Единодержавие Цезаря

17 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Разгром помпеянцев сделал Цезаря единоличным правителем Римской республики. В46 г., после Тапса, Цезарь получает 10-летнюю диктатуру, пожизнен­ную цензорскую власть (praefectura morum), право предлагать кандидатов в народные трибуны и адилы, а в 44 г., после Мунда, становится диктатором (dictator perpetuus). В качестве постоянного диктато­ра Цезарь получил неограниченное право распоря­жаться государственными финансами, вооруженной силой, назначать правителей в провинции, чеканить монету, носить при отправлении общественных обя­занностей триумфальную одежду (пурпуровую тогу, красные сапоги и лавровый венок) и в качестве praenomen  -  пожизненный титул императора как символ высшей военной власти. Титул императора закреплял за ним военную власть, звание великого понтифика (роntifex maximus) делало его главой са­мой влиятельной жреческой колле­гии, а пожизненные права народно­го трибуна передавали в его руки за­конодательную инициативу и делали его личность священной. Голова Це­заря изображалась на монетах, его гению приносили жертвы наравне с богами, его пурпуровая тога напоми­нала тогу древних царей; окружен­ный свитой слуг, диктатор самолич­но творил суд, сидя на золотом кресле, и принимал сенаторов, не вставая с места. Предполагалось даже устроить особый храм Юпитера  -  Юлия с особой корпорацией жрецов.

Цезаревский режим, как и режим предшествую­щих ему предимператоров Мария и Суллы, - в пол­ном смысле военный режим. Война и войско занима­ли центральное место в политике покорителя Галлии и победителя Помпея. По сути дела цезарский режим ближе приближался к монархии, чем к Республике, и притом не к полуконституционной монархии пер­вой римской династии Клавдиев, а к «солдатской мо­нархии» Северов II - III вв. Преемники Цезаря, прин- цепсы Юлиевой - Клавдиевой династии, в значитель­ной мере отклонились от намеченного им пути в сто­рону более умеренной «республиканской монархии» или принципата.

В своих действиях Цезарь был связан волей окружавших его офи­церов и солдат. С самого начала отношения между Цезарем и его войском приобрели деловой, ком­мерческий характер. Неисполне­ние требований войска вызывало ропот, недовольство и массовое де­зертирство. Иллюстрацией этого положения может служить поведе­ние цезарских солдат во время пе­реправы из Италии в Грецию в 49 г.

«Куда и зачем,  -  спрашивали солдаты,  -  ведет нас этот чело­век? Когда же, наконец, мы полу­чим покой? Он смотрит на нас, как на незнающие усталости бездуш­ные существа. Даже мечи по­гнулись бы от такого количества ударов; щит и латы берегут, когда они прослужили столько времени. Неужели Цезарь по нашим ранам не видит, что он командует людьми, что мы как люди можем мучить­ся и страдать? Сами боги не могут бороться с фло­том и бурями на море, а Цезарь делает все, как бы в доказательство того, что он не преследует неприяте­ля, а бежит от него».

Для предупреждения солдатских бунтов и загово­ров, а вместе с тем и для привлечения на свою сто­рону ветеранов Цезарь применял двоякие меры  -  угрозы и наказания, с одной стороны,  -  награды и триумфы, с другой. Богатством, великолепием и пышностью цезарские триумфы превосходили триум­фы прежних командиров. Исключительным блеском отличался вышеописанный триумф 46 г. По улицам Рима было расставлено 22 тыс. столов, за которыми угощались солдаты и римские граждане, в цирках были даны грандиозные представления, устроены игры и морские сражения (навмахии). Перед собрав­шимся народом в комициях Цезарь произнес хвалеб­ную речь, перечисляя свои победы, и указывал на за-

хваченные им обширные земли, которые должны принести государству солидный доход в 200 тыс. медимнов хлеба и 3 млн. мер масла.

Каждому солдату было выдано по 20 - 25 тыс. се­стерций  -  сумма, по римскому счету, невероятно большая, центурионам вдвое, а префектам и трибу­нам вчетверо больше. На республикански настроенную и державшуюся более независимо часть римского общества триумф Цезаря произвел удручающее впечатление, как тор­жество политического рабства над гражданской сво­бодой. «Ничто не было так тяжело римлянам, как этот его новый триумф. Цезарь раз­бил не вождей иностранных дер­жав, не варварских царей, но истре­бил род несчастного римлянина (Помпея), пользовавшегося таким влиянием. Он (Цезарь) радовался злу, которому мог найти лишь одно оправдание,  -  что все это произо­шло по необходимости. ...Но как бы то ни было, римляне склонили го­ловы перед счастьем этого че­ловека, позволили надеть на себя ярмо и, считая монархию отдыхом после граждан­ских войн и пережитых несчастий, провозгласили его пожизненным диктатором. Это была явная тирания. Безответственная монархия соединялась с пожизнен­ностью власти.

Первые почести, предложенные Цицероном, были велики, но все же в них было что-то челове­ческое, но затем ко всему этому прибавлялись но­вые, чрезвычайные полномочия, исходившие со сто­роны людей, старавшихся превзойти друг друга в угодливости Цезарю. Благодаря декретам, перехо­дившим всякую меру и границы здравого смысла, Цезарь делался ненавистным даже самым добро­душным гражданам».

Кроме единовременных наград, ветеранам дава­лись земельные наделы. По примеру своих предше­ственников, но в несравненно больших размерах, Цезарь развернул колониальную политику. В источ­никах имеются указания на существование римских колоний в Африке, введенных Цезарем в Италии и провинциях Африки, Галлии и т. д. Необходимые для покупки земель и ссуд колонистам деньги добыва­лись различными путями. Часть расходов была по­крыта из галльской добычи, часть взята из конфи­скованных храмовых имуществ, часть из конфиско­ванного имущества противников.

В руки Цезаря и окружавшего его офицерского штаба попадала львиная доля захватываемой добы­чи, ценностей, земель и рабов. Отправляясь в Испа­нию в 61 г., Цезарь имел долгов до 25 млн. денари­ев, после войны все долги были погашены полно­стью.

В течение галльской кампании Цезарь захватил в плен массу рабов  -  по одним данным 400 тыс., а по другим  -  даже миллион, от продажи которых было выручено до 100 млн. денариев. В 46 г. Цезарь выручил от продажи добычи и от дани, наложенной им на Испанию, Азию и Италию, до 150 млн. денари­ев. Захваченные суммы целиком по­ступали в личное распоряжение дик­татора, на подарки офицерам, солда­там, фаворитам и фавориткам, на содержание войска, на подкупы на­родных трибунов. Трибун Курион, например, получил единовременный подарок в 500 тыс. денариев.

Легко приобретаемые состояния и капиталы также легко и проживались. Офицерская среда, окружавшая Цезаря, вела широкий образ жиз­ни, обзаводилась роскошными загородными дачами, домами в Риме, покупали дорогую обстановку, ме­бель, картины, золотую и серебряную посуду. При­мером светского человека из высшего офицерского круга является Марк Антоний, герой галльской и гражданской войн, и другой участник галльской вой­ны  -  всадник из Формий Мамурра. Подобно Мар­ку Антонию, Мамурра, красивый, дерзкий и разнуз­данный офицер, соривший деньгами направо и нале­во, пользовался особым расположением диктатора и был его фаворитом. Мамурра известен нам как герой катулловских эпиграмм, являющихся прекрасным ис­точником для понимания римского общества конца Республики, дополняющим сухое и монотонное из­ложение историков.

«Кто, кроме бесстыдников, обжор и кутил, может это видеть, может сносить? Мамурра владеет теперь тем, что имели раньше и волосатая Галлия, и дале­кая Британия. Бесстыдник Ромул, ты это видишь и сносишь. Этот богатый злодей сделался теперь же­ланным гостем всех богатых домов. Неужели ты, ве­ликий Цезарь, побывал на далеких западных островах для того, чтобы твой любимый друг пожрал 30 миллионов сестерций?.. Мало он еще просадил, мало сожрал!.. Сначала пошло в клочья отцовское добро, затем понтийская добыча, далее испанская, о которой кое-что знает золотоносный Таг, и такого не­годяя боятся Галлия и Британия. Зачем носитесь вы с такой дрянью? Что он может, кроме как пожирать крупные состояния? Для этого-то вы, почтеннейшие граждане, тесть и зять (Цезарь и Помпей), погуби­ли весь мир!».

Помимо войска с Цезарем были связаны интере­сы самых разнородных социальных групп  -  финан­систов, купцов, поставщиков, подрядчиков и т. д. Среди них было много италиков и провинциалов, сво­бодных и вольноотпущенников. Позже, при Импе­рии, из этих элементов сформировалось имперское всадничество, высшее и среднее чиновничество, им­перская бюрократия. Примером делового человека и бюрократа Цезаревой эпохи является Луций Корне­лий Бальб, натурализовавшийся уроженец древнефи­никийской колонии Гадеса в Испании, известный нам по речи Цицерона, произнесенной в его защиту {Cicero, Pro Balbo), и по переписке Цицерона. Карь­ера Бальба началась еще при Помпее и развернулась при Цезаре. Как и большинство героев этой эпохи, Бальб участвовал в галльской войне в качестве на­чальника инженерных частей (preafectus fabrum), во­шел в доверие Цезаря и разбогател. Потом Бальб сде­лался управляющим государственными имущества- ми, держал в своих руках государственные финансы и пользовался безграничным влиянием. Рас­поряжения Бальба немедленно получали санкцию диктатора, который не принимал без его ведома ни одного серьезного решения.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!