Эпоха и личность в романе Толстого Петр I

24 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

ПЛАН

1. Образ эпохи в романе А. Толстого «Петр Первый»
2. Личность Петра как обобщенный образ эпохи. Проблема личности и эпохи.
3. Литература.

1. Образ эпохи в романе А. Толстого «Петр Первый»

Эпоха петровских преобразований и личность самого Петра I привлекли пристальное внимание А.Н. Толстого задолго до появления романа. Впервые писатель обращается к теме Петра, вдохновлявшей до него многих и многих писателей и поэтов (вспомним хотя бы А.С. Пушкина и Л.Н. Толстого), в 1917 году, году знаменательном, для судьбы России. Появляются рассказы «Наваждение» и «День Петра» (1918 г.), к работе над романом он приступает в 1929 году, третья (незаконченная из-за смерти писателя) книга датирована 1945 годом. Объясняя такое пристальное внимание к этой теме, А.Н. Толстой пишет: «Первое десятилетие XVIII века являет собой удивительную картину взрыва творческих сил, энергии, предприимчивости... Несмотря на различие целей, эпоха Петра и наша эпоха перекликаются именно каким-то буйством сил, взрывами человеческой энергии и волей, направленной на освобождение от иноземной зависимости».
Фигура Петра в изображении Толстого очень многопланова и сложна. Образ этого царя, возвышающегося над Россией и ее самодержцами, показан в развитии. В начале романа Петр - мальчик, яростно отстаивающий свое право на престол, долговязый и угловатый. Ему приходится пережить много страшных моментов: убийства, заговоры, бегство, бунт стрельцов, казни провинившихся и непокорных. И мы постепенно видим на страницах романа, как из юноши вырастает государственный муж, проницательный дипломат, опытный, бесстрашный полководец.
Писатель показывает нам Петра таким, про которого Пушкин писал: «Он всеобъемлющей душой на троне вечный был работник». Образ царя дан в постоянной динамике, стремительности, он рвется вперед, толкая Россию на новые пути. Овладевший 14 (!) ремеслами, Петр меньше всего заботится о сохранении «царственного величия». Мы видим его и на приеме посла, и у кузнечного горна, крепящим снасти на паруснике, и в сражении со шведами, в царских покоях рядом с Натальей Кирилловной, и в трактире Монса. Обожженный солнцем, с кровавыми мозолями, в пропахшем дымом и порохом кафтане, Петр действительно велик своей энергией, умом, волей.
Велик он и тогда, когда, презрев вековые устои, велит «знатность по годности считать». Сколько «птенцов гнезда Петрова» объединил и сплотил вокруг него этот указ, скольким талантливым людям он дал возможность развить свои способности!
Создавая роман, А.Н. Толстой меньше всего хотел бы, чтобы он превратился в историческую хронику царствования прогрессивного царя. Следуя за Пушкиным, он стремился показать читателю еще и эпоху, когда «Россия молодая, в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра».
Писатель воссоздает основные политические и исторические события на рубеже XVII-XVIII веков (стрелецкие бунты. Азовские походы, войну со шведами, строительство Петербурга). Его интересуют события не только российского масштаба. Толстой изображает и европейских политиков и государственных деятелей, воссоздавая эпоху в ее мельчайших подробностях: Карл, Август, турки, поляки, шведы - все они появляются на страницах романа.
Эпоха Петра создается и изображением его сподвижников: Александра Меншикова, Алексея Бровкина, Никиты Демидова -выдвинувшихся из низов и с честью сражающихся за дело Петра и России. Среди сподвижников Петра немало и потомков знатных родов (Ромодановский, Шереметев, Репнин), которые не за страх, а за совесть служат молодому царю и его новым целям.
Но роман выглядел бы неполно и однобоко, если бы не была выведена и противоположная сторона русского боярства, которая бешено сопротивляется преобразованиям Петра и требованиям эпохи, рассуждая по старинке: «Мишка-то наш математику заучает. Уж не знаю, чего с его бедной головкой изделается-то... Все равно маво Мишку математике не научишь, поставлена Москва без математики, и жили, слава богу, пятьсот лет без математики - лучше нынешнего...» Софья, Голицын, стрельцы, Буйносовы, Евдокия Лопухина сопротивляются реформам, злобствуют, подстрекают чернь, и так недовольную лишними поборами и тяготами.
А.Н. Толстой достаточно ярко показывает парадокс этой эпохи. Петр, стремящийся сдвинуть Россию с ее векового отсталого шага, думая о будущем русских людей, сталкивается с тем, что средства для реформ добываются у тех, ради которых совершаются. Новые налоги, притеснения вызывают стихийный народный протест, глухое брожение среди тех, ради кого, но одновременно и за счет кого проводятся все основные реформы Петра: «Третью шкуру с мужика дерут. Оброчные - плати, кормовые боярину -дай, повытошные в казну - плати, мостовые - плати, на базар выехал - плати». В романе автор развертывает перед нами широкую картину народной жизни России той эпохи. Перед нами проходят русские люди разных сословий и состояний. Ярыжские, нищие, раскольники, крестьяне, среди которых выделяются образы Пытана, Федьки Умойся Грязью, Воробьевых, Голикова, - вся Россия, многоликая, борющаяся, страдающая.
А.Н. Толстой не успел завершить свой труд, роман остался незаконченным. Но с его страниц встают образ той эпохи и центральный образ ее - Петр I - преобразователь и государственный деятель, связанный кровно со своим государством и эпохой.
О времени Петра Толстой написал несколько рассказов и повестей и большой роман. Характерно, что работу над историческим материалом о Петровской эпохе он начал в 1917 году, когда искал ответа на вопросы, поставленные крахом старого строя и быстро нарастающей революцией.
Именно в этом году появилась повесть «День Петра». В повести ощущаешь тревожную мысль писателя о судьбах родной страны. Россия находится на историческом переломе. Она резко, с болью и мрачной решимостью перестраивается Петром на новых основах. Толстой изображает страшную энергию Петра, переворачивающего старую Русь.

2. Личность Петра как обобщенный образ эпохи. Проблема личности и эпохи.

Своим романом о Петре Толстой продолжает в известном смысле традицию Пушкина. Он продолжает и свою собственную традицию, но какая разница в масштабе, в подходе, в философии, в умении проникнуть в исторические глубины по сравнению с тем, что писал Толстой о Петре раньше. Роман «Петр Первый» - монументальное произведение, приподымающее из темной глубины веков на поверхность один из решающих периодов русской истории, оживляющее и воссоздающее эту историю в десятках полнокровных художественных образов бояр, стрельцов, купцов, людей из народа, наконец, самого Петра.
В романе Толстого нет и следа того тяжелого недоумения, — а к чему, собственно, привели все мучительные потуги Петра и кем он был сам, этот страшный человек с антихристовыми глазами? - которым проникнута повесть «День Петра». В романе Петр ясен. Это преобразователь со светлым умом, с непреклонной волей, могучий человек, который понял убожество старой Руси, ее опасную отсталость. Всей силой своей страстной души Пето возненавидел боярское чванство византийской стариной, убожество натурального хозяйства, азиатскую плесень старого быта. А, возненавидев, бросился ломать все старое со всей силой неукротимой воли.
И в романе окружающих пугает иногда страшный взгляд Петра. Это те же круглые глаза с застывшим в них на миг бешенством. Но этот взгляд становится осмысленным. Это злоба против дикости реакционного боярства. Когда после издевательского обряда свадьбы Петра провожают с молодой женой, которую он до свадьбы никогда не видел и не любил, он так резко поворачивается, что гости пятятся назад и веселье немедленно обрывается.
Старый быт боярских палат, с бородами, шубами, молитвами, лениво-обжорным существованием, ассоциируется у Петра с интригами кремлевского двора, с оставшимися на всю жизнь воспоминаниями детства о растерзанных агентами Софьи родных и близких.
Характер Петра становится мотивированным. Пропадает всякая чертовщина, всякий налет мистики. Петр очеловечивается. Только на этом пути реалистического раскрытия образа историческое лицо, в течение двух веков вызывавшее бесчисленные противоречивые комментарии, может быть понято. Более того, образ обогащается, раскрываются новые его стороны.
Петр изображен в романе прежде всего как государственный деятель. Вся сущность Петра, его человеческое, его страсти и мысли, его достоинства и недостатки проявлялись прежде всего и главным образом в его государственной деятельности. Но в романе Петр дан и вне этой деятельности - мы видим его детство и отрочество, отравленные зрелищем стрелецких расправ и постоянным страхом покушений, потом  его забавы и пьяные сборища; в его семейной жизни - сдержанное любопытство к жене Евдокии, переходящее в раздражение ее тупостью и чуждостью, и влюбленность в Анну Монс.
Писатель дает нам возможность видеть и ощущать Петра как живой полнокровный образ. Петр предстает в романе не только как человек огромного ума и воли, но и с рядом слабостей: он истеричен иногда (может быть, результат пережитых в детстве потрясений); смелый невластный, он поддался однажды приступу страха и при тревожных вестях бросился без штанов бежать из Преображенского дворца. Прямой и резкий, он умеет хитрить и прикинуться, когда это нужно, чтобы не спугнуть не вовремя боярскую оппозицию, благолепным и по-старинному чинным.
Но, пожалуй, основным качеством Петра из романа Толстого является воля, сокрушающая сила воли. Избрав путь перестройки Руси («Погоди, Алексашка, вернусь, - дух из Москвы вышибу»), Петр решительно идет вперед, прорываясь сквозь препятствия боярской оппозиции, вековых навыков, берет приступом турецкие и шведские крепости. Эта гневная сила Петра изображена в романе с большой убедительностью, как не менее убедительно даны и трудности и отчаяние, которое, казалось, готово иногда поглотить неистовствующего новатора.
С каким трудом и болью приходилось вводить новые порядки, преодолевая сонную одурь старой Руси! У Петра хватает ума, чтобы понять, когда необходимо отступить, чтоб лучше подготовить победу. Отступив, он бросается в работу снова и с бешеной энергией рвет прежние представления о пределах возможностей русской страны и русского человека. «Никто не думал, чтоб можно было работать с таким напряжением, как требовал Петр. Но оказалось, что можно». В этом торжестве человеческой воли - одна из основных оптимистических идей замечательного романа.
Личность является функцией эпохи, она вырастает, как дерево вырастает на плодородной почве, но, в свою очередь, крупная, большая личность начинает двигать события эпохи. Она может двигать их в рамках ограниченных, но может их замедлять и ускорять. Но становление личности в эпохе - это большая задача для художника. Во второй части «Петра I» этот вопрос является одной из основных задач.
В повести «День Петра», написанной в 1917 году, преобразование России Петром было изображено как случайный результат дьявольской зависти человека, оказавшегося на кремлевском престоле. В романе от этой «философии» ничего не осталось. Наоборот, в нем убедительно показано, что петровские реформы были исторической необходимостью, вызваны всем предшествующим хозяйственным развитием России, потребностью роста русского государства. В романе много прекрасных страниц, с замечательной яркостью изображающих, как задыхалась к концу XVII века старая Русь, заплесневевшая в своих лесах и болотах, без промышленности, без развитой торговли, с обрабатываемой по-дедовски землей. Недовольны были купцы, бунтовали стрелецкие части, пообеднели бояре, и стоном стонал крестьянский народ, с которого драли три шкуры.
Дело, предпринятое Петром, его стремление прорваться к морям, Азовскому и Черному, затем и к Балтийскому, продиктовано отчетливыми экономическими задачами. Это видно в романе совершенно ясно, сказано многократно и недвусмысленно. Прорываться к морям приходилось силой. А сила к концу XVII века уже в большой степени определялась развитием промышленности (ядра, пушки, мушкеты, корабли), культуры, военной науки (новый военный строй). Для создания пушек и кораблей нужны были арифметика, геометрия, настоящие науки. Тут диспуты о том, следует ли креститься щепотью или двумя перстами, были явно ни к чему.
Толстой уделяет немало места экономическим проблемам петровского времени, подводя читателя к мысли, что они лежат в основе всех преобразований Петра. Интересно отметить, что Пушкин, подготовляя материалы к истории Петра, очень много говорит в своих заметках об экономике, о монопольной торговле рыбьим клеем, соболями, икрой, поташом и т. д. Пушкин отмечает даже такой факт, как то, что датскому резиденту дозволено купить и вывезти из России хлеба 100000 четвертей.
Кстати отметим, что Толстой во многом следует в своем романе за Пушкиным. Образ Софьи и ее роль в стрелецких возмущениях Толстой, вопреки некоторым историкам (Платонову, например), рисует целиком в соответствии с наметками Пушкина. Даже такая деталь, как эпизод с поездкой Софьи в Троицкий монастырь, была у Пушкина. А предупреждение князя Троекурова Софье: «А буди настаивать станешь, рваться в лавру, - ведено поступить с тобой нечестно», - записано у Пушкина почти теми же словами.
Изобразив экономическую подоснову петровских реформ, Толстой сумел также показать, что задачи Петровской эпохи вовсе не возникли механически, в день принятия Петром Алексеевичем власти. Преобразование России, чему в такой большой мере содействовал Петр I, было процессом, начало которого было положено еще до Петра. При Алексее Михайловиче был выписан из Голландии мастер Картен Брандт и с великими трудами построен корабль «Орел». Царевна Софья, эта опора раскольничьей старины, занималась у себя в тиши переводом мольеровской комедии. Ее фаворит и главный советчик Василий Голицын, свободно изъясняясь с иноземцем де Невилем по-латыни, читает ему свои проекты о том, чтобы «всю землю у помещиков взять и посадить на ней крестьян вольных». Тот же Голицын еще покойному царю Федору Алексеевичу подавал записку о введении в войсках немецкого военного строя, мечтал о создании академии, об искусствах и говорил о благе равно для всех сословий, чтобы предупредить революцию, о которой Голицын знал по опыту некоторых стран Западной Европы.
Вот какие далеко идущие проекты возникали у некоторых кремлевских людей еще до Петра. Но дело ограничивалось только проектами. Потребность обновления уже явно назрела, ощущалась и сознавалась некоторыми наиболее видными представителями господствующего класса, но еще не было силы, которая смогла бы пойти войной против охранителей старого строя, ибо хотя этот строй прогнил уже, но сохранял страшную силу инерции. Поэтому начатое постройкой «Орла» дело заглохло — «людей, способных к мореходству, не оказалось». Да и денег было мало. Да и хлопотно. «Орел» сгорел.
Петр был явлением новой силы, необходимой для сокрушения старого, для расчистки пути и смелого движения к новому. На стороне Петра было время - прошло еще несколько лет, в течение которых потребность реформ только нарастала,— и личная воля. Так определяется в романе роль личности Петра в истории.
Петр — орудие общественной необходимости. В романе десятки превосходных страниц, с чрезвычайной выпуклостью и выразительностью, часто с юмором изображающих старобоярскую оппозицию Петру, возмущение потревоженных в своем тихом болоте бояр, их жалобы на «бесчестье и ругательства», на угрозу разорения «всем великим родам, княжеским и дворянским». С большой сатирической силой дан Толстым образ старого князя Буйносова, который брюзжит и ворчит на петровские нововведения, потревожившие боярского буйвола даже в его логове. Видя, что времена меняются, Буйносов из кожи лезет вон, чтобы услужить государю, однако и здесь оказывается настолько неуклюжим, что заслуживает только новое бесчестье.
На кого же опирается Петр, кто его поддерживает? Купцы, торговые люди. Петр приглашает купцов в кремлевские палаты, учреждает для ограждения торговых интересов институт бурмистров, завоевывает для торгового люда морские пути, поощряет его льготами. Бояре не без основания жалуются, что Петр окружил себя «людишками без роду-племени».
В начатой им гигантской работе обновления ему нужны были преданные, решительные, смелые люди, и он не гнушался приблизить к себе бывшего пирожника Меншикова или вчерашнего мужика-холопа, а сегодня предприимчивого купца Бровкина. Сыновья Бровкина становились офицерами петровской гвардии, а потом получали и дворянские звания.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!