Борьба патрициев с плебеями

15 Июн 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Изгнание Тарквиниев образует грань между царским и республиканским периодами. Республиканские должности и учреждения входили в жизнь медленно, приспособляясь к конкретным условиям и видоизменяясь. Принципи­альное отличие республиканской конституции от царской состояло в коллегиаль­ности, краткосрочности и выборности правителей (магистратов). Из опасения сосредоточения власти в руках одного человека управление вверялось коллегии магистратов, избираемых центуриатными комициями и ограниченных годичным сроком.

Функции царской власти дробились между двумя советниками — консулами (consules), сначала называвшимися преторами (praetores), и судьями (judices). Пол­нота власти выражалась понятием imperium. Консулы командовали ополчением, совершали священные обряды (auspicia publica), созывали сенат и комиции, про­изводили суд. Внешним отличием консульского звания служили: должностное крес­ло (sella curulis), тога, обшитая пурпурной каймой (toga praetexta), 12 ликторов с прутьями (fasces) и во время похода с топорами (secures). За городской чертой кон­сул имел неограниченные полномочия, между тем как в городе права консулов ог­раничивались определенными нормами. Консулы назначали себе помощников — квесторов (quaestores), которые производили суд по некоторым делам и ведали финансами (aerarium).

В экстраординарных случаях — во время войны или внутренних волнений — вся полнота власти (imperium) вручалась экстраординарному магистрату — дик­татору (dictator), полномочия которого строго ограничивались шестимесячным сроком. Помощником диктатора был командир конницы (magister equitum).

Высшим государственным органом Римской Республики были центуриатные комиции (см. реформу Сервия Туллия). Перевес в центуриатных комициях в пер­вый период Республики имели патриции и богатые плебеи, сраставшиеся с патри­циями в один привилегированный слой. Представители этого аристократического слоя становились членами сената и занимали высшие должности в Республике.

Религиозные функции, некогда выполнявшиеся царями, с отменой царской власти перешли к жре­ческим коллегиям. Из жреческих коллегий, возник­ших еще при царях, наибольшее значение имели три: 1)   понтифики (pontifices), 2) авгуры (augures) и 3) фециалы (fetiales). Понтифики имели надзор за культом, являлись хранителями права (ius divinum), составляли календарь праздничных и будних дней, вели хронику событий (летописи), заведовали госу­дарственными постройками. Специальными функци­ями авгуров являлись толкование знамений, посыла­емых богами, и вопрошение воли богов. В ведении фециалов находились международные дела: заключе­ние договоров, объявление войны и заключение мира. В отличие от всех остальных магистратур, ограни­ченных годовым сроком, новые члены жреческой коллегии не выбирались, а пополнялись (кооптиро­вались) самими жрецами. В первые столетия Респуб­лики Римское государство было во всех отношениях аристократическим. Управление находилось в руках влиятельных патрицианских родов, социальный вес которых в результате переворота 509 г. значительно повысился. Масса же народа, сельского и городско­го плебса фактически была лишена политических прав.

Аристократизация римского общества в первом столетии Республики объясняется повышением мате­риального положения патрициев и обеднением плеб­са. Разорение плебеев, начавшееся еще в царский пе­риод, продолжалось также и в первый век Рес­публики. Ослабляемые постоянными войнами, не имевшие достаточных земельных наделов и рабочей силы, плебеи попадали в долговую кабалу (пехит) к патрициям. Долговое же право в V в., как показыва­ют законы XII таблиц, было чрезвычайно сурово и всецело защищало интересы кредитора. С юридиче­ской точки зрения личная кабала (mancipium) отли­чалась от рабства, хотя практически кабальный мог находиться даже в худших условиях, чем раб. Каба­ла занимала середину между рабством и свободой.

В отличие от совершенно бесправного раба, рассматриваемого как вещь (res), кабальный сохра­нял свободу и гражданские права. В имущественном же отношении он, подобно рабу, всецело зависел от своего господина (dominus), который мог передать как его имущество, так и его самого в другие руки (mancipatio) и принудить к каким угодно работам. Освобождение кабального от кабалы совершалось теми же способами, как и отпуск рабов: через разно­го рода формально обставленные «отпуска», или ма- нумиссии (manumissiones).

Однако, несмотря на разорение значительной ча­сти плебса, все же плебс в целом в V в. представлял крупную социальную силу, с которой патриции не могли не считаться серьезно. Благодаря своей все возрастающей численности, своей военной выучке и вооружению они сделались силой, угрожающей ста­рому populus, теперь прочно оградившему себя от всякого прироста извне. Вдобавок к этому земля была, по-видимому, почти равномерно распределена между populus и плебсом, тогда как торговое и про­мышленное богатство, впрочем еще не сильно раз­вившееся, принадлежало преимущественно плебсу.

Выступавшие против патрицианской олигархии плебеи требовали: 1) уничтожения долговой кабалы, 2)   увеличения земельных наделов и 3) признания за плебеями политических прав. Борьба плебеев с пат­рициями велась в течение двух столетий и отлича­лась большим напряжением. Победа плебса истори­чески была необходима как победа экономически про­грессивной части общества. Разложение родового строя у плебеев началось раньше и пошло значитель­но дальше, чем у патрициев, у них сильнее развилась частная собственность на землю и раньше образо­валось экономическое неравенство. Из массы плеб­са выделилась зажиточная верхушка, плебейская плу­тократия, стремившаяся к государственным должно­стям и просачивавшаяся в сенат.

Решающую роль в победе плебса сыграла военная сила плебеев. Не выходившая из состояния войны Римская республика не могла обходиться силами од­ного патрициата и его клиентеллы. Патрициев было мало, а, кроме того, во время войн и переворотов па­трицианские фамилии редели, походы же участились и усложнились. Следствием этого явилась знакомая нам военная реформа Сервия Туллия, не один раз под­тверждавшаяся и видоизменявшаяся в течение первых веков Республики. Чем больше демократизировались римские легионы, тем требовательнее звучали голо­са плебеев, грозивших отказом от военной службы.

Под угрозой военной забастовки и ухода из горо­да (secessio) патрицианская олигархия в конце кон­цов вынуждена была пойти на уступки требованиям плебса: расширить политические права плебса и изы­скать меры к удовлетворению его основных требо­ваний — увеличению земельных наделов и уменьшениюнию долгов. При тогдашних социально-экономичес­ких условиях и при низком уровне производительных сил единственным выходом из критического положе­ния являлся захват территории соседей. Это был путь, на который уже вступили римские цари, в особенности Тарквинии.

Покушения же на соседние территории неизбеж­но приводили к столкновениям с соседними племе­нами, в свою очередь претендовавшими на плодород­ную долину Лация и его морской солончаковый бе­рег. Римские анналисты совершенно правильно изображают конец царского периода и первые века Республики как сплошные столкновения италийских племен с Римом и между собой. Из мелких стычек, похожих на разбойничьи налеты, развивались и на­стоящие войны. Таковыми, как увидим из дальнейше­го изложения, были, например, самнитские и латин­ские войны IV—III вв.

В роли плебейских вождей выступали влиятель­ные патриции и богатые плебеи, стремившиеся к вос­становлению царской власти. После изгнания царей не один раз делались попытки захватить власть и ус­тановить единоличное управление но образцу грече­ских тираний VII—VI вв. Так, под 486 г. упоминает­ся консул Спурий Кассий (Spurius Cassius), предло­живший наделение малоземельных плебеев землей из общественного фонда, под 439 г. — богатый плебей Спурий Мелий (Spurius Maelius), привлекавший к себе народ раздачей хлеба и стремившийся к «цар­ской власти».

Однако все попытки утвердить в Риме тиранию не увенчались успехом. Некоторое сходство с тирани­ей в Риме имел плебейский, или народный, трибу­нат (tribuni plebis), исторические корни которого не совсем ясны. Вероятнее всего, что народные трибу­ны были представителями триб, по которым произ­водился сбор ополчений и налогов, установленных сервисной конституцией. Возможно даже, что сами трибуны и командовали этими ополчениями или по крайней мере частью их. Ливий относит появление трибуната к 494 г., Ди­одор— к 471 г. Последнюю дату принимает большин­ство историков XX века: Эдуард Мейер, Пайс, Бертолини и др. Ливий связывает появление народных трибунов с первой сецессией (выселением) плебеев (secessio plebis in Montem Sacrum). Во время войны с эквами, рассказывает Ливий, плебеи, недовольные своим по­ложением, отказались выступить в поход и воору­женные ушли из Рима на Священную гору, за рекой Анио, в трех милях от города. Теснимые врагами, па­триции признали права и неприкосновенность народ­ных трибунов. Трибуны избирались на особых плебейских со­браниях по трибам (concilia plebis tributa). Трибут- ные комиции (comitia tributa) с середины V в. начи­нают играть большую роль в политической жизни Рима.

Отличительной чертой трибуната являлся его свя­щенный, магический характер. Народные трибуны находились под особым покровительством и защитой подземных тектонических божеств. Не только лич­ность, но даже одежда и жилище народного трибуна считались неприкосновенными и священными. Чело­век, покушавшийся на трибуна, объявлялся прокля­тым (sacer esto). Патриции, долгое время не мирив­шиеся с трибунатом, в конце концов были вынужде­ны признать трибунат как одну из основ римской кон­ституции.

Первоначально трибунам, число которых в раз­ное время было неодинаково (по одной версии 2, 5, 10, а но другой — 4, 8, 10) принадлежало право хо­датайства за отдельных плебеев, обиженных патри­цианскими магистратами, право помощи (ius auxilii). Впоследствии из этого развилось право запрещения и приостановки отдельных распоряжений магистра­тов (veto, ius intercedendi), право ареста нарушите­лей трибунских распоряжений (ius prehensionis) и, наконец, право совещания с плебейскими собрания­ми (ius agendi cum plebe).

Из других уступок в пользу плебеев, относящих­ся к V в., следует отметить закон Тарпея-Атерния (lex Tarpeia Aternia), ограничивший права консулов в на­ложении штрафов за уголовные преступления. По этому закону консулы могли налагать штраф в раз­мере не более 2 быков и 30 овец. К тем же годам от­носится закон трибуна Ицилия (lex Icilia de Aventino publicando) о наделении плебеев землей на Авенти- не. Социально-политическое значение трибуната и роль народных трибунов в конституции Римской республики повышались с каждым столетием.

Одним из главных преимуществ трибунской вла­сти было право законодательной инициативы без предварительного одобрения сената. По сравнению с другими магистратурами народный трибунат менее зависел от сената; все вопросы трибуны решали в трибутных комициях; они могли наложить свое veto на любой закон и предать народному суду любое должностное лицо. Выбирались трибуны на один год, и по окончании срока своих полномочий они, подобно другим ма­гистратам, становились членами сената, а во время пребывания в должности могли участвовать на всех его заседаниях.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!