Фашизм в Германии

2 Мар 2014 | Автор: | Комментариев нет »

План:

 Введение

1. Становление и организационная структура НСДАП

2. Путь к власти.

Список литературы.

Введение

28 октября 1922 года итальянский король поручил Муссолини формирование правительства. Через неделю в Петрограде открылся IV конгресс Коммунистического Интернационала. Ведущий деятель конгресса Карл Радек комментировал успех Муссолини после его «похода на Рим» следующими словами: «В победе фашизма я вижу не только механическую победу фашистского оружия, а величайшее поражение социализма и коммунизма после начала эпохи мировой революции». Радек обратился к делегатам конгресса со следующим настоятельным предупреждением: «Если наши товарищи в Италии, если социал-демократическая партия Италии не поймет оснований этой победы фашизма и причин нашего поражения, то нам предстоит встретиться с длительным господством фашизма».

Председатель Коммунистического Интернационала Зиновьев исходил из еще более пессимистической оценки положения: «Мы должны уяснить себе, что происшедшее в Италии - не местное явление. Нам неизбежно придется столкнуться с такими же явлениями и в других странах, хотя, может быть, и в других формах. Вероятно, мы не можем избежать такого периода более или менее фашистских переворотов во всей Центральной и Средней Европе».

Через одиннадцать лет эти пророческие предсказания Радека и Зиновьева исполнились. В Германии пришел к власти Гитлер. Захват власти немецким национал-социализмом 30 января 1933 года можно и в самом деле рассматривать как «величайшие поражения» социализма и коммунизма.

В данной работе мы рассмотрим становление и организационную структуру НСДАП, а также основные звенья ее пути к политической власти.

1. Становление и организационная структура НСДАП

Резкое ухудшение экономического положения Германии после ее поражения в первой мировой войне неизбежно вызвало крупнейшие, катастрофические изменения в положении широких масс населения. Хозяйственная разруха, развал экономики, крах финансовой системы и растущая гиперинфляция - все это вело к сильнейшему обнищанию и разорению мелких и средних предпринимателей, ремесленников, торговцев, крестьян, лиц свободных профессий и, следовательно, означало потерю ими прежнего социального статуса, люмпенизацию широких мелкобуржуазных масс.

В этих условиях в первые послевоенные годы в Германии создавался феномен консервативного экстремизма масс. На этой основе и возникли в те годы массовые движения против Веймарской республики, за создание в стране сильной авторитарной государственной власти, движения, целью которых становилась "консервативная революция". Именно эти цели и ставила оформившаяся в 1919-1920 гг. Национал-социалистская немецкая рабочая партия (НСДАП). Программа НСДАП, принятая в феврале 1920 г., - знаменитые "25 пунктов НСДАП", - как раз и отражала эти очень противоречивые устремления консервативной массы. В этой программе в той или иной мере были отражены определенные социальные устремления низов общества. Так, в ней говорилось о том, что государство должно заботиться о заработке и пропитании граждан, об обеспечении престарелых, о создании "здорового среднего сословия". В программе выдвигались требования муниципализации крупных универсальных магазинов и сдачи их в аренду мелким торговцам, участия рабочих в прибылях промышленных предприятий, запрета спекуляции землей. В программе звучали даже явные антимонополистические лозунги вроде требований огосударствления трестов или "отмены процентного рабства".

В "25 пунктах НСДАП" делался также упор на национализм и расизм, на лозунги "отмены Версаля", объединения всех немцев в "великой Германии", завоевания новых территорий для "народа без пространства". В то же время в программе НСДАП говорилось о том, что для выполнения всех этих требований необходимо создание сильной государственной власти, основанной на принципе фюрерства в противовес парламентскому строю и "власти партий".

Национал-социалистская партия во главе с Адольфом Гитлером как раз и стала, с одной стороны, выразительницей консервативного экстремизма масс, а с другой - манипулятором масс, направлявшим их на борьбу за установление тоталитарного строя.

История, структуры, программы и политическая практика НСДАП, наряду с идеологией, также в известной мере напоминают ее итальянский прообраз. Не случайно, а с достаточным основанием уже в 1922 году национал-социализм получил название «фашизм», и с ним боролись, обозначая его этим словом. Немецкая рабочая партия, с 24 февраля 1920 года именовавшая себя Национал-социалистской рабочей партией Германии, в первой фазе своего развития, до 1923 года, рекрутировала своих членов главным образом из бывших участников войны и средних слоев городского и сельского населения. Рабочие определенно составляли в ней меньшинство по сравнению с офицерами, ремесленниками, служащими, чиновниками и крестьянами. Но эта мнимая рабочая партия всячески старалась привлечь к себе также и пролетарские слои. Этой цели служили различные псевдосоциалистические требования, такие, как национализация трестов, конфискация военных доходов, земельная реформа и, по неясному выражению программы из 25 пунктов, принятой 24 февраля 1920 года, «уничтожение процентной кабалы».

Сходство между фашизмом и национал-социализмом видно не только в социальной и идеологической области, но также во внешнем облике и в политической практике. НСДАП была так же организована и построена по военному образцу, так же опиралась на одетые в мундиры и частично вооруженные подразделения. Организация штурмовиков (СА), основанная 3 августа 1921 года, в ноябре 1923 года насчитывала уже 15 000 человек. «Штурмовые отряды», состоявшие преимущественно из мелкобуржуазных элементов, рекрутируемые из молодежи и имевшие подчеркнуто мужской характер, не отличались в этих отношениях от фашистских «скуадри». Но хотя СА также подражала в своей организации и поведении военным образцам, она отличалась от созданной Муссолини армии гражданской войны двумя существенными чертами. Национал-социалистские штурмовики искали и провоцировали насильственные столкновения со своими политическими противниками, но их схватки в залах собраний и уличные сражения никоим образом не достигали масштабов итальянского террора. Другое различие состояло в том, что, в отличие от «скуадри» итальянского аграрного фашизма, поддерживаемых и организуемых в кадровом и материальном отношении аграриями, штурмовики никогда - даже в ранний период - не могли рассматриваться как орудие крупных землевладельцев и предпринимателей.

Нацистским режимом был создан разветвленный многоступенчатый аппарат, построенный на основе бюрократического централизма и «фюрер-принципа». Его ядром была НСДАП - фашистская партия, которая согласно изданному нацистами закону была поставлена во главе государства.

На съезде НСДАП в 1935 году были выдвинуты в качестве основных три задачи: повсеместное создание и укрепление нацистских ячеек, воспитание всего народа в духе нацистских идей, установление абсолютного приоритета партии в государстве.

Нацистская партия имела в Германии уже с 1933 года монопольное положение и была решающим и единовластным инструментом политического влияния на массы. В 1937 году в аппарате нацистской партии находилось на службе 824 тыс. функционеров, в составе НСДАП было 33 областных организации (гаулейтунг), 760 окружных (крайзлейтунг), 21 353 местных Организации (ортслейтунг), 74 091 ячейка (целленлейтунг) и 397 040 квартальных организаций действовали в каждой области - гау, городе, округе, населенном пункте, жилом квартале, жилом доме. Их представители, как правило, были в каждой семье.

НСДАП проводила периодически партийные съезды. До прихода к власти гитлеровцы провели четыре таких съезда, после установления фашистской диктатуры - шесть. Последний съезд НСДАП состоялся в 1938 году.

Так называемыми «примыкающими» подразделениями партии были штурмовые отряды - СА (1921 - 1945 гг.), охранные отряды - СС(1923 - 1945 гг.), национал-социалистский моторизованный корпус (1931 - 1945 гг.). Особое внимание гитлеровцы уделяли воспитанию молодежи: «Германский молодой народ» («Юнгфольк») объединял всех без исключения детей немецкого происхождения в возрасте от 10 до 15 лет; «Гитлерюгенд» - юношей от 14 до 18 лет (в конце 1938 года - 8,7 млн. человек), в «Союзе немецких девушек» (включая организацию «Вера и красота») были объединены девушки от 15 до 21 года. Кроме того, существовала разветвленная система дочерних, «примыкающих» и так называемых «доверенных» организаций НСДАП. Практически не могло быть ни одного немца, который не был бы «охвачен» членством в той или иной фашистской организации, а членство это не было пустой формальностью. Оно требовало от каждого активного, деятельного участия в проводимых мероприятиях, проявления бдительности не только относительно прямых и потенциальных противников «рейха» и фюрера, но и казавшихся недостаточно фанатичными, убежденными и ревностными сторонниками режима.

Каждый шаг, каждый поступок немца любого возраста, профессии, общественного положения постоянно фиксировался руководством одновременно нескольких организаций, учитывался и, даже не вызывая немедленных репрессий, в случае, если он был неугоден нацистской системе, «закладывался» во всеохватывающую память карательных органов, с тем чтобы в свое время вызвать арест или другую форму социальной репрессии.

Структура НСДАП до 1933 г.

Полное подчинение государственного аппарата фашистской партии и проникновение ее во все сферы общественной жизни были характерны и для Италии. Закон «О строении и правомочиях Большого фашистского совета», принятый в декабре 1928 года, явился важнейшим законодательным актом итальянского фашизма, окончательно завершившим и закрепившим процесс сращивания фашистской партии и государства.

Концентрация в руках фашистской диктатуры всех рычагов политической и экономической власти, государственного управления и идеологического воздействия на массы «подписалась» широким социальным маневром, предпринимаемым в интересах укрепления режима.

Проводимая при помощи массированной пропаганды, сопровождаемая широкой рекламой, нацистская тактика способствовала укреплению фашизма в Германии.

Первые социальные маневры гитлеровцы осуществляли, еще не будучи у власти. На щедрые субсидии, поступавшие из секретных фондов профашистски настроенных промышленников, фашисты в годы мирового экономического кризиса разыгрывали из себя радетелей интересов трудящихся: создавали питательные пункты, где безработным и голодным выдавали бесплатно миску горячей похлебки. Нацистские благотворители подкармливали детей, потерявших кров, широко оповещая об этом всех, кого возможно.

Установив в стране свою власть, гитлеровцы получили возможность маневрировать уже в самых широких масштабах. Вот, например, как нацисты «ликвидировали» дороговизну на предметы первой необходимости. В 1934 году правительство заморозило цены на текстильные и кожевенные изделия, затем запретило наценки на импортируемые товары, в первую очередь на сырье и полуфабрикаты. Осенью 1936 года был введен пост имперского комиссара по контролю над ценами. В 1936 году введен всеобщий запрет на повышение цен, действовавший вплоть до разгрома германского фашизма.

На деле же от регулирования цен пострадали люди: дефицитные товары с рынка исчезли и появились только на нерегулируемом черном рынке, где они стоили втридорога. На продукты жизненной необходимости была введена система распределения по спискам, в которые включались лица привилегированной категории. С 1939 года была введена карточная система при чрезвычайно скудных нормах.

Итоговой операцией тотального проникновения фашизма и социального маневрирования явилось создание «народного сообщества», которое должно было продемонстрировать единение нации вокруг фюрера, нацистской диктатуры и выдвинутых ею задач, очищение нации от чуждых, «инорасовых» элементов, главным образом евреев, ликвидацию классов, уничтожение марксизма.

Создание «народного сообщества» осуществлялось при помощи целого ряда социальных маневров.

Гитлеровцы начали с создания крупных массовых формирований людей, построенных по профессиональному, производственному, возрастному, половому и другим признакам, которые должны были находиться и действительно находились под полным контролем нацистской партии и функционировали как составные части всеохватывающего нацистского партийного и государственного аппарата. «Нет человека вне организации, нет организации вне ведомства, нем ведомства вне системы» - на этом принципе основывалась вся сложная система «народного сообщества».

Особенно активно этой цели служило общество «Народное благополучие», которое должно было подтверждать легенду о социальной общности всех без исключения немцев. Общество собирало теплую одежду, деньги, которые вручало нуждающимся «собратьям», организовывало раздачу бесплатного питания на площадях — обед из одного блюда. Через другие различные общества, и прежде всего через «Германский рабочий фронт», нацистская верхушка предоставляла кредит на закупку недорогих автомобилей «Фольксваген» под лозунгом «Автомобиль не для господ, а для каждого немца». Приобретение собственного автомобиля повышало социальный престиж каждого немца.

Важнейшим психологическим, а также и экономическим рычагом, способствовавшим утверждению мифа о «народном сообществе», была антисемитская политика гитлеровцев. Жестокое преследование евреев, начавшаяся в марте 1933 года конфискация принадлежащих им магазинов, предприятий, контор, аптек, последовавшее затем увольнение евреев из государственных, научных, культурных и других учреждений, лишение евреев немецкого гражданства, запрещение смешанных браков, наконец, серия погромов - акция «Хрустальная ночь», проведенная СС в ночь с 9 на 19 ноября 1938 года, когда были убиты и искалечены десятки тысяч людей - все это должно было сплотить на основе фашизма нацию в «народное сообщество», которое состояло лишь из чистокровных арийцев.

2. Путь к власти.

НСДАП с самого начала пыталась расширить и укрепить ряды своих членов и сторонников главным образом путем активной пропаганды - речей, собраний, шествий и т. п. На первых порах эта постоянная пропагандистская деятельность имела успех. НСДАП удалось, начав с Мюнхена и Баварии, найти точки опоры и в других немецких землях и организовать там местные группы. Но еще в конце 1923 года центр тяжести партии, безусловно, находился в Баварии. Там НСДАП превратилась в политическую силу, с которой приходилось считаться ведущим политикам и в Мюнхене, и в Берлине. Сознавая относительную и региональную ограниченность своего влияния, Гитлер все же почувствовал себя достаточно сильным, чтобы предпринять 8 ноября 1923 года, по образцу Муссолини, «поход на Берлин».

Нельзя сказать, что этот авантюристический план был заранее обречен на неудачу, как можно было подумать после его полного поражения». В октябре 1923 года возник конфликт между центральным правительством и генеральным комиссаром Баварии фон Каром, которого поддерживала баварская группа рейхсвера во главе с командующим военным округом фон Лоссовом. Это столкновение привело к тому, что баварское и центральное правительства перестали признавать друг друга. Гитлер попытался использовать это неустойчивое положение в своих целях. В ночь на 9 ноября 1923 года он захватил в свои руки фон Кара и фон Лоссова, побуждая их поддержать его путч против центрального правительства. Но вскоре фон Кар и фон Лоссов отмежевались от Гитлера и отдали полиции приказ разогнать демонстрацию национал-социалистов, назначенную на 9 ноября. Мобилизованное для этой цели баварское подразделение полиции повиновалось. Полицейские открыли огонь по национал-социалистским путчистам во главе с Гитлером и Людендорфом, убив шестнадцать человек. Колонна рассеялась, Людендорф был арестован сразу же, а Гитлер - через два дня. Таким образом, задуманный путч провалился.

НСДАП была запрещена во всей Германии. Но, несмотря на это полное поражение, Гитлеру удалось снова подняться. Сам путч и процесс, завершившийся 1 апреля 1924 года оправданием Людендорфа и осуждением Гитлера на смехотворно легкое наказание - недолгое заключение в крепости, которому придали вдобавок почетный характер, - привели к тому, что Гитлер стал известен во всей Германии и открыто восхвалялся своими сторонниками и поклонниками. НСДАП окончательно превратилась в «гитлеровское движение», как ее часто и называли публично. После освобождения из заключения, где он написал свою программную, хотя и мало читаемую современниками книгу «Майн кампф» («Моя борьба»), Гитлер сумел провести во вновь созданной 27 февраля 1925 года НСДАП свой «фюрерпринцип» - «принцип вождизма».

Это вовсе не получилось само собой, поскольку те национал-социалистские фюреры низшего ранга, которые не были арестованы, примкнули тем временем к Германской народной партии свободы, получившей как-никак целых 32 места в рейхстаге на выборах 4 мая 1924 года, из коих, впрочем, на следующих выборах, 7 декабря 1924 года, она уже потеряла 18. Эта партия, образовавшаяся в конце 1922 года из правого крыла расколовшейся Германской национальной народной партии, не была простой калькой НСДАП. У нее были опорные пункты главным образом в Северной Германии, где НСДАП до гитлеровского путча была очень слабо представлена, и она вовсе не так радикально отвергала парламентскую систему, как это делала НСДАП. Между национал-социалистскими и «народно» настроенными членами этой партии происходили резкие столкновения, которые привели к ее расколу и к образованию различных новых «народных» и национал-социалистских группировок.

Гитлер, как авторитетный для всех арбитр в этих спорах, сумел перетянуть большинство своих конкурентов во вновь учрежденную НСДАП. Остальные «народные» группировки, ослабев, потеряли всякое значение. Но это никоим образом не было концом разногласий по поводу политической тактики и идеологических установок.

Разногласия возникли в особенности по двум тесно связанным вопросам: должна ли НСДАП придерживаться своей прежней путчистской тактики и следует ли ей, для привлечения рабочих, выдвинуть революционно действующие цели. Гитлер, прежде всего опасавшийся помешать легализации НСДАП, после освобождения из заключения решил отказаться от путчистской тактики фашистского образца и придать своему образу действий хотя бы видимость парламентской политики. Он намерен был разрушить демократию лишь с помощью власти, достигнутой парламентским путем, - после чего, как он открыто предупреждал, «полетят головы». Однако это временное притязание на легальность не исключало насильственных действий по отношению к политическим противникам; впрочем, происходившая в Берлине и других больших городах борьба за «присутствие» на улицах, в местах общественных собраний и в рабочих кварталах была не самоцелью, а средством для достижения других целей. С одной стороны, эта пропаганда действия, осуществляемая также насильственным путем, привлекала к партии молодежь и в особенности составляла притягательную силу СА; с другой стороны, беспорядки, обличаемые и в значительной мере создаваемые самой НСДАП, давали повод утверждать, что лишь сильный человек, фюрер, способен положить конец этому хаосу и водворить порядок.

На выборах в рейхстаг 20 мая 1928 года НСДАП получила лишь 2,6% голосов и 12 мест. Это было все еще на два места меньше, чем получила «народная» партия за четыре года до того, на декабрьских выборах. Но возраставшее число членов НСДАП указывало уже на ее подъем. Рабочие по-прежнему были в ней мало представлены, но, наряду с ремесленниками, мелкими предпринимателями, служащими и студентами, в нее удавалось привлечь все больше представителей академических профессий, чиновников и главным образом крестьяне. Это был результат пропаганды, особенно усилившейся в сельских местностях, а также в малых и средних городах. В 1929 году на выборах в различные муниципальные органы и ландтаги НСДАП получила значительно больше 10% мест. Еще более впечатляющих успехов добился Национал-социалистский союз немецких студентов на выборах в Общие студенческие комитеты университетов и высших школю. Уже в 1929 году он получил в среднем более 30% поданных голосов. О несомненном подъеме НСДАП свидетельствовал и тот факт, что в 1930 году она насчитывала уже 240 000 членов — почти исключительно мужчин. И все же значительная часть общественности была поражена огромным успехом НСДАП на выборах в рейхстаг 14 сентября 1930 года, получившей 18,3% голосов и 107 мест и сразу превратившейся во вторую по силе партию после Социал-демократической партии Германии (СДПГ). Двумя годами позже, на выборах в рейхстаг 31 июля 1932 года, НСДАП удвоила число своих депутатов, доведя его до 230.

Этот скачкообразный рост был прежде всего прямым, но также и косвенным следствием мирового экономического кризиса". При этом за НСДАП голосовали преимущественно представители средних слоев, которым приходилось мириться со снижением доходов и которые с большим или меньшим основанием опасались обнищания; между тем промышленные рабочие большею частью продолжали сопротивляться, хотя все же, по новым подсчетам, рабочие доставили национал-социалистам почти 20% полученных ими голосов. Однако успех НСДАП на выборах объяснялся не только экономическими проявлениями кризиса, влияние которых было к тому же не столь прямолинейным. Это подчеркивается уже тем обстоятельством, что безработные, в конечном счете сильнее всего затронутые последствиями экономического кризиса, в подавляющем большинстве голосовали за Коммунистическую партию Германии (КПГ). Кроме того, успехи НСДАП не везде были одинаково велики. Они были крайне малы в сельских местностях с католическим населением, между тем как в сельских областях протестантского севера и северо-востока они были особенно велики. Различное поведение избирателей в областях со сходной социально-экономической структурой следует объяснить прежде всего позицией обеих церквей по отношению к национал-социализму. Католическая церковь, по крайней мере до 1933 года, резко критиковала НСДАП по поводу религиозных представлений, высказанных некоторыми ее представителями, особенно Альфредом Розенбергом, не без успеха побуждая верующих голосовать за Партию центра. Между тем представители евангелической церкви, расколотой на 28 церквей отдельных земель, хотя и отвергали новоязыческие взгляды людей вроде Розенберга, в то же время более или менее открыто сочувствовали националистическим, антисоциалистическим, антикапиталистическим, а также антисемитским целям национал-социализма. Наконец, тот факт, что успехи НСДАП были особенно велики в пограничных восточных областях, прежде всего объясняется особенно ядовитым в этих местах национализмом, усиленным к тому же экономическими и религиозными факторами. В целом можно прийти к выводу, что члены НСДАП и ее электорат состояли преимущественно, но вовсе не исключительно, из представителей среднего класса, то есть мелкой буржуазии.

И хотя на выборах в рейхстаг 6 ноября 1932 года НСДАП потеряла 34 места и оказалась в кризисе, который мог бы привести к ее упадку, по инициативе руководящих деятелей германской крупной промышленности и сельского хозяйства и при поддержке некоторых политиков из окружения президента фон Гинденбурга был свергнут рейхсканцлер фон Шлейхер и было образовано коалиционное правительство во главе с Адольфом Гитлером.

В кабинет, законным образом сформированный 30 января 1933 года, кроме самого Гитлера, входило всего два других национал-социалиста: Вильгельм Фрик стал министром внутренних дел, а Герман Геринг был назначен министром без портфеля, но одновременно в качестве министра внутренних дел Пруссии распоряжался полицией этой крупнейшей из германских земель. Сверх того национал-социалисты, со своей миллионной партией и организованными по военному образцу, отчасти вооруженными подразделениями СА и СС, располагали такими средствами власти, с которыми и до 30 января 1933 года едва могли справиться демократические правительства и местные власти. Поэтому были более чем близоруки, а в свете итальянского опыта просто несерьезны намерения консервативных партнеров Гитлера интегрировать и контролировать массовое движение НСДАП, передав национал-социалистским фюрерам вместе с руководством полиции значительную часть государственной власти. В действительности национал-социалисты воспользовались переданной им 30 января 1933 года властью, чтобы с помощью своих партийных организаций подавить политических противников и вытеснить консервативных партнеров. Так называемый «захват власти» национал-социалистами был не единичным актом, а процессом, впрочем, в основном завершившимся в течение каких-нибудь шести месяцев. Итальянским фашистам для этого понадобилось более шести лет.

Сразу же после назначения Гитлера рейхсканцлером был распущен рейхстаг и объявлены новые выборы. В последовавшей за этим избирательной борьбе национал-социалисты могли не только использовать пожертвования промышленников - излившиеся теперь мощным потоком - но и без стеснения эффективно использовать свою позицию силы. Для этого они располагали средствами - государственной властью и партийной армией, к тому же наполовину принявшей государственный характер. В Пруссии двумя приказами (11 и 22 февраля) 40000 штурмовиков и эсэсовцев были включены во вспомогательную полицию. 17 февраля Геринг потребовал от них безжалостно преследовать политических противников, применяя огнестрельное оружие. В ночь поджога рейхстага (27 февраля 1933 года), в котором обвинили коммунистов, были арестованы тысячи коммунистических активистов по заранее составленным спискам. Днем позже эта беспримерная волна арестов была задним числом «легализована» так называемым «Распоряжением рейхспрезидента о защите народа и государства», вследствие чего потеряли силу важнейшие права, гарантированные Веймарской конституцией. Тем самым члены КПГ были фактически поставлены вне закона, хотя их партия могла еще принять участие в выборах в рейхстаг 5 марта. Она получила 81 место, но 13 марта ее мандаты были аннулированы.

На этих выборах в рейхстаг, которые вследствие преследований коммунистов и социалистов уже нельзя было считать свободными, НСДАП получила 43,9% поданных голосов. Таким образом, национал-социалисты не добились абсолютного большинства, к которому стремились. Поэтому для них было большим пропагандистским и политическим успехом, когда «Черно-бело-красный боевой фронт», возникший из объединения Германской национальной народной партии и «Стального шлема» и получивший 8% голосов, согласился поддержать Гитлера. Террор против коммунистов и социалистов продолжался, штурмовики и эсэсовцы отправляли их в «дикие» концентрационные лагеря, где их избивали и нередко пытали до смерти - при невмешательстве государственных учреждений, полиции, правосудия и рейхсвера; и одновременно с этим продолжалось систематическое подчинение и устранение политических противников и союзников НСДАП. Немедленно после выборов в рейхстаг 5 марта все правительства земель, не возглавляемые национал-социалистами, были смещены и на их место поставлены так называемые рейхскомиссары. 31 марта был издан закон «о равноправии земель и рейха», по которому парламенты земель были сконструированы по результатам выборов в рейхстаг 5 марта без всяких местных выборов. За восемь дней до этого, 23 марта, «закон о прекращении народного и государственного бедствия» фактически устранил рейхстаг, поскольку национал-социалистскому правительству предоставлялось право издавать законы без согласия и даже без участия рейхстага и государственного совета. Этот «закон о полномочиях» был принят квалифицированным большинством в две трети, так как его отвергли только еще не арестованные и не бежавшие депутаты социал-демократической партии. После унификации и очистки парламента законом о «восстановлении корпуса гражданских служащих» от 7 апреля были изгнаны из всех учреждений политические противники и те евреи, которые не пользовались защищавшим их некоторое время статусом членов «Фронта». 2 мая были распущены профсоюзы, их здания захвачены, а их имущество было в конце концов передано национал-социалистскому «Германскому рабочему фронту». 22 июня была также запрещена СДПГ и арестованы ее деятели, которые не сидели еще в «диких» концентрационных лагерях или не эмигрировали. После того как в июне и июле все еще остававшиеся буржуазные партии самораспустились, закон от 14 июля 1933 года объявил НСДАП единственной партией Германии. Этими террористическими и псевдолегальными методами, применяемыми сверху и снизу, более или менее завершился процесс захвата власти.

Список литературы

1. Галкин А. А. Германский фашизм. – М.: Наука, 1989.

2. Випперман В. Европейский фашизм в сравнении. 1922 – 1982. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

3. Всемирная история. В 24 т. Т23. Вторая мировая война. – Минск: Литература, 1997.

4. История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. / Под ред. Н. А. Крашенинниковой. – М.: Норма, 1998.

5. Кредер А. А. Новейшая история XX века. Ч. II. – М.: ЦГО, 1995.

6. Новейшая история 1939 – 1975. Курс лекций. / Под ред. В. В. Александрова. – М.: Высшая школа, 1977.

7. Черниловский З. М. Всеобщая история государства и права. – М.: Норма, 1999.

8. Энциклопедия третьего рейха. – М.: Дело, 1999.

9. Язьков Е.Ф. История стран Европы и Америки в новейшее время 1918 – 1945 гг. – М.: МГУ, 2000.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(20.2 KiB, 31 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!