Философия Нового времени

23 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Идеи античного рационализма находят свое логическое завершение лишь в XVII–XIX столетиях, которые ученые называют золотыми веками рационализма. Цветущая пора рационализма была начата французским философомРене Декартом (1596–1650).

Декарт полагал, что мир построен из двух субстанций – духовной и телесной. Они присутствуют в человеке в виде сознания и тела. Однако над этими субстанциями есть высшее начало – Бог. Знание о Боге врожденное, оно присутствует в душе каждого, являясь необходимым условием достоверного знания. Из этого достоверного знания («врожденных идей») можно вывести все остальные знания по строгим правилам дедукции. Из положения о божественной природе разума Декарт делает вывод, что если Бог есть, то он «работает» по тем же законам, что и человеческий разум, т. е. по законам логики. «Бог не совершает в этом мире никаких чудес», – так Декарт подчеркивает мысль о рациональности Бога. Таким образом, все существующее скроено по меркам разума. «Разум – всеобщая мера и образец, и любые вещи должны быть пригнаны к его уровню. Он больше не соизмеряется, он соизмеряет, он подчиняет себе объект... Он выступает с претензией навязать миру схемы и правила и полагает, что мир разумен», – пишет Ж. Маритен, характеризуя философию Декарта[1].

В философии Декарта уже довольно четко проявляется нарастающая по мере эволюции классического рационализма идея панлогизма, согласно которой законы мышления носят всеобщий характер, организуют не только духовный, но и материальный мир.

Декарт оказал сильное влияние на европейскую мысль Нового времени. Но дуализм души и тела, который он пытался снять с помощью стоящего над ними Бога, вызывал чувство незавершенности его философии. Между тем, в философии существовала идея, позволявшая снять декартовское противоречие двух субстанций. «Природа – это Бог в вещах», – говорил Дж. Бруно, пытаясь концентрированно выразить эту точку зрения, названную позже пантеизмом. Пантеизм получил полное развитие у философа из Нидерландов Бенедикта Спинозы (1632–1677).

Б. Спиноза. Спиноза не стал отделять духовную субстанцию от материальной, природу – от Бога. Для него природа, Бог, субстанция – одно и то же. Поэтому, постигая природу, мы постигаем Бога, а постигая Бога, познаем природу. Но «природность» Бога ограничивает его всемогущество. Бог-Природа вынужден действовать в соответствии со своей сущностью и не может творить чудеса.  Поэтому «в природе нет творения, а только порождение»[2]. Все в мире развивается закономерно. Такая закономерность вытекает из натуры самого Бога, который существует не как хаос, а в виде вечного, прочного и неизменного порядка. «Вещи не могли быть произведены Богом никаким другим образом и ни в каком другом порядке, чем произведены», – пишет Спиноза, подчеркивая мысль о причинности, как необходимом способе существования всякой реальности[3]. Человеческий разум способен постичь Бога-Природу, так как его законы принципиально не отличаются от законов объективной реальности. «Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей», – замечает Спиноза, предельно ясно выразив центральную мысль классического рационализма – принцип тождества бытия и мышления. Отсюда и вера этого рационализма в возможности исчерпывающего познания мира человеком.

В классическом рационализме есть ветвь, которая в отечественной философии нередко противопоставляют рационализму. Речь идет о философии таких известных материалистов, как Томас Гоббс, Дени Дидро, Поль Гольбах. Основателем этой ветви, видимо, следует считать английского философа Ф. Бэкона (1561–1626), который предложил ориентироваться в науке на индукцию, а не на дедукцию. А индукция основывается на данных наблюдения и эксперимента, получаемых в большей мере через органы чувств. Но ведь индукция есть вид мышления, т. е. часть разума. Можно ли людей, предпочитающих этот вид мышления дедуктивному, называть антирационалистами? Конечно, нет. Дидро, Гоббс, Гольбах выступали не против рационализма, а рационализма Декарта, Спинозы, Платона, основывающегося на идеализме. Они предлагают «перевернуть» этот рационализм, сделав его материалистическим и индуктивным. Если у Спинозы порядок вещей таков оттого, что в их основе лежит определенный порядок идей, то у Бэкона и французских материалистов XVIII века порядок идей в разуме определяется порядком вещей в природе. Этот порядок вещей можно познать с помощью наблюдения и экспериментов, обобщить полученные данные индуктивными методами и создать определенный порядок идей, т. е. науку.

Это и есть материалистический рационализм, суть которого в следующем: разум есть отражение объективного мира, поэтому законы разума тождественны природным законам. Принцип тождества бытия и мышления правилен. Действуя разумно, мы действуем в соответствии с объективными законами. Если рационалисты-идеалисты считают, что законы природы таковы от того, что являются материальной формой существования законов разума, то рационалисты-материалисты полагают, что законы разума похожи на законы природы из-за того, что являются их отражением, превращенной в духовную форму копией.

Философия материалистического рационализма формировала интересный период развития европейской мысли, называемый эпохой Просвещения. Ее представители (Вольтер, Ламетри, Дидро, Гольбах и др.) призывали сеять в народе зерна истины, просвещать его, развивать науку и образование, чтобы с их помощью построить общество, основанное на разуме. Разум – мерило всего, общество и государство должны быть устроены согласно его принципам. Просветителям казалось, что изучив закономерности природы и общества, можно будет вмешиваться в ход объективных процессов, создав эффективные технологии, истинное право, разумную мораль. «В эпоху Просвещения завершилось формирование мировоззренческих установок, определивших последующее развитие техногенной цивилизации. В системе этих установок фиксировались особая ценность прогресса науки и техники, а также убеждение в принципиальной возможности рациональной организации социальных отношений», – пишет В. С. Стёпин[4]. Материалистические идеи эпохи Просвещения, обогащенные идеями Гегеля, получили дальнейшее развитие в философии марксизма – диалектическом и историческом материализме.

Согласно марксизму, мир есть развивающаяся по своим внутренним законам (законам диалектики) материя. Она вечна и бесконечна в пространстве и времени, никем не сотворена и неуничтожима. Все есть материя или какое-либо из ее бесконечных свойств. Человеческий мозг также есть одна из форм организации материи, а сознание человека – высшая форма развития такого ее свойства, как отражение. Мышление, разум человека есть наиболее адекватное воспроизведение законов материального мира.

Главный принцип классического рационализма – «порядок и связь идей те же, что и порядок и связь вещей» – марксисты поддерживают, что дает основание причислять их к сторонникам классического рационализма. Именно этот принцип составляет глубинную философскую основу марксистского учения о коммунизме. Основоположники этой философии полагали, что создав учение, наиболее объективно отражающее мир, можно будет построить на его основе идеальное общество – коммунизм. Усилиями К. Маркса и Ф. Энгельса это учение, получившее название «марксизм», в середине XIX века было создано. Трудности возникли при его практической реализации. Строительство коммунизма по проектам таких марксистов, как В. И. Ленин, И. В. Сталин, Мао Цзэдун, Ким Ир Сен, Ф. Кастро и др., нигде не принесло ожидаемых результатов. Многие страны, строившие коммунизм, безнадежно отстали от своих соседей, которые развивались без марксистских проектов. Вопреки марксистским идеям, претендовавшим на адекватное отражение мировых процессов, мир развивался по каким-то своим законам.

Неудачи в практической реализации марксистской идеологии усугубили начавшийся еще в XIX веке кризис философии классического рационализма. В рационалистическом крыле философии активизировались течения, основывающиеся на принципах неклассического и постнеклассического рационализма.

Учение о существовании идеального мира, заложенное Платоном, через мысли о разумности бытия рационалистов Нового времени, в особенности Гегеля, трансформировались в марксистскую теорию коммунизма, попытка практической реализации которой привела к неожиданным для ее авторов результатам: образованию множества тоталитарных государств, «разумность» которых испытали на себе сотни миллионов людей.

Но уже в период расцвета классического рационализма, логическим завершением которого явился марксизм, в европейской мысли возникает более осторожная оценка возможностей разума. Дж. Локк и Ф. Бэкон, с одной стороны, Дж. Беркли, Д. Юм, Иммануил Кант, с другой, поставили один и тот же вопрос о доверии теориям, которые изобретает разум. Решение вопроса требовало исследования природы человеческого сознания и знания, что привело к возникновению целого направления в философии – неклассического рационализма.

Определяющим признаком неклассического рационализма является утверждение о невозможности существования абсолютно объективного знания. Вопрос о получении такого знания становится все более актуальным по мере развития науки. Действительно, почему наука приносит нам не только истины, но и заблуждения? Почему ученые, изучающие одно и то же явление, порой получают разные, даже противоположные результаты? Ведь объект один и тот же! Может быть дело в субъекте? Поиск ответов на подобные вопросы привел к появлению в XIX веке философии науки, которая базировалась на идеях неклассического рационализма. Истоки последнего восходят к XVII веку, когда английский философ Дж. Локк (1632–1704) пробил первую брешь в стройной системе классической философии.

Джон Локк сделал предметом внимания познавательные механизмы самого субъекта. Он пришел к выводу, что в нашем сознании существуют два вида знания: знание о «первичных качествах» и знание о «вторичных качествах». Первый вид знания соответствует объективно существующим предметам. Это знание об их форме, движении, массе и т. п. Второй вид знания возникает в результате работы органов чувств и не отражает в точности то, что находится за их пределами. Это ощущения запаха, звука, цвета, вкуса и т. п. В объективном мире нет запахов, звуков, цветов, вкусов, а существуют лишь определенные свойства предметов, представленные в сознании в виде их ощущений. Следовательно, картина мира, полученная сознанием, не может в точности совпадать с самим миром, пишет Локк. Эту идею материалиста Локка развивали Джордж Беркли, Давид Юм и Иммануил Кант, положившие начало трансцендентальной философии.

[1] Трилесник Б. И. Жак Маритен и рационализм // Философские науки. 1980. № 6. С. 109–110.

[2] Спиноза Б. Избранные произведения. Т. 1. М., 1957. С. 84.

[3] Там же. С. 390.

[4] Стёпин В. С. Научное познание и ценности техногенной цивилизации // Вопросы философии. 1989. № 10. С. 5.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!