Философия А.И. Герцена : против мещанства и дилетантизма в науке

13 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Как известно, мещане были одним из пяти сословий в России, наряду с дворянством, духовенством, купечеством, крестьянством. Русские мыслители, говоря о мещанстве, имели в виду другой смысл этого слова, впервые открытый ими.

Одна из самых ценных и плодотворных традиций прогрессивной русской мысли - неприятие самодовольного эгоизма и индивидуализма, стремление к общественному служению, к «социальности», говоря словами Белинского. Эта тенденция объективно была антимещанской, антиобывательской.

Русская литература, являясь одновременно и формой общественной мысли, в лучших своих образцах последовательно выступала против подчинения всех форм человеческой натуры и человеческих отношений наживе, обогащению, достижению власти над ближними, возвышению над ними любой ценой.

Буржуазность, столь ненавистная Герцену и Чернышевскому, Толстому и Достоевскому, Чехову и Успенскому, оценивалась часто с позиций не столько политико-экономических, сколько с позиций нравственных, общедемократических. Воинствующая антибуржуазность, ненависть к меркантильности, собственническим инстинктам, подавлявшим в человеке все истинно человеческое - его духовную жизнь, нравственность, эстетическое чувство, патриотизм, сыграли неоценимую роль в формировании лучших традиций русской общественной мысли. На них воспитывались целые поколения российских интеллигентов, грамотных рабочих, проникнутых неприятием мира наживы, показного богатства, чванной образованности.

С исключительной чуткостью прогрессивная русская общественная мысль улавливала растущую вместе с утверждением буржуазных отношений опасность мещанства, которое захватывало своим влиянием немалую часть трудящихся и образованных людей.

В трудах русских философов и писателей понятие «мещанство» не только обрело юридический и сословный смысл, но и стало обозначать определенные идеи, определенную психологию и мораль. Искажение потребностей, подмена естественных человеческих отношений эгоизмом, голым расчетом, стремление жить напоказ, рабская зависимость от мнения окружающей среды - эти черты мещанства были выявлены социальной философией еще в прошлом веке. Журнал «Современник» публикует письма А. И. Герцена из Парижа, в которых русский мыслитель употребляет термин «мещанство» не только в сословном смысле. Он с чувством презрения и искреннего негодования пишет о том, что человек, «не отмочивший себе руки в пролетарской крови, становится подозрительным для мещан». Конкретно применяя принцип историзма к анализу многих явлений в жизни европейских народов, Герцен справедливо полагал, что мещанин безразличен к социальному прогрессу, к идеалам революции, хотя и готов воспользЬваться ее результатами, как это было во Франции после великой революции конца XVIII века. Мещанин «во всем видит торг», «все лежащее вне торговых оборотов и эксплуатации своего общественного положения несущественно для мещанина».

В цикле писем Тургеневу, которые под названием «Концы и начала» были напечатаны в «Колоколе», Герцен нашел достаточно точные формулировки не только формы, но в ряде случаев и сущности проявлений мещанского образа жизни и образа мысли в тогдашней западноевропейской действительности.

Мещанство, по Герцену, - последнее слово цивилизации, основанной на безусловности самодержавия собственности: демократизация аристократии и аристократизация демократии. Мещанство разлилось по всему буржуазному миру: «Амери-• канские штаты представляют одно среднее состояние, у которого нет ничего внизу и нет ничего вверху, а мещанские нравы остались. Немецкий крестьянин - мещанин хлебопашества». Герцен так воодушевлен ненавистью к мещанству, что подчас допускает преувеличенную оценку распространения мещанства. Работник всех стран - будущий мещанин, пишет Герцен, неправомерно распространяя черты небольшого слоя западноевропейских рабочих на всех пролетариев.

И все же характеристики мещанства как явления, данные Герценом, поражают своей точностью. «С мещанством стираются личности, но стертые люди сытее, платья дюжинные, незаказные... но число носящих их больше».

В Англии и Франции Герцен увидел это торжествующее мещанство, его стремление к конформизму, однородности, к господству безличного начала. «Все получает значение гуртовое, оптовое, рядское, почти всем доступное, но не допускающее ни эстетической отделки, ни личного вкуса. Возле, за углом, везде дожидается стотысячеголовая гидра, готовая без разбора все слушать, все смотреть, всячески одеться, всем наесться - это та самодержавная толпа сплоченной посредственности С. Милля, которая все покупает и потому всем владеет». Используя работу английского философа Дж. Стюарта Милля и его выражение «сплоченная посредственность» для анализа сущности мещанства, Герцен характеризует мещанство как «постоянное понижение личностей, вкуса, тона, пустоту интересов, отсутствие энергии... вырабатываются общие стадные типы... душа убывает... Несмотря на умственное превосходство нашего времени, все идет к посредственности, лица теряются в толпе. Эта коллективная посредственность ненавидит все резкое, самобытное, выступающее; она приводит над всем общий уровень».

В «Концах и началах» Герцен выявляет еще одну особенность мещанства - «противное нам, но естественное равнодушие к жизни ближнего и судьбе лиц: дело в типе, дело в роде, дело в деле, а не в лице».

Он показал, что собственник новой формации с презрительной улыбкой практичного дельца смотрит на пустых людей, толкующих об убеждениях и об особом чувстве справедливости.

Буржуазия, по Герцену, ядро мещанства. Она своим отношением к миру и человеку наложила неизгладимый отпечаток на эпоху, которая наступила вслед за буржуазными революциями. Мещанство, подчеркивает Герцен, чуждо подлинной культуре: «...искусству не по себе в чопорном, слишком прибранном расчетливом доме мещанина».

Здесь уловлены такие специфические для мещанства черты, как у Молчалина, два таланта и те же самые: умеренность и аккуратность.

В центре этого мещанского мира - буржуа, «кормчий этого мира... купец, он поставит на всех его проявлениях свою торговую марку».

С сожалением констатирует Герцен, что и образованная, просвещенная Европа, часть европейской интеллигенции заражаются мещанским духом. Хотя лучшая часть интеллигенции чужда этой самодовольной, полуобразованной посредственности, однако это «нисколько не мешает всему образованному миру идти в мещанство и авангард его уже пришел».

Герцен не отождествлял мещанство лишь с лавочниками и ремесленниками. Для него мещанство - не только торжествующая и самодовольная буржуазная посредственность, оценивающая все сквозь призму расчета, выгоды, узко понимаемой пользы, но и аристократия, и работники, пролетарии и даже интеллигенция. Вот почему он говорит, что весь образованный мир идет в мещанство, что «мещанство - окончательная форма западной цивилизации, ее совершеннолетие».

Пессимистический вывод о том, что на Западе существуют не только «мещане-собственники», но и «неимущие мещане», конечно, односторонен. Но при всей односторонности этих суждений в них содержалось глубоко разумное начало. Они не только фиксировали утверждение по объективному смыслу, содержали критику иллюзий западничества с его романтической идеализацией Европы, как светоча мысли и гуманизма, единственного носителя цивилизации. Известная гиперболизация мещанского господства в Европе была для Герцена исходным пунктом формирования его взглядов об исторической роли России и ее влиянии на судьбы мировой цивилизации.

В этих взглядах было много иллюзорного. Представление о цельной и единой России столь же мало соответствовало реальным историческим процессам, как и вывод о повсеместном господстве мещанства в Европе. Мещанство для Герцена было синонимом застоя, конца развития, стремления «осесть, скри-сталлизоваться, найдя свое прочное общественное положение в мещанском устройстве». Но эту тенденцию русский мыслитель не считал всеобщей перспективой человечества. Существенную роль он отводил историческим особенностям национального развития отдельных народов.

«Мы можем сказать одно, - замечает он, - что некоторым народам мещанское устройство противно, а другие в нем как рыба в воде. Испанцы, поляки, итальянцы и русские имеют в себе очень мало мещанских элементов». Герцен подчас связывает черты мещанства с некоторыми сторонами образа жизни и мысли, особенностями поведения, характерными для западноевропейских народов.

Идеалы обогащения, эгоизма, самодовольства при непосредственном житейском восприятии вызывали - и не могли не вызывать - чувство протеста, особенно у таких предельно честных и духовно богатых людей, как Герцен, который искал антитезу этому мещанскому миру и находил ее на востоке Европы, в России. Он был искренно убежден, что мещанская плесень не коснется здоровых основ русской жизни.

В романе «Кто виноват?» он утверждал, что «нашей душе несвойственна эта среда», то есть мещанство. В «Былом и думах» он шел и дальше. Даже «помещичья распущенность», признаться сказать, нам по душе, в ней есть своя ширь, которую мы не находим в мещанской жизни Запада».

Россия, по его мнению, может и должна идти особым, своим путем. Такова же логика Герцена в его суждениях об антимещанстве русской интеллигенции. Еще в 1843 году он писал, что «нам, русским, решительно невозможна мещански-филистерская жизнь немцев».

Однако в идейных исканиях Герцена как бы предчувствовались позитивные идеи об особенностях исторического развития народов, о том, что европейская буржуазная цивилизация отнюдь не является всеобщей моделью развития человечества. Он выступал против рабского копирования западных образцов и путей развития общества.

Александру Ивановичу Герцену принадлежит заслуга выявления тенденций мещанской узости и в сфере научной деятельности, которая в сороковых годах прошлого столетия находилась на периферии сравнительно с другими областями духовной жизни и общественной практики. Опережая свое время чуть ли не на век, Герцен удивительно чутко уловил и тонко проанализировал различные варианты мещанской узости в науке - и самодовольную цеховую узость, связанную с нетерпимостью и воинствующей ограниченностью, нежеланием считаться с иными мнениями и точками зрения. И не менее ограниченное в своем самодовольстве поверхностное дилетантство, всезнайство, стремление к безапелляционному суждению по любому вопросу.

Типы этих мещан в науке Герцен рассмотрел в своей работе «Дилетантизм в науке». Дилетантствующие мещане, показал он, готовы изучать все. «Дилетант занимается всем... да еще сверх того тем, чего знать нельзя, то есть мистицизмом, магнетизмом, физиогномистикой, гидропатией и пр.»

Как это похоже на современные поверхностные мещанские увлечения и суждения! Меняется их содержание, вместо одних мифов возникают другие, но характерные черты мещанского сознания - полузнание, полуученость, недоверие к разуму, к науке, рабская зависимость от моды, мнения группы, к которой принадлежит или хочет принадлежать человек, - все это осталось. Это типичные черты мещанства. И многие из них были впервые прозорливо указаны великим русским мыслителем А. И. Герценом.

Другой тип мещанства в сфере научной деятельности, как отмечает Герцен, - это «цеховые ученые», узкие специалисты, характерная черта которых - противоречивое, на первый взгляд, сочетание «огромных сведений с всесовершеннейшею тупостью».

Их девиз: «на что химику Гамлет?, на что физику Дон Хуан, на что ботанику общественная деятельность?, на что математику история? астроному - искусства?» Специалистов такого рода Герцен называет «вечными недорослями между людьми».

Критика Герценом этой цеховой мещанской замкнутости, самодовольной заскорузлости основывалась на глубокой диалектической постановке вполне реальной проблемы: как соотносятся общее мировоззрение и узкая специализация в науке? Как проецируется этот двуединый процесс на духовный мир человека?

Герцен с удивительной глубиной выявил философско-со-циальную и нравственную сущность мещанства в различных сферах жизни общества, в том числе и в сфере науки.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!