Дизайн и архитектура в начале ХХ века

20 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

По традиции рождение профессии ди­зайнера относят к началу XX века, когда художники заняли ведущие посты в некоторых сферах индустриального производства, на заво­дах, выпускающих электротехнические приборы, автомобили. Од­нако сама идея проникновения эстетико-художественных образов в быт и производство рождается в середине XIX века у английского поэта и талантливого художника Уильяма Морриса (1834-1896). Осуществляется эта идея в условиях бурного развития промышлен­ности и технических достижений. В 1907 году в Мюнхене органи­зуется промышленный союз - Веркбунд. Его задача заключалась в том, чтобы «сделать ремесло более уточненным и повысить качество продукции». В Европе стали появляться приверженцы этого направ­ления, которые искали неповторимые, индивидуальные решения в формах утвари и мебели, в композиции интерьеров в архитектуре. Не случайно целый ряд мастеров пришли в область проектирования из живописи - Беренс, Ван де Велде - на Западе, Врубель, Малю­тин - в России.

Художники стремились придать своим творениям пластику, ритм, форму, структуру, свойственные живой природе. Бельгийский архитектор и художник, один из зачинателей стиля «модерн» Ван де Велде провозглашает принцип «жизненного ритма», и «текучие» растительные линии очерчивают переплеты окон, стулья, светиль­ники, повторяются на рисунках обоев.

В Западной Европе в 20-30-е годы создаются объединения, куда входят художники, инженеры, руководители промышленных пред­приятий. В Германии, Австрии, Швейцарии они называются Вер-кбундами, в Англии обществами промышленных дизайнеров. Слово дизайн - английское и означает - замысел, проект, чертеж, рису­нок. Этим термином стали обозначать различные виды проектиро­вочной деятельности, в которой соединялись функциональные и художественно-эстетические задачи.

В 1907 году в Германии «Веркбунд» возглавляет Г. Мутезиус (1861-1927).

В 1919 году в Веймаре был создан «Баухауз» (буквально - «Строительный дом») - первое учебное заведение, которое готовило художников для работы в промышленности. Школа выпускала специалистов, которые проявляли самые разносторонние способ­ности в конструировании. Во главе школы стоял Вальтер Гропиус (1824-1885). Школа стала методической базой в области дизайна. В числе ее профессоров были архитекторы Мис ван дер Роэ, впоследствии известный своими небоскребами в Америке, Г. Май-ер, художники В. Кандинский, П. Клее, П. Мондриан.

В. Гропиус настаивал на том, чтобы оформление вещи исходило из ее прямого назначения - позиция функционализма. В опреде­ленных соотношениях цветов и пропорциях масс лежит скрытая эстетическая ценность предмета и ее важно выявить, подчеркивал Гропиус. В Баухаузе культивировалась эстетика геометрических пропорций и форм - кубы, цилиндры, пирамиды и чистые основ­ные цвета: красный, желтый, синий, белый и черный. После прихода в Германии к власти фашистов Баухауз был закрыт.

В 20-е годы в Советской России начали работать Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТМАС), которые го­товили «художников-мастеров высшей квалификации для промыш­ленности», в 1926 году они были преобразованы во ВХУТЕИН (Высший художественно-технический институт).

Примечательно, что в 1905 году во Франции впервые начинает конструироваться одежда. Основы дизайна в мастерстве портных заложила Нина Риччи.

В начале 30-х годов в период преодоления экономического кризиса в США дизайн выходит на первое место. Художники в промышленности вышли на уровень общественного признания как специалисты, способные повлиять на сбыт продукции. Рождается «коммерческий дизайн».

Родившийся в недрах дизайна стиль «модерн» органично пере­ходит в архитектуру, в которой со второй половины XIX века господствовала эклектика. Эклектика - это смешение в одном зда­нии приемов и деталей различных стилей. Проникновение эклек­тики в архитектуру объясняется тем, что ее традиционные формы стали вступать в противоречие с ее новыми функциональными и конструктивными возможностями. Архитектура утратила стилевое единство, так как архитекторы использовали приемы то ренессанса, то барокко, то классицизма (здание Гранд-Опера в Париже, 1862- 1875, архитектор Ш. Гарнье); порой они обращались к историче­скому наследию в поисках форм в духе «национального романтизма» (здание Парламента в Лондоне, 1840-1857, архитекторы Ч. Барри и О. Пьюджин). В России в последней трети XIX века был создан ряд крупных общественных зданий на основе обращения к формам древнерусского зодчества (здание Московской государственной Думы, 1890-1892, архитектор Д. Чичагов, здание Исторического музея в Москве, 1875-1881, архитектор В. Шервуд, и другие).

Тем не менее в архитектуре начинают проявляться и новые тенденции, отличные от эклектики и традиционных стилей. Кон­струкции освобождаются от декора и становятся более выразитель­ными. Наиболее ярко это проявляется в инженерных сооружениях, например, Эйфелева башня в Париже (1889). Французский архи­тектор ВиолЛе-ле-Люк (1814-1879) призывает архитекторов стать «искусными конструкторами», а на I Международном конгрессе архитекторов в 1889 году было отмечено, что наблюдается процесс вытеснения архитекторов инженерами и что основы новой архитек­туры определяются методами инженерного конструирования. Через десять лет Ван де Велде (1863-1957) будет настаивать на том, чтобы создателям новой архитектуры - инженерам присваивалось имя художника, так как инженеры не уничтожают архитектуру, а воз­рождают ее. В 1924 году Ле Корбюзье заявил, что век машин пробудил конструктора, вызвал к жизни новые задачи и новые методы. Начался процесс соединения творчества художника и ин­женера в архитектуре на новой основе.

Перед архитекторами встала интересная творческая задача: пре­одолеть эклектику, вернуться к стилевой организации архитектуры и при этом уйти от классических форм, регулярной планировки, ордерной системы. Ответом на этот вызов и стал модерн.

Архитектуре модерна была придана живая, динамичная пласти­ка, отвечавшая духу времени. В ней «работало» не только простран­ство, как в классической архитектуре, но и время. Новая архитектура живописна, многообъемна, со свободной трактовкой внутреннего пространства, что создавало индивидуальный облик сооружения. Архитектуру модерна отличала высокая дисциплина композиции. Все элементы архитектурного сооружения подчинялись единому ритму и воплощали общий образно-символический замысел. Архи­тектуру модерна отличает поэтичность и органичная связь с приро­дой. Она позволяет проявиться ярким индивидуальностям зодчих. Среди них Хенри ван де Велде (1863-1957), Бельгия (театр Верк-бунда в Кельне); Чарльз Рени Макинтош (1868-1928), Великобри­тания (церковь Королевского Креста, Художественная школа);

ГекторЖермен Гимар (1867-1942), Франция (концертный зал Юбер де Роман); Антонио Гауди-и-Корнет (1852-1926), Испания (дом Висенс в Барселоне, ансамбль усадьбы Гуаль); Федор Шехтель (1859-1926), Россия (здание Московского Художественного театра, особняк Рябушинского в Москве); Виктор Орта (1861-1947), Бель­гия (здание магазина «Нововведение» в Брюсселе). Идеи модерна в архитектуре получили распространение и в США и повлияли на становление таких архитекторов, как Луис Генри Салливан (1856-1924), представитель «чикагской школы», Фрэнк Ллойд Райт (1867- 1959), один из основоположников рациональной архитектуры.

1920-годы - время становления функционализма. Он имеет ин­тернациональный характер и представлен целыми архитектурными школами - немецкий Баухауз, голландский Дестийль, советский конструктивизм. Например, лидер «чикагской школы» Луис Сал­ливан. Его здания возводились на основе металлических каркасов. Он сформулировал тезис: «Форма должна следовать функции». Американский архитектор Ф.Л. Райт (1867-1959) искал себя в строительстве многочисленных «домов прерий» - особняков среди равнинной природы Америки. Его основная задача - найти орга­ническую связь архитектуры и природы. Созданное им направление называется «органическая архитектура», так как выражает стремле­ние выявить и подчеркнуть естественность материала.

В функционализме разработаны важные проблемы архитектуры XX века: принцип свободного плана, взаимопроникновение внеш­него и внутреннего пространства, выразительное использование функционально-конструктивной структуры сооружений, новые принципы градостроительной планировки и расселения.

Одним из крупнейших представителей этого направления в архитектуре был Шарль Эдуард Жаннере, больше известный, как Ле Корбюзье (1887-1965). Архитектор выступает с новаторской программой, стремясь найти новые пути в архитектуре и отказаться от готовых, канонических приемов, которые преподают в архитек­турных школах. Зодчий ищет первичные архитектурные формы. Как бы ни был сложен план и объем здания, он создает их из простых пространственных элементов. Ле Корбюзье формулирует пять ос­новных принципов новой архитектуры: дом на столбах для усиления связи с пространством окружающей среды; свободная планировка, которая позволяет изменять и корректировать функциональные процессы; свободное построение фасада для более широких ком­позиционных решений; с учетом зрительного восприятия предла­гается горизонтально-ленточная форма окон; и, наконец, плоская крыша для увеличения полезной площади, где можно размещать сады.

В 1914 году архитектором создается проект серийных домов, названный им «Домино». Это первая в истории архитектуры идея каркасного дома для серийного производства. Идея получила при­знание в 1929 году. Архитектор был пламенным сторонником «духа серийности», «машинной организованности архитектуры», убеж­денный, что «техника - носитель лиризма». Свои принципы архи­тектор осуществляет в проекте виллы дела Рикка, в павильоне Международной выставки декоративного искусства в Париже, в общежитии швейцарских студентов в Париже.

Зодчий выдвинул и свою систему гармонического стандарта - «модулор», в котором видел возможность гуманизации архитектуры в условиях стандартизации. Он предложил использовать такую систему измерений: средний рост человека - 183 см, высота чело­века с поднятой рукой - 226 см. По мнению архитектора, с по­мощью такого «модулора» можно было разнообразить здания и соотнести их с человеком. Сам он использовал «модулор» в построй­ке знаменитого «Лучезарного дома» в Марселе и в постройках Чандигарха в Индии.

Конструктивизм 20-х годов в архитектуре - это направление в советской художественной культуре, где на первый план выдвига­ются задачи сочетания требований конструктивной целесообразно­сти, функциональной оправданности и экономии. Эти устремления реализовывали братья Л.А., В.А. и А.А. Веснины (Днепрогэс, 1927- 32, Дворец культуры автозавода им. Лихачева в Москве - 1-я очередь, 1930-34); И.И. Леонидов (проекты Института библиоте­коведения им. Ленина, 1927, дома Центросоюза, 1928- в Москве;

поселка нового типа при Магнитогорском горно-металлургическом комбинате, 1930); К. Мельников (клуб им. Русакова, собственный дом в районе Арбата в Москве, 1927-29) и другие. Конструктивизм характеризуется графически четкой композицией, отсутствием де­кора, чередованием горизонтальных «ленточных» окон, глухих пло­скостей и вертикальных лент остекления лестничных клеток.

В 20-30-е годы сложились две тенденции в решении градостро­ительных задач. Одна из них - урбанистическая. Ее представлял итальянский архитектор А. Сент-Элиа (1888-1916), который в 1914 году спроектировал «Город будущего» - гимн технике и динамизму, выражающий футуристические устремления архитектора. Дом дол­жен был напоминать гигантскую машину, сооруженную на краю галдящей пропасти - улицы. Дома проектировались на разных уровнях и соединялись с метро и транспортными магистралями. Не менее интересная, но не бесспорная идея возникла у Ле Корбюзье, который считал, что город должен стать символом борьбы человека с природой, символом его победы над природой. Это рукотворный организм, защищающий человека, создающий ему условия для работы. В нем должна господствовать прямая линия, ибо она оздоровляет город, олицетворяет собой путь развития человечества, направление его замыслов. Кривая линия - результат нерадения и прихоти, убежден архитектор. Она несет разорение, опасность и осложнения. Это символ беспечности, лености.

Другая тенденция в градостроительстве выдвигает идею неболь­ших городов-садов со свободной планировкой, общественным пар­ком в центре города. Жилые дома, утопающие в зелени, строятся по индивидуальным проектам. Города-сады, по замыслу Эжена Бодуэна и Марселя Лоде, должны окружать большие города с населением до 60 тысяч человек.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!