Философия французского Просвещения

1 Апр 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Феодализм постепенно сдавал свои позиции и во франции, там также формируется новый общественный строй, новая идеология, культура в целом. XVIII в. — век Просвещения и революции — породил мощный всплеск оригинальных философских учений.

Свободомыслие было доставлено во Францию из Англии и получило там блестящее развитие. Популярность Локка во Франции была огромна. К. Маркс считал, что от Локка берет свое начало то направление французского материализма, которое прямо ведет к социализму.

Просветительская идеология — идеология культа Разума. Развитие науки и просвещение народа принимается просветителями в качестве главного источника общественного прогресса. И это не просто теоретический постулат, в период с 1751 по 1780 г. ими была издана 35-томная «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел», значение которой вышло далеко за рамки своей эпохи.

В одном из писем к Вольтеру Фридрих Великий « зачинщиком борьбы» назвал Пьера Бейля (1647 — 1706), скептика, отделявшего научное знание от веры, рационалиста в трактовке моральных проблем. Страстный сторонник веротерпимости, Бейль доказывал, что не разум должен подчиняться церкви, а церковь — разуму. Пьер Бейль возвестил появление атеистического общества. Великий француз не без оснований полагал, что человека унижает не атеизм, а суеверие и идолопоклонство.

Подлинным духовным вождем французского Просвещения стал Франсуа-Мари Вольтер (1694—1778), человек огромной культуры, мастер художественного слова, чье остроумие прошло через века и известно во всем мире. Деист по убеждениям, Вольтер оставил огромное духовное наследие, всесторонне охватившее также и философию: «Основы философии Ньютона», «Философский словарь», «Опыт о всеобщей истории и о нравах и духе народов», философские романы, исторические работы, статьи в «Энциклопедии»... Первое собрание сочинений Вольтера насчитывало 70 томов.

Идеи Вольтера оказали огромное влияние на общественную мысль Европы и подготовили мощный взлет философского материализма. Великие люди просвещения готовили общественное сознание к приближающейся революции. Беспокойная судьба приверженца свободомыслия бросала Вольтера из страны в страну, а несколько месяцев мыслитель провел в Бастилии. Русский писатель Д.И. Фонвизин рассказывал о том, что прибытие Вольтера после многолетнего отсутствия в Париже напоминало сошествие какого-либо божества на землю. В годы революции прах Вольтера, как и прах Руссо, был помещен в Пантеон великих людей Франции.

Вольтер прославился своими антиклерикальными статьями и памфлетами. Он обозвал римско-католиче- скую церковь гадиной и призывал ее раздавить. В пьесе «Самсон» (1732.г.) Вольтер формулирует призыв: «Народ, проснись, порви свои оковы!»

Свободомыслие Вольтера проявляется прежде всего в трактовке человеческого бытия. Философ исходит из того, что подлинно «естественное» состояние человека — состояние «общественное». Он яростно полемизирует с Паскалем, его идеями «ничтожестра» и тотальной «греховности» человека, настроением «ужаса» перед бесконечностью Вселенной. Вольтеровская философия антропоцентрична (в противовес паскалев- скому теоцентризму): человек — самое совершенное существо из всех живых существ. Это — высшая ценность. Как деист, Вольтер видит в любви к человеку почитание бога.

Телеологическому оптимизму Лейбница (повесть «Кандид») и мрачному пессимизму Паскаля Вольтер противопоставляет мелиоризм (от лат. улучшение) — рассуждения о человеке как деятельном существе: «Человек рожден для действия, как огонь стремится ввысь, а камень вниз».

Пропаганда механистического материализма (в рамках деизма), критика религии и церкви, защита личности от всяческого мракобесия, инквизиции, разоблачение идеи относительно божественного происхождения королевской власти, проекты переустрой- ства мира на основе разума, — все эти и другие 130 моменты блестяще проработаны Вольтером. За философом остается бессмертная заслуга уничтожающей критики спекулятивной метафизики. Той, о которой Пьер-Жан Беранже писал:

Госпожа метафизика как-то мне сказала: «Сверши, рифмоплет,

К философским de facto На одном из шаров моих взлет.

Небеса мне — родная стихия.

Так несу я табун мой, да как!

Забираемся в сферы такие —

Бог пред нами снимает колпак!

Я и встарь увлекала в пространстве Мудрецов. Ну, хотя бы Платон:

Не на шаре ль моем христианство Возносил в поднебесную он?

Ну, а нынешних сколько ученых —

В современных, роскошных шарах Ищут солнца, при свете зажженных Фонарей — в этих горных мирах!»

Вольтер едко высмеивал тех, кто искал солнце при свете зажженных фонарей. «Кандид» заканчивается рекомендацией уйти от спекулятивных вопросов и заняться возделыванием своего сада. Сын своего времени он прославился афоризмами: «Если бы Бога не было, то его бы следовало выдумать», «Необходимо, чтобы чернь оставалась невежественной; если она начнет разумно рассуждать, то дело будет плохо!..»

Просветительскую критику религии в политическую область перенес Шарль-Луи Монтескье (1689—1755), автор «О духе законов», «Персидских писем». Дух любого народа, определяющий законы, полагает Монтескье, есть следствие всей суммы природных и исторических условий, от климата и свойств почвы до обычаев. Людьми движет интерес, этот «величайший монарх в мире». Монтескье дает основы знаменитой «теории среды», согласно которой человек — продукт обстоятельств и воспитания. Он приверженец географического детерминизма. Вслед за Локком развивал идею разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную.

Весьма противоречивым мыслителем оказался Жан-Жак Руссо (1712-1778) , получивший известность в рамках Просвещения как его романтический критик, автор трудов «Об общественном договоре, или Принципы политического права», «О причинах неравенства», «Исповедь», «Эмиль, или О воспитании»... Руссо прославился уже тем, что дал парадоксальный ответ на конкурсный вопрос, сформулированный в 1749 г. Дижонской академией: способствовало бы возрождение наук и искусств улучшению нравов? Нет, — ответил философ в небольшом сочинении. Наука, полагал он, разрушает нравственность, делает человека односторонним, увеличивает социальное неравенство. Человеческий разум, породивший социальные институты (государство, церковь), разрушил естественные отношения между людьми и вызвал к жизни чуждые человеку образования. Цивилизация предстала в виде отчужденных от человека его собственных сил, как мир, враждебный человеку. Предрассудки выступают в философском и научном обличиях, тормозят воспитание человека, основанное на его естественном развитии. Все, что выходит из природы, является добрым, но вырождается под руками человека. Свой трактат об общественном договоре Руссо начинает словами: «Человек рожден быть свободным, а между тем вездр он в оковах». Одним словом, мыслитель глубоко отразил сущностные антиномии развития цивилизации. «Назад к природе!» — вот призыв Руссо, который вызвал гневную реакцию Вольтера. Тот заметил, что, читая подобные вещи, ощущаешь охоту ползать на четвереньках. Однако контрнаучные настроения находили отклик в массовом сознании, большинству людей научные исследования представлялись просто бесполезными чудачествами. Науку даже обвиняли в порождении социального неравенства. Академию наук атакуют масоны и астрологи, алхимики и создатели уравнительно-коммунистических утопий. С. Цвейг отмечал: «Никогда не был Париж столь жаден до новшеств и суеверий, как в ту начальную пору века Просвещения. Перестав верить в легенды о библейских святых, стали искать для себя новых старинных святых и обрели их в шарлатанах — розенкрейцерах, алхимиках и филалетах, толпами притекавших туда; все неправдоподобное, все идущее наперекор ограниченной школьной науке 132 встречает в скучающем и причесанном по философской моде парижском обществе восторженный прием. Страсть к точным наукам, к белой и черной магии проникает повсюду, вплоть до высших сфер... Вскоре эпидемия мистического помешательства охватывает и простой народ... Ничто необычное не кажется в ту пору слишком неясным, и никогда не было мошенникам столь удобно, как в ту, одновременно и рассудочную, и падкую до щекочуших нервы сентенций эпоху, увлекающуюся всяким дурачеством, верующую при всем неверии во всякое волшебство»1.

Мощную кампанию против Академии наук и ученых развернули Ж. Марат, Ж. Давид, ряд якобинских лидеров. В итоге Академию наук ликвидировали, целую группу ученых казнили. Началась массовая эмиграция самых различных специалистов за границу. Казначей Академии наук А. Лавуазье назвал такую политику по отношению к науке гибельной и напомнил, что без помощи государства науки приходят в упадок. Ученый был арестован и казнен, на процессе великого химика прозвучали слова: «Республика не нуждается в ученых!» В печати поменяли: республика нуждается в прокурорах.

К концу 90-х гг. положение меняется. Возникают проекты реорганизации Академии наук, системы образования. Первый руководитель созданной Политехнической школы математик Г. Монж в предисловии к учебнику геометрии заметил: «Чтобы освободить французский народ от иностранной зависимости, в которой он до сих пор находился, надо прежде всегб направить народное образование к познанию объектов, требующих точности... Надо расширить знание многих явлений природы, необходимое для прогресса промышленности, и воспользоваться для развития общего образования народа»2.

Идеи Руссо, его философия чувств во многом способствовали росту массового иррационализма. Но в социальной философии он держался просветительской ориентации. Он делил всю историю человечества на два этапа: 1) «естественное состояние» (идея английских просветителей), которая казалась Руссо состоянием всеобщего равенства; 2) «гражданское общество», истинным основателем которого был тот, кто, огородив участок земли, сказал «это мое». Возникающее гражданское общество частных собственников закрепляется общественным договором. Для выполнения договора требуется организация — государство. Если правители отнимают у народа свободу, народ имеет право сбросить с себя ярмо. Герцен замечает: «Вольтер и Руссо — почти современники, а какое расстояние делит их! Вольтер еще борется с невежеством за цивилизацию — Руссо клеймит уже позором эту искусственную цивилизацию... Едкие шутки Вольтера напоминают герцога Сен-Симона и герцога Ришелье; остроумие Руссо ничего не напоминает, а предсказывает остроты Комитета общественного благосостояния»1.

Он сторонник естественного воспитания детей. Мудрость воспитателя в том, чтобы представить естественным чувствам свободно развиваться, ибо дети от природы добры, и только социальные отношения могут их испортить. Завершение воспитания молодого человека — сердечное приобщение к высшему существу, к Богу. Руссо полемизирует с материалистам^ атеистической ориентации. Конституция его идеального государства предполагает государственную религию, веру в бога и воздаяние после смерти. Тем не менее его «Общественный договор» стал библией Робеспьера и Сен-Жюста, из которой вытекали три главных требования революции: свобода, равенство и братство. Жизнь Руссо, сына женевского часовщика, была полна всяческих приключений, о которых можно узнать из его «Исповеди».

Большое влияние в эпоху просвещения имели мыслители, поднявшиеся до воинствующего материализма и атеизма: Жюльен Офре де Ламетри (1709—1751), автор сочинений «Человек-растение», «Человек-маши- на», «Система Эпикура»; Клод-Адриан Гельвеций (1715— 1771), работы которого «Об уме», «О человеке, его умственных способностях и его воспитании» получили широкую известность; Поль Анри Гольбах  (1723— 1789), по происхождению немецкий барон, систематизатор европейского материализма. Среди его блестящих книг первое место занимает «Система природы», заключительную главу к которой написал Дени Дидро (1713— 1784). Именно Дидро, один из самых ярких в плеяде материалистов, возглавил издание «Энциклопедии». Есть свидетельства о том, что Дидро подсказал Руссо парадоксальный ответ на вопрос Ди- жонской академии. Как говорили их современники, Вольтер подкапывался под алтарь, но оберегал трон; Руссо разрушает трон, но охраняет алтарь; Дидро и его друзья разрушают и тот и другой.

Дидро возглавлял «русскую партию» (Вольтер, Даламбер, Лагарп и др.), изучил русский язык, побывал в России. Великий энциклопедист высказал прогноз, согласно которому Россия станет одной из «самых мудрых» стран в мире.

Заметим, что французские материалисты постепенно изживали царистские иллюзии, навеянные перепиской. Монархи были слишком умны, чтобы быть искренними в письмах. Надпись Руссо на портрете Фридриха Великого гласит: «Он мыслит как философ, но поступает как король»1. Дидро тоже сперва видел в Екатерине II идеал просвещенного монарха. В 1765 г. царица купила библиотеку Дидро, оставив ее в пожизненное пользование с выплатой философу жалования как библиотекарю. Приехав в Россию в 1773 г. и пообщавшись с Екатериной II, Дидро убедился: деспот, даже если он лучший из людей, управляя по своему вкусу, совершает злодеяния. Он еще хочет убедить себя и подданных в том, что на небе есть некое его подобие. После смерти Дидро обнаружилось, что его замечания на «Наказ» царица называла «сущей болтовней». Накануне смерти, вспоминая о своем пути в философию, великий мыслитель заметил: «Первый шаг к философии — неверие». Речь шла об отказе веры в бога. Граф Дестют де Траси (1754— 1836), Положивший сенсуализм в основу «естественной истории духа», пояснял: «Всякое правительство, стремящееся к угнетению, привязывает к себе священнослужителей... Тот, кто желает свободы и счастья, делает все, чтобы с помощью просвещения их дискредитировать».

В центре внимания плеяды блестящих материалистов и их последователей был человек. Дидро проникновенно писал о том, что если бы чедовек исчез с лица земли, мир сделался бы нем. Человек — вот центр, вокруг которого вращаются философские размышления, человек, достижение им свободы, полнокровного, счастливого бытия. Человеческий разум, направляемая им человеческая и практическая деятельность — средства, обеспечивающие безграничный прогресс. Отсюда знаменитый вывод: «Мнения правят миром».

Чем же определяются сами мнения? Ответ гласил: «Средой». Среда формирует сознание человека. Сама же среда, в свою очередь, выступает в роли как природной, так и общественной. Учение о природе, материи, колыбели человечества у французских материалистов разработано детально, с опорой на блестящее знание естественных наук.

Гольбах поднялся до высокой степени абстрактности в понимании материи вообще, определив ее как все то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства. Материя несотворима и неуничтожима. Вечные формы ее бытия — пространство и время. В структурном плане конечными элементами материи Дидро признавал некие молекулы, Гольбах — атомы. Механистическая позиция позволяла французским материалистам предоставить все предметы в мире как итог сочетания такого рода элементов. Разнообразие предметов — итог движения материи. Гольбах гениально заметил, что движение — это способ существования, вытекающий необходимым образом из сущности материи. Движение столь же вечно, как вечна материя. Нет материи без движения, и наоборот.

В механическом движении возникает тепло, из тепла — жизнь. Различие между человеком и животным сводится к различию в организации исходных элементов. Из движения у живых существ возникают ощущения, далее представления, у человека вспыхивает сознание. Природа действует по простым, неизменным законам, зная которые можно объяснить все: от человеческого мышления до движения планет и звезд. Мир не был создан. Он остается таким, каким был и будет. Таково убеждение французских материалистов, окрашенное в механистические и, соответственно, метафизические (антидиалектические) тона. Материализм французов неизбежно выливался в атеизм. Как справедливо подметил Г. Плеханов, в небесных делах они оказались ярыми республиканцами. Задолго до изобретения «доброго доктора» Гильотона они гильотинировали бога.

Французские материалисты основательно проанализировали процесс познания мира человеком, процесс формирования мнений. Человек, полагал Дидро, в качестве продукта природы — инструмент, одаренный способностью ощущать и памятью. Наши чувства — клавиши, по которым ударяет окружающая нас природа и которые часто сами по себе ударяют. Познание мира — процесс. Природа, пишет тот же Дидро, подобна женщине, которая любит наряжаться и которая, показывая из-под своих нарядов то одну часть тела, то другую, подает своим настойчивым поклонникам некоторую надежду узйать ее когда-нибудь всю.

Пять органов чувств поставляют разуму материал. Части постигаются чувственно, целое схватывает разум. Познание начинается с опыта (воздействие предметов на органы чувств человека) и завершается опытом. Оно орудие достижения практических целей.

Отношение человека к природной среде — одна сторона его жизни. Другая — отношение человека к человеку, общественной среде. Общественная среда, в главном, — учреждения, правовые установления. Французские материалисты в объяснении взаимоотношения человека и общественной среды столкнулись с традиционной трудностью: с одной стороны, среда обусловливает взгляды, мнения человека. С другой — человек формирует среду, издавая законы и создавая социальные учреждения. В конечном счете они отдавали приоритет мнению, держались идущих издревле идеалистических воззрений на общество. При всем этом французские материалисты оказали огромную услугу человечеству, четко объяснив: если человек черпает свои знания из чувственного опыта, получаемого от мира, то надо устроить этот мир так, чтобы человек называл в нем и постигал из него истинно-человеческое содержание.

На философию материалистов опирались французские утопические социалисты. Ученик Дидро, Руссо и Даламбера Клод Сен-Симон (1760—1825), граф- демократ, сложивший с себя титул знатного дворянина, видел в обществе «организованную машину». Он, размышлявший о братстве народов, об организации общечеловеческих научных исследований, о развитии промышленности и финансов, полагал, что не так важен закон, устанавливающий форму правления, как тот, что определяет форму владения и порядок пользования собственностью. Знаменитый социалист мудро считал, что создание нового общества — дело всех. Ученые, «духовная власть» должны направить его к счастью.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!