Бердяев о русской идее

4 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

ПЛАН

Введение
Русская идея в интерпретации русских философов. Бердяев Н.А. «Истоки и смысл русского коммунизма».
Заключение
Список литературы
Словарь использованных терминов

Введение

Одним из самых ярких и влиятельных русских мыслителей первой половины XX века был Н. А. Бердяев (1874 - 1948), написавший сотни работ, посвященных различным проблемам философским, социологическим, политическим, проблемам искусства, морали.
В течение длительной эволюции философских взглядов Н. А. Бердяева, смены объектов философствования, неизменной оставалась главная установка философа: сделать свою философию сознательно антропологической. Он осуществил попытку создать «свободную христианскую философию», чуждую научности. Философия, в представлении Бердяева, есть учение о духе, т. е. о человеческом существовании, в котором раскрывается смысл бытия. Философия должна быть основана на духовном опыте; она субъективна, а не объективна. Поскольку наука изучает внешний мир, феномены, она не имеет никакого отношения к внутреннему духовному миру человека, который и является подлинным предметом философии (7, с. 235).
Центральная идея всей философии Бердяева - проблемы творчества. В отличие от ортодоксальной религии, он полагал, что смысл и цель человеческой жизни не исчерпываются личным спасением. Человек призван к творчеству, к продолжению творения мира. Творчество требует свободы. В отличие от Бога, человек, по Бердяеву, нуждается в материале, продукт человеческого творения — книги, статуи, картины, социальные институты, машины, культурные ценности. Поэтому, полагал, он, созданный Богом мир не завершен, он продолжает твориться, но уже человеком, который должен быть свободным от насилия, подавления, от превращения в часть машины, винтик, подчиняющийся только внешнему давлению и приказу. Поэтому он считал внешнее освобождение человека от политического гнета и экономической эксплуатации недостаточным.
Начав свою теоретическую деятельность как марксист, Бердяев разрывает с этим учением, хотя и сохраняет на всю жизнь понимание его места в истории мысли и полемизирует с марксизмом практически во всех своих работах.
В работах «Христианство и классовая борьба» (Париж, 1931), «Новое средневековье. Размышления о судьбе России и Европы» (Берлин, 1924), «Истоки и смысл русского коммунизма» (Париж, 1933) философ обвинял марксистов в недопустимой редукции, в сведении общественной жизни исключительно к материальной основе, в разрыве рациональных схем марксизма с действительностью.
Н. Бердяев, посвятивший проблеме свободы многие книги и статьи, в 1917 году, в период революционных потрясений, пишет поистине пророческую статью «Свободный народ», где выделяет на первый план соотношение свободы и дисциплины, практическую реализацию достигнутой политической свободы. Настало время жизненной проверки теоретических конструкций, самой философии свободы (7, с. 241).
Н. А. Бердяев посвятил проблемам истории русской философии значительное число работ. Это не только написанный в 1946 году - незадолго до смерти философа - обстоятельный очерк истории русской мысли XIX века и начала XX века «Русская идея». Итоги тридцатилетней деятельности Н. А. Бердяева в области изучения русской мысли обобщены им в книге «Типы религиозной мысли в России».
Работы философа отличаются сочетанием богатейшего эмпирического материала, точной характеристикой живой истории мысли в ее конкретных проявлениях с теоретическим анализом глубинной сущности развития русской мысли.
Таким образом, в философском наследии Н. А. Бердяева были поставлены самые животрепещущие вопросы российской мысли и жизни. Именно поэтому творчество этого видного русского мыслителя, чьи сочинения замалчивались на его родине более семидесяти лет, вызывают такой живой и растущий интерес.
Русская идея в интерпретации русских философов. Бердяев Н.А. «Истоки и смысл русского коммунизма».

К проблеме специфики национального мышления как фактора русской революции Бердяев обращается в книге «Истоки и смысл русского коммунизма» (1937 г.), где в наиболее развернутом виде представлена его концепция революции как органического продукта всей российской истории. Воплощением этой специфики, отразившейся на предпосылках, ходе и последствиях революции, для ученого был В. И. Ленин. Характерно, что бердяевская концепция революции предваряется развернутой социально-психологической характеристикой ее вождя. Она начинается с утверждения, что «Ленин был типически русский человек», воплотивший в своем миросозерцании характерные черты русского мышления (6).
Анализируя в своем произведении события 1917 г., ученый неизменно употребляет понятие «русская революция», рассматривая эти события как единый революционный процесс. «И нет ничего более жалкого и смешного, - писал он, - как до сих пор поддерживаемый «левой» интеллигенцией миф о святости февральской революции в отличие от мерзости революции октябрьской. В действительности есть одна революция в разных ее стадиях, и революция октябрьская и есть настоящая народная революция в ее полном прояснении». Главное его внимание привлекают события Октября, точнее, их причины и исторические последствия.
Свое отношение к революции Бердяев предельно ясно высказал в следующей фразе: «Я пережил русскую революцию, - писал он, - как момент моей собственной судьбы, а не как что-то извне мне навязанное. Эта революция произошла со мной, хотя бы я относился к ней очень критически и негодовал против ее злых проявлений. Мне глубоко антипатична точка зрения многих эмигрантов, согласно которой большевистская революция сделана какими-то злодейскими силами, чуть ли не кучкой преступников, сами же они неизменно пребывают в правде и свете. Ответственны за революцию все, и более всего ответственны реакционные силы старого режима. Я давно считал революцию в России неизбежной и справедливой» (8, с. 70).
Рассматривая русскую революцию как тяжелую расплату за грехи и болезни прошлого, в которых повинны и господствующие классы, и русское православие, и в особенности интеллигенция, он заявлял: «Близоруко и несправедливо во всем винить большевиков». Они лишь сделали последний вывод из долгого пути русской радикальной интеллигенции, наглядно продемонстрировав, к чему ведут все ее идеи.
Как видно из книги, написанной 20 лет спустя революции, для Бердяева истоки ленинской революционности лежат в особенностях его мышления, которые в свою очередь вытекают из специфики исторического развития России. Как мне кажется, именно  в этой специфике ученый пытался отыскать объяснение причин победы большевистской революции. «Ленин достиг своей цели потому», - утверждал Бердяев, «что он соединял в себе две традиции - традицию русской революционной интеллигенции в се наиболее максималистских течениях и традицию русской исторической власти в ее наиболее деспотических проявлениях ... Соединив в себе две традиции, которые находились в XIX в. в смертельной вражде и борьбе, Ленин мог начертать план организации коммунистического государства и осуществить его» (1, с. 54).
Революция для Бердяева - рок истории, неотвратимая судьба исторического существования. В этом и состоит ее религиозное (христианское) оправдание. «Именно для христиан, - подчеркивал он, - революция имеет смысл, и им более всего нужно его постигнуть, она есть вызов и напоминание христианам о неосуществленной ими правде. Принятие истории есть принятие и революции, принятие ее смысла, как катастрофической прерывности в судьбах греховного мира» (1, с. 71).
Таким образом, сделаю небольшой вывод, в концепции Бердяева революция выступает неотъемлемым звеном исторического процесса, будучи проклятием нашего греховного мира, но в то же время неотъемлемой предпосылкой самого его существования, его исторического движения.
Революция как она видится мне из анализируемого произведения, в концепции Бердяева, в своей сущности иррациональна, и является симптомом нарастания в обществе иррациональных сил. «И это нужно принять в двойном смысле, - разъяснял ученый, - это значит, что старый режим стал совершенно иррациональным и не оправдан более никаким смыслом и что сама революция осуществляется через расковывание иррациональной народной стихии».
Согласно Бердяеву, своеобразие русского исторического процесса не только породило революцию, но и обусловило ее характер. «В России, - писал он, подводя итоги многолетним раздумьям об исторических судьбах страны, - революция могла быть только социалистической».
Центральным при этом является вопрос: насколько реальной была либеральная альтернатива, представленная на российской политической сцене 1917 г. весьма влиятельными силами? Аргументы Бердяева наталкивают меня на однозначно отрицательный ответ: «либеральное движение, связанное с Государственной думой и кадетской партией, не имело опоры в народных массах и было лишено вдохновляющих идей. Более того, оно не имело глубоких корней в духовной жизни народа, будучи в отношении к ней чем-то чужеродным». Поэтому, утверждал ученый, «в России революция либеральная, буржуазная, требующая правового строя, была утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям» (2).
В этом проявляется своеобразие революции 1917 г. как следствие своеобразия российского исторического процесса: утопизм и реализм парадоксальным образом поменялись местами. «Самый большой парадокс в судьбе России и русской революции в том, - считал Бердяев, - что либеральные идеи, идеи права, как и идеи социального реформизма, оказались в России утопическими. Большевизм же оказался наименее утопическим и наиболее реалистическим, наиболее соответствующим всей ситуации, как она сложилась в России в 1917 г. и наиболее верным некоторым исконным русским традициям и русским исканиям универсальной социальной правды, понятой максималистически, и русским методам управления и властвования насилием» (1).

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!