Древневосточное право по Законам Хаммурапи и Законам Ману

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Законы Хаммурапи появились в Вавилоне в середине ХVIII в. до н.э. Они состоят из преамбулы, основного содержания и заключения, всего 282 статьи. Причины, породившие возникновение Законов: создание единого законодательства для всего государства, укрепление государственной власти, забота об армии, а также необходимость снять социальное напряжение в обществе. Источниками Законов являются обычаи, судебная практика, прежнее законодательство городов-государств Месопотамии. Судебник затрагивает самые различные вопросы права. Правовые положения изложены казуистически, без обобщений. Вполне возможно, что Законы Хаммурапи представляли собой записи судебных решений. Деление по отраслям права отсутствует, хотя составители их стремились к определенной логической группировке правовых норм, в основу которой положен предмет правового регулирования.

Первые пять статей судебника посвящены суду и преступлениям, связанным с отправлением правосудия. В статьях 6-126 регулируются вопросы приобретения и защиты собственности. Статьи 127-195 дают характеристику брачно-семейных отношений, наследственного права и правового статуса должностных лиц. Статьи 196-214 повествуют о наказаниях за преступления против личности. В статьях 215-282 излагаются нормы, регулирующие договор найма и другие правоотношения. При этом преобладают нормы гражданского, уголовного и процессуального права, хотя и в них обнаруживаются многочисленные пробелы. Так, не говорится о государственных и религиозных преступлениях, тогда как их существование в реальной жизни сомнений не вызывает. Очевидно, наказания за  них были настолько определенными, что законодатель счел излишним говорить об этом специально. Законам присущ строжайший формализм и примитивная правовая техника. Закрепляя рабовладельческий строй и частную собственность, Законы Хаммурапи вместе с тем содержат пережитки родового строя. Суровость наказаний, талион и ордалии – все  это из эпохи, предшествовавшей государству. Эти особенности свойственны всем наиболее ранним памятникам  права и других народов.

Основные цели Законов заключались в законодательном закреплении сословно-классового деления общества, в упорядочении рабовладельческих порядков, в обеспечении защиты интересов господствующего класса от посягательств на его собственность. Вместе с тем, Законы проявляют определенную заботу о средних и мелких собственниках, пытаются приостановить процесс их обеднения и обезземеливания, поскольку от их разорения могут пострадать податные и военные интересы государства, а следовательно окажется под угрозой стабильность положения все той же правящей элиты.

Право собственности. Законы Хаммурапи уделили большое внимание институту собственности, особенно собственности на землю. В Вавилоне земля находилась  в собственности государства, общин или частных лиц. Государственные земли принадлежали царскому дворцу. Часть этих земель передавалась во владение или в аренду. Мелкие землевладельцы владели землей за плату натурой, другая часть земель передавалась должностным лицам и воинам в вознаграждение за службу (иногда с жителями, домом и инвентарем) как имущество илку.

В Законах Хаммурапи подробно говорится о земельных участках, выдаваемых воинам. Это имущество илку было изъято из оборота. Законы устанавливали лишь два исключения: его можно было продать, во-первых, тамкарам, во-вторых, другим покупателям, но при условии, что покупатель принимает на себя уплату в казну полагающихся сборов. Отказ воина идти на войну влек смертную казнь и утрату повинностного имущества. А если воин посылал наймита, то он сам подлежал смерти, а имущество переходило наймиту. В случае смерти воина или его пленения имущество переходило его сыну при условии несения им военной службы. В случае малолетства сына 1/3 земельного участка отдавалась матери. В случае возвращения воина из плена ему возвращалось имущество, отданное другому воину. За выкуп воина из плена платил храм или дворец. Все это было направлено на охрану воинов от разорения и привязывало их материально к царю.

Подробно регламентируются поземельные отношения внутри общины, которая сохраняла контроль над угодьями (луга, выгоны для скота) и над оросительной системой. Приусадебные участки, сады, пахотная земля находились во владении отдельных семей. Крестьянин мог продавать, менять, закладывать, сдавать в аренду, передавать по наследству свой участок – для этого даже не требовалось согласие общины. Необходимо было лишь соблюсти два условия: 1) все эти сделки мог совершать только полноправный член общины; вышедший из общины терял все права на земельный участок; 2) сделки по поводу земли можно заключать лишь в пределах общины; отчуждение земли за пределы общины не допускалось.

Законы отразили процесс наступления на общинные земли со стороны светской и жреческой знати. Существовала и практика раздачи царем общинных угодий своим приближенным. Община получала за изъятую землю определенную компенсацию, но воспротивиться отчуждению была не вправе.

В Вавилоне рано утвердилась частная собственность на землю, но она не получила широкого распространения.

Рабы (вардум) составляли собственность хозяина (их продавали, дарили, отдавали взаймы, передавали по наследству). В Вавилоне рабами становились не только чужеземцы, но и, при определенных условиях, жители Вавилона. Долговое рабство являлось срочным, которое не могло продолжаться более трех лет. Законы Хаммурапи предоставляли рабу право владеть имуществом, а также совершать в отношении него сделки, но после смерти раба имущество переходило к хозяину.

Судя по Законам Хаммурапи, законодатель стоит на страже интересов правящего класса богатых и знатных. Охране собственности придается особое значение. Закон устанавливает подробный разбор дел о краже частного имущества и карает смертной казнью уличного вора, а также продавца и покупателя, замешанных в краже. Виновного в краже храмового и дворцового имущества надлежало убить. Закон в данном случае не требовал особых свидетельских показаний и не предусматривал смягчающих обстоятельств.

Обязательственное право. Хозяйственная активность в вавилонском обществе, обусловленная развитием частной собственности как на движимое, так и на недвижимое имущество, нашла законодательное отражение в Законах Хаммурапи. В них закреплены различные договоры и сделки, связанные с продажей земли и строений, арендой пахотного поля и сада, найма быков для работы в поле, сделках займа и т.п.

Для наиболее распространенных сделок, например, купли-продажи, Законы предусматривают три условия их действительности: а) отчуждаемое имущество не должно быть изъято из оборота (например, нельзя было продать земельный участок, выданный воину под условием несения им службы – имущество илку); б) продавец должен быть действительным собственником вещи (например, если была продана краденая вещь, а впоследствии обнаруживался ее реальный собственник, сделка объявлялась недействительной и покупатель терял свои деньги); в) сделка должна совершаться при свидетелях (последние в случае необходимости должны подтвердить ее законность).

Купля-продажа наиболее важных вещей (земля, постройки, скот, рабы) оформлялась письменно, по определенной форме, с перечнем свидетелей и приложением печати.

Не менее важное значение в Законах Хаммурапи уделено аренде земли, являвшейся распространенным явлением в хозяйственной жизни того времени. Договоры аренды заключались письменно с обязательным указанием на объект договора, размер арендной платы, место и время уплаты, имена свидетелей и дату. Плата за арендованное поле равнялась обычно от одной трети до половины урожая, а сада – две трети. Встречается, однако, и другая форма расчета: оплата за определенное, фиксированное заранее вознаграждение. Аренда, как правило, была краткосрочной – на один год, но если в аренду сдавалась неосвоенная земля, то срок был до пяти лет. Отсрочки платежей законодательство не предусматривало. Аренда полей и садов служила средством обогащения служилых людей за счет вавилонской бедноты.

Широкое распространение имел договор займа, который отличался большой суровостью. Процент по денежным займам доходил до 20, по займам зерна-до 33; превышение ростовщиком процентных ставок влекло за собой потерю долга. Кредитор имел право принимать в залог землю и другое имущество. Несостоятельный должник вынужден был отдавать в кабалу членов своей семьи – дочь, сына или жену. Максимальный срок отработки долга (кабалы) устанавливался в три года.

Законы Хаммурапи подробно регламентируют также договор найма, как имущественного, так и личного, заключаемого, как правило, на год. Объектами договора имущественного найма могли быть помещения, транспортные средства, рабочий скот, рабы, право перехода через чужой участок земли. Предусматривалась плата за наем вещи в зависимости от ее стоимости. В случае утраты или гибели нанятого имущества наниматель нес ответственность при установлении его вины; ответственность исключалась при вмешательстве непреодолимой силы: стихийного бедствия, хищного животного.

Договор личного найма касался как лиц «благородных» профессий (врач, ветеринар, архитектор, строитель), так и сельскохозяйственных работников и ремесленников. Заработная плата уплачивалась серебром, зерном или маслом. При этом труд первых оценивался выше, чем труд вторых; лиц, занятых в сельском хозяйстве, – выше, чем ремесленников. Устанавливалась строгая ответственность наемного работника за невыполнение условий договора, а тем более за нанесенный хозяину ущерб – вплоть до наказания смертью.

В Законах установлена ответственность врача за хирургическое лечение, причинившее потерю глаза или смерть больного, ответственность ветеринара за смерть вола или осла от операции, ответственность строителя дома за непрочность его сооружения. Если дом обрушится, строитель несет полную ответственность за весь материальный вред и должен восстановить дом за свой счет. Если при этом погибнет хозяин дома, строитель предается смерти, а в случае смерти сына домовладельца, по принципу «равный за равного» (талион) предается смерти сын строителя, а в случае смерти раба он должен дать раба за раба. Судостроитель также несет ответственность в случае, если судно окажется недостаточно прочным и потерпит аварию в первый же год плавания: судостроитель должен разобрать это судно и сделать новое прочное судно за свой счет.

Наряду с названными обязательствами, законодательство и деловые документы эпохи Хаммурапи упоминают договоры хранения или поклажи (в случае невыполнения договора выплачивалась двойная стоимость утраченной вещи или недостающей ее части), поручения (например, перевести товар из одного пункта в другой), товарищества (предусматривающий солидарную ответственность перед третьими лицами) и др. Широкое распространение имущественных сделок, их подробная регламентация являлись отражением относительно высокого уровня товарно-денежных отношений вавилонского общества времени правления Хаммурапи.

Кроме обязательств из договоров, которым Законы уделили большое внимание, упоминаются и обязательства из причинения вреда. Так, предписывается возместить ущерб за потраву поля, порубку деревьев в чужом саду, небрежное отношение к ирригационным сооружениям, потопление судна, за лечение в случае неосторожного ранения в драке, неумышленное убийство раба и т.п.

Брачно-семейное право. В Вавилоне брак считался действительным, если скреплялся письменным договором. Без договора отношения не имели юридической силы. Основным содержанием договора являлись: порядок его заключения, взаимоотношения супругов, родителей и детей, правовой режим семейного имущества. Допускались браки между свободными и рабами; дети в этих случаях  признавались свободными. Запрещались браки между восходящими и нисходящими родственниками, а также между свойственниками (например, между мачехой и пасынком).

Брачный договор заключался между женихом и отцом невесты; они определяли и содержание договора. Жених вносил выкупную плату и свадебный подарок в семью невесты (компенсация за потерю работницы). Приданое невесты, выделяемое отцом, передавалось жениху. В случае отказа сторон от заключения брака до официальной церемонии бракосочетания жених терял выкупную плату и свадебный подарок в пользу отца невесты и возвращал приданое, несостоявшийся тесть обязывался вернуть все полученное им в двойном размере.

О равноправии полов речи не было. Господствующее положение в семье занимал муж. Он ведал хозяйственным обеспечением семьи. Власть над домочадцами, хотя и не беспредельна, но достаточно велика. В случае необходимости он мог продать жену и детей в рабство или отдать в долговую кабалу (на срок до трех лет).

Юридически закрепленная моногамная форма семьи в значительной степени была фикцией, поскольку сам законодатель допускал многоженство и половую свободу для мужчин. При бездетности жены муж мог взять наложницу, а жену либо оставить в доме, либо «отвергнуть ее», но при непременном условии возврата ей приданого. Муж может жениться вторично, а первую жену оставить в доме как свою рабыню либо развестись с ней, если жена «станет поступать  безрассудно, разорять свой дом или пренебрегать своим мужем». Наконец, муж вправе взять в дом вторую жену, если первую постигнет болезнь. Если больная жена захочет вернуться в дом своего отца, препятствовать этому не следует, главное – не  удерживать приданое. Супружеская неверность со стороны жены жестоко наказывалась, виновной грозила смертная казнь – утопление  в реке. Муж же мог не только открыто сожительствовать с рабыней, но и узаконить детей, рожденных от этого сожительства. Такая рабыня не могла быть продана в другой дом, а после смерти хозяина получала свободу.

Брако-разводный процесс также подчинен интересам мужчины. Развод для мужа был осуществим достаточно легко, хотя и требовал некоторого обоснования (бесплодие, расточительство, дурное поведение жены); жена же имела право на развод лишь при наличии серьезных причин: злостной клеветы на нее, нарушение мужем супружеской верности и пренебрежение ею как женой, длительное отсутствие и неоказание семье материальной помощи, при серьезном заболевании, когда муж вторично женится или берет в дом наложницу. Дети, как правило, остаются с отцом и только в исключительных случаях следуют за матерью, когда ее социальный и имущественный статус выше, чем у отца.

Вместе с тем Законы рассматривали замужнюю женщину как вполне правоспособную личность, наделив ее широкими имущественными правами. Приданое остается ее собственностью, находясь лишь во временном пользовании и заведывании мужа. Жена может распоряжаться также тем имуществом, которое получит в подарок от мужа; это имущество со смертью мужа остается собственностью жены, и она может завещать его тому из своих детей, кому пожелает. Жена свободно заключает сделки, покупает и арендует имущество, занимается ремеслом, торговлей, ростовщичеством, может выступать в суде по имущественным спорам. По условиям брачного договора долги, сделанные мужем до брака, на имущество жены не распространялись.

Наследственное право. Преимущественным способом наследования является наследование по закону. Сыновья, независимо от возраста, наследовали в равных долях. Долю умершего сына получали дети-внуки наследователя, которые также делили ее поровну. Усыновленные участвовали в наследовании на равных основаниях с детьми; это касалось и детей, прижитых от рабыни – наложницы, если они признаны отцом, но только в наследовании движимого имущества. Если же отец не признал детей от рабыни, они не участвовали в наследовании имущества, но во всяком случае после смерти отца они вместе с матерью получали свободу. Дочери при наследовании получали долю, которая была предназначена в качестве приданного. Пережившая супруга жена получала вдовью долю, которая после смерти вдовы переходила к ее детям.

Законам известно и наследование по завещанию: но оно не стало правилом, скорее исключением из правила. К примеру, отец мог лишить сына наследства «за тяжкие грехи» либо, напротив, увеличить его наследственную  долю за счет ущемления интересов других сыновей. Муж мог подарить часть недвижимости (поле, сад) жене в обход прямых наследников-сыновей; этот дар мать, оставшись вдовой, могла не пускать в общий раздел, а передать любимому сыну. Приведенные примеры не являются свидетельством завещательных распоряжений в настоящем смысле слова, и прежде всего потому, что свобода распоряжения собственностью предполагает достаточно высокий уровень развития института частной собственности в обществе, а оно таковым в эпоху Хаммурапи не являлось.

Уголовное право. Законы Хаммурапи, как и другие древние кодификации, не проводят различий между преступлением и гражданским правонарушением. По мысли законодателя, и первое, и второе является преступным, и требует возмездия. В Законах отсутствуют общие принципы уголовного права, отраслевые понятия и теоретические обобщения, не содержится перечня деяний, признаваемых преступными. Это явно свидетельствует о низком уровне развития юридической мысли в Вавилоне. В основе  уголовно-правовых санкций продолжает лежать принцип талиона (равным за равное), ведущий свое происхождение от общинно-родовых представлений о справедливости и предполагаемом равенстве людей. Применение принципа талиона исключает установление субъективной стороны преступления (умысел, неосторожность, случайность), объясняет неразработанность института соучастия, отсутствие анализа стадий преступного действия (приготовление, покушение, совершение преступления), предполагает наличие объективного вменения (наказания без вины). Вместе с тем завершившийся переход общества в классовое состояние влечет за собой ревизию первобытно-общинных представлений об изначальном социальном равенстве, порождает и все более усиливает классовый подход к уголовно-правовой действительности. Помимо возмездия как главной цели наказания (именно ей способствует идея талиона), возникают новые цели карательной политики – устрашение и извлечение материальной выгоды, поэтому не случайно в Законнике нет упоминания об обычае кровной мести, но зато часто говорится о штрафах в пользу потерпевшего.

Анализ содержания Законов позволяет выделить три вида преступлений: против личности, имущественные и против семьи.

Основную группу уголовно-правовых норм составляют преступления против личности. Среди них на первом месте стоит убийство: умышленное – убийство мужа женой, ложное обвинение и лжесвидетельство в убийстве, если обвиняемому грозит смертная казнь; неумышленное – ответственность строителя или его сына, если в результате обвала плохо построенного дома погиб хозяин дома или его сын; неудачная операция врача, повлекшая смерть больного; доведение до смерти голодом должника в доме кредитора. Значительную группу преступлений против личности составляют телесные повреждения, оскорбления, ложные обвинения, побои, клевета и др. В большинстве случаев при определении наказания действовал принцип талиона, либо денежный штраф. Смертная казнь грозила любому, кто похищал малолетних детей.

Другую группу составляли имущественные преступления, к которым Закон относил кражу и грабеж. Воры и покупатели краденого у частных лиц сурово наказывались, но особенно жестоко каралась кража собственности дворца или храма. В зависимости  от стоимости похищенного в этом случае, вора и приобретателя краденого  ждала смертная казнь или денежное взыскание в размере тридцатикратной стоимости украденного; при невозможности уплаты штрафа – смертная казнь. За воровство во время пожара преступника бросали в огонь. За кражу с проломом стены преступника казнили, закапывая на месте преступления. Похитителю раба также грозила смертная казнь.

Не менее жестоко карался и грабеж. Грабитель, пойманный на месте преступления, предавался смерти. Если виновный скрылся, то ущерб потерпевшему или его родственникам должна была уплатить та община, на территории которой произошло ограбление.

К имущественным преступлениям, кроме кражи и грабежа, относились повреждение или уничтожение чужого имущества, мошенничество, укрывательство беглого раба, снятие с раба его знаков рабского состояния и др.

Все имущественные преступления наказывались очень сурово. В зависимости от степени вины и социальной принадлежности преступника и потерпевшего ответственность незамедлительно наступала в виде смертной казни, либо членовредительства, либо огромного штрафа, за неуплату которого должника казнили.

К третьей группе относились преступления против семьи и нравственности: кровосмешение (связь матери с сыном, отца с дочерью), прелюбодеяние жены, ее распутное поведение, вторичный брак вдовы без разрешения на это суда, изнасилование, похищение и подмена ребенка, бегство женщины от мужа, укрывательство беглянки, похищение замужней женщины, подрыв отцовской власти.

В Законах также содержались упоминания о преступлениях, которые можно отнести к воинским и должностным.

В системе наказаний преобладала смертная казнь (она упоминается более чем в 30 случаях), применяемая в самых различных формах: сожжение, утопление, посажение на кол, повешение. Применялись также членовредительские наказания: отсечение рук, пальцев, отрезание уха, языка, а также телесные наказания: избиение плетью, палками. При этом очень часто законодатель руководствовался принципом талиона (смерть за смерть, око за око, зуб за зуб). Широко применялись и другие наказания: штрафы, изгнание, наложение знаков бесчестия, обращение в рабство и т.п.

В системе наказаний с особой наглядностью отразился классовый характер уголовного права: выбор меры наказания, степень его суровости ставились в прямую зависимость от социального положения преступника и потерпевшего.

Судебный процесс. Законы Хаммурапи не устанавливали четких различий между уголовным и гражданским судопроизводством. К тому же сам процесс не был строго регламентирован, а строился на основе обычаев. Судоговорение производилось публично, чаще всего на храмовой площади. Судебные функции осуществлялись чиновниками местной администрации либо специально уполномоченными лицами.

Возбуждение дел осуществлялось, как правило, частными лицами. При покушениях же на дворцовую или храмовую собственность инициатива в возбуждении дела могла проистекать от государственного органа.

Явку обвиняемого (ответчика) в суд обеспечивал сам потерпевший (истец). Розыск и арест особо опасных преступников осуществлялись местной администрацией. Обвинение в суде поддерживало частное лицо; общественного обвинения или чего-либо аналогичного в прокуратуре не существовало.

Стороны сами  собирали доказательства и предъявляли их суду. Доказательствами являлись свидетельские показания (сопровождаемые религиозными клятвами), письменные документы (подтверждающие имущественные сделки), а также ордалии (чаще всего – испытания водой). Отказ от испытания был равносилен признанию вины.

Процесс завершался выдачей судьей документа, который он не мог изменить. Судья, изобличенный в изменении своего решения, уплачивал штраф, равный 12-кратной стоимости иска, свергался с судейского кресла и навсегда терял право осуществлять правосудие.

Приговоры о смертной казни и членовредительстве приводились в исполнение немедленно и публично, остальные постановления суда – в установленные сроки. Для укрепления силы судебного решения стороны обязывались не возбуждать вторично то же дело – такое обязательство оформлялось письменно. Виновный в нарушении этого обязательства выплачивал штраф либо подвергался бесчестью (сбриванию части волос на голове, как рабу).

Среди различных источников права Древней Индии наибольшую известность имеют Законы Ману, создание которых относится приблизительно ко II в. до н.э.-II в.н.э. В дошедшей до нашего времени редакции Законы Ману состоят из 12 глав и 2685 статей, которые имеют форму двустиший (шлок) для лучшего запоминания.

Известно, что Законы Ману являются результатом правотворческой деятельности научных брахманских школ. Этим в значительной степени может быть объяснена их религиозная форма. Брахманисты даже создание Законов приписывали легендарному Ману – мифическому  прародителю людей.

Законы Ману, как и ранее известные Законы Хаммурапи, не являются кодексом в современном понимании. В этом обширном сборнике, наряду с нормами гражданского, уголовного и процессуального права (изложены в основном в VIII  и IX главах), содержатся также правила нравственности, религиозные наставления, вопросы политики и торговли. Основное внимание уделено юридическому закреплению деления древнеиндийского общества на рабов и рабовладельцев, происхождению и правовому положению варн, деспотической власти царя. С помощью суровых уголовных репрессий Законы Ману охраняли незыблемость рабовладельческого строя, интересы рабовладельческого государства и господствующей религии.

Все это в совокупности и обусловило важное значение Законов Ману в праве Индии не только в рабовладельческий, но и последующие периоды ее истории. Этими же обстоятельствами объясняется и изучение Законов Ману в нашем учебном курсе.

Право собственности. Важнейшим объектом правовых отношений является земельная собственность. Ее регулирование в Индии имеет то же своеобразие, что и в других странах Древнего Востока. А именно: частная собственность на землю еще не получила всеобъемлющего развития. Верховным собственником земли считался царь. Общины, храмы и частные лица являлись всего лишь владельцами государственной земли, поэтому вполне понятно отсутствие в Законах Ману даже упоминания о формах отчуждения (т.е. продажи, дарения и т.д.) земельных участков – этого важнейшего, как выражаются юристы, объекта недвижимого имущества. Об особом правовом положении земельной собственности свидетельствуют и статьи Законов, которые предписывают царским чиновникам (а не суду) разрешать споры владельцев о границах своих земельных участков.

С другой стороны, Законы Ману предусматривали неограниченную частную собственность на рабов, скот, зерно и другое движимое имущество. При этом в Законах перечислялись и способы возникновения частной собственности на подобного рода вещи. К ним относились покупка, дарение, наследование, завоевание и т.д. Пользование вещью не являлось доказательством права собственности.

Законы Ману самым суровым образом, вплоть до смертной казни, карали любое посягательство на частную собственность. Собственник имел право потребовать свою вещь у любого недобросовестного владельца, причем если последний не мог доказать своих прав на вещь, Законы предписывали считать его вором и соответственно наказывать. Однако, если собственник «молча наблюдает», как другой пользуется его вещью, и это продолжается 10 лет, «он не имеет права получить ее обратно».

Обязательственное право. Обязательственным отношениям Законы Ману уделяли значительное внимание. Это являлось объективным отражением сравнительно высокого уровня развития товарно-денежных отношений в Древней Индии. В основном в Законах говорилось об обязательствах из договоров. При этом подчеркивалось, что только договор, заключенный законным образом, влечет за собой правовые последствия. Недействительным признавался договор, заключенный в нарушение закона или обычая, путем обмана, по принуждению, с безумным, больным, пьяным, несовершеннолетним или престарелым. В принципе признавался недействительным и договор, заключенный рабом, но в отдельных случаях Законы допускают исключение из этого правила. Если договор сулил выгоду хозяину раба, то он его признавал.

Договоры заключались в устной или письменной форме. Иногда, дабы придать договору большее значение, стороны давали клятву. Исполнение договора являлось обязательным. Лица, нарушившие договор, несли не только имущественную, но и личную ответственность. Они подвергались штрафу, заключались в тюрьму и даже изгонялись из государства. А за неисполнение обязательств по займу виновного обращали в раба.

Договор займа получил в Законах Ману подробную и тщательную разработку. К примеру, при заключении договора займа разрешалось оговаривать взимание процентов (эта практика в будущем получит широкое распространение во всем мире). При этом размер процента зависел от кастовой принадлежности должника: для брахмана – 24% в год, для кшатрия – 36%, для вайшьи – 48% и для шудры – 60%.

Кредитору разрешалось самому любыми средствами принуждать должника к уплате долга: убеждением, хитростью, насильственными мерами. Жаловаться на то, что кредитор требует долг помимо суда, с применением насилия, должник не имел права, а в случае такой жалобы подвергался штрафу. При наличии нескольких кредиторов устанавливалась очередность в уплате долга – в первую очередь следовало расплатиться с государством или ученым брахманом, а затем уже с представителями нижестоящих варн. Если должник не был в состоянии вовремя уплатить долг, наступали различные последствия. Должник равной или низшей варны, чем кредитор, обязан был отработать долг, должник высшей варны мог выплачивать долг постепенно. В случае смерти должника долг с процентами переходил на сыновей, внуков и прочих наследников, получивших имущество умершего.

Важное место среди обязательственных отношений занимали договоры купли-продажи и дарения, которые считались действительными только при условии, что они были заключены собственниками вещи. Лицо, продающее вещь, на которую у него нет права собственности, признается вором. Запрещалась продажа товара низкого качества и недостаточного по весу. В случае отступления от требований к предмету договора сделку можно было расторгнуть в течение 10 дней после совершения купли-продажи. Непередача проданного или отказ от купленного – также  основание к расторжению договора купли-продажи. Торговля некоторыми товарами-продуктами горных разработок, солью, спиртными напитками – являлась государственной монополией.

Законы Ману упоминают и договор личного найма. Труд свободных наемных работников (кармакаров), а ими были преимущественно шудры, а также разорившиеся свободные общинники и ремесленники, принадлежавшие к вайшьям, широко применялся в земледелии и скотоводстве. При всей кабальности договорных обязательств, всецело зависящих от работодателей, определенные материальные стимулы к труду у кармакаров были: они получали одну десятую с урожая или с масла от молока коров, за которыми ухаживали. За неисполнение договора – штраф в виде невыплаты виновному установленного жалованья. Временная нетрудоспособность (по болезни) не являлась поводом к прекращению договора найма.

Среди других договоров, встречающихся в Законах Ману, следует отметить договор хранения, договор перевозки, жилищного найма, договор товарищества, ряд арендных договоров о совместном пользовании.

Наряду с обязательствами из договоров, существовали и обязательства из причинения вреда. Они не получили столь детальной разработки, как первые, но в практике хозяйственного и налогового оборота страны имели значение. Основанием для их возникновения являлась порча имущества – потрава посевов скотом на огороженном участке, потеря пастухом животного, а также вред, причиненный при движении повозки по городу. В порядке наказания виновный платил штраф в государственную казну и возмещал причиненный ущерб «хозяину поля и скота».

Брачно-семейное право. В Древней Индии  семейные отношения в значительной степени сохранили влияние первобытных порядков. И Законы Ману лишь отразили объективную реальность – существование большой патриархальной семьи, в которой глава семьи (отец) обладал огромной, почти неограниченной властью. По отношению к главе семьи все, состоявшие под его властью, находились на положении рабов. И жена, и дети могли быть им проданы, сданы в наем и даже убиты.

Особенно тяжелым было положение женщины в семье. Она полностью зависела от своего мужа и сыновей. Брак представлял собой имущественную сделку, в результате которой муж покупал себе жену и она становилась его собственностью. Законы Ману предписывали содержать женщину под опекой в течение всей ее жизни. Считалось, что ни девочка, ни пожилая женщина не имеют права что-либо делать по своей воле даже в собственном доме. В детстве женщина должна была подчиниться своему отцу, в молодости – своему мужу, после смерти мужа – своим сыновьям. Женщина никогда не должна быть предоставлена самой себе.

Имущественные права женщины были ограничены. Предполагалось, что женщине может принадлежать лишь то, что дано ей при брачном огне, при свадебном шествии, что получено от брата, матери или отца в виде приданого.

Законы Ману допускали низкий брачный возраст для женщин. 30-летний мужчина мог жениться на 12-летней, а 24-летний – на 8-летней. Девочку могли выдать замуж и в более раннем возрасте. Не допускались браки между кровными родственниками, осуждались браки с внекастными, младшему брату не следовало жениться раньше старшего. Вступая в первый брак, «дважды рожденный» обязан  был брать жену равной с ним варны. При последующих браках разрешалось жениться на женщинах нижестоящих варн. Женщине из высшей варны вступать в брак с мужчиной низшей варны запрещалось. Серьезным грехом считалась женитьба шудры на брахманке. Мужчина мог также иметь наложниц, чаще всего из числа рабынь.

Главным назначением женщины считалось воспроизводство рода. Рождение в семье дочери рассматривалось как несчастье, а сына – как благо, ибо именно на них падала обязанность совершать поминальные обряды по умершим предкам. Если у женщины не было сыновей, муж мог уполномочить свою жену на сожительство с деверем или другим родственником мужа для достижения желаемого потомства. Последнее, как и скот, признавалось основным видом богатства. Женщина в данном случае приравнивалась к домашним животным, рабыням, потомство которых принадлежало хозяину.

Законы не запрещали многоженство. При наличии жен из разных варн старшинство определялось порядком варн. Только жена равной с мужем варны могла лично прислуживать ему, присутствовать при совершении обрядов. Муж обязан был обучать жену хорошему поведению, мог наказать ее. Согласно Законам Ману жена должна почитать своего мужа как бога, даже если он лишен добродетели. Проданная в рабство и оставленная мужем, она все равно продолжала считаться его женой.

Брак в Индии считался священным институтом, и поэтому очень сурово наказывалось прелюбодеяние, особенно если оно совершалось между членами различных варн. В этих случаях мужчину сжигали, а женщину затравливали собаками. По этим же религиозным соображениям осуждался развод, следуя им, в Законах Ману развод не допускался. Но «если жена не рождает детей, может быть взята другая на восьмом году, если рождает детей мертвыми – на десятом, если рождает (только) девочек – на одиннадцатом, но если говорит грубо – немедленно».

По древним религиозным обычаям женщина не могла после смерти мужа вторично выйти замуж, в противном случае ее ожидало всеобщее презрение. Подобного рода брак не имел юридической силы. Идеалом жены в Древней Индии считалась женщина, которая после смерти мужа кончала жизнь самоубийством, восходя на костер, в котором сжигали труп ее мужа. Зато муж, почтив священными огнями умершую жену, мог вступить в новый брак. Видимо, поэтому женщины-идеалы, следующие за своими мужьями на костер, были все же редкостью.

Наследственное право. После смерти главы семьи возникало право наследования его имущества. Женщины исключались из списка наследников семейной собственности так же, как и изгои, евнухи, слабоумные, расточители, калеки. Наследственная масса делилась только между сыновьями умершего, которые должны были выделить сестрам по одной четвертой доли для приданного. При этом неравенство наследственных прав детей, рожденных от жен различных Варн, считалось естественным: сын брахманки получал четыре части, сын кшатрийки – три, сын вайшийки – две, а сын шудрянки – только одну часть. При отсутствии детей к наследованию призывались родственники умершего до шестой степени родства (отец, братья отца, дети последних и т.д.). Как правило, при отсутствии всех законных наследников имущество поступало в пользу царя при одном исключении: «имущество (умершего) брахмана никогда не должно поступать в пользу царя». Имущество матери (приданое, подарки), даже если она умирала при жизни своего мужа, переходило к ее детям в равных долях.

Наследование по завещанию Законы Ману не упоминают.

Уголовное право. Древнеиндийское уголовное право в том виде, как оно представлено в Законах Ману, отличается достаточно высоким для своего времени уровнем развития. Здесь нашли закрепление такие общие для уголовного права понятия, как умысел и неосторожность, рецидив и соучастие, смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Различались преступления умышленные, неумышленные и совершенные по незнанию. Были известны понятия необходимой обороны и крайней необходимости, подстрекательства и укрывательства. Предусматривалась ответственность для лиц, которые, видя совершаемое преступление, не пришли на помощь. Вместе с тем не проводится четкой грани между частноправовым правонарушением (деликтом) и преступлением. Тесная связь религии и права обусловили взаимопроникновение религиозно-нравственных и правовых норм. Законы Ману не упоминают кровной мести, но сохраняют другие пережитки общинно-родового строя: талион, ордалий, коллективную ответственность общины за преступление, совершенное на ее территории, если преступник неизвестен.

Оценка многих правонарушений, изложенных в Законах Ману, дается с учетом классовых позиций законодателя или его представления о добре и зле, праведности и греховности, нравственности и аморальности. Так, проживание не по правилам своей Варны греховно и безнравственно, наказание – изгнание из своей собственной. Запрещено применять смертную казнь и даже телесные наказания по отношению к брахманам. В отношении же представителей других варн, особенно шудр, смертная казнь применялась довольно широко. Нанесение телесного повреждения членами низшей варны представителю вышестоящих варн влекло наказание по принципу талиона (равным за равное). Если же подобного рода преступление совершит брахман или кшатрий по отношению к лицу из нижестоящей варны, их обычно ожидал штраф либо просто очищение грехов. Вообще посягательство члена низшей варны на личность или имущество представителя высшей варны является само по себе отягчающим вину обстоятельством. Более сурово наказывались преступления, совершенные из корыстных побуждений, в случае рецидива. Подстрекательство наказывалось так же, как и совершенное преступление. Соучастник преступления отвечал наряду с исполнителем. Освобождались от уголовной ответственности лица, совершившие преступление в состоянии необходимой обороны. Считался глубоко нравственным поступок судьи, оправдавшего виновного в совершении преступления по незнанию.

Законы Ману содержат обширный перечень преступлений, главными из которых являются государственные, имущественные, против личности и против семьи.

К преступлениям, затрагивающим интересы государства и царской власти, относились: мятеж, выдача государственной тайны, служение врагам царя, составление ложных приказов, управление общественными делами во вред народу и др. При этом следует учесть – через весь сборник Законов проходит идея обожествления царя, что делает его особу священной и неприкосновенной. Законы исходят из презумпции, что божественный характер царской власти сам по себе является гарантией того, что никто не будет на эту власть посягать. В противном случае Законы угрожают преступнику тем, что «огонь царского гнева уничтожит все его семейство с его скотом и с его накопленным имуществом». Не менее суровая кара ожидала вероотступника, нарушителя предписаний господствующей религии. Смертной казнью или изгнанием каралось противодействие распоряжениям царя, казнокрадство, составление ложных приказов, умышленное разрушение плотин, городских укреплений и т.д.

Значительное место в Законах занимали имущественные преступления, направленные как против государственной собственности, так и против собственности частных лиц. Причем Законы четко различают кражу, разбой, грабеж, мошенничество, уничтожение чужого имущества. Под кражей понималось тайное похищение имущества, под грабежом –похищение  имущества в присутствии владельца и с применением насилия. Защите государственного, царского и храмового имущества уделялось особое внимание, похищение его в любом виде каралось «казнью без промедления».  Различалось похищение рабов, скота, зерна, золотых и серебряных изделий, одежды и т.д. Похищение «людей из хорошей семьи и особенно женщин и драгоценных камней» наказывалось смертной казнью, захват (грабеж) же коров – отсечением половины ноги. Поджигатель пастбищ, полей, домов, лесов подвергался сожжению. Ответственность за воровство дифференцировалась в зависимости от того, был ли вор задержан на месте преступления или нет, совершена кража днем или ночью. Пойманный с поличным подвергался немедленной казни. Ночная кража каралась отрезанием вору рук и посажением на кол. Уличенный в воровстве трижды подвергался смертной казни (за первую кражу отрезали два пальца, при второй – руку и ноги). Дополнительным наказанием за простое воровство было клеймение.

Большую группу норм сборника составляют преступления против личности, причем осуждается любое насилие, совершенное над личностью. К насилию относилось и убийство, и телесные повреждения, и оскорбление (словом и действием). Умышленное убийство женщин, детей, брахманов с применением насилия и посредством яда влекло за собой смертную казнь. Убийство в драке, случайное к умышленным не относилось. Убийство в состоянии необходимой обороны не наказывалось. Причинение физической боли (нанесение ран, лишение глаза, перелом костей) относилось к телесным повреждениям. В качестве наказания применялся штраф, талион, изгнание. При этом учитывалась варновая принадлежность преступника и потерпевшего. В том случае, если стороны принадлежали к одной варне, предусматривалось за нанесение ранений денежное взыскание, а за увечье с переломом кости – изгнание. Тому, кто поднял руку или палку на человека высшей варны, отрезали руку, а кто в гневе бил ногою – терял ногу. Варновая принадлежность являлась определяющей и при ответственности за оскорбление. Если оскорбление равного себе по положению или представителя низшей варны наказывалось, как правило, штрафом, то такое же преступление шудры в отношении представителей высших варн влекло за собой телесное наказание – отрезание языка, губ, рук, ноги, кастрацию. Шудра, занявший место рядом с брахманом или выдающий себя за брахмана, подвергался телесному наказанию.

Преступления против семьи относились к числу наиболее тяжких. Религия, мораль и право стояли на страже семейных отношений, поэтому любое безнравственное вторжение в эту тонкую область человеческих чувств считалось и преступным, и греховным. Особенно наказуемым было прелюбодеяние. Законы обращают серьезное внимание на этот вид преступления, подчеркивая, что «людей, домогающихся чужих жен, царю следует изгонять, подвергать  наказанию, внушающему трепет», ибо «от прелюбодеяний среди людей происходит смешение варн, отчего возникает грех, уничтожающий даже корни и несущий гибель всему». Под прелюбодеянием понимались не только интимные отношения, но и предложение женщине подарков, заигрывание с ней, прикосновение к ее одеждам и пр. Виновные в прелюбодеянии подлежали смертной казни. Законодатель не проводит четких различий между прелюбодеянием и изнасилованием. Проституция жены с согласия мужа не наказывалась, являясь средством заработка и содержания семьи. Честь и достоинство замужних женщин всемерно защищалась. Сурово каралось любое посягательство на жизнь и здоровье матери, отца, брата, мужа; даже словесное оскорбление их не оставалось без внимания. Но в каждом случае ответственность определялась сословно – варновой  принадлежностью виновного.

Главной целью наказания в Законах Ману является устрашение. Законы отмечают, что «наказанием весь мир держится в порядке». Если бы царь не налагал наказания, то «никто не имел бы собственности …, все варны испортились бы, все преграды были бы сокрушены, и произошло бы возмущение всего народа». Там, где наказание процветает, там подданные не возмущаются. Однако применять наказание следует с учетом всех обстоятельств совершения преступления, степени осознанности его и классовой принадлежности виновного.

Наказания отличались жестокостью, широко применялась смертная казнь. Различались простой вид смертной казни (отрубание головы) и квалифицированный (посажение на кол, утопление, сожжение, разрезание тела на части бритвами, помещение в кипящий котел, топтание слоном и др.). Для брахмана она заменялась бритьем головы. Широко практиковались членовредительные наказания: отрезание пальцев рук, ног, языка, ушей, кастрация, ослепление. Но они не распространялись на брахманов и кшатриев. Можно было и откупиться. Наказаниями являлись также исключение из варны, обращение в рабство, изгнание, штраф, заключение в тюрьму, заковывание в кандалы, конфискация имущества, ссылка. Практиковалось и клеймение преступников. Совершившему воровство клеймо делалось в виде собаки, пьянице – в виде чарки. С этими людьми нельзя было ни есть, ни совершать жертвоприношений, ни вступать в брак. Клеймили, как правило, представителей низших групп населения.

Судебный процесс. В Древней Индии право вершить суд было привилегией брахманов. Даже в высшем суде государства – царском царь обязан был вершить правосудие, привлекая опытных советников из числа ученых брахманов. Суд не был отделен от административной деятельности. Деления процесса на гражданский и уголовный не существовало.

Судебный процесс, как он представлен в Законах Ману, был состязательным. Любое судебное рассмотрение начиналось по жалобе потерпевшего. На него же возлагалось и поддержание обвинения в суде. Поводами для рассмотрения исков являлись: неуплата долга, продажа чужого, нарушение соглашения, кража, насилие и т.п. Доказательствами в суде служили документы, показания свидетелей, клятва, ордалии. Предпочтение отдавалось документам и свидетельским показаниям. Суд заранее был связан предписанием закона, каким показаниям придавать большее или меньшее значение. Например, верить взрослому и кшатрию, но сомневаться в показаниях ребенка и шудры, доверять учителю, но не верить ученику; родственники, старики, рабы и женщины – ненадлежащие свидетели. Надлежащими свидетелями считались лица, равные по социальному статусу той стороне в процессе, относительно которой они дают показания. Не могли выступать в суде те, кто имеет интерес к иску, друзья и враги сторон, уличенные ранее в лжесвидетельстве, люди с дурной славой и др. В исключительных случаях при рассмотрении тяжких преступлений к делу допускались и ненадлежащие свидетели, но в этом случае суд обязан был считать их показания малозначимыми. Все это дает основание утверждать о существовании в суде формальной оценки доказательств.

К клятве прибегали, когда не было других доказательств. Брахман клялся своей «правдивостью», кшатрий – своими «колесницами и оружием», вайшья – «коровами, зерном и золотом», шудра – «всеми тяжкими преступлениями». Клятва либо принималась, и этим заканчивалось рассмотрение дела, либо отвергалась, признаваясь недостаточной, и тогда в дело вступал суд божий – ордалий. Испытуемый должен был дотронуться до огня, или погрузиться в воду, или прикоснуться к головам своих жен и детей. Тот, кого пламя не обжигало, вода не заставляла тотчас всплывать и с кем не случалось немедленно несчастья, считался правым. Законодатель так объяснил смысл ордалия: «Злодеи думают: никто не видит нас», «но их видят боги». Рассмотрев все обстоятельства дела и оценив доказательства, суд выносил решение.

Из анализа важнейшего юридического памятника Древней Индии –Законов Ману – видно, что право этого периода закрепляло господство рабовладельцев над рабами, представителей высших варн над низшими, богатых над бедными, было активным орудием в руках эксплуататоров.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!