Этические проблемы информатизации и компьютеризации

9 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение           3
1. Этические проблемы информатизации общества    4
2. Компьютерная этика как ответ компьютеризации    8
3. Этические проблемы хакерства       13
Заключение          16
Список литературы         17

Введение

За последние 10 лет информационная этика стала жизненно важной отраслью знаний. Будучи ответом на новые требования, предъявляемые эпохой информационного общества как к профессионалам, так и к общественности, информационная этика стала своеобразным мостом между понятием личной ответственности граждан и политикой государства.
Превращение сферы высоких технологий и компьютерной информации в молниеносно развивающуюся отрасль научно-технического комплекса, охватывающую транспорт, медицину, коммуникации, образование, банковское дело, промышленность, электронную коммерцию, услуги, быт и пр., приводит к замещению многих видов человеческой деятельности функциями компьютеров. Этот факт уже оказывает серьезное воздействие на нравственность, политику, социальную теорию, психологию. Значение этих процессов столь необычно, что изучать их взялась новая социальная дисциплина – компьютерная этика.

1. Этические проблемы информатизации общества

“ХХ век - это эпоха компьютерной революции, в которой можно различить две стадии”, писал Дж.Мур в статье “Что такое компьютерная этика?” (6, с. 266). Первая стадия связана с созданием и совершенствованием собственно ЭВМ, она уже в основном закончилась. Вторая стадия состоит в том, что компьютерная технология быстро становится интегрированной частью едва ли не всех общественных институтов. Дж.Мур уже в середине 80-х гг. предвидел, что к концу ХХ века многие виды человеческой деятельности и многие социальные институты будут преобразованы компьютерной технологией, и это несомненно породит “широкий спектр проблем для компьютерной этики” (6, с. 270-271).
Первые свидетельства трансформирующего социального эффекта компьютеризации проявились в американском общества еще во время президентских выборов 1984 г. Дело в том, что ранее компьютеры использовались в США только для определения результатов голосования, но во время тех президентских выборов голоса избирателей впервые подсчитывались в ходе голосования, и прогнозы компьютера объявлялись по телевидению еще до закрытия избирательных участков, причем не только в далекой Калифорнии, но и в самом Нью-Йорке. Так, используя прогностическую функцию компьютера, оказалось возможным влиять на исход выборов (6, с. 271).
Впрочем, рассуждения компьютерных этиков и информационная практика не всегда совпадают. Так, в 1999 г. во время региональных выборов в США на соответствующих Интернет-сайтах публиковались сведения социологического опроса только что проголосовавших избирателей, что являлось прямым нарушением закона о выборах (8, с. 126).
В 1999 г. и в России во время выборов в Государственную Думу на Интернет-сайте Фонда эффективной политики “Выборы в России” в течение всего дня, когда происходило голосование, публиковались результаты опросов, проводимых на выходе из избирательных участков. Согласно закону Российской Федерации о выборах депутатов Госдумы, средствам массовой информации, PR и социологическим агентствам запрещено публиковать прогнозы и результаты опросов как в течение трех дней, которые предшествуют выборам, так и в день самих выборов. Фонд “Выборы в России” публиковал такие результаты 19 декабря 1999 г. с самого утра и на протяжении всего дня, а поскольку в России не было закона, объявляющего Интернет средством массовой информации, то официально закрыть этот сайт в день выборов не представлялось возможным. Вот и 26 марта 2000 года Николай Сванидзе обнародовал на канале РТР за час до окончания голосования полученные из Интернета предварительные итоги выборов президента России (8, с. 11).
Компьютерная революция породила, помимо проблем общего характера, такие насущные проблемы, как вторжение при помощи компьютера в личную жизнь индивида и компьютерная преступность. Группа проблем информационного и компьютеризированного общества касается профессиональной этики и юриспруденции, прав собственности на компьютерные программы, ответственности за допускаемые компьютером ошибки, изменений структуры и ценностных характеристик профессиональных этических кодексов (этика врача, этика учителя, этика бизнесмена и т.д.).
Основная характеристика эпохи компьютеризации состоит в так называемой “логической податливости компьютера”, т.е. компьютер может быть запрограммирован для выполнения любой логической операции, независимо от её этической ценности. Дж.Снэппер в статье “Ответственность за совершаемые компьютером ошибки” (6, с.289-295) выделяет в среде ученых тех, кто рассматривает компьютер как “агента действия”, принимающего решения и несущего ответственность за появляющиеся в этих решениях ошибки. Другая группа ученых, пишет Дж.Снэппер, склонна полагать, что компьютеры пока не способны “отвечать” за ошибки. Дж.Снэппер еще в 1985 г. предсказал возможность создания суперкомпьютеров, которым бы вменялось в обязанность “отвечать” за свои решения.
Впрочем, сам вопрос о “компьютерных ошибках” также представляет особую проблему. Если мы говорим о медицинских компьютерных программах, которые ставят диагноз, предписывают лекарства, определяют их дозировку и даже оперируют, то здесь идет речь о здоровье пациента, отчего и незначительные ошибки недопустимы (6, с. 290).
Одним из последствий информационной революции можно считать возможность утери права индивида на частную жизнь (privacy), т.е. основного из прав человека. Без этого права, пишет Р.Спинелло, “наше существование становится контролируемым, а наше достоинство как человеческих индивидов вполне может быть нарушено” (8, с. 129). Ведь возможность контролировать информацию о себе - это моральная основа понятия “право на частную жизнь” (privacy). Но если подобная информация хранится в банках данных, причем зачастую она “переплетается” с другой информацией, то можно предположить, что в какой-то момент информация, извлеченная для одной цели, может быть использована для других целей без всякого согласия лица, о котором идет речь.
Многие защитники неограниченного расширения сети электронной почты (e-mail) утверждают, что единственный вред состоит здесь в получении некоторыми людьми нежелательных посланий, но автор книги “Этические аспекты информационной технологии” (8) Ричард Спинелло предупреждает о более серьезных последствиях, включая опасную власть перекомбинирования данных и возможность попадания их в руки преступных элементов. Он предлагает введение принципа “имплицитного информационного согласия” в качестве важного компромисса между нуждами бизнеса и правом на частную жизнь потребителей.
Согласно этому принципу, компании должны информировать потребителей о первичном и вторичном использовании персональной информации о них и воздерживаться от использования этих данных в случае отрицательного отношения потребителя к такой практике. Технологическое решение защиты права на персональную тайну в банках данных может состоять в замене электронной идентификации личности ее собственным номером. Так, скажем, гипотетическая Салли Джонс может скрываться под номером, который никак не указывает на ее личность.
Отдельную этическую проблему представляет широко распространенная практика копирования компьютерных программ, которую следует расценивать как обычную кражу. Дело в том, что защита интеллектуальной собственности на компьютерную программу чрезвычайно сложный вопрос. Ведь эти программы не подпадают под традиционные категории законов о торговых секретах, патентах и копирайте. Сложность этого вопроса состоит в трудности различения между кражей идеи и использованием чужой идеи в качестве основы для новой идеи или новой технологии.
В работе “Информационная этика: О философских основаниях компьютерной этики” английский ученый Лучиано Флориди (8, с. 154) называет информационную этику онтоцентричной теорией, ибо ее задача – оценить с моральной точки зрения любую информацию обо всем, что существует или будет существовать в мире, - начиная от людей и их социальных отношений и до звезд, камней, животных, растений, провозглашая при этом онтологическое равенство всех форм действительности.
Как известно, биоцентричная этика обычно основывает свой анализ на этическом всеобщем нравственном законе о внутренней ценности жизни и на негативном отношении к любому виду страдания (8, с. 12). Информационная же этика предполагает, что существует нечто более элементарное и фундаментальное, нежели жизнь и страдание. Речь идет вообще о бытии, понимаемом как информация. Информационная этика утверждает, что бытие/информация имеет внутреннюю непреходящую стоимость, и обосновывает эту позицию признанием того факта, что любая информационная сущность имеет не только право сохранять свой статус, но может улучшаться и изменяться.
Информационная этика оценивает долг рационального индивида в терминах расширения инфосферы, а любое действие, направленное на искажение или сокращение инфосферы, рассматривает как причинение вреда, т.е. откровенное зло (8).
Информационная этика ориентирована на объект, отчего и является онтоцентричной нестандартной теорией, которая вовсе не трактует понятия добродетели, счастья или долга, а организована вокруг понятий рачительности и заботливости (for the sake and care). Вопросы всех видов нормативной этики “что я должен делать?” или “кем я должен быть?” заменяются здесь вопросом “что следует уважать и улучшать?” Ответ на этот вопрос предполагает, что все действия должны совершаться ради и во имя пользователя информационной среды, во имя и ради инфосферы.
Таким образом, движение от антропоцентричной перспективы в этике к перспективе биоцентричной теперь принимает новое направление - от биоцентричного подхода к онтоцентричному, в сторону учения о бытии как таковом, Ведь информация о нас есть часть нашего бытия, а тот, кто владеет такой информацией, обладает “частью” нашего существа, чем нарушает нашу автономность. При этом не следует забывать о том, что существует и такой тип информации о каждом из нас, который требует публичности, иначе мы не сможем называться членами общества. Вот почему говорят о нескольких видах “права на частную жизнь” (privacy) - физическом, ментальном, информационном.

2. Компьютерная этика как ответ компьютеризации

Пионерами компьютерной этики в 80-е гг. ХХ в. в США были философы Дж.Мур, Дебора Джонсон, Дж.Снэппер, Л.Ллойд,, У.Бетчел, Джулия Ван Дюн и др. Именно они показали, что компьютерная этика - это отнюдь не определенный свод правил, а динамичное и сложное поле исследования, включающее анализ отношений между фактами, концепциями, политикой и ценностями с учетом постоянно изменяющейся компьютерной технологии. Компьютерная этика - это поле исследования, лежащее на грани между новыми технологиями и нормативной этикой и зависящее от них.
Было бы ошибкой считать, что этика компьютерных технологий есть нечто уникальное, стоящее в стороне от этики бизнеса и социальной этики. Ведь проблемы компьютерной этики решаются при помощи тех же аналитических приемов и этических категорий, которые со времен античности применяются в традиционных этических учениях: в консеквенциальной этике, в утилитаризме, деонтологии, этике “общественного договора”, в этике категорического императива Канта, в его принципе самоценности каждой личности, в автономной и гетерономной этиках (8, с. 37).
Однако использование традиционных этических категорий не всегда помогает решить сложные и зачастую амбивалентные проблемы, возникающие в сфере компьютерной информации и компьютерной науки.
В статьях, опубликованных в конце 1985 г. в специальном выпуске американского философского журнала “Метафилософия”, впервые комплексно обсуждались проблемы НТП, компьютерной революции, говорилось о необходимости выработки нового морально-этического подхода в условиях неслыханно быстрого развития информационно-поисковых и информационно-логических систем, т.е. шла речь о практическом создании компьютерных этических кодексов (9, с. 314).
По мере того, как в конце ХХ века компьютеры стремительно проникали в жизнь общества, трансформирующий эффект компьютеризации нарастал. Изменилось традиционное понимание “работы” как выполнения определенных обязанностей в определенном месте и в определенное время. Работа превратилась во множестве случаев в инструктаж компьютера. В компьютеризированном обществе постепенно пересматривались и ценности, связанные с прежней концепцией работы: общаясь, не выходя из дому, с компьютерным терминалом, служащий терял постоянный контакт с коллегами; управляя роботом путем нажатия кнопок, человек уже не мог гордиться конечным продуктом такого труда.
Компьютеризация постепенно изменила ценности, ассоциирующиеся с традиционными методами образования. Ведь обучение посредством компьютера и дистанционное образование в конце концов могут сделать ненужной рутинную профессию учителя, вузовского преподавателя, но одновременно встанет вопрос, что же такое образование, если в качестве учителя используется компьютер (6, с.272).
Исходя из того, что операции компьютера большую часть времени остаются “невидимыми”, Дж.Мур выделил три рода компьютерных “невидимостей”, имеющих этическое значение. Первым типом “невидимого фактора” он назвал “невидимый обман”, т.е. намеренное использование невидимых операций компьютера с целью осуществить неэтичное либо преступное действие.
Дж.Мур в связи с этим приводит гипотетический пример. Программист, работающий в банке, мог бы похитить так называемый “избыточный процент”. В ходе банковских операций при подсчете процента с вкладов после округления сумм постоянно остаются доли цента. Программист мог бы составить и ввести в компьютер соответствующую программу с заданием переводить эти остаточные доли цента со всех банковских операций на свой счет, осуществив тем самым похищение “избыточного процента”.
Вторым типом “невидимого фактора” в компьютерной технологии Дж.Мур назвал присутствие “невидимых ценностей программы” (6, с.273), т.е. ценностей, ненамеренно вводимых в программу, и до поры до времени не известных ни тем, кто программой пользуется, ни даже тем, кто ее составляет.
Здесь Дж.Мур приводит в качестве примера конкретный случай. При создании программы для предварительной продажи авиабилетов в США в
80-е гг. программисты использовали алфавитный принцип. Эта “невидимая ценность программы” оставалась незамеченной, пока не выяснилось, что при продаже авиабилетов компания “Америкен эйрлайнз” получала преимущество перед компанией “Брэнифф эйрлайнз”, что привело к банкротству последней и кончилось судебным разбирательством.
Еще один случай “невидимых ценностей” программы - авария АЭС на Трехмильном острове в США. Операторы на Трехмильном острове работали с компьютером, который был запрограммирован моделировать возможные нарушения, включая неисправности, порождаемые другими неисправностями. Однако, как установила комиссия Кемени, которая расследовала причины аварии, “моделирующее устройство не было запрограммировано для моделирования одновременно нескольких независимых нарушений” (6, с.274). Во время аварии на Трехмильном острове операторы столкнулись именно с ситуацией последнего типа. “Неадекватность компьютерного моделирования оказалась результатом решения, принятого в ходе программирования, пусть даже это решение было неосознанным или просто неявным. Вскоре после аварии компьютер был перепрограммирован так, чтобы моделировать ситуации, аналогичные той, что привели к этой аварии” (6, с.274).
Третий тип “невидимого фактора” компьютерной технологии - “невидимый комплекс вычислений”. Дело в том, что компьютер способен выполнять столь сложные расчеты, которые просто не охватываются человеческим сознанием, непостижимы для человеческого понимания и неподвластны контролю (даже если сама программа вполне доступна нашему интеллекту). Отсюда и возникает вопрос, пишет Дж.Мур, насколько можно доверять “невидимому расчету” (6, с. 288).
В связи с тем, что логика компьютера способна варьировать бесконечно, отсюда безгранична и потенциальная сфера применения компьютерной техники. От компьютерной технологии, с одной стороны, зависит разрешение таких насущных задач, как ликвидация сбоев и диспропорций в экономике, изменение концепции отчуждения и дегуманизации индивида и пр. С другой стороны, компьютерная технология ведет к созданию “чуждого интеллекта”, обладающего отличающимися от человеческих ценностями.
Компьютерная этика представляет собой анализ природы и социального воздействия компьютерной технологии в сочетании с соответствующими формулировками этического оправдания технологии. По мнению Дж.Мура, глобальные проблемы компьютерной  этики возникают в связи с отсутствием ясности в вопросах о том, каковы же этические ограничения при применении компьютерной технологии и как следует поступать в связи с тем, что компьютеры предоставляют обществу новые возможности в выборе действий. Компьютерная этика призвана сформулировать правила этих новых действий, она должна ответить на вопросы этического использования компьютерных технологий как социального, так и личностного характера, ибо механическое применение нормативных этических максим в условиях компьютеризированного общества становится недостаточным.
Американский этик Дебора Джонсон выпустила в 1985 г. учебник “Компьютерная этика”, который в 1994 г. вышел вторым изданием (8). Это наиболее известный учебник по компьютерной этике, основным тезисом которого является утверждение, что этические проблемы использования компьютеров отнюдь не являются чем-то новым и неизведанным и, следовательно, вовсе не требуется создавать особую теорию, чтобы с этими проблемами справиться. Будучи исследовательницей этики Канта, Д.Джонсон предлагает опираться на традиционные моральные принципы и теории, даже когда речь идет об этике компьютерной эпохи.
В 80-е гг. ХХ века американскими этиками был введен термин “компьютерный профессионал” (КП), что означало “индивида, зарабатывающего на жизнь работой с компьютерами” (6, с. 25). Здесь имелись в виду не только программисты, системные аналитики, системотехники, продавцы компьютерного оборудования, но и все те, кто в ходе своей работы используют компьютеры: служащие банковской и конструкторской сфер, работники народного образования, медицинские диагносты, врачи, планировщики и разработчики бюджета и т.д.
“Занимаясь своим делом, КП вступает во взаимоотношения с работодателем, клиентом (или потребителем), с собратом по профессии и со всем обществом” (16, с.26). Это означает, что КП входят не только в специфические отношения друг с другом, но и получают власть над отдельными людьми, социальными институциями и даже над окружающей средой. Вот почему, считает Д.Джонсон, такой человек как и любой другой профессионал, должен испытывать на себе действие категорического императива, т.е. к нему должно относиться только как к цели и никогда как к средству.
В области использования компьютеров обязательства КП по отношению к клиенту-потребителю все еще четко не выявлены. Так, если берется обязательство разработать компьютерную систему для малого бизнеса, пишет Д.Джонсон, то остается ряд неясностей: какова гарантия от ошибок, за чей счет должна производиться вторичная наладка системы, кто будет обладать авторским правом на программы. Все эти позиции должны быть оговорены в контракте, причем клиент-потребитель вправе требовать внесения соответствующих пунктов (6, с. 228).

3. Этические проблемы хакерства

Отдельную этическую проблему представляет широко распространенная практика копирования компьютерных программ, которую следует расценивать как обычную кражу. Дело в том, что защита интеллектуальной собственности на компьютерную программу чрезвычайно сложный вопрос. Ведь эти программы не подпадают под традиционные категории законов о торговых секретах, патентах и копирайте. Сложность этого вопроса состоит в трудности различения между кражей идеи и использованием чужой идеи в качестве основы для новой идеи или новой технологии.
Распространение персональных компьютеров, которые не поддаются такому централизованному контролю, как мейнфреймы (или хосткомпьютеры), привело к тому, что доступ к секретной информации получили и “аутсайдеры”, т.е. хакеры, и “инсайдеры”, т.е. служащие и консультанты фирм. Служащие обычно начинают манипулировать компьютерными системами ради собственной выгоды или в качестве мести работодателю. Что касается хакеров, то весьма поучительна история одного из самых знаменитых американских компьютерных взломщиков Кевина Митника.
В 1994 г. репортер газеты “Нью-Йорк таймс” Джон Маркофф в соавторстве с Цутому Шимомурой издал книгу “Рассказ о поиске и поимке Кевина Митника” (Takedown: The pursuit and capture of Kevin Mitnick”), в которой, как и в предыдущей книге Джона Маркоффа “Киберпанк”, описана судьба Кевина Дэвида Митника (его клички - Кондор и Джеймс Бонд, год рождения - 1964). В списке “побед” Митника - проникновение в компьютерные сети Североамериканской противовоздушной обороны в Колорадо, взлом компьютерной системы Армии США, взлом локальных сетей ряда компаний и многие другие преступления. Вершина преступной деятельности Митника - проникновение в компьютер главного американского специалиста по компьютерной безопасности Цутому Шимомуры (6, с. 111).
Кевин Митник долгое время безуспешно разыскивался ФБР, а он благополучно скрывался от полиции, меняя документы, что при его мастерстве было совсем не сложно. Митник проникал в компьютер Департамента транспорта и вставлял в тамошний список получающих водительские права, любое произвольное имя со своей фотографией. Затем на следующий день он приходил в учреждение и “получал новенькие и абсолютно настоящие документы, позволявшие ему и дальше дурачить сыщиков”. Когда же Кевин Митник взломал суперзащищенный домашний компьютер самого Шимомуры, а затем из компьютера фирмы “NetCom Inc.” Митник украл файл с более чем 20 тысячами номеров действующих кредитных карт, установленная Шимомурой особая аппаратура слежения позволила обнаружить, что хакер находится в штате Северная Каролина близ города Райлех. В скором времени Митник был арестован и судим, но срок его заключения истек в январе 2000 года.

Заключение

Итак, подводя итог работе, отметим, что наше общество вступило в период глобальной информатизации и компьютеризации. Кибернетический век в научной литературе именуют также “цивилизацией третьей волны” и, рассуждая об этой цивилизации и расхваливая ее достоинства, ученые вынуждены признавать, что у нее существует целый ряд отрицательных моментов именно в этической сфере: автоматизация и стандартизация человека, лавинность информации, элитарность знания, усиление властных функций благодаря знаниям, исчезновение многих профессий, усиление взаимозависимости людей, уязвимость больших систем, а также так называемый “компьютерный синдром”, т.е. “риск утраты связи человека с действительностью и забвения критериев реальности происходящего”.
Осознание важности стоящих перед компьютеризированным обществом проблем привел к тому, что в ряде школ детям начали преподавать основы компьютерной этики, ибо в последнее время стало появляться слишком много вирусов и вредительских программ, авторы которых сидят еще на школьной скамье.

Список литературы

1. Гусейнов А. А., Апресян Р.Г. Этика. – М., 2002.
2. Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика. – Минск: Тера-системс, 2004.
3. Золоухина-Аболина Е.В. Курс лекций по этике. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.
4. Краснов В.Н. Этика. – М.: Проспект, 2001.
5. Кругляницо Т.Ф. Этика и этикет. – М.: Флинта, 2005.
6. Мур Дж. Компьютерная этика. – СПб.: Лань, 2001.
7. Попов Л. А. Этика. – М., 2001.
8. Рысь М.Н. Этика информационного общества. – СПб.: Питер, 2006.
9. Якобсон В.М. Этика. – М.: Прогресс, 2003.

(17.8 KiB, 32 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!