Что такое исторический документ

24 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

План

1. Что такое исторический документ …………………………………………..3
2. Опыт работы с историческими документами ………………………………8
Список литературы …………………………………………………………….15

1. Что такое исторический документ

Рассматривая документ как сложный материально-духовный объект можно предположить, что он имманентно содержит ряд неотъемлемых взаимосвязанных свойств (оперативность, ретроспективность), может выступать в качестве исторического источника, памятника истории и культуры. Эти характеристики проявляются лишь в определенных условиях, зависят от среды бытования документа. Изучение природы документа во всех ее проявлениях может не только обеспечить понимание процесса его трансформации из «вещи в себе» в «вещь для нас», но оказать конструктивное воздействие на организацию важнейших архивно-технологических процессов. Особенно на отбор документов для вечного хранения.
Первой возникает проблема разграничения понятий «документ» и «архивный документ». Если рассматривать ее в системе родо-видовых связей то становится очевидным, что родовым понятием выступает «документ».
Соглашаясь с принятым многими специалистами определением исторического документа как материального объекта с информацией, закрепленной созданным человеком способом для ее передачи во времени и пространстве, необходимо отметить, что проявление его неотъемлемых свойств (в том числе оперативности и ретроспективности) обусловлено причинно-следственными связями как внутреннего так и внешнего порядка.
Как правило, документ создается в определенных целях в процессе функционирования общества, государства и развития личностных отношений, становясь инструментом и продуктом исторического процесса как «беспрерывного преобразования условий, знания, содержания в их непосредственном явлении, но такого преобразования, при котором возможно и необходимо отношение всего ко всему, связь традиций, всеобщая коммуникация». Функциональная (оперативная) заданность документа (законодательно правовая, организационно-распорядительная, культурная и т. д.) является его неотъемлемой качественной характеристикой и обладает свойством утрачиваться в ходе изменения пространственно–временной среды бытования документа, обусловленным социально–экономическими, политическими, культурными процессами, происходящими в обществе.
В ходе угасания оперативных свойств документа проявляется закон перехода количественных изменений в качественные. Общество не в состоянии нести затраты, связанные с хранением и обработкой всех документов, потерявших оперативное значение. Документационная среда трансформируется в новое состояние. Документ проявляет неотъемлемое свойство ретроспективности, заложенное в нем с момента возникновения, и становится архивным документом, т. е. документом, сохраняемым или подлежащим сохранению в силу значимости для общества, а равно имеющим ценность для собственника.
При этом реализуется философская категория «мера», выражающая органичное единство качественной и количественной определенности предмета. Количественные характеристики изменчивы и подвижны. Однако их изменчивость необходимо ограничена некоторыми пределами, за границами которых количественные изменения приводят к качественным, В свою очередь, изменения качества документа (потеря оперативности и проявление ретроспективности) ведет к изменению количественных характеристик и меры документальных массивов. Связь и единство количества и качества обусловлены природой документа. Документальный фонд страны (планеты, семьи и т. д.) переходит в качественно новое состояние – архивный фонд
Процедура уменьшения документальных массивов, сохраняемых ради ретроспективной информации, называемая экспертизой ценности документов, проводится на основе принципов и критериев, в основном заимствованных архивным делом из источниковедения Ключевым в этом процессе выступает понятие ценности. Ценность –  это явление документа, но она присуща ему не от природы, не просто в силу внутренней структуры заключенной в нем информации, а потому, что он вовлечен в сферу общественного бытия человека и стал носителем определенных социальных отношений. Меняется пространственно–временная среда бытования документа – изменяется и ценность, принципы и критерии ее установления. Например, на наших глазах утрачен превалировавший многие годы принцип коммунистической партийности.
На постоянное хранение поступает незначительная часть документов из состава документального фонда страны, но и они не все проявляются в качестве исторического источника.
Существует несколько вариантов трактовки понятия "исторический документ". Вряд ли можно согласиться, что таковым допустимо признать все, что может дать историческую информацию, т. е. информацию исторического характера, полезную для познания прошлого, или, что архивный источник – то же, что архивный документ. Более убедительным выглядит выработанное источниковедением на протяжении многих десятилетий понимание документа как продукта целенаправленной человеческой деятельности, как исторического (социального) явления.
Не каждый архивный документ выступает в роли исторического документа, хотя в каждом документе с момента возникновения заложена данная сущностная характеристика. Трансформация архивного документа в исторический документ – процесс естественный, но при соблюдении определенных условий. Документ или архивный документ проявляет качества исторического документа, когда он востребован обществом и введен в сферу научных, культурных, художественных изысканий. Иными словами, возникла соответствующая пространственно-временная среда бытования документа.
Несколько натянутым выглядит утверждение о том, что главное отличие архивного документа от исторического документа заключается в известности и доступности его подлинника. Подлинник может быть утрачен или трудно доступен, а документ останется источником. Первым в ряду многочисленных примеров можно назвать "Слово о полку Игореве". Хотя безусловно публичность и недоступность необходимы для проявления в документе неотъемлемого свойства исторического источника. Слабая обращаемость исследователей и пользователей к архивным документам, т. е. непроявление их сущности исторического документа, дает возможность проводить постоянную экспертизу ценности в государственных архивах, уничтожать уже принятые на вечное хранение документы. На этот раз отсутствие качественных проявлений оказывает воздействие на количество документов.
Проявление в документе свойств исторического документа выступает как необходимое раскрытие его сущности, но в зависимости от сложившихся условий, в которые входят уровень культурного развития социума, его социально-политическое состояние, экономическая ситуация, правовые основания доступа к документам и многие другие, вплоть до психологического состояния в определенный момент работника читального зала архива, т. е. велик элемент случайности.
Случайности меньше, когда документ проявляется в качестве памятника истории и культуры.
Понятие "документальный памятник истории и культуры" имеет несколько трактовок. Многие работники государственной архивной службы считают, что все архивные материалы являются памятниками. Но здесь желаемое выдается за действительное. Осознавая шаткость такой позиции некоторые архивисты относят к памятникам лишь особо ценные документы, которые составляют часть Архивного фонда, имеющую непреходящее значение для государственного управления, обороны страны, в международных отношениях, научных исследованиях и не восполнимую при утрате, что ограничивает интересующую нас сферу интересами государства.
Предположение о том, что документальный памятник – это такой, связанный с прошлым знаковый объект, который в настоящий момент высвечен общественным мнением и является публичным достоянием, информация которого извлечена из долговременной социальной памяти и вновь включена (актуализирована) в текущем общественном сознании, трудно приемлемо, т. к. документ в состоянии быть памятником сразу после возникновения, не находясь в долговременной социальной памяти. Однако условие дистанции времени способствует отмиранию свойства оперативности и проявлению сущностной характеристики документа «памятник истории и культуры» более отчетливо.
Что же касается актуализации в текущем общественном сознании документной информации как признака памятника истории и культуры, то следует согласиться с позицией профессиональных источниковедов, что исторический документ – неотъемлемый компонент реальности настоящего, и, тем самым, признать этот признак характерным для всех проявлений документа. Критерий же опубликованности выглядит удобным для определения документального памятника, так как конкретизирует общее представление о памятнике как историко-культурном объекте, качественное отличие которого от исторического документа, архивного документа проявляется под влиянием общественных, культурных процессов, имеющих выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства и науки. Главным критерием выступают общечеловеческие, гуманитарные ценности, отраженные в историческом документе.
По нашему мнению, исторический документ распространяется не только на сферу культуры, как бы широко мы ее не раздвигали, но и на все остальные сектора жизнедеятельности человека и общества. А вот документальный памятник может быть памятником истории и культуры, науки и техники лишь в рамках данных сфер.
С практической точки зрения наиболее важным моментом является переход документа из оперативного в архивный, когда происходит отбор материалов на государственное хранение, а свойства ретроспективности, источника, памятника еще не проявилось. Специалист должен их почувствовать, предугадать, определить, руководствуясь точным пониманием предмета. Пока же теория экспертизы ценности оставила за пределами своего внимания психологический, субъективный фактор процедуры отнесения документов в категорию достойных вечного хранения. Однако благодаря размышлению кое-что изменяется в первоначальном характере содержания, каким оно дано в ощущении, созерцании и представлении; истинная природа предмета, следовательно, осознается лишь посредством некоторого изменения".
Статус исторического документа архивный документ получает при его публикации (вернее его текста, а при факсимильном издании – и всей информации документа), в археографическом предисловии к которой часто дается характеристика документа (преимущественно в совокупности с характеристикой других документов или их комплексов) как исторического источника. Возможно, что такой статус он также получает при включении его информации и сведений о нем в иные каналы социальных коммуникаций, в частности, массовые.
Таким образом, архивы хранят документы как "предысточники", обладающие свойствами исторического источника. Архивный документ прибывает в состоянии исторического в процессе его изучения для решения задач исторического исследования. В фондах архивов также находятся документы, имеющие официальный статус исторического после отражения информации о них в каналах научных коммуникаций.

2. Опыт работы с историческими документами

Коренные изменения в общественной и экономической жизни общества, произошедшие в РФ в начале 90-х гг. XX в., заставили в значительной степени перестроить работу государственных архивов по использованию документов. Перестройка эта коснулась не только тематики публикаций и исследований в архивах. В архивы стали поступать запросы, ранее просто невозможные – о конфискованной после 1917 г. недвижимости, об отобранном при раскулачивании имуществе, о лишении избирательных прав. Размеренный, привычный ритм работы архивистов был нарушен, – специалисты по истории рабочего движения, культурной революции и социалистического строительства были поставлены перед необходимостью выявлять и осваивать новые для них виды источников. Никогда в советское время в госархивах не проводилось выявление документов, подтверждающих право на землю или на недвижимость до 1917 г. В программах курсов источниковедения в ВУЗах историко-архивного профиля правоуста-навливающим источникам также не уделялось должного внимания. Хотя со сменой общественно–экономического строя в нашей стране в начале 90-х годов не было принято радикальных законов о реституции частной собственности, в архивах, тем не менее, возникла необходимость определения круга источников, подтверждающих имущественные права.
Правоустанавливающие документы на землю и домовладения советского периода (после 1936 г.) хорошо известны архивистам – протокольные части исполнительных органов власти крупных городов систематизированы, сохранены практически в полном объеме. Поиск необходимых документов здесь не составляет большого труда. Совсем по-другому обстоит дело с аналогичными документами дореволюционного периода. Заявителям, как правило, неизвестна дата постройки дома или выделения земли, поэтому поиск нужных сведений по постановлениям органов городского самоуправления сразу же исключается. В таком случае необходимо искать источник обобщающего характера, аккумулирующий всю информацию о недвижимости и ее владельцах в пределах города. По фонду "Уфимская  городская управа" такой источник был найден – карточки переписи населения г. Уфы 1916 г. Карточки составлялись на каждое домовладение с указанием владельца, кроме того, они содержат сведения обо всех проживавших в доме, что включает их также в круг ценнейших демографических источников.
Карточки переписи населения, вместе с тем, нельзя считать полноценным источником по истории имущества, – в них отсутствует информация о размерах домовладения и земельного участка. С этой точки зрения большую ценность могут иметь "оценочные карточки недвижимых имуществ г. Уфы" – результат инвентаризации всего городского имущества, проведенного городской управой уже в послереволюционном 1918 г. В Уфе эти документы использовались в работе советского органа городского коммунального хозяйства и поэтому поступили на государственное хранение в составе его фонда. Карточка содержит сведения о владельце земельного участка и построек, расположенных на нем, адрес, сведения о размере и стоимости земельного участка и построек, а также план владения.
С начала 90-х гг. XIX в. данный источник активно используется в ГАТО для наведения справок о принадлежности недвижимого имущества до 1917 г.
Со вступлением в силу Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" в госархивах началась большая работа по исполнению запросов о раскулачивании граждан, изъятии (конфискации) раскулаченного имущества. Задачу архивистам в значительной степени облегчили их предшественники, когда в 30–50 гг. по заданию "компетентных органов" их усилиями был создан гигантский (в Госархиве Башкортостана – более 300 тыс. карточек) именной каталог лиц, либо подвергшихся репрессиям, либо потенциально нелояльных Советской власти (бывшие землевладельцы, крупные промышленники, белогвардейцы, священнослужители, члены всех политических партий, кроме коммунистической). Значительную часть каталога составляют карточки раскулаченных, при их составлении разработке подвергся весь фонд Уфимской  окружной комиссии по рассмотрению жалоб раскулаченных хозяйств, где сосредоточена вся информация о раскулаченном имуществе, имеющаяся в архиве. Дополнительное выявление подтвердило, что по другим фондам (райисполкомы, сельсоветы, колхозы) документов о раскулачивании не имеется.
Непосредственно участвуя в реализации Закона "О реабилитации жертв политических репрессий" (за период с 1991 по 2000 г. исполнено более 2500 запросов о репрессировании граждан), Госархив Башкортостана оказывал также помощь судебным органам в разрешении историко-правовых коллизий. Указ президента "О реабилитации жертв политических репрессий" содержит положение, в соответствии с которым не подлежит возврату реабилитированным и их потомкам национализированное и муниципализированное имущество. В запросе Кировского районного суда, поступившего в 1994 г., содержался вопрос: было ли муниципализировано изъятое у гражданина при раскулачивании домовладение? Вопрос резонный, ибо в случае подтверждения данного факта истцу было бы отказано в возвращении недвижимости. Как показала практика, местные власти в абсолютном большинстве случаев были не готовы исполнять указ президента и возвращать реабилитированным и их потомкам имущество: крепкие дома бывших "кулаков" продолжали использоваться: в них располагались сельсоветы, школы, почтовые отделения, клубы.
Помимо отрицательного ответа на данный запрос (документально не подтвержден ни один факт муниципализации раскулаченного имущества), Госархивом Башкортостана в порядке инициативного информирования была подготовлена историческая справка "Законодательные источники РСФСР о национализации и муниципализации строений в сельской местности. 1918–1930 гг." При подготовке справки были использованы законодательные источники: декреты ВЦИК "О социализации земли", "Об отмене частной собственности на недвижимости в городах", "О муниципализированных строениях в сельской местности", Гражданский кодекс РСФСР 1925 г. Источники свидетельствовали, что муниципализировать дома, изъятые при раскулачивании, можно было только в нарушение действовавшего на тот момент законодательства: в сельской местности разрешалось юридически оформлять изъятия, произведенные лишь до 22 мая 1922 г.
При подготовке данной справки стало очевидно, что архивисту при выявлении правоустанавливающих документов недостаточно просто хорошо знать историю предмета, состав и содержание находящихся на хранении документов. Архивист должен в достаточной степени знать также законодательство того или иного периода. Следующий пример служит дополнительным тому подтверждением.
В Госархив Башкортостана обратился гражданин за подтверждением факта конфискации в 1930 г. городского домовладения. Домом владел его отец – уфимский кустарь. Со слов заявителя, власти вынудили его отца бежать из СССР перед угрозой конфискации всего имущества, в том числе и дома. Что могло послужить основанием такой жестокой расправы? Волна стихийных и бессудных конфискаций городской недвижимости 1918–1920 гг. была давно позади, судебному преследованию отец заявителя не подвергался. Решение этого вопроса стало возможным после обращения к налоговому законодательству того времени. В апреле 1929 г. СНК РСФСР своим постановлением утверждает новые "Правила производства описи, ареста и продажи с публичного торга имущества недоимщиков по государственным и местным налогам, сборам и пошлинам", которые совершенно упростили порядок описания и ареста имущества недоимщиков: арестовать и описать имущество недоимщика могли сами налоговые инспекторы и их помощники и даже налоговые агенты по распоряжению налогового инспектора. В январе 1930 г. было опубликовано постановление ЦИК и СНК СССР "Об изменении положения о государственном промысловом налоге", в соответствии с которым ставка налога в процентом отношении к облагаемому обороту для частных предприятий возрастала более чем в два раза и составляла по максимуму почти 30 %. Ужесточение налогового законодательства не замедлило сказаться на положении частных торговцев и кустарей: количество дел недоимщиков по налогам, сформированных городским и окружным финотделом в этот период возросло в несколько раз. Последние страницы уфимской газеты "Коммунар" того времени запестрели объявлениями о продаже с торгов арестованного имущества недоимщиков.
К сожалению, документов, напрямую свидетельствующих о конфискации имущества отца данного  заявителя, выявлено не было, но даже если бы таковые и были найдены, они не помогли бы вернуть ему дом. Арест имущества недоимщиков производился в соответствии с законодательством (пусть и драконовским) того времени и не подпадал под статьи Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий".
Сегодня опыт работы показывает: выпускники ВУЗов историко-архивного и исторического профиля имеют весьма слабое представление о том, в фондах каких органов и учреждений должны были отложиться документы об имуществе физических и юридических лиц. Путеводители по государственным архивам, вышедшие в свет до 90-х гг. XX в., не содержат, как правило, информацию о правоустанавливающих документах. В аннотациях к фондам финансовых органов не нашлось места для таких массовых видов документов, как декларации о доходах, охранительные описи наследственного имущества, акты описания имущества неплательщиков налогов. Серьезные затруднения возникают у архивистов, когда встают вопросы о выделении земли, строительстве, регистрации частных домовладений в 20–30–ее гг. XX в. Объемные фонды губернских и городских управлений и трестов жилищно-коммунального хозяйства слабо изучены, не подвергались тематической разработке. Еще менее знакомы архивистам нормативно-правовые источники народного комиссариата жилищно-коммунального хозяйства.
С поступлением на депозитарное хранение в государственные архивы банковских документов и необходимостью наведения справок по ним для органов следствия, прокуратуры и суда, перед сотрудниками архивов встала проблема освоения бухгалтерского делопроизводства.
Последние пятнадцать лет жизни архивов показали, какие документы перед лицом времени представляет ценность, а какие – нет. Агитационно-пропагандисткая, партийно-комсомольская документация, в изобилии создававшаяся в советских учреждениях, поступавшая на хранение в архивы, опубликованная многотысячными тиражами, сегодня не востребована. Документы частной жизни граждан (имущественные, генеалогические, биографические), многие из которых лет 30–40 назад выделялись в макулатуру, как не имеющие исторического значения, вызывают растущий интерес, а порой просто необходимы для разрешения насущных жизненных проблем. Вероятно, есть необходимость пересмотреть и программы по источниковедению в сторону их, так сказать, "приземления", приближения к проблемам реальной жизни общества. Было бы нелишним также, с нашей точки зрения, включение в программы подготовки историков-архивистов источниковедческих практикумов и основ формальной логики. Тем, кому знакома работа архивиста, когда необходим сложный и многоаспектный поиск информации, – тем не раз приходилось сравнивать свою работу с работой следователя или криминалиста. Отличие лишь в том, что юрист-профессионал обучен законам логики, а архивист – нет. Четкость и недвусмысленность формулировок обязательны в особенности при подготовке архивных справок и писем по имущественным вопросам. Специалистов, способных составить аргументированный и логически выверенный ответ на основании выявленных источников, для арбитражного суда, в архивах недостаточно. Конечно, дело архивиста – всего лишь представлять копии документов, которые сами за себя говорят. Однако как свидетельствует практика, зачастую в архиве отсутствуют испрашиваемые документы, но может быть информация, косвенно подтверждающая факты.
В заключении хотелось бы сказать, что архивист завтрашнего дня должен отвечать самым высоким требованиям гражданского общества, быть специалистом широкого профиля. Его статус безусловно должен быть повышен, а достойное денежное содержание должно привлечь на службу в архивы способную молодежь.

Список литературы
1. Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этане // Отечественные архивы. – 1995. – № 2. – С 4–14.
2. Козлов В. П. О некоторых современных теоретико-методологических проблемах архивоведения и источниковедения. // Отечественные архивы. – 1995 – № 2 – С. 5–9.
3. Митяев К. Г. О методологии классификации и экспертизы документов / / Тр. МГИАИ. – Т. 29. Вопросы методологии исторической науки. – М., 1967 – С. 118–138.
4. Теория и практика экспертизы ценности документов и комплектования государственных архивов СССР. Тр. ВНИИДАД. – Т. 4. Ч. 1. – М., 1974 – 272 с.
5. Шмидт С. О. Современные проблемы источниковедения. Источниковедение. Теоретические и методические проблемы. – М.: Наука, 1969. – С. 7–58.
6. Автократов В. Н. Некоторые аспекты исследования объекта и предмета архивоведения // Тр., ВНИИДАД. – Т. 6. Ч. 1. – М., 1976. – С. 17–73.
7. Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этане // Отечественные архивы. – 1995. – № 2. – С 14.
8. Медушевская О. М. Источниковедение: теория, история, метод / Отв. ред. М. Ф. Румянцева. – М.: Рос. гос. гуманит. ун–т, 1996. – 80 с.
9. Автократов В. Н. Некоторые аспекты исследования объекта и предмета архивоведения // Тр., ВНИИДАД. – Т. 6. Ч. 1. – М., 1976. – С. 8
10. Автократов В. Н. Некоторые аспекты исследования объекта и предмета архивоведения // Тр., ВНИИДАД. – Т. 6. Ч. 1. – М., 1976. – С. 27–33.

(16.0 KiB, 37 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!