Большевистская доктрина воспитания детей: ее достоинства и недостатки

Октябрьская революция, как известно, оказалась переломным моментом в развитии не только самой благотворительности, ко­торую большевики осудили как «пережиток прошлого», но и си­стемы социальных служб, поскольку они были по большей час­ти благотворительными учреждениями. Новая власть выбрала из всех предлагавшихся вариантов усовершенствования системы при­зрения и социальной помощи детям самый радикальный — уста­новление монополии государства в деле социального обеспече­ния детей. В трудах идеологов социализма, например Н. К. Круп­ской, эта мысль была доведена до крайних пределов: государство должно было взять на себя воспитание и материальное обеспече­ние всех без исключения детей, чтобы освободить их от влияния семьи и создать новый тип людей, способных построить комму­нистическое общество.

Первый этап становления новой системы социального обеспе­чения детей пришелся на годы гражданской войны (1918-1920), когда положение детей значительно ухудшилось. Главной пробле­мой того периода стала массовая детская беспризорность. Точной статистики относительно числа беспризорных в то время не было, однако, судя по косвенным данным, их было больше двух милли­онов в начале войны и свыше четырех миллионов к ее заверше­нию. Поэтому первые меры новой власти были направлены на поиск путей решения именно этой проблемы. Опыт борьбы с бес­призорностью всесторонне освещен в работах М.Зарецкого, О. Кайдановой, А. Д. Калинина и др.

В январе 1918г. был издан Декрет Совета народных комиссаров о комиссиях для несовершеннолетних, которые создавались как руководящие органы по разработке и осуществлению конкретных мер в отношении беспризорных. Этим же декретом упразднялось судебное преследование и тюремное заключение несовершенно­летних, т. е. государство отказывалось (на время) от репрессивных мер в отношении детей.

Однако становлению новой системы социального обеспечения детей мешала организационная неразбериха, которая возникла вследствие постоянной реорганизации органов управления, ве­домств, учреждений. Проблемы детства оказывались в ведении то наркомата социального обеспечения, то наркомата народного просвещения. Занимались их решением также органы здравоохра­нения, Наркомтруда, Наркомюста и т.д.

Чтобы как-то упорядочить работу по социальному обеспечению детей, в феврале 1919г. был создан Совет защиты детей. Тем самым проблема помощи детям была поставлена как проблема социально­го обеспечения и защиты детей. Совет работал при Наркомпросе и включал представителей наркоматов просвещения, труда, продо­вольствия, здравоохранения и социального обеспечения. Он коор­динировал усилия всех этих ведомств по реализации декретов со­ветской власти о бесплатном детском питании и снабжении детей предметами первой необходимости. Совет решал также вопросы, связанные с охраной детей от эксплуатации, плохого обращения, с детской беспризорностью. Вполне понятно, что в условиях граж­данской войны и хозяйственной разрухи Совет защиты детей не мог реально решить многие поставленные перед ним задачи.

В 1920 г. на смену Совету защиты детей была создана Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК РСФСР. Ее первым пред­седателем стал Ф.Э.Дзержинский. Комиссия, которая также вклю­чала представителей разных ведомств, имела на местах своих упол-. помоченных, а затем отделы, и имела право вносить законода­тельные предложения по улучшению жизни детей.

В 1921 г. в результате голода в Поволжье к 4—5 миллионам беспризорных добавилось 8 миллионов детей, потерявших своих родителей. В этих условиях комиссия была вынуждена заниматься только неотложными мерами по спасению детей. Выходом из сло­жившейся ситуации стали массовые перевозки детей из райо­нов, пораженных голодом, в другие районы, где спешно откры­вались детские дома, в которых дети могли получать пусть скуд­ное, но все же достаточное для выживания питание, а также медицинский присмотр. К 1922 г. в детских домах содержалось свыше 540 тыс. детей.

При этом продолжала сохраняться детская беспризорность. По официальным данным, в 1922 г. число беспризорных достигло 7 миллионов.

Наркомат народного просвещения пытался найти какие-то новые формы и методы работы с детьми. Создавались детские ком­муны, городские клубные комнаты, детские общежития, площадки на заводах и фабриках и другие учреждения. Так, Московский от­дел народного образования, опираясь на помощь фабричных и заводских комитетов, открывал клубы для беспризорных, прежде всего правонарушителей, ночлежки для беспризорных детей, тру­довые коммуны — временные коллективы детей, объединенных для выполнения каких-то работ, и т. п. При Наркомпросе РСФСР был создан и в 20—30-е годы активно работал отдел социально-правовой охраны несовершеннолетних — СПОН.

В середине 20-х годов число беспризорных уменьшилось, одна­ко, как показывают социологические исследования того перио­да, появились беспризорники «новой волны» — дети в основном из городских семей, которые оказывались на улице вследствие сиротства, полусиротства, плохих отношений с родителями, тя­желого материального положения семей, связанного с безрабо­тицей.

В этой ситуации для разгрузки детских домов правительство наметило ряд мер, в том числе помещение детей в семьи с пре­доставлением соответствующих льгот. Однако эта система не по­лучила развития, поскольку оказалась излишне бюрократизиро­ванной.

Положение же воспитанников в детских домах, само число ко­торых постоянно сокращалось, продолжало ухудшаться. Текучесть педагогических кадров в детских домах составляла 35%. Побеги детей создавали большую текучесть воспитанников.

Чтобы как-то выправить положение, проводились многочис­ленные эксперименты. Одни были разумными и давали эффект, другие носили утопический характер. К числу непродуманных эк­спериментов можно отнести начавшуюся в 1928 г. массовую пере­броску детских домов из крупных городов в сельские местности и малые города. При таких переездах многие детские дома растеряли свое и так скудное имущество, дети подолгу жили без крова, ожи­дая, пока освободится предназначенное для них помещение, и нередко попадали в еще худшие условия.

Несмотря на организационные неурядицы система социально­го обеспечения детей в целом по стране постепенно приобрела довольно четкие очертания. К концу 20-х годов формально суще­ствовало уже только три категории детских домов: дошкольные детские дома, детские дома для учащихся и детские дома с про­фессиональным обучением. Кроме того, имелись трудовые коло­нии и трудовые коммуны для трудновоспитуемых детей, находив­шиеся в ведении органов НКВД и ОГПУ. Существовали также детские дома лечебного и полулечебного типа и детские дома для инвалидов, включая слепых и глухонемых.

На практике функционировало гораздо больше различных ти­пов детских заведений. Так, до начала 30-х годов в Поволжье были так называемые детские городки, включавшие школу, интернат-общежитие, мастерские. Школы-коммуны обеспечивали свое су­ществование за счет труда помещенных в них детей. Были среди них и такие, которые обходились без обслуживающего и препода­вательского персонала. Довольно долго продолжали существовать детские ночлежки с домами дневного пребывания, где все негра­мотные дети обязательно должны были учиться днем грамоте и работать в мастерских.

Как известно, в этот период в стране была целая плеяда талант­ливых педагогов и психологов — как ученых, так и практиков, в числе которых А. С. Макаренко, П. П. Блонский, С.Т.Шацкий, Л. С. Выготский и многие другие. Их научные труды, впечатляю­щие достижения в практической работе по социальной реабили­тации «трудных» детей и подростков (Первая опытная станция Наркомпроса, трудовая колония им. М.Горького и др.) заняли свое заслуженно высокое место в отечественной педагогике и по­лучили широкое международное признание.

Поиски новых подходов в воспитании детей начали приобретать в тот период четко выраженную социально-педагогическую направ­ленность. В 20-е годы возникает и активно разрабатывается понятие «социальное воспитание». В стране формируется система социаль­ного воспитания: при органах власти всех уровней создаются так называемые соцвосы — отделы социального воспитания, в вузах Москвы и Ленинграда начинается подготовка специалистов для этой системы. По существу, зарождается социальная педагогика.

На становление и развитие социального воспитания и социаль­ной педагогики оказала большое влияние успешно развивавшаяся тогда наука педология, которая возникла еще в конце XIX в. Эта наука была направлена на всестороннее и комплексное изучение ребенка, его возрастных и индивидуальных особенностей и ста­вила перед собой задачу на основе синтезированных знаний о ребенке и окружающей среде обеспечить наиболее успешное воспи­тание: помочь детям учиться, предохраняя детскую психику от перегрузок, безболезненно овладевать социальными и профессио­нальными ролями и т.д.

Однако система социального воспитания и педология развива­лись недолго; фактически они прекратили свое существование после печально известного постановления партии 1936 г. «О педо­логических извращениях в системе Наркомпроса». Педологии была инкриминирована «антиленинская теория отмирания школы», будто бы растворяющая последнюю в среде. Многие представите­ли этой теории были репрессированы, а социальное воспитание и понятие среды дискредитированы и вытравлены из профессио­нального сознания педагогов на долгие годы.

С 30-х годов начался новый этап в развитии социально-педаго­гической помощи детям. В этот период было объявлено о ликвида­ции беспризорности; многообразие различных видов детских уч­реждений исчезло и было заменено унифицированной системой детских домов-интернатов.

В 50-80-е годы государство полностью берет на себя заботу о детях. В Конституции СССР и законах об образовании гарантирует­ся и на практике реализуется право ребенка на бесплатное 10-лет­нее образование; активно развиваются внешкольные учреждения (детские станции, дворцы и дома пионеров, клубы по месту жи­тельства и др.). Все это было призвано создавать впечатление сча­стливого детства советских детей, которые отныне не нуждались ни в защите, ни тем более в призрении.

Однако многие проблемы детства продолжали сохраняться и постепенно становились все более острыми. К ним относятся про­блемы воспитания, образования, защиты прав детей-сирот, детей с ограниченными возможностями (физическими, психическими и интеллектуальными), детей с девиантным поведением. В стране по-прежнему оставались беспризорные дети, число которых возрос­ло в период Великой Отечественной войны, действовали детские дома, куда все больше попадало детей — социальных сирот. Оста­вались колонии для несовершеннолетних и исправительно-трудо-вые колонии, а также другие воспитательные учреждения. Все эти проблемы были закрытыми, замалчивались или рассматривались как временные, которые с «полной победой социализма» сами собой исчезнут.

Отдельные вопросы воспитания и социализации неблагополуч­ных категорий детей решали педагоги в качестве дополнительной нагрузки, какие-то проблемы относились к компетенции мили­ции, часть вопросов решалась органами здравоохранения, а так­же социальной защиты.

Социальная защита была в тот период основным видом соци­альной помощи. Суть социальной защиты заключается в том, что право на нее получают только определенные категории граждан страны, устанавливаемые специальными законами, и она реали­зуется соответствующими государственными структурами в виде централизованно установленной системы денежных пособий, со­циальных льгот и гарантий.

Граждане же, в том числе и дети, которые не относились к установленным «социально незащищенным» категориям (дети-инвалиды, дети-сироты, дети одиноких матерей и т.д.), никаки­ми видами социальной помощи не обеспечивались, поскольку считалось, что они в ней не нуждаются.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!