Древнеримская община

15 Июн 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Римскую историю принято делить на несколько периодов: 1) царский период (VIII—VI вв.), 2)республиканский (VI—I вв.) и 3) императорский период (I—V вв. нашей эры).

Наши сведения о древнейшем периоде римской истории — о царском и раннереспубликанском периоде — весьма скудны, не всегда надежны и частью противоречивы. В дошедших до нас рас­сказах о римской старине переплелись самые разнообразные ва­риации латинского, этрусского и греческого происхождения. Впос­ледствии, начиная с конца III века, когда Рим стоял уже во главе Италии, развивается историческая публицистика, обрабатывавшая и приспособлявшая к своим целям исторические легенды и преда­ния. Первым историком Рима считается Фабий Пиктор (200 г. до н. э ), которым пользовались римские и греческие историки бо­лее позднего времени —Диодор, Ливий, Дионисий, Плутарх и др. Наряду с Фабием Пиктором названные историки основывали свои рассказы и делали умозаключения на основании историков-пуб- лицистов I в. до н. э.—Валерия Анциата, писателя аристо­кратического, и Лициния Марка, писателя демократического на­правления.

В специальной литературе в отношении дошедших до нас ли­тературных памятников, трактующих о первоначальной истории Рима, еще и до сих пор высказываются самые противоположные суждения. В конце XIX и в начале XX в. господствовало гипер- критическое отношение как к греческой, так и к римской традиции. Настолько скудны и спутаны казались сообще­ния древних писателей — римлян и греков, что мно­гие современные историки пришли к полному скеп­тицизму, отказывались сообщить что-либо достовер­ное о римской старине царского и раннереспубликан­ского периода.

Наибольшим скептицизмом в этом отношении отли­чаются работы итальянского ученого Этторе Пайса, который доходил даже до отрицания историчности за­конодательства XII таблиц. Герои древнеримской исто­рии представляются Пайсу божествами, превратившими­ся в людей, а одинаковые имена героев — сознательными вьщумками, переводом с греческого и т. п.

В последнее время в этом отношении замечается, однако, определенный сдвиг в сторону признания боль­шей реальности римской и греческой старины. Замеча­ется сдвиг даже и во взглядах самого Этторе Пайса, ав­тора двух капитальных работ— «Storia di Roma», 1899, и «Storia critica di Roma durante i primi cinque secoli», 1925. Во второй из называемых работ Пайс от­казывается от многих своих прежних взглядов и вооб­ще более осторожно относится к традиции. Сказанное приложимо ко многим историкам и других стран.

В результате большинства критических работ, по­священных римской старине, выяснилось, что древ­нейшая история Рима царского и раннереспубликан­ского периодов носит на себе следы влияния истори­ческой публицистики эпохи гражданской войны конца Республики и что в публицистических целях многие события выдвинуты на передний план, заост­рены или, наоборот, сознательно затушеваны или отодвинуты на второй план. Многие имена, даты и события искажены, переставлены и даже вымышлены. Сказанное относится главным образом к двум основ­ным источникам по древнеримской истории — Титу Ливию и Дионисию Галикарнасскому, жившим в пе­риод острой классовой борьбы конца Республики и писавшим свои произведения на основании истори­ческой публицистики. К «царскому периоду» отно­сили происхождение всех социально-политических институтов и законов, которым не могли подыскать необходимого объяснения, и все старинные учреж­дения, складывавшиеся в течение веков, приписыва­ли какому-либо царю

При вышеописанном состоянии литературы по древнейшему периоду римской истории тем большее значение получают вспомогательные дисциплины — археология, лингвистика и антропология.- Без при­влечения этих дисциплин первый (царский) период совершенно выпал бы из поля зрения историка. В последнее время замечается даже преувеличение зна­чения названных дисциплин, в особенности антропо­логии, от которой ожидают разрешения самых труд­ных и сложных проблем'.

Раскопки на Палатине, Квиринале, Эсквилине и «Священной дороге» (sacra via), обнаружившие сле­ды материальной культуры, относящейся к IX—VIII вв., указывают на низкий культурный уровень старин­ных обитателей Лация. Найденные при раскопках предметы (железные копья, посуда, пряжки, изделия из янтаря и пр.) относятся к железному веку; следов палеолита и неолита в некрополях Рима почти не со­хранилось. Деревянные, обмазанные глиной, низкие хижины (tuguria) соответствовали скудному быту предков Юлия Цезаря и Цицерона.

Археология показывает, что периоду оседлого земледелия предшествовал период пастушества и кочевого земледелия, о котором сохранились све­дения также и у римских писателей — Ливия, Варрона, Плиния. Археологические материалы, относящиеся к первоначальной истории Рима, пуб­ликуются в специальных, главным образом итальян­ских, журналах.

Древнейшей социальной ячейкой как у всех ита­ликов, так и у римлян был род (gens) и курия (curia). Курии были древнейшими родовыми или даже доро­довыми организациями не только римскими, но и об­щеиталийскими .

Некоторые ученые сравнивают римские курии с «мужскими домами» или «домами молодежи», встре­чающимися у некоторых современных, находящихся на низком культурном уровне народов. Объединяю­щим центром курий был жертвенный алтарь или храм (curia) с прилегающей к нему священной тер­риторией. Входившие в состав курий взрослые муж­чины смежных поселений собирались в курии для празднеств, принесения жертв и обсуждения общих вопросов.

Общее число курий в древнеримской общине, по преданию, равнялось 30. Местом общих собраний всех 30 курий служил Палатинский холм. На кури- атных собраниях (comitia curiata) голоса подавались по куриям. Совокупность всех голосующих членов курий составляла «римский народ квиритов», т. е. находящихся под покровительством Квирина — бога войны (populus Romanus Quiritium). Куриатные ко- миции были военно-религиозными собраниями, кото­рые созывал и которыми руководил верховный жрец — курион (curio). Сам жрец, он же и царь (гех), выбирался на куриатных собраниях, здесь же реша­лись вопросы войны и мира. Ополчение строилось по куриям, члены одной курии стояли рядом друг с другом.

Каждая курия выставляла определенное количест­во вооруженных людей — «сотню» (centuria) пехо­тинцев и десяток всадников. Согласно традиции, об­щая численность римского ополчения при первом римском царе Ромуле равнялась 3000 человек пехо­ты и 300 человек кавалерии. Наряду с куриями — собраниями «молодежи» — у всех италийских народов существовал еще совет стариков, или сенат.

Родовой строй и родовые отношения нашли свое отражение также и в римской религии, являвшей­ся первой организованной формой римской идеоло­гии. Под религией (religio от глагола religare — при­вязывать, связывать) римляне понимали внешнюю и внутреннюю, находящуюся внутри человека, силу (numina), действующую на человека и связывающую его волю. Таковая сила присуща явлениям приро­ды, некоторым местам (religiosa loca), временам года, дням (religiosi dies), людям и т. д. Первым пред­писанием религии было запрещение (табу) совер­шения некоторых действий и поступков, могущих вызвать недовольство сверхъестественных сил. От­сюда выражения: повиноваться религии (religioni parere), следовать предписаниям религии (parendum religioni), быть связанным религией (religione vinciri, teneri, obligari), отождествление religio с nefas, т. e. беззаконием, запретом и пр. Из этого от­рицательного момента религии вытекало предписа­ние противоположных положительных действий, направленных на умилостивление и привлечение к себе божества. Таким путем было положено нача­ло религиозному культу или ритуалу, как совокуп­ности сакральных предписаний и норм, требуемых религией для умилостивления божества. «Религиоз­ные обряды и благочестие (religiones et castus),—за­мечает Цицерон,—вырывают нас из опасности» (ех periculo eripiunt nostro).

Олицетворением силы солнечного света, молнии, грома и бури являлся бог Солнца — Диеспитер, или Юпитер,— обитавший на высоких (Альбанских) го­рах. Впоследствии из бога солнечной энергии Юпи­тер превратился в главное божество пантеона — «преблагого и превеликого Юпитера» (Jupiter Optimus Maximus). Привратником неба и небесно­го свода был Ян, или Янус (двуликий), — страж вхо­да и выхода, начала и конца всякого дела, мира и войны. Янусу был посвящен месяц январь, первый месяц зимнего солнцеворота, смены времен года. На одной из площадей Рима, с которой отправлялось в поход войско, стояла арка Януса, ворота которой при начале военных действий открывались, а по окончании закрывались. Кроме Януса богом войны, игравшим очень большую роль в социальном строе древнего Рима, был Марс (Mars, Mavors), первона­чально бог производительных и растительных сил, мужской мощи (mas), затем бог весны, рождения и, с другой стороны, как антитеза рождения, бог смер­ти. Каждое божество имело свой тотем, посвященное ему животное или птицу. Тотемами Марса были волк и дятел. За выполнением положенного Марсу ритуала на­блюдала особая жреческая кол­легия салиев (salii — прыгуны), состоявшая из представителей двенадцати знатнейших римских граждан. Во время праздника в честь Марса в первые дни марта салии устраивали торжествен­ное шествие по улицам, прыгали и кричали, ударяя в круглый щит и призывая в старинных выраже­ниях бога Марса на защиту и ох­рану населения.

К числу древнейших божеств Рима принадлежала богиня огня и домашнего очага Веста (Vesta). В храме Весты горел неугасае­мый священный огонь, поддержи­ваемый «чистыми и целомуд­ренными» весталками, всю жизнь остававшимися девами. Весталки были дочерьми знатнейших рим­ских фамилий в возрасте от 6 до 10 лет, похищавшимися верхов­ным жрецом (pontifex maximus), жившим в «царском доме» (regia), в котором жили также и весталки. Чисто родовыми божествами были лары, маны или пенаты, олицетворявшие родовой гений (genius generis), покровительст­вовавшие данному роду и охра­нявшие его членов. В каждом доме имелась особая божница ларов (laurarium), в которой хранились деревянные, глиня­ные или бронзовые изображения пенатов.

Из других старинных бо­жеств, олицетворявших какие- либо силы природы, влиявшие на волю людей, вредившие или по­могавшие человеку, почитались Флора — богиня расцвета, Феро- ния — плодородия, Церера — жатвы, Сатурн — бог посева, One (Орз) — полевой работы, Термин — бог границ, Фас (Fas)—боги­ня права, Ювентус — бог юнос­ти, Фавн — бог лесов и скота и т. д.

Каждому из названных бо­жеств были посвящены особые дни, в которых происходили жертвоприношения, устраива­лись празднества и игры. В сере­дине февраля справлялся в честь Фавна «волчий праздник» — лу- перкалии (lupercalia), во время которого одетые в волчьи шку­ры жрецы (luperci) бегали по го­роду и ударяли кнутом из шкур жертвенных животных встре­чавшихся им людей. Встреча с луперком рассматривалась как благоприятное предзнаменова­ние, обещавшее счастливую жизнь, счастливый брак, дето­рождение и т. д.

В марте справлялся праздник амбарвалии (ambarvalia), празд­ник весны, посвященный Церере и Марсу, во время которого пели гимны в честь празднуемых бо­жеств: «отец Марс, молюсь тебе и прошу быть добрым и милос­тивым ко мне, ко всему моему дому и хозяйству». В апреле справлялся празд­ник плодородия Цереры, счи­тавшейся покровительницей плебеев, с пением, танцами, иг­рами (ludi Cereales) и конными состязаниями. Особой торжественностью отличался первомайский празд­ник в честь производящей силы природы (Dea Dia, Ops). Двенад­цать арвальских братьев (fratres arvales), древнейшая жреческая коллегия, украшенные венками из колосьев, обходили город­ское поле Рима с пением старин­ных народных песен: «Нам, лары, помогите», «Отстрани, Марс, смерть и гибель от многих из нас» (Enes, Lares, iuvate! Neve rue, Mannar sins incurere in pleores) и т. д.

На летние месяцы приходи­лись праздники огня (Vestalia), подземных сил (Volcanalia), воды (Neptunalia); зимой, 15 де­кабря, справлялись сатурналии (saturnalia), вначале сопровож­давшиеся человеческими жертво­приношениями.

Римская религия не имела та­кой сложной и развитой ми­фологии, какую имела религия греков. В Риме с древнейших времен религия сделалась досто­янием различных жреческих кол­легий, требовавших строгого ме­лочного выполнения предписа­ний религиозного ритуала и культа. Ни одно государственное и частное дело не начиналось и не заканчивалось без предваритель­ного вопрошения воли богов и их умилостивления. Только надле­жащее выполнение предписан­ных культом правил и произнесе­ние сакральных формул гаранти­ровали счастливый исход начато­го дела. Нарушитель религиоз­ных обрядов получал возмездие не только на земле, но также и после смерти, попадая во власть злых духов, наполняющих мир и вредящих человеку, мервов, или лемуров. Влияние религии на все госу­дарство и частный быт в римском обществе было очень велико и сохранилось в течение всей исто­рии.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!