Человек как предмет естественнонаучного и гуманитарного познания

22 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Известный кантовский вопрос «Что есть человек?» остается, несмотря на то, что вопрос этот был сформулирован И.Кантом уже почти два с половиной века назад, основным вопросом о человеке, и современная ситуация, собственно говоря, характеризуется незнанием того, что есть человек. Как среди ученых, так и среди философов, которые различаются своими ориентациями в поиске сущностных или системообразующих понятий человека, нет единства, касающегося выбора основных антропологических констант. С другой стороны, вызывает сомнение сама попытка определения сущности человека, поскольку, как предполагается, если бы она удалась, то тем самым развитию человека был бы положен некий предел. В связи с этим Б.В. Марков, например, полагает, что «нахождение своей сущности – это смерть физическая или духовная, биологическая или социальная»[1].

Так как мы говорим о человеке, иначе говоря, о человеческой жизни, то нам представляется необходимым определить, прежде всего, само понятие «жизнь». Рассмотрим, как видится жизнь, и что она представляет собою с точки зрения естествознания. В общем плане жизнь – это то, чем мир организмов (растений, животных, человека) отличается от всей остальной действительности. В естественнонаучном смысле понятие «жизнь» полагается тождественным понятию органического явления. Так, для отечественной науки классическим стало определение, данное Ф. Энгельсом, согласно которому «жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химически активных частей этих тел». Это определение стало исходным для многочисленных последующих формулировок, например, А.И. Опарина, В.А. Энгельгарта, А.И. Колмогорова, А.М. Эмме и др., не раскрывающих, впрочем, более точно сущности жизни. И все же в настоящее время существует необходимость (и возможность) пересмотреть, уточнить определение жизни, данное Ф. Энгельсом уже более ста лет тому назад. Так, например, В.Г. Вогралик, основываясь на данных современного естествознания, предлагает следующее определение: «Жизнь – это форма существования открытых, самоэнергезирующихся, саморегулирующихся и самовоспроизводящихся систем (живых организмов) в процессе их постоянного обмена с окружающей природной, а для человека и социальной средой, материей, энергией и информацией»[2].

Известно, что живые системы способны к упорядочению, можно даже сказать больше – к созданию порядка из хаоса, а также к эволюции с возникновением новых системно-структурных качеств. Специфика живых объектов и жизненных процессов может быть охарактеризована в аспекте как их материальной структуры, так и важнейших функций, лежащих в основе всех проявлений жизни.

Рассматривая жизнь как систему с заданной функциональной организацией, можно определить необходимые условия ее существования. В настоящее время общепризнанно, что тремя существенными предпосылками образования живых структур являются метаболизм, самовоспроизведение и мутабильность. Метаболизм (обмен веществ) является необходимым условием существования любой формы жизни, так как, только постоянно используя приток свободной энергии, система может непрерывно обновляться и тем самым тормозить свое падение в состояние термодинамического равновесия. При этом характерный для процессов жизни динамический порядок может поддерживаться только за счет постоянной компенсации производства энтропии, т.е. негэнтропийные процессы, происходящие в живых организмах, возможны только за счет возрастания энтропии в окружающей среде, а это означает, что уже на этом уровне мы сталкиваемся с диалектикой жизни и смерти. Кроме того, из-за постоянного теплового движения все молекулы и специфически упорядоченные надмолекулярные структуры, возникшие благодаря межмолекулярным взаимодействиям, имеют ограниченное время жизни. Поэтому, чтобы не потерять накопленную информацию, они должны успевать построить до своего распада хотя бы одну идентичную копию, содержащую план строения и функционирования исходной структуры. Таким образом, следующим необходимым условием является способность к самовоспроизведению. При этом конечные значения энергий взаимодействия и возмущения, создаваемые тепловыми флуктуациями, делают совершенно точное воспроизведение принципиально невозможным. Этот всегда существующий определенный темп ошибок, или мутаций, является существенным условием возможности эволюционного прогресса. Ученые отмечают также своеобразие и уникальность всего живого. «Микромолекулярные структуры, которые мы находим в ныне живущих организмах, - пишут М. Эйген и Р. Винклер, - являются уникальными – не столько в смысле неповторимости выбора из необозримого множества возможных альтернатив, сколько в смысле их оптимальной пригодности для выполнения соответствующей функции – «цели»[3].

Живые системы характеризуются высокоупорядоченными материальными структурами. Они качественно превосходят все другие формы существования материи в отношении многообразия и сложности химических компонентов и динамики протекающих в живом превращений. Но если мы хотим понять жизнь как особую форму организации материи, то не должны забывать, что эта характеристика никоим образом не включает огромные качественные и количественные различия в уровне организации низших и высших организмов. Так, свойство «быть живым», без сомнения, является общим для столь различных существ, как, например, кишечная палочка и человек, и вряд ли общее определение может сообщить что-либо об их крайне различных особенностях.

С точки зрения современной науки, жизнь имеет в основных законах природы куда более глубокие истоки, чем думали до недавнего времени. Теперь, как утверждает И. Пригожин, «жизнь перестала числиться случайностью», а точка зрения, согласно которой жизнь – это лишь нечаянный инцидент в истории Вселенной, своего рода флуктуация, которая почему-то способна сама себя поддерживать, оказалась неправильной. «Теперь, - говорит И. Пригожин, - от этого заблуждения можно уверенно отказаться. Я бы сказал так: жизнь возникает всякий раз, когда появляются некий текст и соответствующий ему «читатель»[4]. Эксперименты И. Пригожина с так называемой системой Лоуренса – сложной колебательной реакцией, в которой периодически меняется концентрация сразу трех компонентов, показали, что в условиях, далеких от равновесия, наблюдаются колебания, в которых налицо определенная последовательность, текст! «А что такое жизнь? Ведь это не просто сочетание определенных химических реакций, - говорит И. Пригожин, - Нельзя забывать, что живые системы формировались под действием гравитации, обеспечивающей определенную ориентацию в пространстве, в окружении электромагнитных полей, под влиянием ритмов – суточных, годовых и прочих, существующих на нашей вполне реальной планете. То есть решающую роль должны были играть те химические процессы, которые чутко откликаются на изменения этих условий»[5].

Важно отметить, что строго научное разграничение на живые и неживые объекты встречает существенные трудности. Известно, например, что большая часть веществ живой клетки обладает определенным предпочтительным пространственным строением. Л. Пастер даже считал нарушение симметрии главным признаком, отличающим живое от неживого, но теперь мы знаем примеры неживых систем, также обладающих этим свойством. Явление асимметрии обнаружено в ряде случаев в неорганическом веществе, в частности, при изучении мира элементарных частиц. Основы современных научных представлений о возникновении жизни были заложены в 20-х годах ХХ века советским биохимиком А.И. Опариным и английским ученым Дж. Холдейном. В настоящее время концепция, известная теперь как теория Опарина–Холдейна, завоевала всеобщее признание. Первым ее экспериментальным подтверждением были опыты С. Миллера и Г. Юри, синтезировавшими в начале 50-х годов ХХ века в лабораторных условиях простейшие органические соединения, а годы, прошедшие после этих классических экспериментов, можно назвать эпохой абиогенных синтезов. В этот же период, благодаря успехам астрономии и астрофизики, в космосе было обнаружено множество органических соединений, в том числе и тех, которые получали при абиогенном синтезе в земных условиях. Стало понятно, что возможность возникновения органического вещества имеется не только на Земле, но и в самых разнообразных объектах, составляющих Вселенную. Тем самым представления о факторах, способствующих возникновению жизни, становились все более расплывчатыми. Как пишут В.И. Гольданский, В.В. Кузьмин и Л.Л. Морозов, «сегодня утверждение, что жизнь зарождается в безжизненной органической среде, как только создаются необходимые условия, представляет собой, по сути, трюизм, поскольку неизвестно, какие именно условия для этого требуются»[6].

Одно из важнейших свойств, отличающее живое от неживого, характеризующее биоорганический мир, – его киральная чистота, полнейшее нарушение в нем зеркальной симметрии, открытое Л. Пастером. Обнаружение киральной чистоты природных объектов, как пишут В.И. Гольданский, В.В. Кузьмин и Л.Л. Морозов, «служит необходимым и достаточным основанием для утверждения о наличии жизни в этих объектах», поскольку, как показывают экспериментальные исследования, наиважнейшее свойство живого – самовоспроизведение – могло возникнуть и устойчиво поддерживаться только в кирально чистом «первобытном бульоне». Зеркальная асимметрия живого вполне могла оказаться следствием «дисимметрии Вселенной», т.е. отсутствия в ней абсолютного равноправия левого и правого, предзеркалья и зазеркалья. Существование ничтожно слабого нарушения такого равноправия получило физическое обоснование и доказательство благодаря открытию несохранения четности в слабых взаимодействиях элементарных частиц.

В современной науке все более и более завоевывает признание точка зрения, высказанная почти одновременно Л.Л. Морозовым и И. Пригожиным о том, что возникновение киральной чистоты из первоначально имевшейся смеси равных количеств оптических антиподов мира добиологической химии, иными словами, возникновение жизни в безжизненной природе произошло благодаря процессу самоорганизации, т.е. как своеобразный фазовый переход, как бифуркация, «катастрофа» (благоприятная «катастрофа»), качественный скачок. Как отмечают те же В.И. Гольданский, В.В. Кузьмин и Л.Л. Морозов, «в последние годы сам процесс биопоэза (возникновения жизни) стали трактовать как своеобразный фазовый переход неживое – живое»[7].

Таким образом, как убедительно показывает современная наука, между живым и неживым не существует непреодолимой пропасти. Этот вывод понадобится нам в следующем параграфе, а пока просто зафиксируем его.

В свете сказанного становится понятным, что очень сложно дать точное определение жизни. Здесь появляются трудности принципиального характера. Предел этой точности устанавливает открытый Н. Бором принцип дополнительности, который гласит, что «всякое истинно глубокое явление природы не может быть определено однозначно с помощью слов нашего языка и требует для своего определения по крайней мере двух взаимоисключающих дополнительных понятий». Это означает, что при условии сохранения нашего языка и привычной логики, мышление в форме дополнительности ставит пределы точной формулировке понятий, соответствующих истинно глубоким явлениям природы. Такие определения либо однозначны, но не полны, либо полны, но тогда неоднозначны, поскольку включают в себя дополнительные понятия, несовместимые в рамках обычной логики. К таким понятиям относятся, например, понятия «жизнь», «квантовый объект», «физическая система» и даже само понятие «познание природы». Отметим также, что жизнь не может быть понята на основе редукционизма, что исторически порождало представления о жизненной силе, одухотворяющей косную материю. Ответ на вопрос «что такое жизнь?» требует и анализа и синтеза одновременно. И это является одной из причин, по которой до сих пор не существует четкого и ясного ответа на вопрос о том, что же такое жизнь.

Если располагать науки по аристотелевской классификации, то наиболее общей наукой о человеке оказывается биология, так как остальные науки, например, физика, не ставят вопроса о человеке. Для нее он такое же тело среди прочих, рассматриваемых в механических, динамических, электромагнитных, тепловых и т.п. параметрах. Наоборот, биология, как наука о живых системах, имеет своим предметом живое тело, и в ней среди различных систематизированных и классифицированных организмов находится место и для человека. Биология человека может быть охарактеризована как сравнительная дисциплина, ибо она сопоставляет индивидов одного вида с индивидами другого похожего вида. Она стремится построить своеобразную «лестницу живых существ», идея которой связана с задачей доказательства единства законов эволюции, возникновения новых, все более совершенных организмов. Поэтому первый и главный вопрос биологии человека касается места, которое он занимает в ряду других живых существ.

Биология, в той мере, в какой она направлена на получение знания о человеке, изучает его анатомию, генетическое строение, значение и функционирование отдельных органов, а также происходящие внутри человека биохимические превращения. Она рассматривает человека как живое тело, живой объект наряду с различными представителями животного мира нашей планеты. Но такое рассмотрение человека не выходит за рамки его налично-эмпирического существования, а, следовательно, не может дать удовлетворительного для человека решения всех его насущных проблем.

Так, например, марксизм представляет биологическую жизнь как адаптацию (или, точнее, как результат адаптации) и, исходя из этого, говорит об адаптивной природе жизни вообще. На основе данного положения происходит дальнейшее разворачивание представлений как о человеке и его сущности. Различные виды биологической активности здесь также объясняются на основе принципа адаптации. Согласно этому принципу, всякое живое существо стремится сохранить стабильность своего имеющегося положения, а любые серьезные внешние воздействия заставляют организм приспосабливаться к изменившимся условиям, затрачивать дополнительную энергию, быть в напряжении, иначе говоря, страдать. В этом случае жизнь человека, как и всякого живого существа, имеет приспособительный характер, и, следовательно, все его жизненные функции существуют как потребности, а нормальная жизнедеятельность осуществляется как удовлетворение последних. Так, Л.Н. Коган пишет: «Смысл и цель жизни человека заключаются в изменении окружающего мира ради удовлетворения его потребностей. Это неоспоримо»[8]. Целью же этого удовлетворения потребностей является, очевидно, поддержание существования жизни, и получается, таким образом, замкнутый круг. Так, например, С.Ф. Анисимов пишет, что «для человека и человечества высшей ценностью является само их существование, жизнь»[9].

Таким образом, научное рассмотрение человека ограничивается уровнем его налично-эмпирического существования. Посредством науки можно только достаточно четко и ясно установить, что необходимо человеку как живому существу для поддержания своего наличного физического существования, определить его потребности как витального существа, что, вообще говоря, не так уж и мало, но что, однако, не «проливает свет» на решение главного вопроса – «Что есть человек?».

[1] Марков Б.В. Философская антропология: очерки истории и теории. СПб., 1997. С.8.

[2] Вогралик В.Г. О сущности, цели и смысле жизни. Н. Новгород, 1996. С.10.

[3] Эйген М., Винклер Р. Игра жизни. М., 1979. С.22.

[4] Пригожин И. Мы только начинаем понимать природу. // Краткий миг торжества. М., 1989. С.314.

[5] Там же.

[6] Гольданский В.И., Кузьмин В.В., Морозов Л.Л. Нарушение зеркальной симметрии и возникновение жизни. // Наука и человечество. М., 1986. С.139.

[7] Гольданский В.И., Кузьмин В.В., Морозов Л.Л. Нарушение зеркальной симметрии и возникновение жизни. // Наука и человечество. М., 1986. С.141.

[8] Коган Л.Н. Цель и смысл жизни человека. М., 1984. С.221.

[9] Анисимов С.Ф. Ценности реальные и мнимые. М., 1970. С.32.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!