Эволюция российского либерализма в конце XIX — начале ХХ века

6 Окт 2016 | Автор: | Комментариев нет »

60-70-е гг. XIX в. - время внутреннего строительства либе­рального движения, период осознания им собственной политиче­ской значимости, поиска своего места среди общественных сил страны.

Возникнув на Западе в период буржуазных революций XVII-XVIII вв., либерализм выполнял функцию идеологического обос­нования и закрепления в массовом сознании ценностных устано­вок предпринимательства. В его основе лежали следующие позиции. В области мировоззрения; приоритет индивидуального над коллективным; ограждение прав личности от государственного вмешательства; терпимость; гуманность; космополитизм, В полити­ческой сфере; конституционное правление на основе принципа разделения властей; обеспечение основных политических прав граждан. В экономической области: полный простор частной ини­циативе; освобождение экономической деятельности из-под опе­ки государства, обеспечение условий для свободы предпринима­тельства и торговли.

Хотя в главном как объективное отражение интересов буржу­азии российский либерализм 2-й пол. XIX в. не отличался от западного, он имел ряд особенностей. Прежде всего он никогда не бросал вызов власти 'и не столько отстаивал права личности, сколько стремился к видоизменению государственного строя, считая, что только государственная власть может быть двигателем прогресса. Во-вторых, в силу того, что российский либерализм сложился под влиянием позднего западного либерализма, ставше­го в XIX в. умеренной идеологией среднего класса, он отличался значительно меньшей решимостью, имел более ограниченный характер (факел радикализма к этому времени перешел к социа­листическим течениям). Кроме того, к 1861 г. в России еще не существовало третьего сословия и потому либерализм не имел массовой базы. Далее, отражая политическую незрелость русско­го народа и его государственно-монархическую психологию, пол­итические взгляды основной массы российских либералов отлича­лись монархизмом. Наконец, российский либерализм зарождался и развивался в основном в дворянской среде.

Крупнейшими теоретиками российского либерализма 60-80-х гг. XIX в. являлись К. Д. Кавелин и Б. Н. Чичерин. Их взгляды отличало сочетание трезвости и иллюзий, демократизма и монар­хизма, внешнего славянофильства и замаскированного европеиз­ма. В основе их идейного каркаса лежала идея развития личности путем повышения ее нравственности и развития правового поряд­ка. Вместе с тем, гарантом обеспечения личных прав выступала неограниченная власть. Во-вторых, являясь горячими сторонника­ми либеральных реформ, единственной опорой и надеждой обще­ства они считали исторически сложившийся тип политической власти, имевший большой преобразовательный потенциал, т. е. самодержавие. В-третьих, залогом мирного обновления россий­ского общества они считали идею широкого гражданского согла­сия.

Практическая деятельность российских либералов осуществ­лялась в двух направлениях.

1. Реформаторская деятельность «просвещенных бюрократов» в период подготовки и проведения буржуазных реформ. Приме­ром тому может служить фигура Д. А. Милютина, военного министра, подготовившего и осуществившего военную реформу.

2. Земская деятельность, в рамках которой в пореформенный период постепенно терял свои позиции дворянский либерализм, происходило усиление влияния земской интеллигенции и заклады­вались основы нового политического сознания как базы радикализации российских либералов в будущем.

В оценке исторических перспектив российского пореформен­ного либерализма существуют две точки зрения. Часть историков считает, что в России не было подходящей почвы для развития политического реформизма в силу отсутствия социальной базы и особенностей политического сознания российских образованных слоев, которые определяли, в первую очередь, такие черты, как политическая нетерпимость, правовой нигилизм, неприятие бур­жуазных ценностей, максимализм и радикализм политического мышления российской интеллигенции. Другие специалисты допу­скают принципиальную возможность развития либерализма в пореформенной России, Главную причину несостоявшегося союза самодержавия и либералов они видят в трагедии взаимного непо­нимания, виновником которого являлся царизм.

В целом же, отмечая слабость русского либерализма 60-80-х гг. XIX в., большинство историков считает, что он сыграл значи­тельную историческую роль и отступил перед натиском крайних сил.

На рубеже XIX-XX вв. начинается качественно новый этап в эволюции российского либерализма, В нем возникает и постепен­но набирает силу новое течение из представителей широких слоев интеллигенции (П. Н. Милюков, В. Д. Набоков, С, А, Муромцев, С. А. Котляревский и др.). Интеллигенция выступала за ликвида­цию неограниченного самодержавного режима и замену его кон­ституционно-парламентским строем, за введение всеобщего изби­рательного права, демократических свобод, реализацию требования культурного самоопределения наций и народностей российской империи. В отличие от дворянских либералов XIX в. интеллигенция внесла в свою программу ряд социалистических требований: принудительное отчуждение части помещичьих зе­мель за выкуп, легализация профессиональных союзов, постепен­ное введение 8-часового рабочего дня и социального страхования и т. д.

В тактике действий дворянский либерализм ограничивался адресами и петициями на «высочайшее имя», тогда как либераль­ная интеллигенция приступила к созданию своих нелегальных организациий, нелегальных печатных органов, использовала мето­ды «захватного права».

В целом на рубеже веков оппозиционный лагерь и был пред­ставлен несколькими течениями. Его правое, славянофильское крыло, во главе с Д. Н. Шиповым состояло в основном из представителей высшего поместного дворянства. В центр («земцы-конституционалисты») входили, главным образом, выходцы из среднепоместного дворянства - гласные губернских и уездных земских управ и городских дум. Характер их общественной деятельности во многом сближал либеральных земцев с интелли­генцией и «3-м элементом». Основу левого («освобожденческого») крыла составляли широкие слои интеллигенции. Они занимали более радикальные позиции, чем земские либералы. Ведущей тенденцией в развитии русского либерализма был процесс посте­пенной смены старого, земского либерализма новым, буржуаз­ным, который в дооктябрьской России завершения не получил.

Хотя представители нового и старого либерализма отстаивали разные варианты реформ в решении политических и социально-экономических проблем, они имели много общего и оставались родственными идейно-политическими течениями. Их сближало желание любой ценой избежать социальной революции, вера в реформы «сверху», боязнь насильственных действий народных масс «снизу», склонность к политическим компромиссам с цариз­мом.

На рубеже веков наметился процесс сближения наиболее передовых земских элементов конституционного толка с интелли­генцией. На этой основе происходило программное и организаци­онное оформление либерализма как политической организации во всероссийском масштабе. Первым крупным шагом в этом направ­лении являлось основание на деньги земцев нелегального журнала «Освобождение» в 1902 г. в Штуттгарте. Редакция журнала (П. Б, Струве, П. Н. Милюков) ставила задачу создать единый органи­зационный фронт из представителей либеральных и революцион­но-демократических движений и заложить тем самым основу широкой конституционной партии. При этом не оставлялась на­дежда убедить царское правительство пойти на разумный комп­ромисс с обществом и дать «сверху» конституцию.

Теоретические рассуждения идеологов нового либерализма были подкреплены практическими шагами. Летом и осенью 1903 г. соответственно оформились две организации - «Союз осво­бождения» и «Союз земцев-конституционалистов». Их создание свидетельствовало о неудаче попытки лидеров нового либерализ­ма объединить разнородные элементы оппозиционного движения,

Революция 1905-1907 гг. ускорила процесс организацион­ного оформления либерального движения и одновременно про­цесс его поляризации. Решающей вехой в создании либеральных партий стало издание Манифеста 1 7 октября 1 905 г. В результате было образовано две партии - конституционных демократов (кадеты) и «Союз 17 октября» (октябристы). Первая организационно оформилась 12-18 октября 1905 г. путем слияния «освобожденцев» и «земцев-конституционалистов». Вторая окончатель­но оформилась к сер. 1906 г. Общая численность каждой из этих крупнейших либеральных партий не превышала тогда 50-60 тыс. человек.

Обе партии представляли собой два направления в российском либерализме. Октябристы занимали правый фланг, находясь в промежуточном положении между кадетами и крайне правыми. Хотя грань эта была достаточно подвижна и неустойчива. И та, и другая партии являлись неустойчивыми и аморфными политиче­скими образованиями, их численность постоянно менялась в зави­симости от ситуации в стране. После револлгоции 1 905-1 907 гг. произошло значительное сокращение их численности. К январю 1908 г. в кадетскую партию входило не более 25-30 тыс, человек, в 191 2-1914 гг. ее численность составила примерно 10 тыс. членов. Но если кадеты избежали раскола своей партии и думской фракции, то в партии октябристов в 191 3-1914 гг. произошел раскол, что поставило ее на грань полной организаци­онной катастрофы.

Только экстремальная ситуация, вызванная первой мировой войной, вновь способствовала консолидации оппозиционного ла­геря. Его центром стали кадеты. После победы Февральской революции их численность выросла до 70 тыс. человек.

В партию кадетов входил цвет русской интеллигенции, часть либерально настроенных помещиков, средней городской буржуа­зии, служащие, учителя, приказчики. Социальный состав партии сильно колебался в зависимости от политической ситуации. В годы революции значительную часть ее членов составляли социальные низы, после революции наблюдался отток демократических эле­ментов, ив 1907-1917 гг. в партии преобладали средние город­ские слои и упрочилась связь с собственно буржуазными элемен­тами. Лидерами кадетской партии являлись П. Н. Милюков, П. Б. Струве, В. Д. Набоков, С. А. Муромцев, Д. И. Шаховской, В. И. Вернадский.

Социальную основу «Союза 17 октября» составляла крупная торгово-промышленная и финансовая буржуазия, крупные поме­щики и «деловая» интеллигенция, интегрировавшиеся в капитали­стическую систему. Лидерами партии являлись А. И. Гучков, представлявший торгово-промышленную группу, Д. Н. Шипов (дворянско-землевладельческое направление), Корф и Красовский (дворянско-бюрократические слои). Устав октябристов допу­скал параллельное членство в другой партии. Само членство в партии не влекло за собой выполнения каких-либо специальных поручений и фиксированных членских взносов, а потому многие рядовые члены воспринимали ее скорее как дискуссионный клуб.

Идеологи либерализма считали капитализм наиболее оптималь­ным вариантом общественного прогресса. Они выступали против насильственных переворотов, за эволюционное развитие (хотя идеологи кадетизма не отрицали возможности политической ре­волюции как результата неразумной политики самодержавия).

Общетеоретические представления либеральных идеологов были конкретизированы в программных документах. Основные положения программы конституционно-демократи­ческой партии сводились к установлению конституционного строя в форме парламентской монархии английского образца; к необхо­димости увеличения земельной площади крестьянских наделов с частичным отчуждением частновладельческих земель («с вознаг­раждением нынешних владельцев по справедливой (не рыночной оценке»); к отмене сословных привилегий, равенству всех перед законом, установлению свободы личности, слова, собраний и других демократических свобод; к признанию права рабочих на стачки и 8-часовой рабочий день. Программа по национальному вопросу включала право всех народов и национальностей на культурное самоопределение; за Царством Польским признава­лось право на введение автономного устройства с сеймом; за Финляндией - на восстановление прежней конституции.

Программа октябристов отличалась большим консерватизмом. Ориентируясь на конституционную монархию, своей основной задачей они объявили оказание содействия правительству и про­возглашали требование сохранения «единой и неделимой» Россий­ской империи, «сохранения за государственным строем историче­ски сложившегося унитарного характера» (только за Финляндией признавалось право на автономию). Более умеренной была и экономическая программа октябристов. В отличие от кадетов они оговаривали частичное отчуждение земли как самый крайний вариант. Остроту аграрного вопроса предлагалось снять за счет уравнения крестьян в правах с другими сословиями, переселенче­ской политики, продажи крестьянам государственных и удельных земель. Учитывая большее, чем у западных рабочих количество праздничных и выходных дней и более низкую производитель­ность труда русских рабочих, октябристы считали экономически нецелесообразным введение 8-часового рабочего дня и ограничи­вали право рабочих на- проведение стачек в отраслях, имевших государственное значение.

Реализация программных установок исходила прежде всего из тенденции к политическому освобождению России «сверху», без насильственной ломки государственных структур, мирным рефор­мистским путем. Поэтому стратегический курс либералов состоял в поисках приемлемых политических компромиссов между вла­стью и обществом, а тактика изменялась в зависимости от полити­ческой ситуации, соотношения сил между крайними полюсами российского политического спектра, действий правительства. Радикализация либералов отражала, как правило, усиление обще­ственного напряжения и ослабление позиций власти; в стабильные периоды их революционный пыл заметно угасал.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!