Болгарская книжность как один из истоков философии средневековой Руси

8 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Одним из основных источников развития философской мысли в Киевской Руси явилась разработанная двумя болгарскими монахами - Кириллом (827 - 869) и Мефодием (815 - 885) - славянская азбука - кириллица. Это было историческое событие в области духовной культуры многих народов. Славянская азбука позволила выразить и закрепить славянский язык как основу болгарского и будущих русского и украинского, белорусского и ряда других языков. Благодаря Кириллу и Мефодию стало возможным выделить первую философскую терминологию на славяно-болгарском языке: среди них и такие слова, как «естество», «свойство», «бытие», «закон», «природа», «вселенная». Христианизация Руси в форме православия закрепила и славянский язык, янивший-ся формой развития средневековой русской культуры. Византийское православие, которое утверждалось в Киевской Руси, имело в этом отношении существенное преимущество перед римской католической церковью, которая придерживалась жестких ограничений в употреблении языков для богослужений. Единственно возможными считались три языка: древнееврейский, греческий и латинский. Это языки, на которых были написаны Ветхий и Новый Завет, которыми владели и папы римские, и такие классики богословия, как Августин Блаженный.

Восточная же церковь, к которой относится и православие, разрешала молиться и на других языках. Это право отстаивал один из просветителей славянских народов - Кирилл, прозванный Философом. Когда Кирилл после создания (вместе с братом Мефодием) славянской азбуки отправился в Италию, то его встретили там упреками за отступление от традиций, от канонов, согласно которым богослужение должно вестись только на языках апостолов и богословов, т. е. на одном из трех традиционных языков.

Как рассказывается в «Жизни Кирилла Философа», он, возражая в "Венеции католическим епископам, образно вопрошал их: «Не посылает ли Бог дождь всем одинаково? Не сияет ли солнце для всех? Не одинаково ли мы дышим воздухом? Почему же вы признаете только три языка, так что же другие племена должны быть слепыми и глухими? Мы воздаем хвалу Богу, каждый на своем языке - будь то армяне или персы, грузины или готфы, турки или египтяне и многие другие».

Церковный собор 924 года все же запретил пользоваться славянским языком по русскому или болгарскому обряду, требуя богослужения лишь на латинском.

Обращение в 988 году князя Владимира к православию в немалой степени было связано и с языковой свободой, которой придерживалась Византия.

Новая «собственная» письменность послужила основой бурного развития книжной культурь^в Киевской Руси, которая до монгольского нашествия была одним из самых цивилизованных государств средневековой Европы в XI -XIII веках. Рукописные книги светского содержания, наряду с греческими богословскими трудами, становятся необходимым знаком приобщенности к культуре. Книги в эту эпоху держат у себя не только князь и его приближенные, но и купцы, и ремесленники. Один, живший еще в прошлом веке, историк русской культуры справедливо заметил, что «нам неизвестно ничего в XI и XII веках на западноевропейских языках, что превосходило бы летописание Нестора... и „Песнь о полку Игореве"».

В библиотеке Софийского собора насчитывалось 500 томов, а всего в Киевской Руси в Х - XIII веках обращалось около 140 тысяч книг нескольких сот названии. Высшего сво' его расцвета духовная культура Киевской Руси домонгольс-кого периода достигла во времена Ярослава Мудрого. Любовь к книге сочеталась у Ярослава и с политическим смыслом - князь стремился ко все большему освобождению от влияния Византии с ее теократической властью, мрачным ортодоксальным характером официальной церковной литературы; в противовес ей в библиотеке Ярослава, конечно, находились греческие византийские книги, ни это были главным образом книги ранних периодов византийской духовной классики VI - VIII веков.

Основная же часть литературы - это ранние церковные песнопения, сочинения отцов византийского православия - Иоанна Дамаскина, Иоанна Златоуста, Василия Великого, а также различные хроники, исторические сочинения, апокрифы - народные религиозные книги, оппозиционные официальной церкви. Особое место в библиотеке, собранной еще самим Ярославом Мудрым, занимали переведенные на славянский язык книги. Именно они и были размещены в Софийском соборе.

Книжная культура Киевской Руси являлась как бы материальной основой той духовной атмосферы, в которой развивалась философская мысль. Именно в этой атмосфере рождалась нетрадиционная мысль, свободная от жестких рамок церковного канона, от заточения в тесную каморку инока, пещеру отшельника. Здесь формировались идеи не ухода от мира сего, а погружения в него, и славянский язык, обретший и свою азбуку, способствовал этой известной независимости от греческих богослужебных книг, пришедших из Византии. Так образовался на основе болгарской книжности сложный сплав православия и славянорусского язычества, который на несколько столетий определил характер и философской мысли, и художественной культуры Киевской Руси.

Все это позволяет решительно отвергнуть устаревшие представления об «отсталости» древнерусской культуры.

Некоторые историки философии высказывали мнение, что разработка Кириллом и Мефодием новой славянской азбуки - кириллицы и перевод ими Священного писания на славянский язык будто бы оказали неблагоприятное воздействие на развитие русской духовной культуры, в том числе и философии, определили ее отрыв от греческого и латинского языков и тем самым от всех языков античной культуры. Но такое суждение противоречит фактам. Наоборот, переводы на цер-ковно-славянский язык религиозных текстов стимулировали развитие этого языка, лежащего в основе языков различных славянских народов - русского, украинского, белорусского, болгарского. Формирование же национальных языков науки, философии, религии способствовало развитию философской мысли и требовало обращения к ее истокам, т. е. к античной философии.

Болгарская книжность дала возможность мыслителям средневековой Руси, опираясь на общий славянский язык, хотя и разложившийся по диалектам, и общую письменность, непосредственно воспринять сочинения болгарских авторов. Это существенно сократило пути познания и приобщения Киевской Руси к византийской и западноевропейской философской мысли.

Среди сочинений болгарских авторов - прежде всего книги одного из-братьев-просветителей - Кирилла (Константина), не случайно прозванного Философом. Он поддерживал первенство разума перед верой, ведя жаркие диспуты с последователями иудаизма и ислама, в то же время проявляя веротерпимость. К Богу ближе тот, писал он, кто просвещен. Именно Кирилл создал первую на славянском языке систему философских категорий, таких как «бытие», «небытие», «идея», «вещь», «мудрость», «природа», «вселенная». Идеи Кирилла получили свое развитие в сочинениях других болгарских авторов, таких как царь Симеон и натурфилософ и богослов Иоанн Эйзарх.

Болгарская книжность способствовала взлету духовной культуры родственной ей Киевской Руси. (В книгах известного историка русской философии А. Ф. Замалеева подробно раскрыта роль этого, как и других источников философии Киевской Руси.)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!