Формирование и развитие нормативно-правовой базы борьбы с организованной преступностью в XXI веке

14 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Организованная преступность – это общественно опасное социальное явление, характеризующееся тесным смыканием уголовного мира с теневыми экономическими структурами, создающее с помощью коррупции систему защиты от социального контроля. Проявляет себя в деятельности устойчивых преступных сообществ, обладающих иерархическим организационным построением и сплоченностью, занимающихся совершением преступлений как промыслом, контролирующих источники противоправных, а также отдельных видов правомерных доходов на территориях или сферах социальной практики.

По мнению С. В. Ванюшкина, сегодня факторами, определяющими разрастание организованной преступности, являются:

- провалы в экономике, постоянное ухудшение в этой сфере и, как следствие, падение жизненного уровня значительной части населения, резкая дифференциация в обществе;

- сохраняющаяся на протяжении длительного времени социально-политическая напряженность, вызванная непрекращающимися конфликтами, забастовками, вооруженными столкновениями и войнами;

- укрепляющееся неверие людей в способность органов местной власти решить возникающие проблемы и обусловленное этим стремление значительной части населения использовать для получения денежных средств незаконные пути;

- утрата государством возможности отстаивать свои экономические интересы;

- некомпетентный подход к решению вопросов, связанных с укреплением правопорядка, и обусловленное этим длительное невнимание к проблемам развития правоохранительной системы в целом, органов внутренних дел, в частности, их материальному, техническому, кадровому обеспечению, разработке правовой базы, направленной на эффективную борьбу с организованной преступностью[1].

Необходимо заострить внимание на том, как понимают организованную преступность эксперты ООН. Данные специалисты рассматривают это социально-правовое явление с двух позиций. В наиболее широком понимании организованную преступность они трактуют как форму незаконного предпринимательства, подпольную экономическую систему. В этом аспекте эксперты ООН определяют организованную преступность как одну из форм экономического предпринимательства, осуществляемую с помощью противозаконных средств, связанных с угрозой применения физической силы или ее использованием, вымогательством, коррупцией, шантажом и другими методами, а также использованием незаконно производимых товаров и услуг.

С другой позиции данное явление характеризуется как серия сложных уголовных видов деятельности, осуществляемых в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которую толкает на это, главным образом, получение финансовой прибыли и приобретение власти[2].

Сотрудники Интерпола, стремясь по возможности более полно отразить многообразие организованной преступности, выделяют четыре основных вида организованных преступных групп:

1. Это преступные сообщества по типу семей мафии с жесткой иерархией, внутренними правилами и кодексом чести. Многопрофильные, действующие в разных сферах легального и нелегального предпринимательства. Подобные объединения наиболее устойчивы и располагают значительными возможностями для оказания давления на органы власти.

2. Группировки, действующие в одной или несколько достаточно узких сферах незаконной деятельности и не имеющие такой жесткой структуры. Чаще всего они специализируются на угонах автомобилей, создании и использовании лабораторий по производству наркотиков, финансовых махинациях и т. п.

3. Преступные группы, формирующиеся по этническому признаку.

4. Террористические организации, преследующие политические цели[3].

Целью организованных преступных сообществ является извлечение максимальных доходов, обогащение в особо крупных размерах. Поэтому мелкие и случайные «источники доходов» организованные сообщества, как правило, не интересуют[4]. Для организованной преступности характерна четкость определения перспективных направлений развития отраслей хозяйства, структур бизнеса и быстрота реагирования на изменения экономической, социальной и политической конъюнктуры[5].

Каждый год в мире регистрируется до 450 500 млн преступлений на 6 млрд населения. Одна из негативных особенностей преступности – то, что нынешний криминал становится все более организованным, опасным и растет быстрее, чем численность населения. По данным обзоров ООН, преступность в мире в среднем прирастает до 5 % в год при приросте населения в 11,2 %[6].

Основными координаторами международного сотрудничества по борьбе с преступностью стали Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, которые созываются раз в пять лет, начиная с 1955 года.

Большое внимание борьбе с организованной преступностью уделил Х Конгресс ООН. На его обсуждение были вынесены следующие актуальные проблемы: 1) укрепление законности и упрочение системы уголовного правосудия; 2) международное сотрудничество в борьбе с транснациональной преступностью: новые вызовы в XXI в.; 3) эффективное предупреждение преступности: в ногу с новейшими достижениями; 4) правонарушители и жертвы: ответственность и справедливость в процессе отправления правосудия[7].

Главным вопросом рассмотрения стала тема «Международное сотрудничество в борьбе с транснациональной преступностью: новые вызовы в XXI веке». На Конгрессе была обсуждена и принята очень важная декларация – «Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века». Она содержала призыв о скорейшем завершении Конвенции против транснациональной организованной преступности; о разработке международно-правового акта по борьбе с коррупцией; об активизации борьбы против отмывания денег, полученных преступным путем[8].

С 18 по 25 апреля 2005 г. в Бангкоке состоялся XI Конгресс ООН. Он коснулся обширной сферы вопросов, связанных с борьбой с преступностью. Перед проведением конгресса были проведены региональные подготовительные совещания в Аддис-Абебе, Бангкоке, Сан-Хосе и Бейруте.

Главная тема Конгресса была обозначена следующим образом: «Взаимодействие и ответные меры: стратегические союзы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия»[9]. В ходе работы Конгресса были проанализированы эффективные меры по борьбе с транснациональной организованной преступностью; международное сотрудничество в борьбе с терроризмом и связи между терроризмом и другой преступной деятельностью в контексте работы Управления ООН по наркотикам и преступности; коррупция, ее угрозы и тенденции в XXI веке; экономические и финансовые преступления: вызовы устойчивому развитию; пятидесятилетняя деятельность ООН по установлению стандартов в области предупреждения преступности и уголовного правосудия.

Участники Конгресса с глубокой тревогой заметили признаки становления практической взаимосвязи  организованной преступности и терроризма. Так, группа преступников, совершившая теракты в марте 2004 г. в Мадриде, представляла собой странное сочетание «закоренелых экстремистов и радикально настроенных гангстеров»: использованная в терактах взрывчатка была приобретена за деньги и в обмен на наркотики. Наркоторговцы предоставили деньги, оружие, телефоны, машины, убежища и другую инфраструктуру. По оценке экспертов ООН, в предстоящие годы сотрудничество между преступными и террористическими структурами станет еще более тесным[10].

Огромным шагом в деле противодействия организованной преступности стало принятие Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. с двумя дополняющими ее Протоколами: Протоколом против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протоколом о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее.

Конвенция 2000 г. закрепляет необходимость установления государством-участником мер законодательного характера по признанию уголовно наказуемыми перечисленных в Конвенции деяний, совершенных умышленно. Среди них, к примеру, отмывание доходов, полученных преступным путем, коррупция. Конвенция признает необходимость отнесения к категории «серьезных преступлений» всех преступлений, совершенных в составе организованных преступных групп. В качестве механизма противодействия росту транснациональной преступности конвенция предлагает считать складывающуюся систему отчетности государства-участника перед Генеральным секретарем ООН о развитии национального законодательства в отмеченной сфере регулирования. В Конвенции также предусматривается организация международного сотрудничества по вопросам конфискации доходов от преступлений, имущества, оборудования или других средств совершения преступлений, выдачи преступников, оказания взаимной правовой помощи, а также иного вида помощи, не противоречащего внутреннему законодательству запрашиваемого государства-участника.

Кроме того, Конвенция ориентирует на создание системы противодействия злоупотреблениям со стороны организованных преступных групп процедурам торгов, проводимых публичными органами, субсидиями и лицензиями, выдаваемыми публичными органами для осуществления коммерческой деятельности.

Следует отметить, что криминологи обращают свое внимание и на то, что организованная преступность в последнее время интересуется еще и внешнеэкономической сферой. Особый размах приобрел вывоз за рубеж сырья, энергоносителей, продовольствия. Привлекательными сферами для организованной преступности являются добывающие и перерабатывающие отрасли, торговля и транспорт[11].

Организованная преступность также сопряжена с различной незаконной деятельностью. Одним из видов такой деятельности является незаконный оборот наркотиков. Мировое сообщество давно поняло необходимость противостоять этому противоправному явлению. Так, в 1993 году Китай, Лаос, Мьянма и Таиланд подписали соответствующий меморандум. В 1995 году к нему присоединились Камбоджа и Вьетнам. В соответствии с меморандумом был принят план субрегиональных действий. В рамках его реализации к началу 2000 года осуществлялось 12 проектов, 6 из которых включали правоохранительные инициативы, в том числе разработку оперативных процедур контроля наркотиков, усиление возможностей судебного преследования, повышения международного сотрудничества[12].

Активную борьбу с транзитом наркотиков из Афганистана и Пакистана через свою территорию в конце ХХ века начал Иран. Международный совет ООН по контролю за наркотическими средствами отметил в своем ежегодном докладе в феврале 2000 года, что более 80 % захватов опиума в мире в целом осуществлено иранскими правоохранительными органами, которые в течение последнего десятилетия понесли серьезные потери в войне с хорошо вооруженными наркотическими картелями[13].

В 2003 году был учрежден Парижский пакт – неформальная организация, которая объединяет государства, испытывающие воздействие афганской «опиумной экономики». Ее эксперты установили наличие трех наркопотоков, идущих из Афганистана: Западного (через Иран, Турцию, Балканы), Северного (через Таджикистан, Узбекистан, Казахстан и Россию) и Южного (через Пакистан)[14]. Разгром «Талибана» силами международной коалиции не решил эту проблему, так как костяк военного контингента составляют подразделения армии США, которые не ставят своей задачей борьбу с наркотрафиком. Подтверждением этого может служить тот факт, что только за 2004 год правоохранительными органами России изъято 1090,5 кг опия и 1095,7 кг героина, поступившего из Афганистана[15].

Последовательное изучение проблем противодействия организованной преступности привело к выработке основных принципов межгосударственного сотрудничества в сфере борьбы с данным явлением. В числе основных можно назвать:

– систематизированный, комплексный подход к проблеме борьбы с организованной преступностью;

– сужение возможностей для преступной деятельности, выражающееся в уменьшении спроса на незаконные товары и услуги, в формировании гражданского общества с соответствующими установками на противодействие организованной преступности;

– уменьшение уязвимости законной экономики;

– подрыв экономической базы организованной преступности;

– формирование унифицированного законодательства[16].

Организованная преступная деятельность особенно в экономической сфере все более глобализируется. Механизмы извлечения доходов преступным образом все чаще приобретают межрегиональный и международный характер, осуществляясь на территории сразу нескольких стран[17].

Глобализация раскрыла новые формы транснациональной преступности, например, незаконную миграцию. Криминальное перемещение людей, по мнению В. С. Свиридова, – это организованное перемещение любого человека (или их группы), вопреки его (их) воле, внутри страны или за ее пределы путем насилия или любым иным способом, нарушающим его (их) права, а равно приводящим к нарушению этих прав[18]. Прошедшая в Каире в сентябре 1993 года Международная конференция по народонаселению и развитию рассмотрела в числе прочих и проблему незарегистрированных мигрантов[19]. По оценке экспертов ООН, незаконная миграция ежегодно приносит доходв валовом исчислении почти 7 млрд долларов США. Незаконная миграция дестабилизирует в целом обстановку в государстве[20].

Россия также является активным участником в борьбе с организованной преступностью. Для нашей страны особую значимость представляют транснациональные проявления преступности на ее собственной территории.

Энергичная интеграция России в мировое сообщество сопряжена с внушительным притоком иммигрантов. По данным ФМС России, ежегодно в нашу страну въезжает более 20 млн иностранных граждан. Тем не менее недостаточный пограничный и иммиграционный контроль, а также коррумпированность проверяющих органов спровоцировали появление немалого количества нелегальных мигрантов. По различным оценкам, на территории РФ находится от 5 до 10 млн иностранцев с неопределенным правовым статусом. Их нахождение на территории страны с каждым годом оказывает все более чувствительное влияние на криминальную обстановку. Так, за период с 1997 по 2005 г. число регистрируемых преступлений, совершаемых иностранцами, возросло на 83,2 % (с 27,9 до 51,2 тыс.). Наибольшую криминальную активность при этом проявляют граждане стран СНГ, на долю которых приходится более 90 % преступлений[21].

Наряду с этим отмечается значительный рост активности организованных преступных групп из числа граждан стран ближнего зарубежья. Подобные группировки чрезвычайно разнообразны по своему строению, форме и преступной специализации. Они показывают незаурядную жизнеспособность и устойчиво совершенствуют методы своей деятельности. Характерной чертой данных групп является их крайняя сплоченность, поскольку корыстные мотивы дополняются еще и национальным единством.

Некоторые приоритетные направления можно обозначить в деятельности иностранных преступных группировок, определенные как географической спецификой, так и выработавшимися обычаями. Так, арабские преступные группировки (ЦФО и СЗФО) занимаются контрабандой промышленных товаров, незаконным предпринимательством и миграцией; афганские (ЦФО и СЗФО) – контрабандой и сбытом наркотиков; китайские и вьетнамские (ЦФО, СЗФО, СФО и ДФО) – незаконной миграцией, контрабандой сырья и промышленных товаров, незаконным предпринимательством, вымогательством и похищением соотечественников-бизнесменов; нигерийские (ЦФО) – контрабандой и сбытом наркотиков[22].

Иной отрицательной тенденцией является объединение российских организованных преступных групп с зарубежными преступными формированиями, складывающаяся на территории России как автономный сегмент транснациональной организованной преступности. По данным МВД России, за период с 1991 по 2002 г. число ОПФ с международными связями увеличилось в три раза (с 75 до 220). При этом заметно расширилась и география их связей: с 29 до 58 стран[23].

Вопросы борьбы с преступностью освещены и в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (в редакции его Указа от 10 января 2000 г.). В ней была обозначена цель устранения экономической и социально-политической базы преступности и коррупции, формирования комплексной системы мер для результативной защиты личности, общества и государства от преступных покушений. Концепция признала ключевыми вопросами в этой сфере: выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность; усиление роли государства как гаранта безопасности личности и общества, создание необходимой для этого правовой базы и механизма ее применения; укрепление системы правоохранительных органов, прежде всего, структур, противодействующих организованной преступности и терроризму, создание условий для их эффективной деятельности; привлечение государственных органов в пределах их компетенции к деятельности по предупреждению противоправных деяний; обеспечение неотвратимости ответственности; опора на поддержку общества. В этом основополагающем юридическом документе особо отмечается, что: «Для профилактики преступности и борьбы с нею, в первую очередь, необходимо развитие правовой базы как основы надежной защиты прав и законных интересов граждан, а также соблюдение международно-правовых обязательств Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью и соблюдения прав человека. Важно лишить преступность питательной среды, обусловленной недостатками в законодательстве, кризисом в экономике и социальной сфере»[24].

Важным аспектом борьбы с организованной преступностью является искоренение коррупции. Поэтому борьба с коррупцией должна быть всеохватывающей. В связи с этим Комитет Министерств Совета Европы 6 ноября 1997 года принял резолюцию, установившую двадцать руководящих принципов борьбы против коррупции и призвал национальные власти применять их в своем национальном законодательстве и практике[25]. В Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года, которая ратифицирована Федеральным законом РФ от 8 марта 2006 года[26], также охватываются принципиально значимые положения, ориентированные на противодействие и искоренение коррупции[27].

Следует особо отметить роль Министерства внутренних дел в борьбе с организованной преступностью. МВД России является одним из самых инициативных и деятельных органов, реализующих международное сотрудничество по борьбе с преступностью в Российской Федерации. МВД России выполняет целый комплекс мероприятий, ориентированных на предупреждение преступности. Так, например, важным направлением деятельности МВД является формирование и выработка механизма международного сотрудничества в сфере противодействия терроризму, организованной преступностью и нелегальной миграции. Международное сотрудничество воплощается в жизнь в уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, уголовно-исполнительных, оперативно-разыскных, криминологических, организационно-технических формах. Курсы международного сотрудничества определяются уровнем существующей угрозы для международного правопорядка от тех или иных противоправных посягательств. Министерством подготовлено и подписано около 70 межведомственных договорно-правовых документов, разработано к подписанию свыше 100 межгосударственных, межправительственных, а также более 30 межведомственных актов. Существенная их часть затрагивает вопросы экстрадиции лиц, совершивших тяжкие преступления, в том числе в составе организованной группы[28].

При непосредственном участии МВД России сформирована правовая база борьбы с терроризмом и экстремизмом, содержащая несколько десятков юридических актов. Ее базовыми составляющими являются Федеральные законы «О противодействии терроризму» 2006 г. и «О противодействии экстремистской деятельности» 2002 г.

Исходя из современной криминальной обстановки, законодательство по борьбе с организованной преступностью постоянно совершенствуется. Был осуществлен ряд изменений в уголовном, уголовно-процессуальном и административном законодательстве. Юридическую поддержку приобрели предложения по усилению ответственности за данный вид преступлений.

Самое конструктивное участие Министерство внутренних дел принимало в приспособлении уголовного законодательства к реалиям современного общества, в разработке новых УПК РФ в 2001 году, КоАП РФ в 2002 году и в совершенствовании их положений. Составной частью этой работы являлась гармонизация установлений УК, УПК и КоАП, приведение данных актов в соответствие с требованиями и стандартами международного правоохранительного законодательства[29].

Осуществлены шаги, сориентированные на улучшение законодательного регулирования миграционных процессов. Нормативная база в данной области приближена к существующему опыту нормотворческого регулирования в зарубежных странах, международным стандартам, учитывает интересы национальной безопасности. На законодательном уровне в 2002 году были решены вопросы гражданства и правового положения иностранных граждан. Разработан пакет правовых документов, обеспечивающих реформирование государственного управления в сфере миграции.

Расширяется сотрудничество в сфере правоохранительной деятельности. Следует отметить, что Россия является участницей большинства основополагающих международных соглашений, направленных на противодействие преступности,  таких, как Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 г., Конвенция против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1996 г., Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1997 г. , Европейская конвенция о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 г. , Соглашение о сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с незаконной миграцией от 6 марта 1998 г., Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. и др.

В рамках сотрудничества Министерством заключено 13 международных межведомственных соглашений, также подписаны договоры о сотрудничестве с правоохранительными структурами Китая, Корейской Республики, Монголии, КНДР.

По мнению В. В. Черникова, интенсивный процесс законотворческой деятельности отрицательно влияет на единство нормативно-правовой базы, предполагающей существование, наряду с актами высшей юридической силы, необходимых подзаконных актов, устанавливающих механизмы реализации норм, что в конечном итоге позволяет ввести их в действие[30].

Особую роль в деле противодействия организованной преступности исполняют региональные организации, на базе которых вырабатывается так называемое «право сообщества». Такими, например, являются принципы и нормы, принимаемые и действующие в рамках Содружества Независимых Государств, обладающие как признаками норм международного права, так и признаками «уставного права сообщества» с более жесткими регулятивными воздействиями[31]. Страны, являющиеся членами СНГ, так же, как и европейские государства, входящие в состав ЕС, показывают готовность решать задачи противодействия транснациональной преступности в рамках своего региона. По мнению Р. Х. Кубова, такое решение рационально уже хотя бы потому, что, во-первых, особенности преступности в данных государствах максимально сходны в силу объективных причин криминогенного характера, во-вторых, внутреннее законодательство государств Содружества изначально сопоставимо по основным содержательным и формально-юридическим характеристикам, что обусловлено их общим «происхождением» и совпадением историко-юридических традиций институционального нормотворчества[32].

Также на уровне Содружества Независимых Государств 2 апреля 1999 г. в Москве Совет глав государств СНГ утвердил Концепцию взаимодействия государств СНГ в борьбе с преступностью. В Концепции специально уделяется значительное внимание тому, что преступность в государствах-участниках СНГ неуклонно принимает транснациональный характер и крайне противоречит осуществляемым социально-экономическим переустройствам, в ней отмечается, что преступность стала все более затрагивать безопасность государств и непосредственно граждан. Концепция отмечает, что объединение криминальных группировок происходит на территориальном, межрегиональном и международном уровнях. Преступники эффективно используют территории государств СНГ для торговли наркотиками, легализации доходов, полученных преступным путем, контрабанды, вымогательства и др.

 В Концепции сказано, что эффективная борьба с преступностью может быть обеспечена только на базе тесного взаимодействия государств- участников СНГ. Целью настоящей Концепции является расширение и упрочение сотрудничества государств-участников СНГ в борьбе с организованной преступностью. Концепция устанавливает основные принципы, задачи, направления, формы и систему обеспечения взаимодействия государств-участников СНГ в борьбе с преступностью через определяемые ею компетентные органы, такие, как прокуратура, органы внутренних дел, органы государственной безопасности и внешней разведки, налоговая полиция, таможенная служба, органы охраны государственной границы и другие государственные органы, осуществляющие борьбу с преступностью, а также через уставные органы и органы отраслевого сотрудничества СНГ, созданные для координации и взаимодействия в борьбе с преступностью (Координационный совет Генеральных прокуроров, Совет министров внутренних дел, Совет руководителей органов безопасности и специальных служб, Совет руководителей таможенных служб, Совет командующих пограничными войсками, Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ и др.). На национальном уровне государств-участников СНГ контроль за исполнением решений, принятых на основании настоящей концепции, осуществляется их компетентными органами. Анализ хода выполнения согласованных решений о взаимодействии государств-участников СНГ в борьбе с преступностью и подготовка информации Совету глав государств и Совету глав правительств Содружества Независимых Государств осуществляются Исполнительным секретариатом СНГ[33].

Совокупность специальных мер по противодействию организованной преступности выражается в двух направлениях.

Первое направление это выявление и перекрытие каналов проникновения организованной преступности в общество. Меры, обеспечивающие данное направление:

  1. Общее управление, планирование и координация органов правоохранительной деятельности по борьбе с организованной преступностью.
  2.  Борьба с легализацией преступных капиталов.
  3.  Специальное законодательство, посвященное борьбе с организованной преступностью и коррупцией, и соответствующие меры.
  4.  Общее уголовное законодательство об ответственности за организацию и участие в противоправной деятельности организованной преступности[34].

Второе направление – это обеспечение законности и безопасности предпринимательской деятельности. Сюда относятся следующие меры:

 Контроль за законностью деятельности юридических и физических лиц в предпринимательской сфере со стороны государственных органов.

Специальное организационно-правовое и техническое обеспечение предпринимательской деятельности с помощью правоохранительных органов, частных детективных агентств и охранных предприятий[35].

Деятельность организованных преступных группировок направлена против устоев государственности и общественной безопасности. Исходя из этого, необходимо осуществлять следующее:

1. Определять и подвергать анализу новые формы организованной преступности, а также формулировать цели и приоритетные направления правоохранительной деятельности.

2. Государственная политика по борьбе с организованной преступностью на различных уровнях должна быть единой независимо от регионального компонента.

3. Государства должны в полной мере осознавать организованную преступность как неотделимую часть любого современного общества и стремиться к непосредственному обеспечению безопасности населения и каждого индивида в отдельности от незаконных посягательств преступников.

4. Государственная власть должна осуществлять экономическое и материально-техническое оснащение правоохранительной деятельности, вырабатывать информационно-аналитическую и научно-исследователь-скую политику в области противодействия организованной преступности.

[1] Ванюшкин С. В. Организованная преступность.  М., 1993. С. 25.

[2] Корчагин А. Г. Номоконов В. А., Шульга В. И. Организованная преступность и борьба с ней. Владивосток, 1995. С. 6.

[3] Там же. С. 5

[4] Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996. С. 10.

[5] Коваленко О. И., Филонов В. П. Курс лекций по криминологии и профилактике преступности. Донецк, 1995. С. 407.

[6] См.: Лунеев В. В. Тенденции современной преступности и борьбы с ней в России // Государство и право. 2004. № 1. С. 5, 8.

[7]Док. ООН A/CONF.187/1. С. 1.

[8] Нигматуллин Р. В. Одиннадцатый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Международное публичное и частное право. 2006. № 5. С. 41–43.

[9]Док. ООН. A/CONF. 203/L.2 / AXX.2. С. 4.

[10] Нигматуллин Р. В. Указ. соч. С. 42.

[11] Нигматуллин Р. В.  Указ. соч. С. 43.

[12] Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубежной печати) // Ежемесячный информационный бюллетень. 2002. № 4. С. 26–27.

[13] Там же. С. 28.

[14] «Парижский пакт»: «круглый стол» по незаконному обороту и транзиту афганских опиатов через Россию // Монитор. 2004. № 3. С. 4.

[15] Гордиенко В.В. Криминологические угрозы безопасности России // Актуальные вопросы противодействия международной преступности на современном этапе: материалы международной конференции 19 апреля 2005 г. М., 2005. С. 14.

[16] См.: Годунов И. В. Противодействие организованной преступности: учебное пособие. М., 2003. С. 271.

[17] Логинов Е. Борьба с российской организованной преступностью: международный аспект // Законность. М., 1998.  № 7. С. 36.

[18] Свиридов В. С. Криминальное перемещение людей: характеристика и предупреждение: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2002. С. 6.

[19] Док. ООН. Е/CN.15/1995/3.

[20] Нигматуллин Р. В. Международное сотрудничество государств в борьбе с организованной преступностью: история и современность // Международные и национальные проблемы борьбы с организованной преступностью: материалы Международной научно-практической конференции. 1213 апреля 2007 г. : 4 ч. Ч. 1 / под общ. ред. д.ю.н. профессора Ф. Б. Мухаметшина. Уфа:  УЮИ МВД РФ, 2007. С. 86.

[21] Сухаренко А. Н. Противодействие транснациональной организованной преступности в России: состояние и проблемы // Международное публичное и частное право. 2007. № 2.  С. 37–38.

[22] Там же. С. 37–38.

[23] Ванюшкин С. Транснациональные связи российских преступных групп // Интерпол в России. 2000. № 6. С. 17; Пресс-релиз к брифингу «Международное сотрудничество ГУБОП СКМ МВД России по борьбе с международной преступностью и терроризмом». 2002. 23 апреля.

[24] Рос. газета. 2000. 18 января. С. 3.

[25] Интернет-сайт. http://www.prfitclub.md/1aws/management/110602.01.shtm1

[26] Рос. газета. 2006. 21 марта. С. 13.

[27] Интернет-сайт. http://www.un.org/russian/documen/convents/corruption.pdf

[28] Кубов Р. Х. Актуальные проблемы международного сотрудничества по противодействию организованной преступности // Российский следователь. 2007. № 19. С. 35–38.

[29] Черников В. В. Нормотворческая деятельность МВД России на современном этапе // Российский следователь. 2006. № 7. С. 2–6.

[30] Черников В. В. Указ. соч. С. 2–6.

[31] Тихомиров Ю. А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения // Правоведение. 1995. № 3. С. 24.

[32] Кубов Р. Х.  Указ. соч. С. 35-38.

[33] Кубов Р. Х.  Указ. соч. С. 35–38.

[34] Корчагин А. Г. Номоконов В. А. Шульга В. И. Организованная преступность и борьба с ней. Владивосток. 1995. С. 28.

[35] Там же. С. 28

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!