“Десталинизация” органов и методов охраны порядка в 50-е — нач. 60-х годы

22 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Стремление улучшить работу милиции определило её передачу в ведение МГБ (министерство государственной безопасности) СССР (октябрь 1949 г.). Кроме того здесь присутствовал и политический расчет И.В. Сталина, так как передача оперативно-розыскного аппарата под начало министра государственной безопасности В. Абакумова усиливала позиции последнего в противовес руководителям которые не казались Сталину достаточно надежными.

Передача в МГБ позволила повысить численность милиции: “Всего в МГБ было передано (без транспортной милиции) 205351 сотрудник милиции. В течении следующего года численность милиции была повышена почти на 15 процентов и составила в 1950 году 232548 работников”. Но качество кадрового состава по-прежнему оставляло желать лучшего, что неоднократно отмечалось в соответствующих документах.

О низком образовательном уровне сотрудников МГБ говорят следующие данные. Летом 1951 г. по обвинению в “измене Родине” руководство МГБ СССР было подвергнуто аресту. В специальных анкетах арестованные указали, что сам министр государственной безопасности В.С. Абакумов образование имел “... низшее, окончил городское училище в Москве, время окончания не помнит ...”. Семь классов образования было у заместителей начальника Следственной части по особо важным делам МГБ СССР полковников В.И. Комарова и Л.Л. Шварцмана.

23 августа 1950 г. После передачи милиции и уголовного розыска в МГБ в августе 1950 г. была осуществлена реорганизация Главного уп­равления милиции (ГУМ).

В ГУМ образовали 3 управления:

  • мили­цейской службы (охрана общественного порядка и безопасности, проведение административных мероприятий по исполнению законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулирующих управление в области охраны общественного порядка и борьбы с преступностью);
  • уголовного ро­зыска (борьба с бандитизмом, грабежами, разбоями);
  • по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией.

Соответствующим образом менялась структура управления милиции и на нижестоящем уровне.

К этому периоду относится создание при Главном управле­нии милиции в качестве самостоятельной структурной единицы Научно-исследовательского института криминалистики. Это было особенно важно, поскольку в тех условиях научно-техническое обеспечение было еще слабым звеном в структуре органов ми­лиции.

В октябре 1952 г. решением Совета Министров СССР на милицию была возложена охрана объектов торговли, а также некоторых учреждений и предприятий промышленности. В со­ставе управления милицейской службы был организован отдел вневедомственной наружной сторожевой охраны и соответству­ющие структурные подразделения на местах.

Указанная реорганизация свидетельствовала о стремлении руководства страны усовершенствовать структуру милиции, повысить эффективность ее деятельности.

Тем не менее, качество охраны общественного порядка в стране оставляло желать лучшего. Наиболее показательно неблагополучие в этой  области проявилось после смерти И.В. Сталина когда в 1953 г. количество  преступлений по сравнению с 1952 г возросло более чем  в 2 раза:  с 153199 до 347134.

Смерть И.В. Сталина означала конец целой эпохи в истории Советского Союза. К этому времени, в результате чрезвычайных усилий советского народа

была создана мощная экономическая база для дальнейшего развития страны,

появились тенденции роста уровня жизни людей,

значительно упрочилось международное положение нашей страны.

Все вышеперечисленное можно расценить как благоприятные предпосылки для качественного совершенствования организации и условий деятельности органов внутренних дел.

Окончание сталинского правления определило серьезные изменения в политической жизни СССР. Не заставили себя ждать и перемены в правоохранительных органах - уже 10 марта 1953 г. на совместном заседании ЦК КПСС, Совета министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР было принято решение об объединении МГБ и МВД СССР в единое МВД СССР.

15 марта того же года министром внутренних дел был назначен инициатор данного объединения Л.П. Берия.

Возглавив новое МВД, Л.П. Берия развернул энергичную деятельность по преодолению недостатков в его работе. Основное внимание было направлено на качество организации следствия, исполнения наказаний, состояние нормативно-правовой базы. Первым своим приказом по министерству Л.П. Берия создает четыре следственные группы для проверки материалов следствия

  • по “делу врачей”,
  • по “мингрельскому делу”,
  • по делу бывших работников МГБ и
  • по делу работников Главного артиллерийского управления Советской Армии.

Под началом Берия были вскрыты и обнародованы факты существенных нарушений в следственной работе, приняты меры по исправлению ситуации в данной области.

Пересмотр явно фальсифицированных следственных дел, реабилитация несправедливо осужденных людей способствовали восстановлению законности в деятельности МВД, росту его престижа в глазах общественности.

Но Берия беспокоился и формировании своего собственного образа, поэтому брался за пересмотр только тех дел, которые возникли во время, когда он не занимался следственной работой в Министерстве госбезопасности (после 1945 года). Он старается вести расследования таким образом, что бы были реабилитированы именно те работники государственной безопасности, которых он выдвигал и поддерживал ... Ну а те заключенные, к аресту и следствию которых имел хоть какое - то отношение сам Берия, пока не могли рассчитывать на восстановление справедливости.

Серьезной проблемой для советского государства и, прежде всего, для МВД была “перегрузка” ГУЛАГа. К 1 марта 1953 года в исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах и колониях содержалось более 2,5 миллиона заключенных, из них более 550 тысяч человек обвиненных в политических преступлениях, - в особых лагерях МВД. Более 750 тысяч было осуждено на срок от 10 до 25 лет. Большое число заключенных отбывало наказания за незначительные проступки, по фальсифицированным обвинениям.

В этих условиях Берия выступает инициатором массовой амнистии.

20 марта 1953 года вопрос об амнистии рассматривается на заседании президиума ЦК КПСС; соответствующее решение было оформлено как Указ Президиума ВС СССР о широкой амнистии всех лиц, осужденных на срок до 5 лет. Известно, что, так как данная амнистия затронула исключительно осужденных за уголовные преступления, она привела к существенному ухудшению криминогенной ситуации. В связи с этим, Берия, как инициатор амнистии подвергался справедливой критике.

В целом, Берия настаивал на серьезном изменении профиля МВД

  • в сторону его большей правоохранительной специализации,
  • освобождении данного министерства от излишних звеньев (районных отделов госбезопасности, строительных управлений) и
  • несвойственных ему функций - охраны высшего руководства и т.д.

Реальные шаги предпринимались для укрепления законности в практике МВД.

Одной из причин вышеупомянутых нарушений и недостатков являлось несоответствие уголовно-процессуального законодательства сложившимся в стране реалиям.

Дело в том, что в сталинскую эпоху основное направление развития советского законодательства задавалось установкой на его ужесточение, максимальную ответственность субъекта за любую форму правонарушения. Так как в начале 50-х годов надобность в “драконтовых” мерах уже отпала, Берия предложил внести существенные поправки в уголовное законодательство.

Данная инициатива нашла свое выражение в принятом 27 марта 1953 г. Указе Президиума Верховного Совета СССР, предусматривающим “пересмотр уголовного законодательства с тем, что бы “... заменить уголовную ответственность за некоторые должностные, хозяйственные, бытовые и другие менее опасные преступления мерами административного и дисциплинарного порядка, а так же смягчить ответственность за  отдельные преступления”

В соответствии с этим Указом было значительно смягчено уголовное наказание за мелкие хищения государственного и общественного имущества и отменена судебная ответственность рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий и учреждений, а также за прогул без уважительных причин.

Безусловно, отмеченное смягчение уголовно-процессуального законодательства явилось шагом в сторону его гуманизации и цивилизованности, благотворно повлиявшим на социально-политическое состояние советского общества.

Должность министра внутренних дел СССР позволила Л.П. Берия сосредоточить в своих руках огромные полномочия, причем известно, что в перспективе он рассчитывал взять в свои руки высшую власть в государстве. Эта перспектива серьезно беспокоила большинство членов высшего советского руководства, летом 1953 года сплотившихся для “нейтрализации” слишком активного конкурента. В результате, 26 июня 1953 года Л.П. Берия был арестован, исключен из партии и снят со всех постов. Расследование его дела велось полгода, под личным руководством Генерального Прокурора СССР Р.А. Руденко.

17 декабря 1953 г. было объявлено об окончании следствия, и 18 - по 23 декабря состоялся суд. Дело рассматривалось специальным судебным присутствием Верховного Суда СССР, т.е. заседания были закрытыми, без участия адвокатов, без права обвиняемого на кассационное обжалование приговора или ходатайство о помиловании. Говоря о содержании обвинения Берии - одного из непосредственных организаторов реализации репрессивной политики в 1939 - 1953 гг., стоит отметить, что на его совести было столько грубейших нарушений законности и загубленных человеческих судеб, что для вынесения смертного приговора имелись более чем достаточные основания.

Оценивая короткий период нахождения Л.П. Берии во главе МВД, при всей одиозности этой фигуры, нельзя не отметить, что предпринятые им реформы свидетельствуют о серьезном понимании Берией нужд и проблем возглавляемого ведомства, ясном видении недостатков государственной охранительной, карательной политики .

Его концепция развития министерства выглядит здравой:

  • укрепление соблюдения законности в практике МВД,
  • восстановление его авторитета,
  • освобождение МВД от излишне плотной и непрофессиональной опеки партийных органов и
  • несвойственных ему обязанностей,
  • усиление правоохранительной специализации МВД,
  • приведение в соответствие с современными требованиями правовой базы деятельности органов внутренних дел и т.д.

Разумеется, все вышеперечисленное не снимает с Берии ответственности за совершенные под его началом беззакония.

После ареста и расстрела Берии, была проведена новая реорганизация органов внутренних дел.

В январе 1954 г. при Совете Министров был образован Комитет государственной безопасности (КГБ), а милиция осталась в МВД. Таким образом, органы государственной безопасности и милиции в очередной раз были распределены по между различными ведомствам.

Министром внутренних дел вновь становится С.Н. Круглов (июнь 1953 - февраль 1956 г.). Под руководством С.Н. Круглова было продолжено устранение накопившихся за прежние годы недостатков в системе МВД. 1 сентября 1953 г.

Указом Президиума Верховного Совета СССР было упразднено Особое совещание при МВД СССР. С.Н. Круглов был в числе инициаторов создания Центральной комиссии по пересмотру всех дел на лиц, осужденных за контрреволюционные (политические) преступления. Под руководством Генерального прокурора СССР Р.А. Руденко комиссия начала процесс реабилитации. Аналогичные комиссии были созданы на местах.

Наряду с реабилитацией невинно пострадавших, были начаты меры по привлечению к ответственности должностных лиц, руками которых творились произвол и беззаконие.

В конце декабря 1954 г. С. Круглов вместе с руководителем КГБ И. Серовым направили в ЦК КПСС предложения о лишении генеральских званий бывших работников органов КГБ и МВД, допустивших нарушения социалистической законности, злоупотребления по службе и другие проступки.

“В порядке очищения органов внутренних дел от скомпрометировавших себя лиц, за два года после июньского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС только из числа руководящего состава МВД было уволено свыше 4 тысяч человек. Этот процесс продолжался и в последующие годы”. Но данная «чистка» зачастую проводилась поспешно и необъективно. В ее ходе пострадали многие заслуженные сотрудники МВД-МГБ не являющиеся активными участниками политических репрессий.

Подводя итог развитию системы ОВД и милиции в последние сталинские годы, можно отметить следующее. К 50-м годам в СССР сложилась устойчивая структура органов охраны общественного порядка и борьбы с преступностью в организации которой имелись серьезные достижения.

Положительное значение имело “организационное оформление разделения функций милиции на местные и централизованные, что нашло выражение в параллельном существовании управлений МВД центрального подчинения (следствие, госпожарнадзор, исправительные работы) и управлений милиции при краевых (областных) исполкомах; отказ от милиционной системы комплектования кадров милиции прежде всего на местном уровне, сосредоточение усилий на оперативно-розыскной работе”.

Таким образом, при И.В. Сталине милиция была штатной, профессиональной, централизованной, находилась на государственном обеспечении, широко практиковала специальные оперативно-розыскные методы работы.

Это не означало в организации и деятельности милиции не оставалось серьезных проблем.

Следственные органы по прежнему широко использовались для обеспечения политических репрессий.

Серьезно стояла проблема недостаточного обеспечения милиции, отсутствия условий для отбора сотрудников, их профессиональной подготовки.

Главные направления развития страны и системы органов внутренних дел были определены в ходе состоявшегося в 1956 г. XX съезда КПСС.

По итогам работы съезда, 30 июня 1956 года ЦК КПСС принял постановление “О преодолении культа личности и его последствий”. Никита Сергеевич Хру­щев на съезде заявил, что партия взяла под строгий контроль работу ОВД и ГБ. На съезде Хрущев предложил активно привле­кать трудящихся к борьбе с преступностью.

В сегодняшней литературе отмечается, что при всей положительной оценке предпринятой Н.С. Хрущевым “оттепели”, при нем не произошло серьезного анализа всего комплекса причин приведших к столь трагической роли МВД в истории нашей страны, а в результате не было создано сколько-нибудь научно обоснованной или просто продуманной концепции развития правоохранительных органов.

Если выделить основные принципы новой концепции функционирования системы охраны общественного порядка и борьбы с преступностью, то складывается следующая картина. Официально признавалось, что в сталинский период в деятельности органов внутренних дел имел место целый ряд нарушений и преступлений, приведших к массе негативных последствий, гибели и осуждению массы невиновных людей. Причиной подобного явления был объявлен тот факт, что в строении органов внутренних дел был допущен отход от “ленинских принципов” по целому ряду позиций:

Во-первых, НКВД, милиция были выведены из под какого либо - государственного, партийного, общественного и т.д. контроля. Именно бесконтрольность сделала возможным использование аппарата НКВД в антипартийных и антигосударственных целях.

Во-вторых, в структуре и деятельности органов внутренних дел произошла излишняя бюрократизация, централизация, практически полностью подавившие предусмотренные Марксом - Лениным нормы советской и партийной демократии.

В-третьих, органы внутренних дел утратили связь с массами, не могли опереться на силы общественности, организовать взаимодействие с ними в осуществлении стоящих перед этим госучреждением задач.

На основе вышеизложенного можно видеть, что “реформирование” началось без серьезного плана, при отсутствии ясно обозначенных  целей. Хотя преобразования проводились под лозунгами “демократизации” и “дебюрократизации”, решающим фактором для большинства  мероприятий был не учет реальной обстановки или мнения ученых, специалистов, а воля и интересы малообразованного но энергичного Н.С. Хрущева.

Хрущевский волюнтаризм — произвольные решения, пренебрегающие объективными условиями и научно обоснованными рекомендациями (в таком значении это слово официально употреблялось в СССР в 19641985 для оценки деятельности Н. С. Хрущёва

Прежде всего, личная неприязнь Н.С. Хрущева к органам МВД выразилась в том, что на них стала возлагаться основная ответственность за все злоупотребления сталинского периода, и преодоление “преступного наследия” стало главным фактором реформы.

Одним из направлений разворачивающейся в стране борьбы с бюрократизмом была “децентрализация” государственных учреждений. Затронул этот процесс и структуру органов внутренних дел.

11 апреля 1955 г. Совет Министров СССР принял “Постановление об образовании МВД РСФСР”. Целью данной реорганизации объявлялось “... усиление контроля за деятельностью органов и подразделений ОВД на местах”.

В литературе отмечается, что главным мотивом создания МВД РСФСР было стремление Н.С. Хрущева упразднить союзное министерство внутренних дел, передав его функции республиканским министерствам.

Министром был назначен кадровый военный - пограничник, генерал - лейтенант Стаханов Николай Павлович.

В целом, создание российского министерства повлекло за собой ряд негативных последствий.

При острой нехватке людей на местах, было создано два параллельных центральных аппарата Министерств внутренних дел СССР и РСФСР. Существовали проблемы в четком разграничении полномочий между центром и местами, существовало взаимное дублирование, задачи осуществлялись недостаточно качественно, что вызывало неразбериху и дополнительные сложности на местах.

В феврале 1956 г. произошли перемены и в МВД СССР. С.Н. Круглов был смещен с поста министра.

На пост министра был назначен заведующий отделом строительства ЦК КПСС Николай Павлович Дудоров. Для Николая Павловича, который никогда ни в армии, ни в органах внутренних дел не служил, специально - юридическим образованием не обладал, увлеченно трудился по своей основной профессии - строителя, назначение на МВД было полнейшей неожиданностью.

При определении замены С.Н. Круглову, Н.С. Хрущев не счел нужным хотя бы поинтересоваться мнением на этот счет кого либо из представителей министерства, так что и для сотрудников МВД это назначение оказалось совершено неожиданным. Мало того, многие из сотрудников С.Н. Круглова не признали его смещение справедливым, о чем свидетельствуют предпринимаемые ими попытки реабилитации своего руководителя. Судя по тому, что у нового министра сразу же серьезно испортились отношения с министром обороны Г.К. Жуковым и председателем КГБ И.А. Серовым, можно сделать вывод, что кандидатура Н.П. Дудорова не устраивала и этих руководителей. Впрочем, вскоре и Г.К. Жуков и И.А. Серов уступили свои посты более удобным для Никиты Сергеевича людям.

Признавая, что ко второй половине 50-х гг. в деятельности МВД обозначились серьезные недостатки, необходимо отметить, что серьезного улучшения в его деятельность данная кадровая перестановка не принесла. За три года после смерти И.В. Сталина это была уже четвертая смена министра внутренних дел. Понятно, что столь частая замена высших руководителей мешала налаживанию работы министерства.

29 января 1958 г. ЦК КПСС принял Постановление «О фактах нарушения законности в милиции», по которому местным партий­ным органам вменили в обязанность контроль за деятельностью милиции.

Одновременно прокуратура СССР активизировала над­зор за учреждениями внутренних дел.

В 1959 году были введены в действие Основы уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик, согласно которым

“... право производства предварительного следствия имели только следователи прокуратуры и Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР.

Поэтому следственные подразделения в системе МВД были преобразованы в отделы (отделения) дознания.

Скорее всего, здесь сказалось стремление лидеров страны ограничить права органов внутренних дел, милиции, как “главных виновников” нарушений законности при Сталине.

Но пренебрежение мнением профессионалов при принятии данного решения весьма негативно повлияло на состоянии борьбы с преступностью в стране: “...практика показала, что следователи прокуратуры оказались организационно оторванными от оперативно-технических подразделений органов внутренних дел, что отрицательно сказывалось на раскрываемости преступлений. Расследование наиболее сложных уголовных дел требовало тесного взаимодействия следователей и оперативных работников. Такого взаимодействия можно было достичь только путем объединения следственных и оперативных подразделений в одном ведомстве”.

По итогам съезда 2 марта 1959 г. ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление “Об участии трудящихся в охране общественного порядка в стране”. Центральный комитет партии в этом документе отметил, что милиция недостаточно связана с общественными организациями. Поэтому бригады содействия милиции, которые формировались при органах милиции, были распущены. Вместо них для помощи милиции стали создаваться добровольные народные дружины, которые формировались при предприятиях и учреждениях. В результате милицейские подразделения были лишены возможности тщательно отбирать кадры для помощи в своей работе, была утеряна мобильность в управлении этими добровольными организациями трудящихся”.

В то же время начался “расцвет” движения народных дружин. “В дружинники записывали целыми заводскими цехами. В Москве, например, на три с половиной миллиона трудоспособного населения приходилось полмиллиона дружинников. Каждому из них в качестве компенсации за вечерние дежурства предоставлялось три дополнительных отпускных дня”. Наряду с дружинами началось создание товарищеских судов, появились должности внештатных сотрудников и общественных инспекторов перетянувших на себя часть милицейских полномочий. Отмечается, что “1959 год прошел под знаком эйфории по поводу возможностей общественности в охране правопорядка (к этому времени в стране было 84 тыс. добровольных дружин, насчитывающих более 2 млн. человек.)”.

Именно под влиянием навязанной сверху “эйфории”: “На милицию и уголовный розыск были сокращены ассигнования, в том числе и на оперативно-розыскную работу.

В ряде мест усердные исполнители в ответ на лозунг опоры на общественность умудрились чуть ли не полностью разрушить негласную сеть.

Сокращена была и численность оперативно-строевого состава.

Серьезно снизилось качество аналитического анализа криминальной обстановки: “Внедрение в деятельность правоохранительных органов в 60 -х -80 -х годах политико - волюнтаристского лозунга “о возможности полного искоренения преступности в СССР” и якобы достигнутая ликвидация профессиональной и организованной преступности в стране принизили роль правоохранительных органов в борьбе с правонарушениями и низвели служебную деятельность оперативных аппаратов МВД до простейших форм и методов работы.

Из ведомственных документов исключаются такие понятия, как “вор в законе”, “уголовно - бандитствующий элемент”, “бандформирование” и т.п. Хотя на самом деле лидеры уголовной среды и их сообщники продолжали социально нарождаться и криминально существовать”.

Практика ограничения полномочий милиции и демократизации отношения к правонарушителям и преступникам сопровождалась серьезным сокращением количества милиционеров. В 1956 году ОВД были сокращены почти на семь тысяч единиц. За 1958 - 1959 год численность органов внутренних дел РСФСР была сокращена еще на 15 682 единицы с годовым фондом зарплаты 163 млн. руб.   Действительно, сумма всех перечисленных мероприятий фактически способствовала  значительному росту преступности в СССР в 1959 - 1960 гг..

4 августа 1960 года Бюро ЦК КПСС по РСФСР пришлось рассматривать вопрос о состоянии борьбы с преступностью в РСФСР. В принятом постановлении рост преступности уже традиционно объяснялся неудовлетворительной работой милиции. В качестве выхода из положения предписывалось усилить партийный контроль за ее деятельностью, направить в ее ряды дополнительное количество коммунистов.

Официальный курс на отмирание государственных учреждений в связи с приближающейся победой коммунизма определил простое решение проблемы: уже 13 января 1960 года Совет Министров СССР принял Указ “Об упразднении Министерства внутренних дел СССР”. Министерство было расформировано, его функции переданы соответствующим ведомствам. Упразднение МВД СССР так же отрицательно сказалось на состоянии всей системы ОВД страны.

Функцию МВД СССР выполняло МВД РСФСР, которому передали пожар­ную охрану, специальную милицию,

внутренние и конвойные войс­ка, учебные заведения, окружные управления военного снабжения.

Одним из последствий упразднения МВД СССР стало резкое увеличение нагрузки на МВД РСФСР, что потребовало серьезного увеличения его центрального аппарата.

“Как показала практика, это привело к усложнению координации работы республиканских органов охраны общественного порядка, к неоправданному разнобою в нормативном регулировании некоторых вопросов охраны порядка, в частности в определении структуры и штатов милиции. Оказались ослабленными межреспубликанский обмен опытом борьбы с преступностью и использование в этой борьбе науки и техники”. Добавило трудностей и то, что в рамках демократизации конца 50-х годов “...происходит выпуск на свободу значительного числа преступников”.

В 1961 году состоялся XXII съезд КПСС, принявший новую программу  партии, в которой в связи с предстоящим к 1980 г. построением коммунизма в СССР “впервые была поставлена задача ликвидации преступности в нашей стране и устранения всех причин ее порождающих”. Поскольку провозглашенное сверху сокращение необходимо было подтверждать, а реального сокращения достичь было невозможно, “сокращать” начали в отчетах... с этого времени укрывательство преступлений (хотя и раньше подобные факты вскрывались) становиться поистине общераспространенным и неискоренимым явлением”.

Так, уже в 1959 г. МВД СССР  в отчете ЦК КПСС сообщало: “В результате повышения роли общественности в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка количество возбужденных милицией уголовных дел по сравнению с 1958 годом сократилось на 26,4%, а число лиц, привлеченных  к  уголовной ответственности, уменьшилось на 33%”. К этому времени, в результате ряда непродуманных, необоснованных и бессистемных перестроек деятельность органов внутренних дел была серьезно дезорганизована, многим профессионалам пришлось вынуждено прекратить службу, а на смену им пришло множество партийных функционеров.

Продолжалось серьезное падение авторитета МВД в общественном мнении. В этих условиях Н. Хрущев предпринял еще одно кадровое решение относительно руководства этого ведомства. 3 июня 1961 г. Н.П. Стаханов был снят с должности министра внутренних дел как “необеспечивший режим работы”.

Новым министром внутренних дел РСФСР был назначен бывший заместитель председателя КГБ Вадим Степанович Тикунов. За советский период это был первый из руководителей органов внутренних дел имеющий юридическое образование.

В августе 1962 г. произошла очередная реорганизация, направленное на устранение обихода самого термина “органы внутренних дел”. Президиум Верховного Совета СССР преобразовал МВД РСФСР и другие республиканские министерства, а так же управленческие учреждения органов внутренних дел в краях, областях, городах соответственно в министерства охраны общественного порядка и управления охраны общественного порядка. “Эта реорганизация сопровождалась новым изъятием у управленческих структур правоохранительных органов некоторых функций”. Сколько ни будь серьезного улучшения деятельности правоохранительных структур данная перемена за собой не повлекла.

Изменившиеся принципы организации милиции потребовали серьезного изменения ведомственной правовой базы.

17 августа 1962 г. Совет Министров СССР утвердил новое “Положение о советской милиции” определившее основы милицейской деятельности, ее главные цели и задачи. Показательно, что в один день с “Положением” ЦК КПСС и Совет Министр СССР приняли постановление “О мерах по улучшению деятельности милиции”, по устоявшейся практике указывающее на серьезные недостатки в милицейской деятельности.

Указом Президиума ВС СССР от 26 сентября на 10 ноября определили ежегодный праздник - День советской милиции.

15 октября утвердили Присягу личного состава милиции.

Указом Президиума ВС СССР от 6 апреля 1963 г “О предоставлении права предварительного следствия органам охраны общественного порядка”, дал ОВД право проведения предварительного следствия. в соответствии с которым повсеместно были упразднены отделы (отделения) дознания и за короткое время организованы следственные аппараты органов охраны общественного порядка.

Внимание стало уделяться улучшению качественного со­става кадров милиции, повышению их профессиональной под­готовки. Эта работа велась по нескольким направлениям. Су­щественно была расширена сеть ведомственных учебных заве­дений.

С 1956 по 1958 г. было открыто 12 средних специальных школ милиции (всего в стране к этому времени функциониро­вало 25 средних специальных школ и 9 школ переподготовки начальствующего состава). Кроме того, к началу 60-х годов имелось 4 высшие школы — в Москве, Киеве, Ташкенте, Омс­ке.

В 1956 г. была введена обязательная первоначальная под­готовка для всех принимаемых на должности милиционеров, командиров взводов, участковых уполномоченных и дежурных по органам милиции.

В целях стабилизации кадров и снижения текучести лично­го состава для рядовых милиционеров вводились три разряда с существенной разницей в окладах содержания:

первый — ми­лиционеры, прослужившие 6 и более лет,

второй — от 3 до 6 лет,

третий — все остальные.

В конце 1957 г. была введена новая форма одежды и улуч­шено материальное содержание милиции.

Несколько способствовали восстановлению авторитета милиции решения о повышении моральных стимулов службы. В целом, осуществление мер в направлении восстановления порушенных за годы реформирования принципов милицейской службы позволило милиции добиться некоторого снижения криминальных показателей в начале 60-х годов.

В данном периоде были предприняты первые шаги по преодолению нарушения законности периода «культа личности» в системе правоохранительных органов

(перемены в кадровом составе ОВД, пересмотр следственных дел прошлых лет)

Подводя итог реформирования милиции в 50 - 60 е годы можно отметить, что хотя реформы проводились довольно бессистемно и, как правило, без серьезной мотивировки, их общее направление можно определить как “демократизацию” и “гуманизацию”, перераспределение полномочий государственных структур в пользу общественных организаций. Так как вся концепция реформирования была построена на ошибочной концепции “отмирания государства и преступности” данные реформы весьма отрицательно сказались на милиции.

Тезис о “виновности милиции в сталинских преступлениях” привел необоснованно низкому падению авторитета милиции в глазах народа. Передача функций управления милицией и контроля за ней из МВД, в первую очередь партийным, а так же советским, общественным органам серьезно ухудшила качество управления всеми милицейскими органами.

Разъединение органов внутренних дел и государственной безопасности, восстановление функций прокуратуры по надзору за этими структурами не дали желаемого эффекта. Действия структур правоохранительной системы оказались разобщены, специальные полномочия то и дело передавались из одного ведомства в другое, потом возвращались обратно. Сотрудники одинаковой классификации на одинаковых должностях но в разных ведомствах получали совершенно разную зарплату.

Малообоснованный, в гораздо большей степени определяемый субъективным фактором, чем реальными требованиями характер перестроек аппарата милиции, частые кадровые перемены в структурах МВД дестабилизировали ситуацию в органах, мешали налаживанию работ, создавали неразбериху и нервозность.

Последствием внедрения практики опоры на общественность стало серьезные падение профессионализма милиционеров.

Обобщая все перечисленное, приходиться констатировать, что в 50-60-е годы правительству не удалось эффективно реализовать благоприятные условия для качественного повышения уровня служб правопорядка в стране.

В результате криминогенная ситуация в СССР оставалась довольно тяжелой. В этой связи хотелось бы отметить следующее. Заслуги хрущевской “оттепели” в защите советских людей от государственного произвола и беззакония сегодня не подвергается сомнению. Но, к сожалению, нельзя так же утверждать, что в рассматриваемый период руководство страны сделало все возможное, что бы оградить людей от преступных посягательств со стороны уголовного мира.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!