Экономический кризис 1929 года

22 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Тенденции экономического развития Европейских стран в

межвоенный период

Период 1919-1939 гг. стал чрезвычайно важным, переходным этапом в развитии капитализма. Именно в этот период были сделаны решительные шаги на пути приспособления капитализма к потребностям общественного развития, изменения всей традиционной структуры классического капитализма, внедрения в нее с помощью государства ряда новых принципов, существенно изменивших характер современного общества. Именно в 30-е годы были сделаны первые необратимые шаги на пути превращения капитализма основных стран Европы и Америки в государственно-регулируемое и социально ориентированное общество, каким оно стало в течение послевоенного периода.

В последние десятилетия XIX в., в период перехода от капитализма свободной конкуренции к монополистическому, корпоративному капитализму обнаружились первые проявления кризиса всей структуры традиционного капитализма XIX в. Господство крупных корпораций в экономике существенно изменило характер функционирования капиталистического воспроизводства и привело к углублению и затягиванию экономических кризисов.

В еще большей степени кризис традиционного капитализма проявился в первые послевоенные годы. В эти годы со всей силой проявилось стремление к кардинальному реформированию капитализма, к его приспособлению к потребностям общественного развития или даже к социалистической трансформации капитализма. Но все же, как ни глубоки были проявления кризисных тенденций в развитии капитализма в последние десятилетия XIX в. и в течение первых трех десятилетий XX в., они были только начальной стадией глубокого кризиса традиционной структуры капитализма.

Невиданная ранее разрушительная сила и затяжной характер экономических кризисов перепроизводства, обрушившихся в 70-х, а затем в 90-х гг. XIX в. на страны капитализма, впервые отразили менявшуюся тогда структуру капиталистического общества - возникновение первых мощных корпоративных объединений. Во многом эти новые черты экономических кризисов 70-90-х гг. XIX в. объяснялись также и тем, что они пришлись на период понижательной фазы очередного, второго большого цикла экономической конъюнктуры ("длинных волн Кондратьева"), которая охватывала период 1873-1896 гг. Но все же в тот период процесс перерастания капитализма свободной конкуренции в корпоративный капитализм был далек от завершения и противоречия новой фазы в развитии капиталистического общества еще не приобрели такой силы, как это случилось в последующем.

В первые три десятилетия XX в. корпоративная структура капитализма полностью сложилась. Но все эти годы пришлись на время повышательной фазы очередного, третьего большого цикла экономической конъюнктуры, охватывавшего 1897-1929 гг., когда на основе нового этапа технологической революции, нового скачкообразного повышения технического уровня капиталистического производства относительно высокие темпы экономического роста преобладали над низкими. Это, естественно, смягчало силу и глубину циклических кризисов перепроизводства и открывало простор для развития производительных сил капитализма, ослабляя остроту социально-классовых противоречий, как это и случилось в период капиталистической стабилизации 1924-1929 гг.

Экономический кризис 1929-1933 гг. происходил уже в совсем другой обстановке. Резкий рост концентрации и централизации производства и капитала, особенно характерный как раз для периода стабилизации 20-х гг., способствовал громадному усилению мощи корпоративного бизнеса. К уже имевшимся к тому времени гигантским корпоративным объединениям типа американских "U.S. Steel Corporation" и "Standard Oil Company" прибавились такие колоссы корпоративного капитала, как германский концерн "I. G. Farbenindustrie", английский Имперский химический трест и др.

В то же время в 20-х гг. значительно ослабло государственное регулирование. Это вновь резко усилило произвол крупных корпораций, их бесконтрольные действия в сфере экономики. В обстановке нерегулируемого капитализма функционирование корпоративного капитала имело особенно неблагоприятные последствия.

В 20-е гг. отчетливо проявились не только сильные, но и слабые стороны капиталистической стабилизации: низкие темпы развития традиционных отраслей экономики, недогрузка производственного аппарата, относительно высокий уровень безработицы. Все это вело к накоплению условий перепроизводства в отраслях тесно связанных с потреблением. Сравнительно низкий уровень покупательной способности широких масс населения, явно не соответствовавший возросшим производственным возможностям капиталистической экономики, слабая социальная защищенность основных групп общества существенно ограничивали возможности производственных инвестиций, тормозили процесс технологического переоборудования производства и вели к тому, что все большая часть капиталовложений направлялась не в производство, а в спекулятивные каналы, в игру на бирже, что еще больше усиливало непрочность экономической конъюнктуры к концу 20-х гг.

Очень неблагоприятно сказывалось и расстройство международной финансовой системы в итоге тех крупных изменений, которые произошли в годы первой мировой войны. Соединенные Штаты Америки, превратившиеся тогда в одного из основных международных кредиторов, поставили в финансовую зависимость основные страны Западной Европы. Недостаточность финансовых ресурсов в большинстве этих стран в первые послевоенные годы настоятельно требовала нормализации международной торговли, свободного доступа европейских товаров на американский рынок. Однако обострение империалистической конкуренции после первой мировой войны привело к усилению протекционизма, введению высоких таможенных пошлин и в США, и в Западной Европе, что сделало невозможным уплату долгов Соединенным Штатам.

Англо-французский блок в 20-е гг. пытался решить эту проблему за счет репарационных платежей Германии. За счет получения репараций страны Европы намеревались оплачивать свои долги Соединенным Штатам. В какой-то мере Америка поддерживала эти планы, хотя официально все время отрицала связь между репарациями и военными долгами. Однако и этот путь к нормализации международной финансовой системы оказался несостоятельным, ибо финансовые возможности Германии были явно недостаточными, а предоставление ей свободы в международной торговле противоречило интересам ее конкурентов. К тому же политическое руководство Германии систематически саботировало уплату репараций. Поэтому крупнейшие страны Запада ради обеспечения уплаты репараций вынуждены были время от времени предоставлять Германии новые крупные кредиты по планам Дауэса, Юнга, что в конечном счете еще более усиливало расстройство международной финансовой системы и непрочность капиталистической стабилизации 20-х гг. Наконец, наступление в 1929 г. экономического кризиса совпало по времени с переходом от повышательной к понижательной фазе третьего большого цикла экономической конъюнктуры. Это не могло не сказаться на ходе и характере этого очередного циклического кризиса производства.

Все это и обусловило необычайную глубину, разрушительную силу и затяжной характер экономического кризиса, охватившего на рубеже 20-х и 30-х гг. все страны капитализма.

Безраздельное господство крупных корпораций в экономике давало им возможность оказывать весьма эффективное воздействие на экономический цикл. Стремясь сохранить прежний уровень прибыльности производства, корпорации искусственно поддерживали высокий, монопольный уровень цен на выпускаемую продукцию путем резкого сокращения промышленного производства. Сокращение предложения промышленных товаров при сохранении высоких цен на них давало корпорациям возможность смягчать последствия кризиса. Но это в то же время вело к необычайной глубине экономического кризиса, к катастрофическому сокращению промышленного производства.

Наибольшим это сокращение оказалось в Соединенных Штатах, главной стране капиталистического мира, стране с наибольшим развитием корпоративного каптала.

Экономический кризис 1929-1933 гг. принял крайне затяжной характер. Поддержание монопольно высокого уровня цен мешало рассасыванию товарных запасов, создавало серьезные преграды для обновления основного капитала, необходимого для выхода из кризиса. Поэтому кризис 1929-1933 гг. отличался необычайной продолжительностью данной фазы экономического цикла. В большинстве стран кризис затянулся до 1933 г., а в некоторых - даже до 1935 г. Более того, наступившая после выхода из кризиса фаза депрессии также оказалась очень продолжительной, затянувшись в большинстве стран до 1935 г. В результате этого экономический подъем, в фазу которого большинство стран вступило в 1936 г., оказался весьма непродолжительным, так как уже во второй половине 1937 г. основные страны капитализма вступили в полосу нового экономического кризиса, от последствий которого им не удалось оправиться вплоть до начала второй мировой войны. Следовательно, в течение всего периода 30-х гг. основные страны капитализма почти все время находились либо в кризисной, либо в депрессивной фазе экономического цикла.

Наконец, для экономического кризиса 1929-1933 гг. одной из важных отличительных черт был всеобщий характер кризиса. Он охватил не только высокомонополизированные отрасли тяжелой промышленности, энергетики и транспорта, но и все остальные отрасли экономики. Правда, важнейшим показателем кризиса в отраслях легкой промышленности было не падение производства, как в монополизированных отраслях тяжелой промышленности, а резкое падение уровня цен, ибо разрозненные мелкие и средние предприниматели традиционных отраслей экономики не обладали возможностями оказывать воздействие на ход экономического цикла, что было по силам крупным корпорациям. Глубочайший кризис и катастрофическое падение цен на изделия легкой промышленности при сохранении высокого уровня цен на продукцию монополизированных отраслей вело к росту "ножниц цен", резкому падению доходности хозяйства и разорению миллионов мелких предпринимателей.

В еще большей степени это было характерно для сельского хозяйства, где кризис перепроизводства, начавшийся еще в 1920 г., так и не был преодолен на протяжении всего периода 20-х гг. Промышленный кризис начала 30-х гг. привел к новому громадному углублению аграрного кризиса и к невиданным масштабам разорения мелких сельскохозяйственных производителей.

Всеобщий характер экономического кризиса начала 30-х гг. проявился и в том, что он захватил все капиталистические страны - большие и малые, индустриально развитые и отсталые, метрополии и колонии. Это до предела сократило возможности маневрирования одних стран за счет других. Поэтому характерной чертой политики буржуазных правительств во всех без исключения странах в первые же годы экономического кризиса было стремление переложить основную тяжесть кризиса на широкие трудящиеся массы, на основные слои населения каждой из этих стран.

Рост безработицы и сильное сокращение заработной платы в период экономического кризиса 1929-1933 гг. привели к абсолютному обнищанию рабочего класса. Чрезвычайно ухудшилось положение крестьянства и широких слоев городского населения и принял массовые размеры процесс их разорения. На этой основе в условиях кризиса и после преодоления его наиболее глубокой фазы резко обострились социальные противоречия, вновь усилилась классовая борьба в обществе. Широким потоком во всех странах. развернулось рабочее движение, обнаружился новый подъем массовых демократических движений. И это не было случайностью: сама жизнь толкала широкие массы народа на борьбу, на отчаянное сопротивление невыносимым условиям жизни.

Классическая модель либерально-буржуазного реформизма была создана в 30-е гг. в Соединенных Штатах. Она нашла выражение в политике Нового курса Ф. Рузвельта. Мощь финансового капитала США, особая прочность частнособственнических отношений, устойчивость буржуазно-парламентских учреждений и буржуазной двухпартийной системы при относительной слабости социалистического движения - все это позволило либеральным кругам демократической партии во главе с Ф. Рузвельтом ограничиться методами либерально-буржуазного реформизма.

В странах Западной Европы необходимость внедрения более радикальных форм государственного регулирования сказалась острее. При относительно меньшей прочности частнособственнических основ, при наличии сильной социал-демократии государственное регулирование в европейских странах парламентской демократии нередко осуществлялось в 30-х гг. либо созданием коалиции буржуазных и социал-демократических партий, либо даже путем временной передачи социал-демократии функций государственного управления.

Классическая модель социал-демократического варианта государственного регулирования была создана в 30-е гг. в Скандинавских странах. Социал-демократические правительства Швеции, Дании и Норвегии провели в тот период широкий комплекс экономических и социальных реформ, результатом которых было принятие передового трудового законодательства (введение 8-часового рабочего дня и установление двухнедельного оплачиваемого отпуска для многих категорий рабочих), улучшение пенсионного обеспечения престарелых, создание системы государственного страхования по безработице, болезни и инвалидности, а также государственное финансирование жилищного строительства.

(8.9 KiB, 37 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!