения обвинения в отношении подсудимого (подсудимых) на последующих этапах судебного заседания.

Второй этап – изложение государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения по всему предмету доказывания (ст. 73 УПК РФ) с указанием квалификации инкриминируемого преступления.

Третий этап – процессуальная деятельность государственного обвинителя в предоставлении и исследовании доказательств, в его активной роли первым предоставлять доказательства и принимать участие не только в исследовании этих доказательств, но и в оценке доказательств, предоставленных стороной защиты. Именно на этом этапе судебного заседания государственный обвинитель обязан на основе непосредственно исследованных в суде доказательств сформировать свою позицию по существу разрешения уголовного дела, которую он и будет предлагать суду.

Четвёртый этап – обвинительная речь или мотивированный отказ от обвинения полностью или в части завершают саму процедуру государственного обвинения при рассмотрении судами первой инстанции уголовных дел в общем порядке. Данный этап государственного обвинения является его «венцом» и отражает конечный результат всей обвинительной деятельности прокурора, причем деятельности и всех других субъектов стороны обвинения в уголовном процессе, если эта позиция находит отражение в его отказе от обвинения.

От эффективной реализации прокурором государственного обвинения зависит конечный результат – постановка судом законного, обоснованного и справедливого судебного приговора. Примером этому может служить практика поддержания государственного обвинения в судах Курской области. Так, в 2010 г. суды рассмотрели 8941 уголовное дело. Государственное обвинение по ним поддержали 195 государственных обвинителей, в соответствии с позицией которых в отношении 6622 лиц постановлены обвинительные приговоры, а в отношении 362 осужденных они отменены или изменены по кассационным представлениям государственных обвинителей или вышестоящих прокуроров[4].

5. Дополнительное обоснование обвинительного утверждения. В данной форме уголовного преследования прокурор в стадии исполнения приговора, в стадии надзорного производства или в стадии возобновления уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств представляет доводы, подтверждающие виновность осуждённого лица. Например, в тех случаях, когда представление прокурора, направленное им в вышестоящую инстанцию для пересмотра судебного приговора, постановления о прекращении уголовного дела или иного судебного решения, объективно направлено на ухудшение положения осуждённого, прокурор тем самым продолжает изобличать лицо, тем самым стремиться достигнуть цели уголовного преследования.

В отличие от форм уголовного преследования, которые в действующем законодательстве не закреплены, виды уголовного преследования определены в главе 3 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 20 УПК РФ уголовное преследование разделено на три вида. В зависимости от характера и тяжести преступлений, формы обвинения уголовное преследование осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (ч. 1 ст. 20 УПК РФ).

В российском уголовном судопроизводстве публичное (от имени и в интересах государства) уголовное преследование уполномочены осуществлять органы предварительного расследования, органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, и прокурор независимо от волеизъявления потерпевшего. Для возбуждения уголовных дел публичного обвинения не требуется обязательного получения заявления потерпевшего либо согласия руководителя коммерческой организации, других лиц, организаций.

Публичное уголовное преследование проводится по подавляющему большинству преступлений. Суть публичного уголовного преследования выражена в ст. 21 УПК РФ в том, что в «каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления» вне зависимости от того, желает этого или нет потерпевший, примирился он с обвиняемым (подозреваемым) или нет.

При публичном уголовном преследовании компетентные должностные лица принимают все предусмотренные законом меры и производят все предусмотренные законом действия для изобличения и наказания лиц, виновных в их совершении, охраны прав и законных интересов участников уголовного процесса, не ставя совершение этих действий в зависимость от усмотрения заинтересованных лиц и организаций.

Характерные черты публичного уголовного преследования:

- уголовные дела возбуждаются независимо от наличия или отсутствия заявления (согласия) потерпевшего, иных лиц;

- обязательно производство предварительного расследования в форме дознания или предварительного следствия;

- обвинение формулируется, предъявляется и поддерживается в суде государственными органами уголовного преследования;

- при производстве по уголовному делу в суде уголовное преследование осуществляет государственный обвинитель – прокурор;

- незначительное проявление диспозитивного начала в том, что органы уголовного преследования учитывают волеизъявление участников уголовного судопроизводства, имеющих частный интерес в исходе дела, а также обязаны гарантировать им возможность реализации предоставленных законодателем материальных и процессуальных прав;

- примирение потерпевшего с обвиняемым не влечёт прекращения уголовного преследования (исключение ст. 25 УПК РФ).

Уголовное преследование в частном порядке осуществляется по уголовным делам частного обвинения потерпевшим и его представителем в своих частных интересах.

Несмотря на свою незначительную долю (около 1 %) в массиве составов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ и узкой категорией уголовных дел, частное обвинение играет важную роль в деле защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина.  В общей структуре уголовных дел, поступивших в суды общей юрисдикции в 2010 году, уголовные дела частного обвинения занимают второе место, их число составляет 113, 1 тыс. (11 %), тогда как уголовные дела по статьям 105–114, 117–118 УК РФ составляют 85,1 тыс. (8 %)[5].

В группу уголовных дел частного обвинения законодателем включены преступления небольшой тяжести, наказания за которые не предусматривают лишение свободы. Совершаются они в основном в условиях очевидности, доказывание обстоятельств преступления несложно, а само преступление не представляет большой общественной опасности, необходимость в громоздкой процедуре предварительного расследования отсутствует.

Федеральным законом от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», ст.ст. 129 и 130 УК РФ декриминализированы как не представляющие серьезной угрозы обществу и исключены из ч. 2 ст. 20 УПК РФ. За данные деяния установлена административная ответственность[6].

В соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями:

-  115 ч. 1 УК РФ (умышленное причинение лёгкого вреда здоровью);

-  116 ч. 1 УК РФ (побои), признаются уголовными делами частного обвинения.

Преступления, предусмотренные ст. 116 УК РФ входят в первую пятерку наиболее распространенных видов преступлений с тенденцией ежегодного количественного роста. Несмотря на то, что как правило, побои - очевидное преступление, процент его раскрываемости ежегодно снижается. Количество нераскрытых побоев, дела о которых ежегодно приостанавливались по пп. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, неуклонно увеличивалось и с 2,6 % в 2003 г. достигло 33,33 % в 2009 г., т. е. за 7 лет возросло более чем в 12 раз. Соответственно, ежегодная раскрываемость преступлений этого вида постоянно снижалась и в 2009 г. достигла 66,67 % вместо 97,3 % в 2003 г.[7]

Специфика уголовного преследования по делам частного обвинения заключается в следующем:

-  предварительное расследование не производится (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ);

- уголовное преследование возбуждается мировым судьёй[8] не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, которое должно отвечать требованиям, определенным ст. 318 УПК РФ;

- заявление потерпевшего, по сути, является обвинительным актом;

- существо обвинения, выдвинутого против лица, и соответственно пределы судебного разбирательства по нему определяются, исходя из содержания заявления потерпевшего;

- задержание или заключение под стражу не применяются;

- производство по делу полностью зависит от воли потерпевшего;

- изобличение обвиняемого (подсудимого) в совершении преступления осуществляется потерпевшим и его представителем;

- обвинение формулирует, предъявляет и поддерживает в суде частный обвинитель (п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ);

- государственный обвинитель не участвует[9]. Приговором суда Ж. признан виновным и осужден за нанесение в г. Ханты-Мансийске потерпевшей Г. побоев – ст. 116 УК РФ. Суд Ханты-Мансийского автономного округа отменил приговор в отношении Ж., указав, что суд рассмотрел дело без участия прокурора, чем нарушил требование ст. 364 ч. 3 п. 1 УПК РФ.

Верховный Суд РФ отменил решение суда Ханты-Мансийского автономного округа на том основании, что уголовное дело в отношении Ж. не возбуждалось следователем или дознавателем с согласия прокурора,  поэтому участие государственного обвинителя в суде по уголовным делам частного обвинения не является обязательным[10];

- дела рассматриваются мировыми судьями.

Уголовные дела частного обвинения составляют 1/4 от общего количества уголовных дел, рассмотренных мировыми судьями. В 2010 году мировые судьи рассмотрели 112, 3 тыс. дел частного обвинения – 23, 5 % от общего количества рассмотренных уголовных дел[11];

- роль государства в лице мирового судьи сводится к созданию условий для состязания сторон и разрешению уголовно-правового спора между частными лицами;

- отсутствие заявления потерпевшего является основанием для отказа,  прекращения уголовного преследования или прекращения уголовного дела в целом или в части, а равно отмены приговора.  Приговором Приокского  районного суда г. Нижнего Новгорода Янко осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 213 УК РФ. Суд кассационной инстанции приговор в отношении Янко изменил: переквалифицировал его действия с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ст. 119 УК РФ и ст. 116 УК РФ. Суд надзорной инстанции прекратил уголовное дело Янко по ст. 116 УК РФ на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего Лыжникова[12];

- уголовное преследование подлежит безусловному прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым независимо от того, совершал ли обвиняемый ранее преступления. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Постановлением мирового судьи уголовное дело в отношении Юлдашева, обвиняемого по ч. 2 ст. 116 УК РФ, прекращено на основании ч. 2 ст. 20 УПК РФ в связи с примирением потерпевших с подсудимым. Вышестоящий суд отменил постановление мирового судьи на том основании, что Юлдашев ранее судим и вновь совершил преступление, уголовное дело не может быть прекращено в силу требований ст. 25 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ нашла  неправильным применение ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ, относятся к делам частного обвинения и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ, а не ст. 25 УПК РФ[13].

Частно-публичное уголовное преследование осуществляется по уголовным делам частно-публичного обвинения.

Частно-публичное обвинение является смешанным обвинением, при котором частный обвинитель (потерпевший) имеет только право инициировать возбуждение публичного уголовного преследования, но в дальнейшем его обвинительная роль становится вторичной и производство по делу осуществляется в публично-правовом порядке.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются органами следствия и дознания не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат (за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ).

Таким образом, возбуждение частно-публичного уголовного преследования зависит от волеизъявления потерпевшего. Дальнейшее производство по делу осуществляется компетентными государственными органами независимо от воли потерпевшего, в порядке производства по уголовным делам публичного обвинения (в общем порядке).

К делам частно-публичного обвинения относятся дела о преступлениях, предусмотренных Уголовным кодексом РФ:

- изнасилование без отягчающих обстоятельств (ст. 131 ч. 1);

- простое мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера (ч.1 ст. 132);

- нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 ч. 1);

- нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 ч. 1);

- нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 ч. 1);

- необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145);

- нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 ч. 1);

- нарушение избирательских и патентных прав (ст. 147 ч. 1).

Максимальное наказание за указанные преступления не превышает двух лет лишения свободы, за исключением изнасилования (ч. 1 ст. 131 УК РФ), относящегося к категории тяжких преступлений.

Исключение (ч. 4 ст. 20 УПК РФ): уголовные дела частно-публичного и частного обвинения могут быть возбуждены при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя руководителем  следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем, если к моменту принятия данного решения установлено, что преступление совершено в отношении лица, которое не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы в силу: а) зависимого или беспомощного состояния; б) иных причин.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» к таким случаям следует относить, например, материальную и иную зависимость потерпевшего от лица, совершившего преступление. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее[14].

В судебной практике нахождение лица в беспомощном состоянии иногда признается в силу инвалидности пострадавшего[15]. Состояние потерпевшего может быть признано беспомощным в связи с его немотой, глухотой, слепотой, а также наличием соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Зависимость пострадавшего может быть не только служебной, но и материальной либо иной (например, социальной).

На практике дознаватели активно применяют положения ч. 4 ст. 20 УПК РФ. При отсутствии заявления потерпевшего дознавателями с согласия прокурора были возбуждены 41,5 % изученных уголовных дел частного и частно-публичного обвинения[16].

Если заявление (в порядке частного обвинения) подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему неизвестны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление (ст.ст. 147, 319 УПК РФ).

Федеральный закон от 12 апреля 2007 г. № 47-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» обязал органы следствия и дознания возбуждать уголовные дела без заявления потерпевшего и проводить предварительное расследование в случае совершения преступления, указанного в чч. 2 или 3 ст. 20 УПК РФ, лицом, данные о котором неизвестны[17].

Уголовное преследование в порядке ст. 23 УПК РФ по заявлению коммерческой или иной организации признаётся разновидностью частно-публичного уголовного преследования, поскольку по форме обвинения примыкает к частно-публичному обвинению, а порядок возбуждения уголовного дела в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК РФ, похож на процедуру возбуждения дел частно-публичного обвинения[18].

Особенность уголовного преследования по заявлению коммерческой или иной организации состоит в следующем:

  1. Осуществляется только за совершение преступлений, предусмотренных главой 23 УК РФ (преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях): а) злоупотребления полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201); б) злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202);  в) превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203); г) коммерческий подкуп (ст. 204).

2. Деянием, предусмотренным гл. 23 УК РФ,  причинён вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинён вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства.

Если деянием причинён вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях (п. 3 примечания к ст. 201 УК РФ). На общих основаниях уголовное преследование осуществляется за коммерческий подкуп по ч. 3 ст. 204 УК РФ[19].

3. Уголовные дела возбуждаются органами следствия или дознания не иначе как по заявлению или с согласия руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием.

4. После возбуждения уголовного дела производство ведётся в общем порядке (в порядке производства по уголовным делам публичного обвинения).

5. Уголовные дела данной категории не прекращаются в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

6. Отсутствие заявления руководителя коммерческой организации  является основанием для отказа возбуждения уголовного дела или прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Органами следствия К. обвинялся в совершении покушения на коммерческий подкуп Б., по ч. 2 ст. 204 УК РФ. Постановлением районного суда г. Архангельска от 12 июня 2006 г. уголовное дело в отношении К. на стадии судебного разбирательства прекращено на основании ст. 23 УПК РФ за отсутствием заявления или согласия руководителя коммерческой организации.

Государственный обвинитель оспорил решение районного суда. Архангельский областной суд постановление районного суда оставил без изменения, указав, что действия обвиняемого К. не причинили вреда интересам других организаций, граждан, общества и государства, поэтому уголовное дело в отношении К. в связи с отсутствием заявления или согласия руководителя данной организации прекращено в соответствии с требованием закона[20].

[1] См.: Кан М. П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Ташкент, 1988. – С. 96–103.

[2] См.: Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.–М.,1986.–С. 38.

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11- П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гр. В. И. Маслова»  // Собр. законодательства  Российской Федерации. – 2000. – № 27. – Ст. 2882.

[4] Обобщение практики поддержания государственного обвинения в судах Курской области за 2010 г. // Прокуратура Курской области. – 2011. –  № 14. – С. 7.

[5] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году. – М., 2010. – С. 3.

[6] См.: Российская газета. – 2011. – 9 дек.

[7] Абрамова Н. Г. Некоторые вопросы тактики допроса потерпевшего по делам о побоях // Российский следователь. – 2010. – № 16.  – С. 2–3.

[8] Данное утверждение спорно, так как есть мнение, что сам факт подачи в мировой суд заявления о возбуждении в отношении лица уголовного дела частного обвинения уже свидетельствует о возбужденном деле (Постановление Президиума Нижегородского облсуда от 04.11.2004 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 1. – С. 31.

[9] Если уголовное дело частного обвинения возбуждено руководителем следственного органа, следователем либо с согласия прокурора дознавателем, то обвинение в судебном заседании поддерживает прокурор (ч. 2 ст. 246, п. 1 ч. 4 ст. 321 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 318 УПК РФ).

[10] Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 1. – С. 28.

[11] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году. – М., 2010. – С. 17.

[12] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 11. – С. 31.

[13]  Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2006 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 6. – С. 32.

[14] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2010. – № 9. – С. 6.

[15] См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 сентября 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 1. – С. 16–17.

[16] Лазарева В. А., Жирова М. Ю. О некоторых проблемах, возникающих в судебной практике по делам частного обвинения // Мировой судья.  – 2010. – № 10.  – С. 15–20.

[17] Собр. законодательства Российской Федерации. –2007. – № 16. – Ст. 1827.

[18] Федотов А. В. К вопросу механизма уголовного преследования // История государства и права. – 2009. – № 3. – С. 16.

[19] См.: Из практики прокурорского надзора по уголовным делам: уголовное преследование за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп), осуществляется на общих основаниях // Законность.  – 2009. – № 10. – С. 35.

[20] Шнитенков А. Уголовное преследование за преступления, предусмотренные гл. 23 УК РФ // Законность. – 2008. – № 8. – С. 6.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!