Этические проблемы борьбы с коррупцией в органах внутренних дел

14 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Коррупция, как вид преступности, тесно переплетается с другими видами антиобщественных проявлений и, прежде всего, с организованной преступностью, теневой экономикой и терроризмом, «подпитывает» их и «питается» от них. Эти обстоятельства обуславливают необходимость рассмотрения данного явления уже не как совокупность отдельных фактов воздействия на принятие управленческого решения посредством подкупа чиновников, а как складывающуюся и развивающуюся систему, которая является серьезным вызовом современности национальной и экономической безопасности стран, в том числе и в первую очередь России. Коррупция начинает всерьез влиять на снижение темпов экономического роста, снижение потенциала институтов гражданского общества, на подрыв доверия государственным структурам, нарушение прав человека, оказывает другие негативные воздействия.

Коррупция, ее масштабы и социальные последствия, как система отношений, основанных на противоправной деятельности представителей органов власти и управления, губительна для общества и государства, о чем говорят следующие данные.

В 2008 г. количество преступлений, связанных с коррупцией, в силовых структурах Российской Федерации выросло на 35,4%. Во внутренних войсках МВД России рост составил в 3,2 раза, в органах и учреждениях МЧС – в 1,6 раза, в Министерстве обороны РФ – на 2,4%, в пограничных органах ФСБ – более чем на 10%. В целом ущерб от коррупции в военных структурах России вырос в 3,5 раза и составил 1,6 млрд. рублей. Размер ущерба в структурах МЧС РФ увеличился в 15 раз (!), во внутренних войсках – в 8,5 раза, в Минобороны – в 3,4 раза. За коррупцию и хищения к ответственности привлечены 290 офицеров, осуждены 8 высших офицеров. Более половины всех преступлений – посягательство на военное имущество и бюджетные средства. Самая «народная» или «низовая» коррупция процветает в милиции (включая ГАИ), образовании и здравоохранении. Однако стражи порядка, педагоги и врачи вместе взятые, обеспечивают лишь 10-15% коррупционного оборота в России, который оценивается экспертами в 250-300 млрд. долларов США в год[1].

В последние два года в России выявляется в среднем по 6,5 – 6,8 тысячи случаев взяточничества. Однако даже представители следственных органов признают, что официальны данные о коррупции примерно в 2000 раз(!) ниже реального числа преступлений. Независимые эксперты оценивают доходы чиновников-коррупционеров в треть государственного бюджета. Только на взятки бизнес тратит около 33 млрд. долларов США[2].

По данным следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации за 9 месяцев (январь-сентябрь) 2008 г. за совершение коррупционных преступлений к ответственности были привлечены 24 депутата областных и краевых дум, 146 депутатов выборочных органов местного самоуправления, 327 глав местного самоуправления[3].

Традиционно сложившиеся правоохранительные механизмы противодействия преступности уже устарели и не в состоянии обеспечивать эффективную борьбу с глобальными криминальными проявлениями в общественной жизни, включая коррупцию.

Современная национальная преступность является масштабной, хорошо организованной и технически оснащенной, располагающей колоссальными материальными и финансовыми ресурсами, опирающейся на хорошо организованные силы собственной безопасности, разведки и шпионажа, поддержку со стороны коррумпированных органов государственной власти, должностных лиц и лиц из состава правоохранительных и контролирующих органов.

Анализ причин разрастания преступности показывает, что существенную роль в ихпроявлении играет захват криминальными структурами информационного пространства и их господство в области информации, иными словами преступность победила в информационной войне: ей подвластны органы массовой информации; она имеет порой неограниченный доступ к государственным информационным ресурсам; имеет мощные технические средства получения информации, которые недоступны в большей части для правоохранительных органов; неограниченно использует глобальные геоинформационные системы и в определенной степени контролирует их; хорошо защищает свои информационные ресурсы и активно противодействует получению о себе информации с применением как всех форм агентурной разведки и технических средств, так и способов морального и физического уничтожения лиц, добывающих информацию. В этих целях преступность берет под контроль производство технических средств связи и добывания информации, чем ограничивает возможности технического оснащения правоохранительных органов, уничтожает служебные помещения с архивами правоохранительных, судебных, контролирующих и надзорных органов.

Коррупция в органах внутренних дел представляет повышенную общественную опасность, поскольку именно эти органы призваны осуществлять противодействие коррупции. Совершенно очевидно, что коррумпированные правоохранительные органы не в состоянии эффективно противодействовать тем явлениям и процессам, которые реально угрожают безопасности личности, общества и государства. На сегодня проблемы противодействия коррупции и обеспечения собственной безопасности в органах внутренних дел приобретают особое значение. Деятельность органов внутренних дел за прошедшие годы протекала в сложной и противоречивой обстановке, которая самым непосредственным образом влияла на уровень законности и правопорядка в их системе. Однако, несмотря на целый ряд деструктивных процессов, происходивших в жизни российского общества, органы внутренних дел не утратили своей целостности и способности решать сложные оперативно-служебные задачи, осуществлять защиту прав и законных интересов физических и юридических лиц. Различного рода нарушения, граничащие с преступлениями, стали характерными практически для всех служб и подразделений органов внутренних дел. В настоящее время имеют место быть факты покровительства со стороны сотрудников органов внутренних дел организованным преступным группам, оказание им помощи в реализации противоправных устремлений и уклонении от ответственности, предательство интересов службы, неделовое сотрудничество с коммерческими структурами.

В силу своей специфики и целевого предназначения правоохранительные органы призваны играть большую роль в борьбе с коррупцией. В настоящее время роль технических средств в добывании информации и оперативно-розыскной деятельности сильно возросла. По оценкам специалистов ранее вклад технических средств в результативность оперативно-розыскной деятельности составлял до 30 %, теперь же он характеризуется долей 70 % и более[4].

Масштабы коррупции, большая информационная незащищенность правоохранительных органов, по иному ставят проблему обеспечения собственной безопасности их сотрудников, поиска новых форм агентурной деятельности, организации взаимодействия оперативных сотрудников, конфиденциальных источников и руководящих лиц, при которых минимизируются возможности утечки информации, в том числе и вследствие подкупа или физического воздействия на должностных лиц.

Проблема незащищенности сотрудников правоохранительных органов и членов их семей в России, особенно на периферии, приобретает ключевое значение в вопросах оперативно-служебной деятельности: под давлением опасности они пассивно выполняют свои служебные обязанности, идут на подкуп и сговор с преступниками, предают своих соратников и др. Поэтому поиск путей гарантированного обеспечения собственной безопасности сотрудников и членов их семей остается одной из ключевых проблем в вопросах повышения эффективности борьбы с преступностью.

Правоохранительные органы в новых условиях партнерства Власти и Бизнеса меняют приоритеты в своей деятельности и приобретают новые функции, как правило, экономической направленности; при этом в целях обеспечения эффективности борьбы с преступностью и, в частности, с коррупцией требуется применение современных технических средств и информационных технологий, что также обуславливает необходимости поиска новых подходов к подготовке кадров.

Подготовка кадров для правоохранительных органов должна вестись на высоком уровне. Современные вызовы и угрозы в области экономической безопасности и правопорядка диктуют качественно новые требования к уровню профессионализма, квалификации, навыкам сотрудников правоохранительных органов.

Поскольку коррупция подрывает, прежде всего, основы экономической безопасности страны, то в современных условиях вопрос подготовки кадров для сил экономической безопасности и правопорядка приобретает роль национальной стратегической задачи. Об этом свидетельствуют и данные о разрастании коррупции в среде правоохранительных органов.

Под коррупцией в органах внутренних дел следует понимать негативное социальное явление, заключающееся в деформациях деятельности системы органов правопорядка, вследствие использования сотрудниками органов внутренних дел своих служебных полномочий, авторитета и статуса службы в интересах физических и юридических лиц для получения выгод материального или нематериального характера для себя лично либо в корпоративных интересах[5].

В Кодексе профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации читаем: «Коррупционно опасным поведением применительно к настоящему Кодексу считается такое действие или бездействие сотрудника, которое в ситуации конфликта интересов создает предпосылки и условия для получения им корыстной выгоды и (или) преимуществ как для себя, так и для иных лиц, организаций, учреждений, чьи интересы прямо или косвенно отстаиваются сотрудником, незаконно использующим свое служебное положение» (ст. 22)[6].

В зависимости от степени общественной опасности, коррупцию можно условно разделить на дисциплинарную и криминальную.

Под дисциплинарной коррупцией следует понимать неправомерное использование сотрудниками органов внутренних дел своего служебного положения в интересах физических и юридических лиц для получения личной имущественной или иной выгоды, которое в силу отсутствия высокой общественной опасности не является преступлением, но влечет дисциплинарную ответственность.

Под криминальной коррупцией следует рассматривать совершение сотрудниками органов внутренних дел противоправных общественно опасных деяний коррупционного характера, которые указаны в уголовном законе. Криминальная коррупция в отличие от дисциплинарной имеет определенные границы. Криминальными коррупционными деяниями можно считать только те, которые прямо регламентированы Уголовным кодексом Российской Федерации.

Другим важным классификационным критерием является субъектный состав этого негативного явления. В зависимости от этого критерия можно выделить:

- коррупцию среди рядового состава органов внутренних дел;

- коррупцию среди среднего и старшего начальствующего состава ОВД;

- коррупцию среди высшего начальствующего состава.

Каждая указанная категория сотрудников ОВД имеет свои определенные функции и обладает специальным перечнем полномочий, что в свою очередь влияет на их возможности совершать противоправные действия коррупционного характера.

Значимым критерием для разграничения коррупции на виды является ее периодичность. В зависимости от этого критерия можно выделить систематическую и эпизодическую коррупцию.

Сущность систематической коррупции проявляется в длительности и устойчивости коррупционных связей между сотрудниками органов внутренних дел и гражданами либо юридическими лицами.

Эпизодическая коррупция представляет собой отдельные деяния коррупционного характера, периодически совершаемые сотрудниками органов внутренних дел в целях личного обогащения.

Представляется, что наряду с другими критериями существенную роль на сегодняшний день играет направленность коррупционных действий. В соответствии с этим критерием коррупцию можно условно разделить на горизонтальную и вертикальную. Указанные виды коррупции определяют направленность коррупционных отношений. При горизонтальной коррупции такие отношения устанавливаются непосредственно между физическими и юридическими лицами и сотрудниками органов внутренних дел и представляют собой подкуп, выражающийся в незаконном вознаграждении за предоставленные коррупционные услуги.

Вертикальная коррупция предполагает более сложный характер коррупционных связей, когда сотрудники органов внутренних дел, получающие незаконное вознаграждение от граждан либо юридических лиц, часть оставляют себе, а определенную долю своей неправомерной прибыли направляют вышестоящему руководству, которое в свою очередь не создает препятствий для их незаконной деятельности[7].

В зависимости от активности субъектов коррупционных действий коррупцию можно разделить на активную и пассивную.

Под активной коррупцией следует понимать неправомерную деятельность сотрудников органов внутренних дел, направленную на получение незаконного вознаграждения с граждан либо юридических лиц.

Пассивная коррупция проявляется в противоправном бездействии сотрудника ОВД по невыполнению своих должностных обязанностей с целью получения незаконного вознаграждения. Так, например, структура коррупционной преступности сотрудников ОВД Восточно-Сибирского региона, по мнению А. А. Тирских, имеет определенную специфику, которая выражается в том, что официально регистрируются лишь такие коррупционные преступления, как получение взятки и служебный подлог. Иные коррупционные действия преступного характера находятся вне поля зрения официальной статистики. В общей структуре коррупционных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД, лидируют преступные деяния, связанные с получением взяток[8].

По мнению экспертов, уровень латентности коррупционных преступлений, совершенных сотрудниками ОВД, может колебаться от 50 до 95 %. Высокий уровень коррупции подтверждают и опросы населения. Так, 76 % респондентов указали, что органы внутренних дел являются наиболее коррумпированной правоохранительной структурой[9].

Анализ причин коррупционного поведения показал, что в основе решения получить взятку у подавляющего числа сотрудников ОВД (89 %) лежала материальная заинтересованность[10].

Львиную долю коррупционных преступлений в Восточно-Сибирском регионе совершают профессионально зрелые сотрудники органов внутренних дел в возрасте старше 25 лет. Так, если в возрастной группе от 26 до 30 лет их удельный вес составил 33,3 %, то в возрасте от 31 до 40 лет уже 40,7 %[11].

В соответствии с результатами исследования А. А. Тирских, наименее коррумпированными являются подразделения по борьбе с организованной преступностью, специальные учреждения ОВД и дежурные части. Удельный вес сотрудников этих подразделений, совершивших коррупционные преступления, не превышал 3,7 %. Также относительно небольшой (7,4 %) является доля сотрудников уголовного розыска, уличенных в коррупционных деяниях. Более высокие показатели коррумпированности имеются у сотрудников следственных подразделений и подразделений по борьбе с экономическими преступлениями. Их доля в общем числе сотрудников ОВД, осужденных за коррупционные преступления, составила соответственно 14,8 и 18,5 %. Наиболее высокий удельный вес сотрудников органов внутренних дел, осужденных за коррупционные деяния, приходится на подразделения государственной инспекции по безопасности дорожного движения (26 %) и участковых уполномоченных милиции (22,2 %)[12].

Исследование нравственно-психологической характеристики сотрудников органов внутренних дел, совершивших коррупционные деяния, показало глубокие изменения и деформации их нравственно-психологического облика. Высокая текучесть кадрового состава и некомплект органов внутренних дел стали причинами того, что на службу в ОВД принимаются лица лишь формально удовлетворяющие необходимым требованиям (служба в армии, отсутствие судимости и т. п.), либо лица из так называемой «группы риска», которые, данным требованиям по ряду параметров вообще не соответствуют. Повсеместно наблюдается опасная тенденция нравственной деформации сотрудников ОВД, что, в свою очередь, сказывается на манере их поведения, привычках.

Изучение морально-психологического климата в коллективах органов внутренних дел показывает, что среди сотрудников ОВД проявляются тенденции неудовлетворенности своим социальным статусом. Лишь 15−17 % сотрудников ОВД видят реальную перспективу продвижения по службе. Около 20 % опрошенных лиц изъявили желание перейти на другую работу.

Мировоззренческие позиции значительной части сотрудников ОВД характеризуются неверием в законность, справедливость. Характерным в этой связи является ответ сотрудников ОВД на вопрос: «Согласны ли Вы с утверждением, что все в нашей стране и в этой жизни продается и покупается?». Полностью или частично с этим согласно большинство опрошенных сотрудников органов внутренних дел (83 %); отрицательно ответили лишь 6 % участвующих в опросе, остальные затруднились ответить.

Анализ личности сотрудников ОВД, совершивших коррупционные деяния, позволяет констатировать, что ими, как правило, являются лица, которые имеют достаточно большой стаж работы в ОВД, обладают достаточным уровнем образования и определенными профессиональными знаниями. Коррупционную деятельность данные сотрудники органов внутренних дел осуществляли осознанно, из корыстной заинтересованности[13].

На основе изложенного можно прийти к выводу, что в результате осуществления социально-экономических преобразований за истекшие годы российское общество и общественные отношения перешли в качественно новое состояние, характеризующееся, в частности, сильным сращиванием органов власти, организаций бизнеса и криминалитета, что диктует острую потребность пересмотра функций и задач правоохранительных органов, органов обеспечения национальной безопасности, сил обеспечения экономической безопасности и правопорядка в деле противоборства коррупционным проявлениям.

[1] Магомедов А.А., Хабибулин А.Г. Коррупция и коррупционные преступления: вопросы теории и ответственности. – М., 2008. – С. 14.

[2] Там же. С. 15.

[3] Там же С. 16.

[4] Магомедов А. А., Хабибулин А. Г. Коррупция и коррупционные преступления: вопросы теории и ответственности. – М., 2008.  – С. 16.

[5] Тирских А. А. Региональная криминологическая характеристика коррупции в органах внутренних дел (По материалам Восточно-Сибирского региона): автореферат дис. … к. ю. н. – Иркутск, 2006. – С. 6.

[6] См.: Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. – М., 2009.

[7] Тирских А. А. Региональная криминологическая характеристика коррупции в органах внутренних дел (По материалам Восточно-Сибирского региона): автореферат дис. … к. ю. н. – Иркутск, 2006. – С. 6.

[8] Тирских А. А. Региональная криминологическая характеристика коррупции в органах внутренних дел (По материалам Восточно-Сибирского региона): автореферат дис. … к. ю. н. – Иркутск, 2006. – С. 10.

[9] Там же. – С. 11.

[10] Там же. – С. 12.

[11] Там же. – С. 13.

[12]  Там же. – С.15.

[13]Тирских А. А. Региональная криминологическая характеристика коррупции в органах внутренних дел (По материалам Восточно-Сибирского региона): автореферат дис. … к.ю.н. – Иркутск, 2006. – С.15.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!