Экономические реформы в современном Китае

17 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В 1920-х годах под влиянием событий в России в Китае сформи­ровалась коммунистическая партия, которая активно выступала про­тив японской агрессии во время Второй мировой войны. В результа­те разгрома Японии во Второй мировой войне Китай был освобож­ден, и на его континентальной территории в 1949 г. было создано социалистическое государство - Китайская Народная Республика (КНР).

Первоначально социально-экономические преобразования в Китае проводились по советской схеме: национализация земли, банков и предприятий; создание кооперативов в сельском хозяй­стве; осуществление государственного планирования в националь­ном масштабе и т.п.

Выбор стратегии развития Китая эволюционировал по мере изменения политической и экономической конъюнктуры в стра­не. В начальный период (1950-е годы) применялась стратегия «догнать и перегнать» (развитые капиталистические страны по валовым экономическим показателям). Ее центральным звеном стало развитие тяжелой промышленности с тем, чтобы в кратчайший срок создать независимую, современную промышленную систему.

В первом пятилетнем плане (1953-1957 гг.) были использова­ны плановые методы концентрации материальных, финансовых и людских ресурсов в отраслях тяжелей промышленности. Это по­зволило обеспечить высокие темпы* прироста, составившие для промышленности - 18%, сельского хозяйства - 4,5% и нацио­нального дохода - 8,9%. За годы первой пятилетки была создана первичная индустриальная база. Затем в годы следующих пятиле­ток эта тенденция получила дальнейшее развитие, в результате появилась относительно независимая хозяйственная система с на­бором таких отраслей, как атомная промышленность, электрони­ка, нефтехимия, автомобильная, авиационная промышленность, тракторостроение и др.

Стратегия развития, ориентированная на создание тяжелой промышленности, часто подвергается критике. Действительно, она связана с большими жертвами, надолго задерживает рост благосостояния людей. В то же время очевидно, что действие политических -факторов, активное неприятие, попытки реставра­ции прошлого режима, экономические войны, блокада, санкции и другие дискриминационные меры не оставляют других воз­можностей выбора.

Вместе с тем этот курс чреват и значительными деформациями, преувеличением роли тяжелой промышленности, недостаточным развитием сельского хозяйства и легкой промышленности, отсутст­вием самостоятельности и инициативы предприятий.

Тогда же (1956-1957 гг.) были предприняты попытки корректи­ровки экономического курса, пресечения попыток «забегания впе­ред», упорядочения соотношения капиталовложений в тяжелую промышленность, сельское хозяйство, легкую промышленность с их усилением в последние. Важная роль отводилась и отработке взаимоотношений между государством, предприятиями и потреби­телями. Однако этот курс не получил должного развития. Более то­го, он был прерван и стала осуществляться стратегия «большого скачка», «великой культурной революции».

При осуществлении этого курса основное внимание уделя­лось переходу к более высоким формам собственности на средст­ва производства. В результате были ликвидированы частные предприятия, исключительную роль стали играть государствен­ные предприятия. Была создана жесткая централизованная фи­нансовая система, а также система распределения предметов первой необходимости - «питание из большого котла», «гаран­тированная миска риса».

Это привело к ослаблению деловой активности, заинтересо­ванности работников в результатах своего труда, пренебрежению факторами прибыли и убытков, снижению качества и медленно­му осуществлению технического прогресса. Появились серьезные диспропорции в важнейших отраслях хозяйства, необоснованно высокими были капиталовложения для поддержания роста вало­вой продукции, нарушились пропорции между накоплением и потреблением, жизненный уровень народа хотя и рос, но оста­вался крайне низким по сравнению с экономически развитыми странами.

Только с конца 1970-х годов после преодоления последствий «правых» и «левых» уклонов были созданы необходимые предпосылки для осуществления нового экономического курс, состав­ными частями которого стали регулирование, реформа, упоря­дочение, подъем народного хозяйства. Основными лозунгами стали: «идти своим путем», «строить социализм с китайской спе­цификой». Поворот в экономической стратегии начался с сель­ского хозяйства - самого слабого звена народного хозяйства Ки­тая. Главными мерами для его оживления и развития были сле­дующие:

- расширение прав самостоятельности в хозяйственной системе;

- восстановление приусадебного и семейного подсобного хо­зяйства и рыночной торговли;

- повышение закупочных цен на зерно и ряд других сельско­хозяйственных продуктов.

В 1979 г. был получен невиданный ранее урожай зерновых; в последующие два-три года, несмотря на засухи, наводнения и дру­гие пагубные для сельского хозяйства явления, продолжали расти сборы зерновых культур, а также хлопка, чайного листа, сахароно­сов, мяса и др.

По мере увеличения сельскохозяйственного производства возрастали доходы крестьян, улучшалось положение китайской деревни, что не могло не сказаться на положении всей китай­ской экономики. Итак, первая фаза и исходный пункт трансформации - 1978 г. Его составные части - осознание не­обходимости перемен, осуществление ряда экономических мер, способствующих оживлению экономики. Следует подчеркнуть, что преобразования начались сверху с изменения условий хозяй­ствования на базе существующих факторов производства - тру­да, капитала, земли при преобладании централизованного управ­ления ресурсами.

Вторая фаза трансформации охватывает первую половину 1980-х годов и характеризуется ростом элементов рыночной экономики. Изменились соотношения между ресурсами, человеческим капиталом и институтами сельского хозяйства, промышленности, возросла роль предпринимательства. С 1979 по 1982 г. валовая про­дукция промышленности и сельского хозяйства ежегодно вырастала на 7,5%, в том числе тяжелой промышленности на 3,4%, легкой - на 11,8%.

В декабре 1981 г. сессия ВСНП приняла курс «10 положений о дальнейшем хозяйственном строительстве», содержащий, по мне­нию ведущих китайских экономистов, четыре важных момента:

1) поворот стратегии от высоких темпов роста валовой про­дукции и стратегии сохранения определенных темпов роста про­изводства, но ориентированных на удовлетворение потребностей народа;

2) упор был сделан на изменение ориентации развития тяжелой промышленности по обслуживанию собственного роста на развитие легкой промышленности, сельского хозяйства, производства това­ров народного потребления. Таким образом, стратегия развития тя­желой промышленности направлялась на гармоничное развитие на­родного хозяйства при учете интересов узловых отраслей, к кото­рым были отнесены сельское хозяйство, энергетика, транспорт, наука и техника;

3) осуществлялся переход от стратегии экстенсивного роста как определяющей формы к стратегии интенсивного роста. Было упо­рядочено соотношение между накоплением и потреблением, суже­ны чрезмерные масштабы капитального строительства, повышен удельный вес непроизводственного капитального строительства (в первую очередь жилья). Новая стратегия была направлена на техни­ческую реконструкцию, оснащение предприятий новой техникой, технологией, где в центр внимания ставилось повышение экономи­ческой эффективности;

4) Китай стал переходить от стратегии замкнутости к стратегии открытости для внешнего рынка, расширения внешней торговли, использования иностранных финансовых средств и технологий, способных, как считали китайские экономисты, укрепить способ­ность осуществлять опору на собственные силы.

Третья фаза трансформации охватила вторую половину 1980-х годов, когда экономический бум привел к «перегреву» эко­номики и потребовался трехлетний путь (1988-1991 гг.) регулиро­вания экономики. Основными задачами этого периода стали: упо­рядочение темпов роста, обуздание инфляции, улучшение ситуации на рынке в пользу усиления предложения по сравнению с ажио­тажным спросом, ускорение развития базовых отраслей промыш­ленности и внешней торговли.

И наконец, четвертый этап трансформации определен решениями XIV съезда КПК (1992 г.), и направлен на углубление экономических реформ, расширение политики открытости внеш­нему миру, ускорение темпов экономического развития.

Проведение экономической реформы связывается китайскими экономистами прежде всего с многоукладной экономикой, отве­чающей потребностям развития производительных сил. Признавая главную роль общественной собственности, они подчеркивают так­же, что в условиях сохранения значительной доли русого труда и полумеханизированного производства эту форму собственности не­возможно распространить повсеместно, т.е. общественная собст­венность (в форме государственной) не может охватывать полно­стью все отрасли экономики. ""V

В отраслях с преобладанием полумеханизированного труда наиболее подходящей формой собственности признаются хозяй­ства коллективной собственности, организуемые в результате добровольной кооперации трудящихся. Однако здесь делается характерное примечание, что такие формы хозяйства в виде сельских народных коммун существовали и прежде, но были ли­шены элементарной самостоятельности. Выбор объектов хозяй­ствования, посевных культур, начала сева и времени уборки урожая, распределение доходов, в том числе зернового пайка членов коммуны, должны были утверждаться вышестоящими ор­ганами власти.

Это же относилось к крупным и мелким коллективным пред­приятиям, которые являлись придатками местных административ­ных органов и почти не отличались по методам управления от предприятий государственной собственности. К середине 1970-х го­дов они практически исчезли. Таким образом, Китаю, как и другим социалистическим странам, было свойственно забегание вперед, форсированное развитие общественной собственности в виде госу­дарственной, что вместо развития производительных сил станови­лось тормозом экономического развития.

С 1979 г. началось возрождение и быстрое развитие коллектив­ных и индивидуальных форм хозяйствования. В ходе реорганизации крупных предприятий коллективной экономики они стали управ­ляться как предприятия коллективной собственности; была восста­новлена их самостоятельность. К середине 1983 г. число занятых в городской коллективной экономике увеличилось по сравнению с концом 1978 г. на 3,2 млн человек.

Одновременно часть мелких промышленных и торговых пред­приятий были переданы в аренду и в подряд коллективам рабочих и служащих либо отдельным предпринимателям. Подрядчики, выплатив налоги и арендную плату, стали нести полную хозяйственную ответственность за рентабельность своих предприятий.

Было разрешено открывать предприятия индивидуального хо­зяйствования, а также создавать смешанные предприятия. На таких предприятиях могли работать не боле!е семерых учеников и подруч­ных. К концу 1983 г. численность занятых на них составила 2,2 млн по сравнению с 300 тыс. в 1979 г.

Аналогичные процессы затронули и сельское хозяйство, добив­шееся больших успехов в росте валовой продукции. Ключом к это­му успеху, как считают китайские экономисты, стало использова­ние подрядной системы (или системы подрядной ответственности). Она возникла по инициативе крестьянских масс и включала в себя три основные формы:

- систему коллективной ответственности при ведении единого хозяйства («система подрядной ответственности»);

- систему прямой коллективной ответственности на базе раз­дельного хозяйствования («крупный подряд»);

- систему производственной ответственности, не связанную с урожайностью.

За несколько лет (1979-1983 гг.) эта система, постоянно со­вершенствуясь, прошла путь от системы ответственности, не свя­занной с производством, к системе коллективной производст­венной ответственности; от бригадного подряда к семейному подряду, от подряда, где трудоединицы косвенно связаны с уро­жайностью, до полного подряда на основе раздельного хозяйст­вования. В результате свыше 90% производственных бригад в стране использовали систему коллективной подрядной ответст­венности, а «крупный подряд» стал наиболее распространенной формой хозяйства.

При крупном подряде земля, находящаяся в коллективной собственности, берется в семейный подряд. Крупный скот и сельскохозяйственные орудия распределяются и используются по подрядным дворам, которые имеют право самостоятельного хо­зяйствования и реализации своей продукции. Одновременно с этим сохраняются функции единого коллективного ведения хо­зяйства.

За коллективом кооператива закрепляются функции определе­ния посевных площадей, главного ассортимента сельскохозяйст­венной продукции, использования общественных фондов (накопле­ния, социального). В коллективном ведении остается крупное про­изводственное оборудование (например, ирригационные сооруже­ния), специальная техника для применения ядохимикатов и др. Кооператив заключает подрядные договора с бригадами и дворами, контролирует ход ведения работ и распределение продукта. Таким образом, при крупном подряде сочетается индивидуальное и кол­лективное ведение хозяйства.

Индивидуальные хозяйства, выполнив план по государственным централизованным закупкам и внеся определенную долю в общест­венные фонды, получили право использовать оставшуюся сельско­хозяйственную продукцию по собственному усмотрению, являясь ее собственником и реализуя принцип: «продал государству, предоста­вил коллективу, а все оставшееся - твое».

Система коллективного подряда помогла, как считают китай­ские специалисты, решить две важнейшие проблемы.

  1. Преодоление уравниловки в распределении. Надгротяжении 20 лет в Китае разрабатывались и опробовались разные методы для решения одного из ключевых вопросов социализма - распределе­ния по труду. Однако они не срабатывали, так как в них присутст­вовали элементы уравниловки, не позволявшие заинтересовать чле­нов кооперативов в повышении результативности и качества труда. «Крупный подряд» увязал конечные результаты труда (связанные с повышением урожайности, эффективностью, экономичностью) с вознаграждением за проделанную работу, создал предпосылки для преодоления уравниловки.
  2. Стала эффективнее система управления. Если ранее они ба­зировалась на насильственно-приказных, сугубо бюрократических методах руководства, то после внедрения системы производствен­ной ответственности наметился переход к экономическим методам управления. Сократились факты бюрократического стиля, казно­крадства, служебных злоупотреблений. Результаты не замедлили сказаться. Только за два года применения этой системы (1979- 1981 гг.) ежегодный рост производительности труда в сельском хо­зяйстве составил 2,7%, а доходы крестьян с учетом факта роста цен по данным выборочного исследования ГСУ КНР выросли на 67,4%.

Распространение системы коллективного подряда способство­вало росту общественного разделения труда, появлению ряда спе­циализированных производств по занятию лесоводством, ското­водством, подсобными промыслами. Развитие товарности подряд­ного хозяйства шло также по пути выделения из полеводческих подрядов специализированных дворов, занимающихся обслужива­нием полеводства: распространением агротехнологий, переработ­кой сельскохозяйственной продукции, снабжением и сбытом, пе­ревозками, обеспечением информации и т.д. Только к весне 1983 г. из 800 млн крестьян примерно 100 млн перепрофилировались от занятий зерновым хозяйством на торговлю и прочую про­изводственную деятельность, а число специализированных дворов достигло 24 млн, составив в общем количестве крестьянских дво­ров - 13%. Таким образом, сельское хозяйство Китая стало пере­ходить от традиционного самообеспечения и полуобеспечения к товарному производству и обмену в условиях социализма. Вместе с тем китайские экономисты не считают индивидуальную форму хозяйствования идеальной, но и не форсируя ее немедленную трансформацию, пришли к выводу, что большинство специализи­рованных хозяйств пойдет по пути развития экономических ком­плексов. Эти комплексы уже не будут существовать в форме про­изводственных бригад народных коммун, а будут организовывать­ся по принципу добровольности и взаимовыгодности на базе то­варного производства.

В государственных отраслях промышленности, торговли, транспорта, строительства проводимая экономическая реформа тоже преследовала цель отказа от пресловутого «большого котла» и «железной миски с рисом». Она ориентировалась на усиление экономической самостоятельности, инициативы предприятий, стимулирования личной инициативы и самодеятельности трудя­щихся. Для решения этих задач был осуществлен комплекс мер, из которых следует выделить прежде всего расширение прав пред­приятий.

В его основе - самостоятельное использование части прибыли, оставляемой у предприятий, самостоятельное принятие предпри­ятиями своих плановых программ после выполнения плановых по­казателей, а также осуществление ими права приобретения и сбыта сверхплановой продукции, найма и увольнения рабочих и служа­щих и т.д.

На отдельных предприятиях экспериментировалась система от­ветственности за доходы и убытки после выплаты установленных размеров налога.

Следующим шагом стало осуществление реформы финансо­вой системы, которая отличалась высокой степенью централиза­ции доходов и расходов. Обычно доходы аккумулировались в центре с последующим перераспределением по отраслям, пред­приятиям и местным бюджетам по принципу «всем сестрам по серьгам».

В 1980 г. была применена система разделения доходов на мес­тах, получившая название «раздельного питания». В ее основе ле­жало создание многоступенчатого бюджета. Местные бюджеты по­лучили возможность использовать всю прибыль от местных предприятий, а также получать долевой доход от налоговых поступле­ний центра. Создавалась ситуация, когда местные власти получили возможность более активно влиять на ход экономического разви­тия, увеличение доходов и сокращение расходов.

При этом новая система вводилась в условиях сохранения прежней системы административного управления, когда предпри­ятия по-прежнему контролировались сверху.

В ходе реформ возникли и различные проблемы. Так, при орга­низации местных мелких предприятий по переработке сельскохо­зяйственной продукции (хлопка, табака) снижалась эффективность производства этой продукции, простаивали крупные предприятия в приморских городах, работавшие на привозном сырье.-^результате центральный бюджет лишался части своих доходов. Кроме того, возросли затраты государства по оказанию помощи коллективам крупных предприятий, попавших в затруднительное положение. Для решения этих проблем была введена «замена отчислений от прибыли налогообложением».

Начиная с июня 1983 г. государственные предприятия промыш­ленности, торговли и других отраслей народного хозяйства вместо отчисления от прибыли стали платить подоходный налог. На пер­вом этапе подоходный налог в определенных размерах вносился параллельно с отчислением от прибыли, т.е. предприятия уплачива­ли подоходный и местный налоги в зависимости от размера факти­ческой прибыли.

Преимущества этой системы виделись в следующем:

- начала действовать система хозяйственной ответственности предприятий;

- предприятия направляли свои усилия не на увеличение в свою пользу нормативов отчисления от прибыли, опреде­ляющих ее общую величину, оставляемую на предприятии, а переносили центр своих усилий на обновление техники, по­вышение экономической эффективности и т.д.;

- предприятия освобождались от пут «территориальности» и «ведомственности», отчисляя налог как центральному, так и местному правительству;

- обеспечивались стабильные источники дохода как в центре (государственный бюджет), так и на местах (местные бюд­жеты).

Развитие товарности сельского хозяйства, экономической само­стоятельности государственных предприятий потребовало распро­странить хозяйственную реформу на торговлю. В начале 1989 г. правительство выступило с предложениями о реформе каналов обращения, осуществления реформы в торговле. Ее составляющими стали государственная торговля, сохранившая руководящую роль, а также коллективная и индивидуальная торговля.

Цель реформы торговли была определена как создание много­канальной системы товарооборота с небольшим числом промежу­точных звеньев; замена закрытой системы торговли открытой для более быстрой реализации товаров.

Была скорректирована и система планирования, которая стала использовать три формы планового управления: директивную - для небольшого числа ключевых отраслей и предприятий; само­стоятельную форму планирования, учитывающую рыночную конъ­юнктуру для мелких предприятий, выпускающих второстепенную продукцию; смешанную, находящуюся между двумя перечисленны­ми формами.

Независимо от формы планового управления значительная роль должна была отводиться закону стоимости. Одновременно преду­сматривалось продолжить реформу цен, налогов и финансов.

Оценивая весь этот комплекс мер по реформированию китай­ской экономики, следует подчеркнуть, что реформа в этот период носила часто поисковый характер.

Следующими этапами экономической реформы были провоз­глашены структурная перестройка экономики и радикальные изме­нения системы управления. Анализируя причины диспропорций в китайской экономике, следует отметить что они были порождены не только ошибками политического курса (левыми и правыми ук­лонами), но и прежде всего чрезмерно централизованной системой управления.

Системе централизованного хозяйственного регулирования не­доставало механизма саморегулирования для налаживания много­образных сложных, а временами и неустойчивых связей, как внут­риотраслевых, так и между отраслями. Они подменяются прямым административным регулированием, нарушающим имманентные связи в народном хозяйстве.

При этой системе происходит обычно чрезмерная концентрация власти в руках партийных и административных органов, растет бю­рократия и чиновничество, игнорируется удовлетворение повсе­дневных нужд людей.

Поэтому центральным звеном перестройки системы хозяйство­вания и управления стало «полное раскрытие возможностей рыноч­ного механизма». Под этим подразумевается, что изменение соот­ношения между спросом и предложением на рынке начнет через закон стоимости стимулировать передовые и подстегивать отстаю-

щие предприятия, заставлять их расширять ассортимент и улучшать качество продукции, применять новую технику и т.д. Чтобы ры­ночный механизм выполнял эту роль, должны нормально функ­ционировать снабжение и сбыт.

Однако во избежание хаоса государство не может отменить цен­трализованные закупки и распределение, нормированное снабже­ние. Оно будет по-прежнему контролировать цены на дефицитную продукцию. Поэтому рыночный механизм функционирует в Китае под контролем государства.

Общий вывод, который делают разработчики китайской эконо­мической реформы, заключается в том, что в условиях, -когда эко­номическая структура несовершенна и существуют серьезные дис­пропорции в экономике, поспешное осуществление радикальной экономической реформы может привести к потерям и неудачам. В то же время сохранение в общих чертах существующей системы, не исключая ее частичных изменений, дает возможность с помощью необходимых экономических и административных рычагов устра­нить диспропорции и осуществлять глубокие экономические пре­образования.

Движение к рынку началось в КНР с развития разнообраз­ных форм собственности, вовлечения в рыночную сферу кре­стьян на условиях семейного подряда. В 1984 г. в качестве мо­дели развития была предложена «плановая товарная экономи­ка». В 1987 г. появилась новая формула: «государство регулиру­ет рынок, рынок ориентирует предприятия». Суть этой форму­лы заключалась в том, что вся экономическая деятельность подлежала охвату рыночными отношениями и одновременно все рыночные отношения должны были регулироваться и кон­тролироваться планом.

На пути перехода к «социалистической рыночной экономике», как считают в КНР, можно ожидать некоторого сокращения доли государственного сектора и роста негосударственных секторов.

Однако доминирующая роль государства в управлении эконо­микой под сомнение не ставится.

Сдвиги в структуре собственности дополняются развитием ин­фраструктуры рынка, дальнейшим развитием системы рынков, из которых (наряду с совершенствованием рынка производства и по­требительских товаров) наибольшее внимание в 1990-е ГОдЫ было уделено развитию рынков ценных бумаг, недвижимости, оптовых рынков, рынков сельхозпродукции.

Анализ осуществления политики реформ в КНР позволяет сде­лать следующие выводы.

Экономические реформы должны базироваться на националь­ных традициях, учитывающих особенности формирования народно­хозяйственного комплекса и его структуры, а также национального характера и ментальное™. Только в этом случае восприятие идей реформирования и их осуществление не наталкивается на активное и пассивное сопротивление, не раскалывает общество, подменяя экономическую деятельность политической борьбой партий и от­дельных личностей.

Китайский путь показывает преимущества эволюционного пути экономического развития, так как он не связан с разруши­тельными силами, парализующими хозяйство, не приводит к массовому обнищанию и жестокости первоначального накопле­ния капитала, обеспечивая более или менее стабильный рост экономики и благосостояния, хотя и не без спадов и кризисных явлений.

Китай, оставаясь социалистической страной, пытается решить проблему сочетания плана и рынка, осуществляя политику созда­ния «социалистической рыночной экономики». Как известно, на протяжении многих лет велась широкомасштабная дискуссия о со­вместимости плана и рынка. Западные ученые приложили немало усилий, доказывая неэффективность плановой экономики и невоз­можность сочетания ее с рынком. Эти доводы опровергает опыт экономических реформ в КНР.

Созданная на базе конфуцианской цивилизации модель управ­ления экономикой позволила в короткий срок решить продовольст­венную проблему и обеспечить повышение уровня жизни в стране с миллиардным населением. Эта модель обеспечила устойчивые тем­пы экономического развития и создала предпосылки для техниче­ской реконструкции производства.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!