Этика журналиста

14 мая 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Этика журналистики.

1. Этические нормы в системе норм и правил, регулирующих профессиональную деятельность журналиста и редакции

Наряду с гражданской ответственностью как ее продолжение, конкретизация и регламентирование в журналистской среде формируются принципы, нормы и правила ответственности этической. Этика (от греч. «обычай») - наука, изучающая и формулирующая теоретические основы и практические требования морали (от лат.  «нравы») как области профессионального сознания, отражающего и регулирующего нравы в практическом поведении людей. Требования морали как одного из регуляторов поведения в отличие от юридических норм не формулируются в законодательных актах. Они разрабатываются в ходе общественной практики, а контролируется их выполнение общественным мнением, общественными (в журналистике - журналистскими) организациями, трудовыми коллективами, создающими порой «суды чести» или подобные органы, действующие на общественных началах.
Суть профессиональной этики - научное обеспечение морально безупречного выполнения профессионалами своей роли в соответствии с общепринятыми в обществе этическими принципами. Так, наряду с «общей» этикой возникает врачебная, юридическая, педагогическая этика. Особой областью профессиональной этики является и журналистская этика.
Профессиональная этика журналиста - это юридически не фиксируемые, но принятые в журналистской среде и поддерживаемые силой общественного мнения, профессионально-творческими организациями моральные предписания - принципы, нормы и правила нравственного поведения журналиста. В их основе лежит представление о наилучшем с этической точки зрения выполнении профессионального долга в соответствии с принятыми в обществе представлениями о добре и зле в их применении к журналистской деятельности.
На базе представлений о профессиональном долге и высоконравственных формах его выполнения складывается система взглядов на поведение журналиста, при котором блюдется достоинство профессии и честь профессионала. В профессиональной этике складывается некий свод принципов, норм и правил достойного поведения и запретов, квалифицируемых как недостойное поведение, фиксируемых либо в «неписаных», либо в разработанных журналистскими организациями «писаных» (зафиксированных) кодексах чести. Соблюдение этических норм контролируется как «изнутри», так и «извне». «Изнутри» - это совесть журналиста, которая в зависимости от характера поведения или заставляет его переживать стыд, унижение, самоосуждение, или вызывает гордость, удовлетворение. «Извне» действуют журналистские организации и их временные или постоянные «суды чести». Существует и общественный контроль за соблюдением журналистами этических принципов.
Грубые и неоднократные сознательные нарушения требований журналистской этики ставят нарушителя вне рядов журналистского корпуса. Вступающий же в Союз журналистов России обязуется соблюдать Кодекс профессиональной этики российского журналиста.
Этические кодексы прежде всего формулируют общие принципы нравственного поведения журналиста. «Писаных» кодексов в мире создано немало, притом даже в одной стране их может быть несколько. Так, в США действуют «Каноны журналистики», принятые в 1923 году Американским обществом газетных редакторов, и «Кодекс этики» (1929) Национальной ассоциации владельцев радиовещательных и телевизионных станций, дополненный затем «Кодексом радио» и «Кодексом телевидения», и другие этические документы, действующие в соответствующих сферах. Но в целом принципы определяются в более или менее близких формулах. Например, Национальный союз журналистов Великобритании требует в своих этических правилах соблюдать точность, исправлять ошибочные сообщения, выступает против искажений и замалчивания; отстаивает свободу точек зрения; настаивает на получении информации только честным путем; запрещает вторгаться в частную жизнь; указывает на сохранение конфиденциальности источников информации; запрещает брать взятки, использовать журналистом информацию в личных целях; выступает против дискриминации по национальным, расовым, религиозным и другим признакам.
В 1980—1983 годах представители международных и региональных журналистских организаций определили «Международные принципы профессиональной журналистской этики». С их учетом каждая региональная или национальная журналистская организация разрабатывает свои этические кодексы. В нашей стране первый кодекс профессиональной этики был принят Союзом журналистов в 1989 году. В основе его лежат принципы ответственности, правдивости, объективности, добросовестности, честности, уважения чести и достоинства личности, уважения общечеловеческих ценностей, профессиональной солидарности и др. В 1994 г. разработан Кодекс профессиональной этики российского журналиста.
Одной из причин создания официальных этических кодексов является стремление, с одной стороны, заполнить пробелы в структуре существующего законодательства, а с другой, рассматривать этические проступки, не являющиеся правонарушениями. Правовые акты являются шкалой, с которой сверяются этические нормы. Надо заметить, что, к сожалению, многие положения действующего Кодекса дублируют статьи Закона «О средствах массовой информации», а также Конституции России, Гражданского и Уголовного кодексов РФ. Свод этических норм не должен обладать административной силой. Он не учитывается в трудовом соглашении, в нем не определяется система наказаний за нарушение той или иной конкретной нормы — следовательно, принятие или непринятие профессиональных принципов поведения является, прежде всего, личным делом каждого, Соответственно Кодекс этики может служить ориентиром для поддержания личных обязательств журналиста.
И все-таки, учитывая тот факт, что в России не было демократических традиций свободы печати, за последние годы сделано много в деле создания законодательной и этической базы средств массовой информации, в решении правовых и этических проблем журналистики.

2. Проблемы профессиональной ответственности журналиста

Объективную основу содержания категории «профессиональная ответственность» составляет реально существующая зависимость между результатом профессиональной деятельности и теми последствиями, которые он может иметь для общества, для конкретных людей. Исходно всякая профессиональная деятельность ориентирована на удовлетворение тех или иных общественных потребностей и, следовательно, стремится к тому, чтобы ее результат устраивал общество. Однако есть обстоятельства, способные в значительной степени свести это стремление на нет. Ученые говорят о них так:
Статистический характер общественных явлений и вероятностность наших знаний о будущем обусловливают невозможность однозначного предсказания развития событий во многих сферах окружающей человека действительности, предвидения будущего состояния во всех деталях и тонкостях.
Это означает, что любая профессиональная деятельность, если она имеет творческий характер, в той или иной степени обречена на непредсказуемость последствий от ее результата. И конечная цель, и поэтапные промежуточные задачи в процессе такой деятельности содержательно формируются в условиях неопределенности. Вот почему, при всей заинтересованности субъекта деятельности в достижении успеха и позитивных последствиях затраченных усилий, решения о действиях он неизбежно принимает с учетом вероятности их альтернативного исхода: успех — неуспех, позитивные последствия — негативные... И такой тип принятия решений, и сама деятельность с вероятностью альтернативного исхода могут быть определены как риск.
Понятие «риск» для нашей науки является сравнительно новым. Однако накопившиеся уже материалы позволяют сделать несколько выводов, имеющих для нас при рассмотрении категории профессиональной ответственности весьма существенное значение.
Первый из этих выводов состоит в том, что риск, представляя собой особый тип принятия решений в процессе деятельности, является неизбежностью во всех случаях, когда мы имеем, дело с творчеством. Дело в том, что творчество всегда направлено на создание реалий, не имеющих абсолютных аналогов в действительности, и, следовательно, по сути своей оно связано с неопределенностью. А раз риск неизбежен, значит, он принципиально оправдан и допустим.
Второй вывод: степень допустимости риска может меняться в зависимости от объективной необходимости деятельности в данный конкретный момент и значимости ее мотивов. Чем острее нужда в результатах деятельности и основательнее ее мотивы, тем обоснованнее принятие решений о действиях с альтернативным исходом.
Третий вывод заключается в том, что степень вероятности альтернативного исхода деятельности зависит от того, насколько удается при принятии решений учесть конкретные источники неопределенности, — назовем их факторами риска. Ученые выделяют следующие обстоятельства, способные выступить в роли таких факторов:
• противоречивость общественных явлений, их многовариантный, вероятностный характер, обусловленный элементами стихийности и случайности;
• относительность процесса познания человеком окружающей действительности, проявляющаяся в виде неполноты информации об объекте в тот или иной момент;
• невозможность однозначных оценок происходящего из-за различий в системах ценностей и социально-психологических установках людей, в их интересах, намерениях, стереотипах поведения;
• ограниченность временных, материальных, физических и психических ресурсов субъекта деятельности в момент принятия и осуществления решений.
Понятно, что в конкретных ситуациях деятельности все перечисленные обстоятельства проявляются с разной мерой очевидности, в разных формах и далеко не всегда поддаются учету. Отсюда — опасность неправомерного риска, допускаемого из-за недооценки той степени альтернативного исхода действий, которой он реально способен достичь. Если эта степень оказывается очень высокой, она может обернуться серьезными неприятностями, большими потерями и для субъекта деятельности, и для общества на том или ином его уровне (группа людей, регион, страна и т.п.). Неправомерный риск — недопустимый риск. Но где весы, которые позволили бы безошибочно определять, правомерно или неправомерно рисковать в каждом конкретном случае?
Сколь бы ни были содержательны разработки современных подходов к обоснованию критериев риска (количественный, качественный, аксеологический, интегративный), результаты таких исследований скорее всего пока имеют чисто теоретическое значение. На практике же свою регулятивную роль в этом плане обнаруживает тот нравственный феномен, который обозначается категорией «ответственность». А когда речь идет о профессиональной деятельности и профессиональном риске, регулятором поведения выступает профессиональная ответственность. Косвенным подтверждением данного обстоятельства в определенном смысле может служить открытая в начале 60-х гг. закономерность, обозначенная исследователями как сдвиг риска. Вопреки распространенным представлениям о якобы большей консервативности, осторожности групповых решений, «опытным путем удалось установить, что человек, действующий в группе, как правило, готов принять решения с большим уровнем риска, чем индивид, действующий в одиночку».
В ходе обсуждения этого неожиданного открытия, рассматривая причины данного явления, ученые высказали гипотезу, объясняющую сдвиг риска следующим образом:
Групповая дискуссия порождает эмоциональные контакты между членами группы и приводит к тому, что индивид будет испытывать меньшую ответственность за рискованные решения, поскольку они вырабатываются всей группой. Групповая дискуссия ослабляет тревожность членов группы в ситуациях риска. Следовательно, если предполагаемые рискованные решения приведут к неудаче, индивид будет нести ответственность не один — она распространится на всех членов группы.
С психологической точки зрения предложенное объяснение сдвига риска достаточно убедительно, чтобы стать основой соответствующих экспериментов. Нас же в данном случае интересует именно выход участников дискуссии на размышления об ответственности, тем более что он представляется вполне закономерным.
Дело в том, что категория ответственности вообще и профессиональной ответственности в частности отражает, как и в случае с долгом, объективную и субъективную стороны рассматриваемого феномена. Если объективная сторона восходит к реально существующей зависимости между результатом деятельности и его последствиями (а в их числе, между прочим, могут оказаться и санкции по отношению к субъекту деятельности), то субъективная сторона складывается в процессе осознания членами профессиональной общности своей причастности к последствиям результата деятельности. На уровне личности она проявляется двояко: во-первых, в виде готовности к риску, стимулирующей стихийно-интуитивное определение его предельно допустимой степени, а во-вторых, в виде готовности «платить за риск», если степень его окажется превышена. Таким образом, личность, будучи персонально носителем профессиональной ответственности, выступает в качестве гаранта добросовестного выполнения профессионального долга и минимизации отрицательных последствий своей деятельности. При этом чем выше рискованность деятельности, тем выше профессиональная ответственность ее субъекта.
Все сказанное в полной мере относится и к профессиональной ответственности журналиста. В «Международных принципах журналистской этики», о которых уже шла речь, есть раздел «Социальная ответственность журналиста», акцентирующий внимание на социальной сути журналистской профессии и журналистской ответственности. В нем говорится: В журналистике информация понимается как общественное благо, а не как предмет потребления. Это означает, что журналист разделяет ответственность за переданную информацию. Он ответствен не только перед теми, кто контролирует средства массовой информации, но прежде всего перед широкой общественностью, принимая во внимание различные социальные интересы. Социальная ответственность журналиста требует, чтобы во всех обстоятельствах он действовал в соответствии со своим нравственным сознанием.
Принципиально важно, что в данных словах декларируется понимание связи между общественным благом и журналистской информацией, которая возникает при готовности журналиста отвечать за качество этой информации и обеспечивать его.
Однако не менее важно понимать и то, что существуют объективные факторы, при которых может возникнуть связь между журналистской информацией и общественным злом. XX век уже не раз демонстрировал нам, что происходит, когда журналистика теряет свою самостоятельную роль и превращается в орудие тоталитарного режима: пресса становится средством манипулирования общественным сознанием. Вследствие этого общество надолго теряет ориентацию в социально-историческом пространстве, необходимую для того, чтобы адекватно определять путь развития.
В таких обстоятельствах среди членов журналистских сообществ неизбежно обнаруживаются разногласия в понимании профессионального долга и профессиональной ответственности. Возможны и предельные случаи, когда профессиональные долг и ответственность либо фактически вытесняются из сознания личности служебными долгом и ответственностью, либо, напротив, сводят для человека на нет значение служебного долга и служебной ответственности. Возникают серьезные конфликты, вплоть до разрыва деловых отношений данного сотрудника с редакцией, о чем, собственно, уже заходила речь.
Но и в ходе нормального функционирования СМИ возможны ситуации, когда деятельность сотрудника прессы влечет за собой последствия, которые точнее квалифицировать как проявления общественного зла (в той или иной мере). Так случается всякий раз, когда у журналиста «не срабатывает» профессиональная ответственность. Ведь в силу условий, в которых осуществляется журналистское творчество, журналистика входит в число наиболее рискованных видов деятельности. Эти условия отмечены наличием всех перечисленных факторов риска, причем выраженных едва ли не в крайней степени:
— журналист имеет дело с социальными явлениями, а они по определению противоречивы, вероятностны, богаты элементами стихийности и случайности;
— журналистское творчество основано на познании самых разных действительных событий, а познание неизбежно связано с неопределенностью, что грозит журналисту неполнотой и неточностью информации;
— журналистское исследование событий предполагает изучение оценок, даваемых происходящему его участниками и свидетелями, а оценки эти не могут быть однозначными, ибо основываются на разных системах ценностей, разных социально-психологических установках, разных интересах;
— для журналистской деятельности характерна высокая интенсивность интеллектуальных и эмоциональных процессов, поскольку чаще всего журналист работает в одиночку, то и дело попадая в поле разнонаправленных интересов и эмоций участников изучаемых им событий, да еще при недостатке исходной информации и времени; следовательно, он постоянно переживает стрессовые или стрессоподобные состояния, истощающие его психофизические ресурсы.
Неудивительно, что вероятность исхода деятельности, альтернативного журналистским намерениям, очень велика, особенно при возрастающей степени свободы творчества. Естественный противовес этой вероятности — профессиональная ответственность.
Ошибочно думать, будто проявления профессиональной ответственности журналиста зависят только от его «морального согласия» быть ответственным. Дело гораздо сложнее: требуется еще и высокий уровень гражданской зрелости, а также профессионализма, чтобы заблаговременно определять, чем жизнь может ответить на наше слово («чем наше слово отзовется»...). Наблюдения, которыми делится в одном из своих материалов автор книги «Сны золотые. Исповеди наркоманов» С. Баймухаметов, весьма убедительно поясняют, сколь важно такое умение «просчитывать» развитие событий. Вдумаемся в слова коллеги:
Многие газеты молодежно-тусовочно-бульварного направления любят публиковать материалы из жизни эстрадных исполнителей, где те между делом упоминают и о своем якобы наркоманском прошлом. Причем подается это как некая легкая прогулка за острыми ощущениями: «посидел на игле немного да соскочил», покурил пару лет для кайфа да бросил...
На самом же деле никто из них наркоманом никогда не был. К счастью. Утверждаю это с уверенностью потому, что человек, хлебнувший наркоманского лиха, никогда не будет говорить об этом таким тоном и такими словами. Произносится сие по недалекости, да еще у них, эстрадников, нынче мода такая: прикинуться наркоманом, чтобы выглядеть все повидавшим, крутым...
Газеты же, тиражируя их словеса, как бы между прочим внушают мальчишкам и девчонкам, поклонникам эстрадных артистов, что ничего страшного в анаше и опии нет: захотел — попробовал, захотел — бросил. Глупые подростки пробуют и — попадают в гибельную ловушку на всю жизнь... И кто теперь виноват?
А почему бы не написать в тех же газетах, да не один раз, что наркотики загубили жизни великой певицы Эдит Пиаф и великого барда Владимира Высоцкого... Или же рассказать о том, что действительный кумир миллионов мальчишек на всей планете, настоящий герой, защитник слабых и борец за справедливость крутой Уокер — одним словом, Чак Норрис — возглавляет всеамериканское движение за избавление Америки от наркотиков. Нет, не встречал я таких материалов...
Да если бы только молодежно-тусовочная пресса позволяла себе такие преступно-легкомысленные пассажи. Респектабельный, авторитетный, многотиражный «АиФ» вдруг разразился заметкой о 48-часовом секс-марафоне, который провел некто, накаченный первитином. А после «всего лишь» потерял сознание. И ни слова о том, что такое первитин, какой это страшный наркотик. Видимо, в «АиФ» о нем просто не знали. А получилось, что прорекламировали. Мол, занимайте очередь на эликсир для секс-гигантизма». Скорее всего, и то, и другое: когда-то не ведаем, когда-то не задумываемся. Но в любом случае из этого следует, что по-настоящему не умеем быть ответственными. И речь идет, разумеется, не только о тех, кому доводится писать на темы, связанные с наркотиками.
Профессиональную ответственность надо не только воспитывать в себе, но и учиться ей. Быть профессионально ответственным — значит гарантировать обществу качественное исполнение своего профессионального долга и уметь находить возможности для этого в любых обстоятельствах.
3. Принципы, нормы и правила профессионально-этического поведения в различных сферах и ситуациях журналистской деятельности

Рассмотрим основные принципы этического поведения журналиста.
Под «профессионально-нравственным принципом» Лазутина Г.В. понимает представление о законах взаимодействия профессиональной общности и каждого ее члена с обществом в целом, и базисные (основные, универсальные) правила использования его в моральном поведении, опосредующем успешное выполнение
Критериями, определяющими конкретные профессионально-нравственные принципы, выступают:
— объективные законы взаимодействия данной профессиональной общности и общества, с большей или меньшей точностью отраженные в науке;
— условия, диктующие такое профессионально-нравственное поведение, при котором эти законы во всех случаях профессиональной деятельности могут реализоваться наилучшим образом.
Отсюда и вытекает универсальность принципов, составляющая их главную особенность.
Анализ профессионально-этических документов мирового журналистского сообщества (российские входят в их число) показывает, что среди упоминаемых в них принципов строго соответствуют обозначенным выше критериям четыре принципа. (Формулировки их в разных кодексах несколько отличаются друг от друга, однако суть совпадает.)
По степени близости к «законам высокого уровня», по выраженности «инструментальной функции» и универсальности эти четыре принципа вполне могут претендовать на роль методологической базы профессионально-нравственного поведения журналиста, предрешающей воплощение его профессиональной позиции в конкретные профессиональные шаги. Важно подчеркнуть, что данные принципы предполагают использование их во всех случаях журналистской практики, касаются всех направлений деятельности журналиста и всех «линий» профессионально-нравственных отношений, в которые он вступает.
Рассмотрим последовательно каждый из этих принципов.
1. Принцип первый: соблюдать приоритет общественных интересов и общечеловеческих гуманистических ценностей перед групповыми, проявляя во всех случаях профессионального поведения гражданскую зрелость.
Важность этого принципа обусловлена тем, что он ориентирует поведение журналиста на соответствие законам, определившим возникновение журналистики и ее суть как деятельности, призванной обеспечить такие потребности социума, от разрешения которых зависит его целостность и устойчивость. Иное поведение чревато тем, что может вызвать дисфункциональные эффекты деятельности и повлечь за собой нежелательные сдвиги в общественной жизни.
2. Принцип второй: соблюдать международные правовые акты и законы своей страны, соблюдать права человека, проявляя уважение к демократическим институтам общества.
Право — важный дисциплинирующий фактор. При помощи права обеспечивается такая государственная и гражданская дисциплина, которая выражена в строгом порядке, отточенной организованности общественной жизни.
Журналистика является не только информационным посредником в процессах укрепления правопорядка и правозащиты. Она и сама выступает в качестве силы, осуществляющей эту работу. Для того чтобы журналист мог справляться с ней наилучшим образом, он должен иметь развитое правосознание, придерживаться прогрессивных правозащитных концепций, а главное — демонстрировать собственным поведением и умение действовать в согласии с законами, и уважение к правам человека, а также ко всем демократическим институтам, которые призваны быть гарантами соблюдения этих прав.
Второй профессионально-нравственный принцип важен, потому что он предполагает перевод внешней для журналиста необходимости в его внутреннюю потребность. Это достигается не сразу и только при том условии, что в сообществе журналистов складывается соответствующая атмосфера.
3. Принцип третий: соблюдать общепринятые нормы морали, а также стандарты культуры взаимоотношений, проявляя глубокую человеческую порядочность, воспитанность, уважение к чести и  достоинству личности.  Положение журналиста в обществе таково, что он всегда привлекает к себе внимание и, хочет того или нет, воздействует на аудиторию не только своими текстами. А если это журналист телевидения, то и подавно. Ведь любой его жест, любое слово, выражение лица, даже взгляд (не говоря уж о передачах в целом) могут стать источником «вирусов», добрых или злых — это зависит от уровня его моральности и культуры.
Ориентировать журналистов на соблюдение этого принципа сегодня — задача очень существенная. Ведь в период бурного развития информационного рынка, непрерывного возникновения все новых средств массовой информации и стремительного совершенствования электронной техники журналистский корпус интенсивно пополняется людьми из самых разных отраслей деятельности. Для многих из них профессионально-нравственные ценности журналистики — вовсе не факт, а представление о свободе творчества не имеет ничего общего с грамотным профессиональным представлением. А ведь самой надежной гарантией от вольного или невольного произвола может быть именно высокий уровень человеческой порядочности и культуры журналиста.
4. Принцип четвертый: выполнять все профессиональные действия обдуманно, честно, тщательно, проявляя добросовестность и настойчивость, а при необходимости— мужество. Этот принцип тесно связан с предыдущим. По сути дела, он является детализацией третьего принципа, но детализацией особого рода. Заключенные в нем предписания восходят непосредственно к предписаниям трудовой морали. А трудовая мораль представляет собой особый блок моральной установки, возникший для того, чтобы закрепить в поведении человека, независимо от его места в социуме (независимо от профессии!), добросовестное отношение к труду.
Особенностью профессионально-нравственных принципов является их универсальный характер. Работает ли журналист с источниками информации, выходит ли на контакт с действующими лицами будущих публикаций, обращается ли к аудитории, взаимодействует ли с представителями власти или коллегами — во всех таких случаях он (если считается достойным профессионалом) сознательно или бессознательно опирается на рассмотренные принципы. Это профессиональные нравственные заповеди, следуя которым никогда не потеряешь чувства ответственности, не уронишь своего профессионального достоинства, не запятнаешь чести, словом, будешь жить в ладу с совестью.
Общие этические принципы находят конкретное воплощение и становятся правилами и запретами в тех ситуациях, которые обычны для практической деятельности в журналистике: журналист - аудитория, журналист - источник информации, журналист - персонаж его произведения, журналист - автор, журналист - редактор, журналист - редакционный коллектив, журналист - коллеги по профессии.
Этические нормы в области отношений «журналист - аудитория» носят интегрирующий характер, т.е. здесь «итожится» мера нравственности поведения журналиста во всех других сферах, наиболее полно и отчетливо проявляется морально-этический уровень его сознания и поведения. Прежде всего, это нравственная обязанность, ясно представляя себе «свою» аудиторию, выполнять свой долг перед ней по полному и эффективному удовлетворению ее потребностей и интересов в сфере информации. Памятуя, что журналист творит для аудитории, каждый раз важно решать этические вопросы: нужно ли это произведение аудитории; не впустую ли занимает он ее время и удовлетворяет ли ее действительные нужды; способно ли произведение заинтересовать аудиторию; не отложит ли читатель номер; не выключит ли зритель телевизор; не переключится ли слушатель на другую волну? И соответственно, поддержит ли данное произведение ранее завоеванные доверие, престиж и авторитет?
При этом журналист, ощущающий свою нравственную ответственность перед аудиторией, постоянно решает для себя также вопросы: правильно ли будет воспринята информация аудиторией; адекватно ли будут поняты факты и суждения; как «сработает» аргументация; насколько продвинется аудитория в осознании действительности благодаря его усилиям? Ведь даже смещение акцентов, не говоря уже об «очернительстве» или «лакировке», является нарушением этических обязательств.
В этом же ряду этических обязанностей перед аудиторией выступает и товарищеское отношение к ней. Для журналиста исключена позиция высокомерного наставника, поучающего ментора, равно как и роль «вульгарного писателя», сюсюкающего и заигрывающего с аудиторией. Серьезный, честный, доступный разговор по самым сложным вопросам, умение вести за собой аудиторию, способствовать ее развитию и повышать уровень осмысления окружающего - необходимое требование этики. Стремление быть понятым заставляет журналиста чутко прислушиваться к реакции аудитории, терпеливо работать в ней, отвечать на вопросы и возражения, вновь и вновь с привлечением нового материала возвращаться к важным, но еще не полностью освоенным идеям и выводам, опираясь при этом на простые и понятные факты, примеры и доказательства.
Если попытаться одним словом определить этическую норму в сфере отношений «журналист - аудитория», то, пожалуй, этим словом будет «добросовестность». При этом добросовестность этически разборчивого журналиста проявляется относительно как фактов, так и мнений. Относительно фактов - требования, общие для всех журналистов: полнота, правдивость, доступность. Если у добросовестного журналиста остаются сомнения в точности имеющихся у него сведений о фактах, их полноте, верности передачи деталей, то его обязанность честно указать на сомнения и возможную их недостоверность.
Намного сложнее с мнениями. Ведь интерпретация события или факта так или иначе связана не только с общечеловеческими, но и с групповыми ценностями, стремлениями и идеалами. Поэтому существенно важно выявить, в чем особенность позиции журналиста, а при наличии или возможности иных мнений - честно указать на них или хотя бы только отметить допустимость других позиций по поводу излагаемых фактов, сообщив, где можно с ними познакомиться. И это тем более важно, чем шире плюрализм мнений.
Множество этических норм регламентирует отношения «журналист - источник информации», определяющие формы получения и использования сведений и материалов, которыми располагает частное или официальное лицо. При этом контакты журналиста с источником информации могут носить «открытый» характер (когда журналист предстает перед носителем информации как официальный сотрудник СМИ и сообщает о своих намерениях) или «скрытый» (скрытое наблюдение, когда «журналист меняет профессию», выступая в роли водителя такси, продавца, проводника и т.д., или когда о его присутствии не знают в то время, когда он использует скрытую камеру, скрытый микрофон и т.д.).
Открытый сбор материала обязывает журналиста представиться тем частным и должностным лицам, с которыми он вступает в деловой контакт, ознакомить их с намерениями редакции и кругом интересующих его вопросов. Для бесед с должностными лицами и получения от них документов обычно требуется согласие их руководителей, а для участия в официальных мероприятиях, деловых совещаниях и т.п., не носящих публичного характера, - приглашение или разрешение присутствовать.
В процессе контактов с частными лицами стремление получить максимум информации не может переходить в развязную и безапелляционную требовательность, сопровождающуюся пренебрежением к интересам, желаниям и точке зрения собеседника. Отказ частного лица предоставить информацию и высказать суждение следует уважать. Ссылки в беседе на нужды редакции и журналистские обязанности не должны носить черты скрытого давления и могут быть только напоминанием о выполняемых журналистом обязанностях.
Иное дело при контактах с официальными лицами, обязанными по закону предоставить информацию или содействовать ее получению. Тут журналист вправе напомнить об их ответственности за точное и полное информирование по вопросам, находящимся в их компетенции.
Получая сведения, расследуя обстоятельства, изучая суть событий и поступков, необходимо вести себя беспристрастно, непредубежденно, не следует торопиться с выводами, высказывать свои суждения и давать оценку («за» или «против») до тех пор, пока не будет уверенности в том, что набрано достаточное количество доказательств. Поэтому в ходе сбора информации важно придерживаться правила, которое юристы называют «презумпцией невиновности», т.е. исходить из представления о том, что до тех пор, пока не доказаны та или иная идея, оценка, обвинение, выводы делать нельзя. При этом не следует требовать от лиц, деятельность которых стала объектом внимания журналиста, доказательств своей невиновности в ответ на предположительные обвинения. Разумеется, в любом случае исключается грубость и бестактность.
Такт (от лат. «прикосновение») - чувство меры, подсказывающее соответствующее ситуации поведение, умение держать себя подобающим образом, общаться с людьми, учитывая их положение, представление о должном, принятых нормах поведения и в то же время сохраняя собственное достоинство и «оберегая» уважение общественности к профессии.
Соблюдение такта проявляется как в манере разговора, умении учесть состояние собеседника, заинтересовать и разговорить его, так и в умении слушать и вести себя в ходе беседы. Тактичный журналист не будет проводить беседу, не собрав предварительно информацию о собеседнике (если это возможно), не станет спрашивать его о том, в чем тот некомпетентен, а следовательно, может дать лишь поверхностную или банальную информацию. При этом в процессе беседы важно выслушать все, что хочет сказать собеседник, не прерывая его, а лишь тактично направляя течение разговора. И важно понять, почему именно так, в такой форме, в такой последовательности и столько времени говорит человек, - от этого зависит дальнейшее использование полученных сведений.
Тактичный журналист не станет отрывать своего собеседника от работы, а предварительно договорится с ним о встрече в удобное время и в доверительной обстановке, хорошо подготовится к беседе, съемкам или записи, постарается как можно меньше привлекать к себе внимание и не мешать людям своими занятиями. При необходимости наблюдать за информантом (интересующим объектом) или снимать его на кино- или фотопленку во время работы тактичность требует минимизировать вмешательство. Такт проявляется и в манере одеваться в соответствии с ситуацией, и в манере говорить, задавать вопросы, возражать, т.е. в том, как ведет себя журналист в процессе работы «на людях».
Много этических сложностей возникает при решении вопроса, когда, в какой мере и форме можно использовать инсценировку - делать «постановочные» кадры, «дубли» в документальных съемках, предварять документальные кадры «поставленными» с участием тех же персонажей и т.д. Дело тут даже не в том, что инсценировка выдает себя (можно ведь и талантливо «поставить под документ»), а в этичности самого приема, в основе которого - подмена или даже искажение документально «бывшего». Не исключая такого приема из журналистского арсенала - использовать «восстановленную документальность», следует указать на задачи и характер применения этой формы.
Скрытое наблюдение оправдано в двух случаях. Первый - когда важно увидеть «непотревоженную» жизнь (поскольку открытое наблюдение так или иначе меняет поведение людей в изучаемой ситуации), увидеть и понять ее в естественном течении и проявлении, «изнутри». Второй -когда надо получить сведения о сознательно скрываемых сторонах жизни, секретных операциях, хранящихся в тайне документах (помня, что сохранение тайны - дело тех, кому она доверена).
В первом случае важно продумать, правильно ли выбран объект наблюдения (нужно ли, например охотиться за сведениями об интимных сторонах жизни), допустимо ли выступать в принимаемой роли (в частности, нельзя представляться официальным лицом - работником органов милиции, следствия, контроля и т.д., выступать под маской преступника, симулировать болезнь и т.д., что либо запрещено законом, либо неэтично). Следует помнить, что организуя скрытое наблюдение, нельзя обойтись без согласования акции с соответствующими представителями - директором завода, руководителем артели строителей и т.д.
При скрытом наблюдении важно вести себя в рамках и формах, свойственных обычному поведению «замененных» журналистом людей, и быть максимально нейтральным, чтобы не нарушить «чистоту» ситуации, не спровоцировать «нужные» поступки и высказывания.
Скрытое наблюдение - трудное и опасное дело, и решаться на него следует в исключительных случаях, соблюдая при этом права и законные интересы тех, кто становится объектом наблюдения.
При использовании полученной эмпирической информации также возникает ряд этических проблем. Нередко, сообщая сведения, собеседник предупреждает, что предоставляет информацию «не для публикации», или просит, чтобы публикуемые материалы были даны без ссылки на источник, в той или иной форме, только в извлечениях и т.д. Эти требования информанта обязательны для исполнения, за исключением тех случаев, когда его показания имеют крайнюю общественную важность либо представляют интерес для органов правосудия.
И даже тогда, когда журналист располагает согласием информанта на публикацию сведений, он должен тщательно продумать, следует ли их публиковать и в какой форме (полностью или частично, указывая точные данные или меняя имена, географические названия и т.д.). Ведь согласие информанта может быть дано по беспечности или незнанию возможных негативных для него последствий. Журналист обязан обдумать последствия публикации, чтобы избежать нежелательных результатов. Это тем более касается сведений, полученных путем скрытого наблюдения.
Журналист должен быть крайне осторожным при вычленении из всего объема сведений тех, которые войдут в публикацию, при монтаже фото- и кинокадров, магнитной (видео- и аудио-) пленки, чтобы не исказить смысла и характера полученных сведений и не вызвать в связи с этим обвинений со стороны информанта. Крайним нарушением этических норм является сознательное «выдергивание» фрагментов и сознательно извращающий истину монтаж высказываний и кадров. Точно так же серьезные этические сомнения вызывает использование сведений для критики, если сбор их объяснялся поиском «положительных примеров», и т.п. Журналист не имеет морального права публиковать полученные от другого лица сведения, выдавая их за свои; особенно недопустимо использовать самокритичные высказывания против того, кому они принадлежат, выдавать разработанные, но не принятые в тех или иных организациях решения за свои собственные предложения.
Готовя и публикуя очерк, интервью, фельетон, журналист должен решать этические проблемы в системе «журналист - персонаж».
В большинстве случаев с этической точки зрения недопустимо в качестве персонажа (положительного или отрицательного) выбирать родных и близких, друзей или людей, с которыми журналиста связывают личные отношения (учитель, начальник и др.). Требуются веские причины общественного порядка, чтобы в качестве персонажа выбрать такого человека. При этом в публикации следует объяснить такое решение. И наоборот, этический долг повелевает выступить непременно в том случае, когда отмолчаться - значит нанести вред делу, которым занят этот человек. Эта нравственная обязанность распространяется и на положительных и на отрицательных персонажей. Ведь благотворным вмешательством в жизнь человека может быть и поддержка, и критика.
Имея дело с реальным человеком, приводя о нем документальные достоверные факты, журналист (в отличие от писателя или художника) обязан тщательно взвесить, что и как сообщать о своем герое, чтобы не нарушить известное правило «прежде всего не навреди». Это вопрос о том, какие именно черты портрета, характера, подробности биографии, стороны жизни, отношения с окружающими, будучи разглашенными, могут нанести ущерб герою в его дальнейшей жизни, осложнить ее. Важно и то, как подать отобранные детали и подробности, чтобы не возникло нежелательных оттенков и ассоциаций при восприятии произведения. Кино- и фотожурналисты знают, что «крупный план», снятый в моменты острых переживаний или трудового напряжения, порой оказывается малопригодным для публикации именно из этических соображений. И уж совершенно недопустимо ироническое обыгрывание имен, фамилий, внешнего облика, физических несовершенств  - того, в чем человек «не виноват».
Наконец, если какие-то трудные с точки зрения этики эпизоды, факты, черты, детали журналист считает все-таки нужным ввести в произведение, ему приходится решать вопрос об их частичном или полном «раздокументировании», т.е. следует ли изменять названия, даты, имена и т.д.
Выступая в качестве редактора и критика произведений коллег, журналист вступает в область этических отношений «журналист - автор». За каждым письмом, материалом, заказанным или поступившим «самотеком», стоит человек, требующий к себе чуткого отношения (здесь мы не говорим о графоманах, это особый случай). Не обидеть молчанием или немотивированным, тем более написанным «под копирку» отказом, а вовремя и по-деловому ответить, тактично дать совет по доработке или переработке произведения, указать на возможные шаги дальнейшего сотрудничества с редакцией - во всем этом проявляется нравственная сторона взаимоотношений с авторами.
Заказывая материал или получив в редакции поручение по работе над «чужим» текстом, журналист тем самым берет на себя ответственность помогать автору. Но это вовсе не означает получения права на безапелляционное требование делать именно так, как хочет редактор, или, наоборот, соглашаться со всем, что предлагает автор. Нормой является уважение к авторской мысли, аргументации, композиции, стилю. И если возникает необходимость в доработке или переработке произведения, важна четкая аргументация, исходящая из позиции редакции и возможностей автора. Если в целом произведение редакцию устраивает и разногласия возникают лишь по отдельным вопросам, можно и нужно при публикации этого произведения во «врезке» или в примечаниях сделать оговорки от имени редакции.
При подготовке текста к публикации даже незначительные поправки желательно согласовывать с автором. Если это невозможно (что случается при оперативной работе), стоит провести мысленно эксперимент: как бы отнесся автор к данным поправкам? А после публикации следует объясниться с ним. С другой стороны, неверно поступает автор, который в расчете на редакторскую доработку оставляет материал сырым и считает его «доводку» делом редактора. Редактору приходится сталкиваться и с упрямыми авторами, несмотря ни на что настаивающими «на своем». Этика требует терпения и откровенности в отношениях с такими авторами.
Грубым нарушением этических норм является «заавторство», когда журналист лишь на основе сырых исходных данных, предоставленных «автором», практически пишет произведение за него. К сожалению, это бывает нередко, притом автору, который «организовал и написал» произведение, порой выплачивают часть гонорара. Нормой же в данном случае является либо выступление в соавторстве, либо указание на то, что данный материал представляет собой литературную запись, либо подача его в форме интервью.
Этические вопросы возникают и в сфере отношений «журналист - редакционный коллектив». Вступая в уже сложившийся редакционный коллектив с проявившимся направлением и характером реализации редакционной политики, журналист становится составной частью этого коллектива и принимает на себя соответствующую долю ответственности за ее проведение. При этом от него ждут не просто слепого следования принятой линии, а - при единстве в принципиальных вопросах - творческой ее реализации, активного участия в развитии, уточнении и дополнении. Иначе он не творческая личность, а только исполнитель, простой служащий. Это особенно важно, если журналистский коллектив сам выступает учредителем издания или программы.
В случае возникновения серьезных разногласий в определении и проведении принятого направления или тем более отступления журналиста от идейно-политической позиции редакции неизбежным оказывается разрыв его отношений с коллективом и переход в другое СМИ (или же создание собственного). В условиях плюрализма как то, так и другое осуществимо. Переходы бывают возможны и необходимы также, если возникают трудности в процессе адаптации к редакции или появляется ощущение неполноты самореализации.
Нормальные отношения журналиста с редакцией предполагают сохранение редакционной профессиональной тайны, взаимопомощь и взаимоподдержку, выполнение всего того, что необходимо редакции для ее успешного функционирования (даже за рамками оговоренных в контракте обязанностей). Разумеется, журналист не должен выступать без согласия редакции в других СМИ даже под псевдонимом (тем более, если сотрудник по поручению редакции получил доступ к уникальным данным), а о перепечатке (даже переработанных) своих произведений в других СМИ, сборниках и т.д. он обязан известить редакцию и получить на это ее согласие.
Продолжением норм отношений журналиста и редакции являются этические правила в сфере «журналист - коллеги». Строгое распределение обязанностей и соблюдение иерархичности отношений между сотрудниками сочетаются в журналистике с коллегиальностью и товарищеским взаимодействием, когда единый в своих принципиальных позициях коллектив совместно решает сложные творческие, организационно-массовые и другие вопросы ведения своего издания или программы. Этически обязательным является ощущение себя частью коллектива, ответственным перед ним во всех шагах своей деятельности. Если это условие соблюдается, журналист при выполнении своих обязанностей вправе рассчитывать на поддержку коллег, их помощь, готовность подменить в нужный момент. Такой коллектив не терпит нетоварищеского отношения между сотрудниками, равнодушия, деления работы на «белую» и «черную» и т.д.
И вместе с тем это отношения принципиальные, и в ходе решения творческих задач в таком коллективе могут (и хорошо, когда так бывает) возникать споры, вестись поиски в разных направлениях, высказываться различные мнения и предложения. Долг товарищества обязывает к коллегиальному, совместному обсуждению и решению проблем, преодолению разногласий, когда к минимуму сведен административный стиль. Это, впрочем, не исключает и «команд», исходящих от руководства редакций, - важно, чтобы эти «команды» были итогом и реализацией решения, принятого коллегиально и поддерживаемого творческим ядром редакции.
Сознавая, что в редакционном коллективе собираются разные люди, с разными характерами, опытом работы, подходами, достоинствами и слабостями, каждый сотрудник редакции должен проявлять максимум терпимости и понимания, если нет принципиальных разногласий. Ведь разнообразие мнений, наличие различных точек зрения - одна из важнейших положительных черт коллектива, который может в полной мере реализовать свой творческий потенциал благодаря разнообразию входящих в его состав «единиц».
Чувство локтя, солидарность, взаимопомощь свойственны в журналистике не только работникам какой-либо одной редакции - они присущи всему кругу коллег-журналистов, если речь идет о профессиональных проблемах (несмотря на существующие идейно-политические разногласия). Профессиональное товарищество обязывает к взаимопомощи в «технических» сторонах деятельности, побуждает к обмену внутрижурналистскими сведениями, совместному поиску информации и деловых контактов и т.д.
Товарищество не исключает и творческого соревнования - желания первым разыскать сенсационные факты и материалы, «выдать» то, что на профессиональном сленге называется «фитилем» (необычный, привлекающий всеобщее внимание, «гвоздевой» материал), и тем самым опередить, «обскакать на лихом коне» коллег. Однако стремление к первенству и исключительности в информационной работе и вызванная этим деятельность (иногда даже «тайные операции») имеют этические ограничения, если проведение их наносит ущерб коллегам и общему журналистскому делу.
При наличии жестких принципов этические нормы носят уже менее регламентированный характер, а правила поведения журналиста определяются едва ли не для каждого конкретного случая. Это важно иметь в виду, во-первых, чтобы журналисты могли отличать нормы этики от юридических норм и, во-вторых, чтобы они понимали, что этичность (или неэтичность) их поведения определятся на основе общих принципов ситуативно, в рамках достаточно широких. Это не означает, что этические решения носят волюнтаристский характер, а этика релятивна, относительна и субъективна. Это говорит лишь о том, что журналист должен обладать, зная принципы этики, высокоразвитым моральным сознанием и опытом нравственного поведения, которые в каждом конкретном случае для себя и относительно коллег помогут ему решить, что и насколько этично или неэтично. Поэтому и «суд чести» в журналистике должен учитывать конкретные обстоятельства, тонко разбираться в нюансах отношений между людьми. Этический анализ и самоанализ - обязательный, хотя и очень сложный, компонент журналистской практики.

(25.1 KiB, 69 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистреские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!