Философия Людвига Фейербаха

8 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

ПЛАН

1. Специфика материализма Л. Фейербаха.
2. Философский метод
3. Учение о человеке и обществе. Критика религии.

Список литературы.

1. Специфика материализма Л. Фейербаха.

Материалистическое мировоззрение Фейербаха получило свою первую обстоятельную и притом наиболее оригинальную разработку в его сочинениях 1841 - 1843 гг., провозглашавших необходимость коренной «реформы философии» и в тезисной форме излагавших основные черты «новой философии», соответствующей духовным запросам современности и призванной утвердиться навечно в качестве единственно верной «философии будущего».
Своеобразие философии Фейербаха состояло, прежде всего, в намерении обосновать ее основные положения при помощи выявления скрытой «истины» предшествующей новоевропейской «спекулятивной философии», основателем которой, считал он, является Спиноза и которая достигает своей кульминации в трудах Гегеля. «Метод преобразующей критики спекулятивной философии, - указывал Фейербах, - в целом ничем не отличается от метода, который уже был применен в философии религии». Суть этого метода Фейербах определял так: «Достаточно повсюду подставить предикат на место субъекта и субъект на место объекта и принципа, то есть перевернуть спекулятивную философию, и мы получим истину в ее неприкрытом, чистом явном виде». Речь идет здесь о решении основного вопроса философии, который понимается как определение отношения мышления к бытию. По Фейербаху, уяснение «истины» спекулятивной философии приводит - в противоположность гегелевскому (и всякому иному) идеализму - к выводу, что «действительное отношение мышления к бытию таково: бытие — субъект, мышление — предикат. Мышление исходит из бытия, а не бытие из мышления. Этот материалистический тезис Фейербах представил как «истину» прежде всего гегелевской философии, осуществляя ее материалистическое «перевертывание». Фейербах не осознавал, что он оказался способен произвести эту операцию только потому, что фактически опирался на результаты обоснования французскими и английскими философами XVIII в. материалистического решения основного вопроса философии в целом и психофизической проблемы в особенности.
Критику «спекулятивной философии» Фейербах связал со своей «философией религии» не только в методологическом плане: обе их он рассматривал как необходимые пути к построению «новой философии», или «философии будущего». В содержательном плане их общим знаменателем была скрытая в них «антропологическая истина». Считая, что мировоззренческая «задача нового времени», понимаемого как эпоха с начала Возрождения, «заключалась в раскрытии и очеловечении бога», Фейербах усматривал два способа решения этой задачи: религиозный, который был представлен протестантизмом, и спекулятивно-философский. Поскольку «спекулятивную философию» Фейербах характеризовал как «рациональную теологию», постольку он получал основание утверждать, что воплощенный в его «философии будущего» немецкий материализм имеет-де «религиозное происхождение» и что «нет ничего более неправильного», чем выводить его «из «Системы природы» или даже из картофельного паштета Ламетри». Стремление Фейербаха отмежеваться от французского материализма во многом объяснялось тем, что он, подобно другим представителям немецкой классической философии, представлял себе это учение в крайне упрощенном виде и самостоятельно не исследовал его, а довольствовался сведениями о нем из вторых и третьих рук. Ф. Энгельс отмечал, что Фейербах смешивал этот материализм «с той опошленной, вульгаризированной формой», в которой он существовал «в головах естествоиспытателей и врачей...». Заметим, что Фейербах стал признавать свою философию материалистической лишь на склоне лет, а в 40-е годы он надеялся посредством нее (называя ее «антропологией») подняться выше противоположности материализма и идеализма, заявляя, что сам он «ни идеалист, ни материалист». Энгельс обращал внимание и на то, что назвать себя «материалистом» Фейербаху мешал и «обычный философский предрассудок» против этого понятия, подвергавшегося дискредитации со стороны идеалистов и теологов. Сказывалось также то, что в 50-е годы в Германии распространилась сугубо естественнонаучная версия материализма, особенно ярко выраженная в трудах Я. Молешотта,— она отталкивала Фейербаха своей узостью. Имея в виду именно эту версию, но неправомерно придавая ей значение аутентичного выражения всего современного материалистического мировоззрения, Фейербах писал: «Для меня материализм есть основа здания человеческой сущности и человеческого знания; но он для меня не то, чем он является для физиолога, для естествоиспытателя в тесном смысле, например для Молешотта, и чем он не может не быть для них сообразно их точке зрения и их специальности... Идя назад, я целиком с материалистами; идя вперед, я не с ними». Когда декларации о нематериалистических истоках «немецкого материализма» сопровождались действительным отрывом от материалистической традиции, то это приводило к недостаточно последовательному проведению принципов материализма в «антропологии» Фейербаха.
Фейербах заявлял, что «единство бытия и мышления истинно и имеет смысл только тогда, когда основанием, субъектом этого единства берется человек». Ревальвируя материалистическую трактовку мышления, Фейербах подчеркивал, что «мыслит человек», а не сверхчеловеческое «Я», не идеалистически гипостазированный «разум»: «Реальностью, субъектом разума является только человек». Фейербах настаивал на том, что действительно существует лишь это воплощенное в людях как материальных существах единство бытия и мышления, а гегелевское (и шеллинговское) «тождество бытия и мышления» представляет собой идеалистическую фикцию.
Высказывая убеждение, что вопрос о бытии не является чисто теоретическим, а представляет собой прежде всего практический вопрос для человека как определенного вида бытия, Фейербах считал, что философия не должна находиться в противоречии с действительным бытием, а напротив, должна осмысливать именно это жизненно важное бытие. При этом должна учитываться «практическая точка зрения», в том числе «точка зрения еды и питья», которую в какой-то мере принимал в расчет и Гегель, но при этом он извращал ее смысл, поскольку считал, что она служит опровержению «истинности чувственного... единичного бытия».
В противовес гегелевскому «тождеству бытия и мышления» Фейербах утверждал своего рода тождество бытия и чувственности, настаивая на том, что «действительное в своей действительности... есть чувственное» и что «только чувственное существо есть истинное, действительное существо». С точки зрения «новой философии», которая «рассматривает и принимает во внимание бытие, каково оно для нас, ее только как мыслящих, но и как действующих», т. е. относящихся к бытию как предмету, «бытие ... есть чувственное,   созерцаемое,   ощущаемое   бытие...». О своем учении Фейербах говорил, что оно есть «откровенно чувственная философия» — в отличие от «спекулятивной философии», которая хотела быть во всех отношениях   чисто   рациональной.
В онтологическом смысле настаивание на чувственном характере «действительного бытия» представляет собой специфичную для Фейербаха форму (неадекватную, но исторически неизбежную и прогрессивную) утверждения первичности материального бытия по отношению к понятию бытия в человеческом сознании. Чувственным бытием Фейербах именовал именно материальное бытие, существующее вне и независимо от человеческого сознания. Такое наименование объяснялось как стремлением Фейербаха не относить свою философию к материалистическим учениям, так и тем, что материальные вещи, предметы и явления природы интересовали Фейербаха не сами по себе, а исключительно в их отношении к человеку, которое принимает вид их чувственной данности. Вместе с тем наблюдающаяся у Фейербаха абсолютизация чувственной данности материального бытия подчеркивала назревшую необходимость ввести указание на нее в само его определение. Нельзя не учитывать, что начиная с Канта способность вызывать чувственные представления рассматривалась в немецкой классической философии как основная характеристика «вещей самих по себе».
С середины 40-х годов материалистическое понимание природы и места человека в ней, ранее выражавшееся Фейербахом лишь в самой общей форме, стало конкретизироваться и приобретать большую определенность. Фейербах указывает, что «природа телесна, материальна, чувственна...». По поводу «чувственности» Фейербах разъяснял, что понимает под ней «истинное, не надуманное и искусственное, а действительно существующее единство материального и духовного...». Фейербах утверждал понимание природы как вечной и несотворенной, характеризуя ее как «совокупность всей реальности, действительности...». Разделяя трансфермистское воззрение на природу, получившее уже солидное естественнонаучное обоснование, Фейербах считал, что изменение природы во времени, возникновение в ней новых материальных образований и разрушение прежних происходит при сохранении ее «основных элементов» и вечности существования материи. Фейербах был убежден, что на Земле при определенных условиях естественным образом возникли сначала простейшие живые существа, а затем возникли все более сложные, и с течением времени она «дошла до той ступени развития», что «оказалась в состоянии собственными силами вызвать появление человека». Фейербах отмечал, что хотя нет «прямых, естественнонаучных доказательств» естественного возникновения жизни на Земле, наука все же так далеко продвинулась в решении этой задачи, особенно «благодаря доказанному в новейшее время тождеству неорганических и органических явлений» (имелось в виду получение химиками органических соединений из неорганических веществ), что «мы можем счесть себя убежденными в естественном происхождении жизни, хотя способ этого происхождения нам неизвестен...». Ссылаясь на научные данные о существеннейшем отличии современного состояния Земли от того, какой она была в предшествующие эпохи своего существования, Фейербах считал, что «если в настоящее время природа не может порождать или не порождает организмов при помощи самопроизвольного зарождения, то из этого не следует, что и раньше она не была на это способна».
При всей мировоззренческой содержательности мыслей Фейербаха о материальной сущности природы и ее саморазвитии, они не содержали в себе ничего принципиально нового по сравнению с французским материализмом XVIII в.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!