Формирование общественного мнения в России: исторический аспект

27 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

История предстает процессом преемственного обще­ния людей, разворачивающегося во времени. Особое зна­чение личных качеств лидера в России, государя в исто­рической судьбе народа неоднократно подчеркивалось исследователями. Человеческие качества русских царей как нигде более задают тон и создают колорит своей эпохи; так было во времена Ивана IV, Петра I, Екате­рины II, так произошло и в царствование Александра I, ибо «добро и зло для общества приходит от отдельных людей» {Лунин М. С. Взгляд на тайное общество в России (1816-1826) // М.С. Лунин. Письма из Сибири. М., 1988. С. 270).

Общественное мнение как явление социальное скла­дывается из отдельных разрозненных мнений лиц офи­циальных и частных, которые в силу обстоятельств об­ладают разной степенью независимости от властных структур, цензуры. В отдельные краткие периоды офи­циальные и частные мнения совпадают.

Еслиг толки и разговоры несут в себе оценки нейт­рального характера, а пересуды и сплетни выражают осуждение людей и событий, то слух является извести­ем, не находящим подтверждения. Изучение слуха по­зволяет устанавливать настроение и взгляды тех лиц и тех кругов, в которых родился или которые принимали и передавали далее интересующий исследователя слух. Слухи как форма распространения социально значи­мой информации возникают в процессе межличност­ного общения и проявляются в виде суждений, оценок, прогнозов, характеризуемых наибольшим соответстви­ем ожиданиям людей, порождающих как надежды, так и опасения. Слухи, характеризуемые степенью интен­сивности и распространенности, глубиной проникно­вения в массовое сознание, являются важнейшим по­казателем состояния общества, царящей в нем соци­альной атмосферы.

Общественное безмолвие и дворцовые слухи века Екатерины II, изредка прорываемые единичными и же­стоко караемыми попытками откровенных высказыва­ний со стороны Н.И. Новикова, А.Н. Радищева, закре-пощенность общественного сознания четырехлетнего правления Павла Iсменились в начале XIXв. гораздо более смелыми взглядами и речами в салонах, печати, частной переписке, как в отношении видных личностей, так и социально-политических событий. Этому способ­ствовала своеобразная, полная драматизма атмосфера предвоенных и послевоенных лет, все чаще именуемая «духом времени». Жители столиц и губернских городов, офицерский корпус живо реагировали на публичные высказывания, политические мероприятия правитель­ства, внешнеполитические события. Постепенный пере­ход от анонимных слухов и народной молвы к формиро­ванию в России общественного мнения - важного фак­тора общественного развития - является наиболее при­мечательной чертой эпохи Александра I.

Рубеж царствований Павла Iи Александра Iзнаме­новал смену политического климата в стране, либерали­зацию общественного сознания. Правление Александ­ра Iстало периодом, когда отчетливо проявилась тен­денция к воздействию общественного дворянского на­строения на правительство. Изменение общественных настроений являлось своеобразным регулятором колебаний правительственного курса. Однако малочислен­ность дворянского просвещенного общества, отсутствие гласности и необходимых условий для постоянного фун­кционирования общественного мнения обусловили его невысокую эффективность и периодичность проявле­ний.

Отечественная война 1812 года не только ускорила процессы вертикальной мобильности, но и обогатила дворянскую культуру сформировавшимся механизмом социального контроля. Царская «милость» перестает отождествляться с общественной значимостью, соци­альным признанием заслуг. После победы над Наполео­ном самодержавная власть впервые с такой силой ощу­тила роль и влияние общественного мнения. Послевоен­ный триумф России в европейской политике не позво­лил Александру I- противнику односторонности - смириться с участью несостоявшегося реформатора. В первое 15-летие своего правления он придерживался идеологии просвещенного абсолютизма с присущей ему выверенностыо политических решений, зачастую воспринимаемой как изысканное лицемерие. Именно в этот период в просвещенном обществе началось раз­межевание, вошедшее в историческую литературу как разделение на западников и славянофилов. Политика Александра Iукрепила тонкий слой образованной мыс­лящей России до такой степени, что эти люди начали от­крыто выражать власти свою готовность быть ей полез­ной, по-своему разрешая проблему взаимоотношения власти и общества. Именно с этого времени формиру­ются политическая мысль и общественное мнение в России. .

В общественном мнении отразилось своеобразие расстановки социальных сил, объясняющее переплете­ние реформаторской и реакционной тенденций полити­ки Александра I. Общественное сознание к 1815 г. до­стигло в своем развитии небывалого прежде уровня. Встречное движение либерального окружения императора, просвещенного дворянского общества, нового по­коления профессионалов-бюрократов, патриотически настроенных офицеров способствовало пробуждению и утверждению особой атмосферы духовного подъема и творческого напряжения. С одной стороны, обществен­ное сознание под воздействием преобразовательных планов правительства претерпело качественное изме­нение, обнаружив критическое отношение к окружаю­щей действительности и выработав элементы самодея­тельности в российском обществе. С другой стороны, разноголосица общественного мнения сковывала ини­циативу императора, который в своих внутриполитичес­ких стремлениях хотел быть понятым не в прежних уз­ких рамках Негласного комитета, а получить широкую поддержку общества.

Русское дворянское общество именно со времени Александра Iстало открыто обсуждать крестьянскую проблему, причем обсуждение носило характер либо со­кровенный, либо гласный, либо всеобщий, например на страницах газет.

Конец 10-х - начало 20-х годов XIXв. явился исклю­чительным по важности периодом в выборе пути и пер­спектив развития России. Как в тайных обществах, так и за кулисами тронного зала в строгом секрете шло со­ставление проектов Российской конституции. Это ста­новилось свидетельством намерений людей, принадле­жавших к разным политическим группировкам, имею­щим неодинаковый социальный статус, вывести госу­дарство на уровень буржуазного законотворчества с обеспечением соответствующих гарантий жизни и дея­тельности личности, общества в целом. Развитие буржу­азных тенденций внесло свои коррективы в жизнь чело­века как субъекта социума. Если в эпоху феодализма ин­дивид мог выразить свое отношение к государственной организации через институты - собственность, семью, феодальное землевладение, сословие, корпорацию, к которым сам принадлежал, то в начале XIXв. Прямая связь между частным лицом и государством осуществля­лась посредством обретаемого статуса гражданственнос­ти. Особенностью времени явилось разделение полити­ческой и социальной форм стратификации, предопреде­лившее правовой статус отдельного человека и его соци­ально-экономическую роль в обществе. Теперь человек выступает как частное лицо и как гражданин.

Уставом Союза благоденствия (начало 1818 г. - ян­варь-февраль 1821 г.), пришедшего на смену первым тайным обществам - Семеновской и Священной арте­лям, Обществу русских рыцарей, Союзу спасения (фев­раль 1816-1817 гг.) и Военному обществу (конец 1817- начало 1818 гг.), - законы определялись как непремен­ные условия по регулированию действий «нравственных существ», членов общества по отношению друг к другу и к обществу в целом; правительству отводились функции наблюдения за исполнением законов. Законоположение Союза благоденствия - «Зеленая книга» - утверждало в лице правительства главного выразителя интересов об­щества, а не государства; на правительство возлагались законотворческая и судо-производная функции.

Декабристы разделяли исходный тезис французских просветителей, выразившийся в стремлении к «общему благу», которое является «делом каждого гражданина». Уставом Союза благоденствия утверждалась невозмож­ность достижения всеобщего блага народа без счастья каждого человека в отдельности - права, которое при­надлежит всем независимо от сословного состояния. Наиболее разумное и приемлемое средство его достиже­ния виделось в воздействии на общественное мнение, называемое Вольтером «Lereinedumonde» (от франц. - королева мира). Последним достижением человеческого разума эпохи Просвещения был тезис: «C'estl'opinionquigouvernelemonde» (от франц. - миром правят мне­ния). Сила общественного мнения становилась предме­том длительных и настойчивых размышлений людей разных политических убеждений, социального статуса и профессиональной деятельности - от государственных деятелей до рядовых чиновников.

На этапе деятельности Союза благоденствия именно сознательное формирование общественного мнения стало ведущей тактической установкой тайной органи­зации. Общественное мнение призвано было публично осуждать пороки и поощрять добродетель в лице кон­кретных людей с их поступками. Понятие «обществен­ное мнение» используется в Уставе Союза благоден­ствия с различными смысловыми акцентами. Согласно законоположению, деятели тайного общества обязаны были возбуждать общественное мнение против совер­шающих злоупотребления чиновников, казнокрадов и притеснителей. В частности, задача членов отрасли правосудия заключалась в «наблюдении за чиновника­ми»; в присутственных местах и военных судах надле­жало «клонить все на сторону справедливости», своими словами и действиями вызывать общественный резо­нанс в отношении принимаемых судебных решений и конкретных лиц, тем самым «искоренить злоупотребле­ния, в гражданскую службу вкравшиеся, особенно по выборам и в присутственных местах».

На протяжении 1818-1820 гг. главная задача тайного общества состояла в воздействии на общественное мне­ние посредством устного и печатного слова, просвети­тельской и благотворительной деятельностью союзов, обществ, кружков, отдельных лиц с целью общественно­го стимулирования государственной политики реформ и дальнейшего утверждения в общественном сознании конституционной идеи.

Возможностями воздействия на общественное мне­ние обладали не только литературные кружки, светские салоны, тайные общества и масонские ложи, но и от­дельно взятая личность, чья деятельность или творчество вполне могли завоевать внимание публики. Осоз­навая такую возможность, Александр Iне выпускал из поля зрения А.С. Пушкина, А.И. и Н.И. Тургеневых, И.Д. Якушкина, Ф.Н. Глинку.

Декабристы - ярчайшие представители эпохи Алек­сандра I- сформировались как личности в особой ду­ховной атмосфере первой четверти XIXв. в результате своеобразного синтеза русской национально-религиоз­ной традиции и европейского политического влияния, самодержавного консерватизма и антикрепостническо­го либерализма, подготовившего поколение людей но­вого типа.

Динамичная практическая этика декабристов вопло­тила в себе специфику нравственно-политических цен­ностей первой четверти XIXв., явившись важной пред­посылкой поступательного развития общественного со­знания эпохи. Этика декабристов представляет собой феномен и продукт общественного сознания, истори­ческий архетип, укладывающийся в особую канву нрав­ственных ценностей русского человека. «Мнения могут вопреки всех усилий оставаться неприкосновенными, - писал П.А. Вяземский, - русская пословица говорит: у каждого свой царь в голове. Эта пословица не либе­ральная, а просто человеческая» (Записка о князе Вя­земском, им самим составленная // П.А. Вяземский. Соч. В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 356).

Несмотря на отмеченную многими мемуаристами и исследователями сложность объединить идеи, настрое­ния, представления декабристов и их современников в единое целое, именно анализ общественного сознания эпохи и.Тшюрализм общественного мнения как важней­шего критерия уровня его развития позволяют выявить своеобразие и специфику времени, место человека в нем.

Отсутствие европейского политического опыта, пат­риотический подъем 1812 года, реформаторские начи­нания Александра Iи, наконец, особый тип российского дворянина первой четверти XIXв. способствовали возникновению такого феномена российской истории, как декабризм. Решающими факторами генезиса декаб­ризма являются воздействие российской действительно­сти, изменения в сфере общественного сознания, дво­рянской психологии - российской ментальное™. По­литико-просветительская деятельность тайных обществ сформировала вольнолюбивое поколение, связанное родственными идеями, настроениями, нравственными ценностями, из которого вышел человек нового типа - декабрист.

Внутренняя свобода личности стала неотъемлемым элементом декабристской политической этики, что тес­но связывалось с понятием чести. Декабристы не навя­зывали свой образ мысли, однако право иметь собствен­ное мнение для них априорно. Они стремились сделать суд общественного мнения равным образом значимым как для отдельного человека, так и для государственных чиновников, властных структур. Политическая этика декабристов явилась призывом к поиску и созиданию новых форм человеческих, общественных, культурных и государственных отношений. Декабристами был постав­лен вопрос о допустимости и необходимости задейство­вания нравственных критериев в политике, ими отстаи­валось право верховенства этики в политике, ибо поли­тическая деятельность являлась, в их понимании, преж­де всего нравственным служением. Попытки декабрис­тов осознать свое место и роль в истории породили це­лый пласт общественного сознания, интенсифицирова­ли нравственно-политические процессы в русском об­ществе.

Декабризм сформировался в условиях либерализа­ции общественной атмосферы как результат развития общественного мнения и проявления, пусть даже и огра­ниченной гласности. В то же время сами декабристы собственной деятельностью, идеологией, мировоззре­нием способствовали формированию дворянского общественного мнения в России. Декабризм развивался в органической взаимосвязи с общественными идеями, стремлениями, настроениями. Решающим фактором его становления явились изменения в сфере общественного сознания.

Развитие независимого общественного мнения в первой четверти XIXв. стало важной предпосылкой глу­бинных сдвигов общественного самосознания второй половины XIXв.

Если в период 24-летнего царствования Александра Iобщественное мнение культивировалось, достаточно ясно ощущая при этом свое место и влияние на приня­тие политических решений, то в начале правления Николая Iчетко формулируется задача взять обще­ственное мнение под контроль, не просто рассматри­вать в качестве ведущего фактора общественной жиз­ни, «неизбежного зла», но и предпринять решительные попытки управлять им. Спустя 12 лет с начала правле­ния Николая IМ.Я. фон Фок главную задачу Третьего отделения видел в том, чтобы «учредить деятельный, бдительный надзор... всякий контроль может принести пользу, если он состоит из двух, много из трех органов»; «направлять общественное мнение в интересах прави­тельства», которое «желает содействовать благу обще­ства», в чем не должно «пренебрегать никакими сред­ствами».

М.Я. фон Фок и А.Х. Бенкендорф, прослеживая эво­люцию общественного мнения последних трех царство­ваний, отмечали тенденции его развития конца 20-х го­дов XIXв.: дифференциацию по социальному, регио­нальному и временному факторам. В «Кратком обзоре общественного мнения за 1827 г.» приведено наблюде­ние: «Во времена Екатерины IIвысшее московское об­щество представляло собой как бы особый род аристок­ратической республики и руководило общественным мнением. Теперь оно лишено всякого морального авто­ритета, и общественное мнение исходит из кругов средних классов... Улучшение настроения и общественного мнения этого класса прогрессирует с поразительной бы­стротой... Отличительной чертой нашего века является его активность».

В своим сочинении М.Я. фон Фок настаивает на том, чтобы в интересах правительства взращивать в го­сударстве «просвещенное и умеренное» общественное мнение: оно «не есть эквивалент разума, но выражает собою то значение, какое имеют некоторые мысли; об­щественное мнение не есть эквивалент истины, но рас­пространенность известных положений; оно относится к истине так же, как государственные бумаги к звонкой монете. Общественное мнение есть смесь истины и заблуждений, вследствие чего оно никогда не служит мерилом истины... Итак, сила общественного мнения составляет не абсолютное, а относительное благо. Оно может назваться благом, когда оно просвещенно и в то же время прочно и умеренно. Но общественное мнение составляет зло, когда оно заблуждается в выборе цели и средств, становясь таким образом силою, которая про­тивится правительству» (Граф А.Х. Бенкендорф о Рос­сии. 1827 - 1830. Ежегодные отчеты IIIотделения и корпуса жандармов. Краткий обзор общественного мнения за 1827 г. // Красный архив. М.; Л., 1929. Т. 37. С. 141).

Талейран выразился очень верно: «Я знаю кого-то, кто умнее Наполеона, Вольтера с компанией, умнее всех министров, настоящих и будущих, и этот кто-то - Об­щественное мнение. Оно не навязывается; за ним надо следовать, т.к. оно никогда не останавливается. Можно уменьшить, ослабить свет озаряющего его пламени, но погасить это пламя - не во власти правительства. Напо­леон сам сказал, что если бы можно было дать сражение общественному мнению, он не боялся бы его; но что, не имея таких артиллерийских снарядов, которые могли бы попадать в него, приходится побеждать его правосудием и справедливостью, перед которыми оно не устоит; действовать против него другими средствами, значит даром тратить и деньги и почести; надо покориться этой необ­ходимости; общественное мнение не засадишь в тюрьму, а прижимая его - только доведешь до ожесточения» [Там же. С. 550-551].

А.Х. Бенкендорф признавал, что составление верных представлений о состоянии общественного мнения яв­ляется задачей трудновыполнимой, но крайне насущной и своевременной: «Общественное мнение для власти то же, что топографическая карта для начальствующего ар­мией во время войны. Но составить верный обзор обще­ственного мнения так же трудно, как и сделать точную топографическую карту».

Стремлением подчинить своей воле общественное мнение в доказательство собственной значимости и пре­восходства над ним пронизана самодержавная политика начала николаевского царствования. Если всплески об­щественных инициатив александровского правления и поступательное развитие общественного сознания дава­ли благоприятные прогнозы на будущее во взаимодей­ствии общества и государственной власти, то уже в сере­дине 30-х годов XIXв. наступило всеобщее разочарова­ние и утрата былых иллюзий. Безграничная вера одного поколения сменяется постоянным сомнением следую­щего, и преемниками Дон Кихотов и Чацких становятся Гамлеты и Печорины. 19 октября 1835 г. А.С. Пушкин в личном отзыве на «Философические письма» адресовал П.Я. Чаадаеву слова: «...нужно сознаться, что наша об­щественная жизнь - грустная вещь. Что это отсутствие общественного мнения, это равнодушие ко всякому дол­гу, справедливости и истине, это циничное презрение к человеческой мысли и достоинству - поистине могут привести в отчаяние...» {Пушкин А.С. Полн. собр. соч. В 10 т. Л., 1979. Т. 10. С. 465).

Преемник Александра I- его младший брат Нико­лай I- расценивал события 14 декабря 1825 г. как взрыв общественного мнения, подготовленный в том числе и деятельностью тайных обществ. Однако, несмотря на решительность намерений, ему не удалось сдержать и «законсервировать» разбуженное в предыдущее цар­ствование политическое многоголосие.

Программные документы тайных обществ, и прежде всего Законоположение Союза благоденствия, позволя­ют утверждать, что декабристы уделяли первостепенное значение формированию общественного сознания Рос­сии, главным образом через развитие общественного мнения, тем самым отстаивая ненасильственный путь преобразования государства, единение граждан на на­ционально-патриотических началах, примирение влас­ти и общества.

Общественное мнение - явление высокой «себестои­мости», обладающее значительной потенциальной энер­гией. Б.Н. Чичерин заданности бюрократической дея­тельности противопоставил непредсказуемость и поли­вариантность как содержания, так и результатов обще­ственного мнения: «Общественное мнение - не бюрок­ратия, обязанная исполнять и поддерживать данные ей предписания; это - самостоятельная сила, выражение свободной общественной мысли».

Значимость общественного мнения, ставшего дости­жением александровской эпохи, переплелась с ролью в общем потоке открытых индивидуальных суждений, ис­кренних, патриотичных, раздававшихся как из центра страны - Москвы (П.А. Вяземский), так из Европы (Н.И. Тургенев) и Сибири (М.С. Лунин). Если народ преимущественно молчал, а «высший свет» шептался, то голоса этих людей раздавались на всю Россию.

Находясь на каторге, в ссылке, на поселении, декаб­ристы использовали свое мнение как единственное воз­можное средство быть услышанным. В тысяче верст от столицы благодаря собственному независимому мне­нию М.С. Лунин был страшен и опасен Николаю I. В ус­ловиях, как определял сам декабрист, «политической смерти» его мысли призваны были сделаться «условием гражданской жизни». 4 февраля 1838 г. в «Записной книжке» М.С. Лунин отметил: «Никто не хочет при­знать следующую важную аксиому: влияние власти должно в конце концов уступить влиянию обществен­ного мнения». Личность, каков бы ни был ее соци­альный статус, сильна своей убежденностью, и уже в александровскую эпоху шла отчаянная борьба за мне­ния, а значит, за людей.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!