Эволюция русско-американских отношений

Экспансия американских монополий затронула и территории Русского Дальнего Востока и Сибири. Обособленная от центра империи бездорожьем и значительным расстоянием, дальневосточная окраина России, одна из наиболее бесправных и угнетенных в условиях царизма, стала заманчивым объектом эксплуатации со стороны иностранных торговцев и зверопромышленников. Экспансия американских капиталистов в Чукотском и Охотско-Камчатском крае приняла форму незаконных промыслов в российских территориальных водах и на побережье. После продажи Аляски и упразднения Российско-американской компании браконьерство иностранцев в русских владениях значительно усилилось, особенно на побережье Берингова и Охотского морей и в районе Командорских островов. На Дальнем Востоке развернулась «незаконная... эксплуатация берегов обоих наших морей, сначала американцами и канадцами, а потом и всеми теми, кому не лень было воровски и легко наживать капиталы»,— отмечал генеральный консул России в Сан-Франциско А. Е. Оларовский.

Хотя некоторые пойманные на месте преступления иноземные шхуны власти время от времени подвергали аресту, а добычу конфисковывали 35, масштабы противозаконного промысла в русских водах в этот период не сокращались, а даже увеличивались. В США возникли специальные конторы («Мебер энд К°», «Мак-Кэн энд К0», «Бешторес энд К0», «Лиыден энд К0» и др.), которые направляли десятки шхун к тихоокеанским берегам России. Прибывавшие на них зверобои промышляли варварскими методами и, употребляя запретное в морской охоте огнестрельное оружие, «губили зверей в пять раз более того, что успевали взять на свои суда».

Авантюристы, используя пассивность самодержавного правительства, видели в браконьерстве и обманной торговле с местным населением побережья прибыльный бизнес. Владелец торгового дома в Сан-Франциско Мак-Кэн все состояние нажил именно на противозаконной торговле с жителями Чукотского края. Мак-Кэн, а также фирмы «Райт энд Баун», «Гриффинс энд К0», «Линден энд К°» и другие развернули на Чукотке своего рода меновую торговлю, носившую грабительски неэквивалентный характер. Американские контрабандисты привозили на Чукотку, Камчатку и в другие районы России главным образом виски и ром. Разбавляя спиртное водой и настаивая его на табаке и перце, они сбывали этот дурманящий напиток, заполучая ценные меха соболя, чернобурой лисицы, морского котика, голубого песца 37. «На Чукотке, Камчатке, Охотском побережье почти безраздельно,— отмечали советские ученые,— господствовали американские бизнесмены и авантюристы, которые, используя слабость и немощность местной администрации, применяли изощренные приемы грабежа местных жителей под видом обменной торговли».

Команды заокеанских браконьерских и контрабандистских шхун, посылаемых к берегам России, часто состояли из уголовников и людей авантюристического склада. Поимка их на месте преступления, естественно, сопровождалась конфликтами. Между соответствующими ведомствами по иностранным делам завязывалась переписка. Причем далеко не всегда представители сторон могли скрыть раздражение. Когда споры со шкиперами и хозяевами некоторых браконьерских шхун передавались на арбитраж, американские дельцы возбуждали встречные иски. Разговоры и межведомственная переписка о необходимости усиления охраны Дальневосточного побережья велись в Петербурге не одно десятилетие39, но серьезных мер практически не предпринималось. Царское правительство не находило средств 40, чтобы обеспечить неприкосновенность дальневосточных границ России, а изредка посылаемый в Охотское и Берингово моря одинокий крейсер не в состоянии был эффективно охранять территориальные воды вдоль береговой линии, протянувшейся на многие тысячи морских миль.

Кроме того, заинтересованность в поддержании хороших отношений с США в период русско-турецкой войны 1877—1878 гг. побуждала петербургских министров закрывать глаза на вторжение американских капиталистов в дальневосточные владения России. При этом учитывалось, что значительная группа заокеанских дельцов пользовалась особым покровительством госдепартамента США. Когда зимой 1876/77 г. стало известно, что Тихоокеанская эскадра России вместе с судами Сибирской флотилии взяла курс на Сан-Франциско, американские зверопромышленники ринулись к оставшемуся без охраны русскому побережью41. Рассчитывая на использование портов США в качестве опорных баз для ведения крейсерской войны против британских торговых судов в случае вмешательства Англии в русско-турецкий конфликт, царское правительство не только не дало отпора такому нашествию дельцов с побережья США, нo и санкционировало по просьбе госдепартамента предоставление им временных льгот.

Безнаказанность, а тем более льготы лишь поощряли американских любителей легкой наживы и авантюристов. Их действия распространялись на новые районы российской территории и становились все откровеннее. Браконьеры из Нового Света уже не стеснялись высаживаться близ населенных пунктов России и вступать в перестрелку с коренными жителями. Побывавший на Дальнем Востоке в конце XIX в. горный инженер н путешественник К. А. Скальковский свидетельствовал: «Ни для кого не составляет тайны, что пушные звери убиваются на берегах, принадлежащих России, убиваются без пощады и без расчета или за бесценок вымениваются у населения, спаиваемого дрянным спиртом».
Такого же рода тревожные сообщения поступали в столицу и по официальным каналам из главного управления Восточной Сибири. Все это постепенно убеждало МИД, морское и военное ведомства России, что «американские купцы добиваются права производить каботажную торговлю на наших восточных окраинах не для сбыта своих продовольственных припасов и снабжения прибрежных жителей предметами необходимости, а для контрабандной торговли спиртными напитками и для всевозможной эксплуатации местного населения и богатств края» 44. Со временем в высших сферах Петербурга начали склоняться к мнению, что пора более решительно пресекать вторжения иностранных авантюристов в пределы русских владений45. В тех портовых городах, где в основном снаряжались шхуны браконьеров, в местных газетах был опубликован текст петербургской инструкции крейсерам России о пресечении противозаконных действий иностранных судов в территориальных водах и на побережье Приморской области Восточной Сибири46. Для захода иностранных судов в целях ремонта или пополнения запасов продовольствия был оставлен открытым только порт Петропавловск-Камчатский.

Политика дружественного нейтралитета, твердая поддержка Севера во время гражданской войны в США и проявленная Россией добрая воля в 60-е годы принесли ей плоды в следующее десятилетие, когда отношения двух стран прошли ряд испытаний на прочность и была внушительно продемонстрирована сила вековой традиции дружественного расположения и сотрудничества. Во время постигших Россию в 70-е годы грозных внешнеполитических кризисов вашингтонское правительство занимало благожелательную к ней позицию.

В течение нескольких месяцев 1877 г. в американских портах находилась эскадра боевых кораблей России, а за пять дней до начала русско-турецкой войны 1877—1878 гг. в Вашингтоне президент Р. Хейс дал обед в честь русской военно-морской делегации, на котором присутствовали ведущие члены правительства США 47. Представители России были окружены вниманием и гостеприимством. Политический эффект от прибытия российских кораблей в порты США и посещения делегацией России Белого дома превзошел всякие ожидания. В Петербурге, сообщал поверенный в делах США уже после начала русско-турецкой войны, остались «в огромной степени довольны сердечной встречей, устроенной... в Соединенных Штатах» 48. В напряженные недели накануне Берлинского конгресса 1878 г. правительство США не поддалось сильнейшему нажиму со стороны Великобритании и фактически санкционировало строительство и вооружение новой эскадры крейсеров для России в момент обострения отношений Петербурга с Лондоном.

Аналогичным образом политический курс на взаимодействие двух стран проявился во время аннексии Гавайских островов Соединенными Штатами. Добиваясь реализации экспансионистских планов, правительство США пыталось использовать в своих интересах англо-русские противоречия. Как считали в госдепартаменте, сдержанное отношение в Петербурге к притязаниям США на Гавайские острова было способно ослабить вероятные протесты со стороны Англии против американской политики. Когда в США было принято решение окончательно присоединить Гавайи, российское правительство отреагировало в спокойных тонах, рассчитывая сохранить союзника в лице крепнувшего североамериканского государства.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!