Архитектура России XVIII века

20 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Время правления Петра I связано с крупными преобразованиями в жизни страны. Он стремился ввести Россию в русло европейской цивилизации, преодолеть ее экономическую, техническую и куль­турную отсталость. С целью ознакомления с достижениями запад­ной цивилизации, возглавляемое инкогнито Петром I «Великое посольство» посетило Голландию, Курляндию, Англию и Австрию. Полученный в ходе поездки опыт Петр I и использовал при проведении реформ как во внутренней, так и во внешней политике.

Реформы оказались переломными для страны и привели к постепенной смене древнерусской средневековой культуры культу­рой Нового времени. Основным результатом Петровских реформ явилось формирование светской модели культуры, которая разру­шила единство древнерусской религиозной культуры и привела к быстрому развитию рационализма.

Реформы привели к активным контактам с другими культурами и формированию такой черты национальной культуры как откры­тость.

Прежде всего открытость проявилась к формам западноевро­пейской жизни, модель которой последовательно и методично насаждалась Петром I, приведя наряду с позитивными сдвигами к грандиозному расколу в русском обществе и культуре.

Влияние западной модели сказалось на изменении как бытовой сферы, моды, привычек и традиций, то есть на российской повсед­невности, так и на эстетику художественной культуры, а также послужило обмирщению и рационализации общественного созна­ния. Стрижка „бород и замена старинных русских длинных одеяний на короткие немецкие кафтаны олицетворяла проповедь активного труда. А подражательность становится нормативной чертой русской культуры Петровской эпохи.

Динамизм петровских преобразований достаточно ярко про­явился в сфере художественной культуры: в архитектуре, живописи, литературе, музыке, театре.

Архитектура. В основе петровских преобразований лежала идея государственности. Государство при Петре I изменилось в соответ­ствии с новыми задачами. Возникла новая концепция верховной власти. В руках царя была сосредоточена вся полнота законодатель­ной, исполнительной и судебной власти. Созданную систему прав­ления называют абсолютизмом. Закрепление абсолютизма потре­бовало нового художественного языка во всех видах искусства. Но особенно впечатляют изменения в архитектуре, связанные со стро­ительством столицы новой империи — Санкт-Петербурга, создава­емого по римской модели во изменение существующей визан­тийской традиции.

Строительством новой столицы занималась специально создан­ная для этой цели «Канцелярия от строений». Петербург — это порядок и строй, это стремление преодолеть традиционализм и консерватизм Московской Руси. Основанный в 1703 году и ставший столицей в 1712 году, построенный на стратегически уязвимом непригодном для строительства и жилья месте, город строился в кратчайшие сроки по лучшим образцам европейского зодчества, в традиции регулярной архитектуры. Регулярность, основанная на ландшафтной планировке, на строгости и правильности форм, явилась новацией для российского градостроительства, выступив противовесом древнерусской средневековой, радиально-центриче-ской, персейно-ладейной застройке, породив уникальный художе­ственный стиль — петербургский.

Возводили новую столицу иностранные зодчие, хорошо извест­ные в Европе. Среди них автор регулярной планировки города Ж.-Б. Леблон. По его проекту весь город оказался спланированным правильными кварталами.

Первым архитектором города был «полковник от фортеции», уроженец итальянской Швейцарии Доменико Трезини, строивший до приезда в Россию дворцы датскому королю. Его самым знаме­нитым петербургским сооружением стал Петропавловский собор  (1712—1733), похожий на корабль, состоящий из высокой колоколь­ни со шпилем, увенчанным фигурой ангела и церкви-базилики. Колокольня представляет не привычный русскому глазу восьмерик на четверике, а единый, в несколько ярусов-этажей массив, напо­минающий европейские колокольни или ратушные башни. Ее строгость и сдержанность послужила образцом многочисленных сооружений в стиле барокко как в Петербурге, так и по всей России. В целом петербургская архитектура стремилась к высоким компо­зициям, башням и шпилям. Трезини являлся и автором Петровских ворот Петропавловской крепости в честь победы России в Северной войне.

Еще одной значительной постройкой Д. Трезини, сооруженной при участии талантливого русского зодчего М.Г. Земцова, было здание Двенадцати коллегий (1722—1742), отличающееся строгой геометрической правильностью плана, несмотря на двенадцать ча­стей, связанных между собой галереями.

В эпоху петровских преобразований закладываются новые прин­ципы градостроительства. На смену неупорядоченной древнерус­ской усадебной застройке приходит строгая система и упоря­доченность. Архитектура петровского времени ритмична, строга, симметрична, не перегружена декоративными украшениями. По­крытия зданий часто имели мансардный характер и заканчивались скульптурной фигурой или шпилем.

Русская архитектура начала XVIII в. создала прежде неизвестные образцы каменных зданий. Это здание первого русского музея Кунсткамеры, которое, последовательно сменяя друг друга, строили иностранные и русские мастера. Это и Гостинный двор, и больнич­ный госпиталь, и судостроительные верфи в Петербурге. Это и здания аптеки, книжной лавки и Арсенала в Москве.

В Петербурге впервые в России появился регулярный парк — Летний сад (проект Леблона), скульптуры для которого выполнены в стиле барокко венецианскими мастерами.

Петергофский регулярный парк со стриженными в разнообраз­ных геометрических формах деревьями и кустарниками, составляв­шими целые проспекты и площади, с каскадами фонтанов, с многочисленными скульптурами — раскрывали победу космоса над хаосом, торжество воли над стихией.

Из жилых построек сохранились Летний дворец Петра I в Летнем саду (1710—1714), построенный Д. Трезини и А. Шлютером, простое прямоугольное двухэтажное здание с высокой кровлей и дворец Меньшикова на Васильевском острове (10—20 гг. XVIII в.;

Дж.-М. Фонтан и Г. Шедель), представлявшим собой новый тип усадьбы: с каменным дворцом, церковью и огромным регулярным садом.

В 1-й половине XVIII в. начинается активное частное Городское строительство. В основном это были двухэтажные каменные дома, построенные по типовым проектам, с фасадом на улицу, с оградами и воротами, создававшими единую линию улиц. Этим достигалась общность архитектурного решения городской массовой застройки.

Среди отечественных зодчих 1-й половины столетия выделяется М.Г. Земцов,— автор множества гражданских и церковных проек­тов, Аничкова дворца на Фонтанке, руководитель архитектурной школы, координатор строительства Александре-Невской лавры.

К концу царствования Петра I придворная петербургская архи­тектура, пронизанная западноевропейским влиянием, тяготеет к пышности и роскоши барокко. Барокко — это богатство, выстав­ленное напоказ. Это обилие скульптурной декорации, выпуклой лепнины, введение скульптуры во внутреннее убранство, разнооб­разие динамичных линий форм, создающих ощущение вычурности. Барокко — стиль, выражающий бесконечное разнообразие, слож­ность, динамизм жизни и внутреннего мира человека.

Однако петербургское барокко носит более сдержанный и спо­койный характер по сравнению с западноевропейским, поскольку, попав в Россию, барокко соприкасается с российской художествен­ной средой. В барокко на петербургской почве наблюдается влияние классицизма, проявившегося во множестве государственных стро­ений, сохранивших черты симметричности, ритмичности и геомет­ричности форм.

Тридцатые годы XVIII в. не были благоприятными для русской культуры. Признаки реакции и отката реформ прервали приезд в Россию выдающихся мастеров из Европы, свернули размах государ­ственного строительства. Однако именно 30-е годы были временем столкновения двух очагов русской культуры — Москвы и Петербур­га. В это время несколько западноевропейских петербургских зодчих во главе с Растрелли впервые посетили Москву, где познакомились с древнерусской художественной традицией. Произошло соприкос­новение двух своеобразных направлений, результатом которого стало усиление элементов фольклора и традиций народного зодче­ства в монументальной архитектуре. Указанное явление было вы­звано еще и появлением собственно первых русских архитекторов, воспитавшихся в России, и возвращением из-за границы петровских пенсионеров. Появившись в 30—40-е годы настоящий размах новые взаимоотношения в архитектуре получили в творчестве Д.В. Ухтом­ского, В.И. Баженова и Ф.-Б. Растрелли.

В Москве в стиле зрелого барокко творил Д.В. Ухтомский (1719—1774). Его известные постройки: церковь Никиты мученика на Старой Басманной улице в Москве и колокольня Троице-Сер-гиевой лавры.

Новой страницей в российской архитектуре стало творчество В.В. Растрелли, итальянца по происхождению, родившегося в Па­риже, юношей попавшего в Россию и ставшего глубоко русским архитектором. Именно ему русская культура обязана тем, что он превратил город-крепость, город-порт в город дворцовых ансамб­лей, соединив в них изысканность и тонкость расчета с народными художественными традициями. Среди них — дворцы Бирона в Ми-таве и Руентале, Летний дворец Елизаветы Петровны, Большой дворец Петергофа, которые он построил в ранний период творче­ства. В зрелый же период Растрелли создает шедевры русского барокко: Екатерининский дворец в Царском Селе (1752—1757), Зимний дворец (1754—1762) и Смольный монастырь (1748—1764) в Петербурге. Особенностями «елизаветинского» или «растреллиев-ского барокко» является украшение всех фасадов зданий, обогаще­ние декоративных мотивов, увлечение расцветкой зданий, использование мотивов древнерусского зодчества (колоколен, кры­лец, глав). Во внутреннем убранстве — изобилие цвета, лепнины, узоров, золоченой деревянной резьбы, узорочья паркетного пола, создающих впечатления ослепительной роскоши.

Москва 1-й половины XVIII в. по-прежнему оставалась городом средневековой застройки. Идею регулярного города воплотить дол­гое время не удавалось. Однако и в Москве появляются новые постройки и новые приемы в архитектуре. Примером может служить храм Архангела Гавриила (Меньшикова башня), построенный И.П. Зарудным. Архитектура храма представлена соединением тра­диционной схемы церковного зодчества (восьмерик на четверике) с новыми элементами (ордерные элементы и шпиль). Гражданская застройка была представлена Сретенскими воротами Земляного города (зодчий М. Чоглоков), и зданиями Монетного двора и Земского приказа на Красной площади.

Вторая половина XVIII в. в архитектуре ознаменовалась пере­ходом от барокко к новому стилю — классицизму как антиподу барокко. Идейной основой классицизма является гуманизм, граж­данственность, целесообразность, красота и разумность. Главной творческой основой классической архитектуры является гармонич­ное взаимодействие элементов, опора на античные формы. Клас­сицизм отдает предпочтение разуму, стремясь организовать и упорядочить мир, ввести его в строгие рамки. Теоретическим ис­точником служили труды Витрувия. Планы построек в основании имели правильные геометрические формы и ордерную систему соподчинения всех частей здания, классическую колоннаду, что в единстве придавало зданию уравновешенность и слаженность. Эс­тетика классицизма ориентировала зодчих на соблюдение норм и правил. Однако российские зодчие внесли в классические элементы архитектуры национальные особенности: закругленность, мягкость объемов и форм и собственную самобытность, что придавало клас­сической традиции уникальность.

Вершина отечественной архитектуры связана с именами В.И. Ба­женова, М.Ф. Казакова, И.Е. Стасова.

В.И. Баженов (1737—1799) был талантливым русским пенсио­нером, творческая судьба которого складывалась крайне сложно. Два его главн.ых проекта — Кремлевский дворец в Москве и под­московная усадьба Царицыно — остались неосуществленными. Са­мым известным сохранившимся сооружением является московский дом П.Е. Пашкова (1784—1786), возведенный на холме, фасадом обращенный к Кремлю, открытый для всеобщего обозрения. Здание представляет собой сложную многопавильонную композицию, вы­строенную по классическому образцу. С именем Баженова связано множество построек в Москве и в Подмосковье: дом Разумовского на Воздвиженке, особняк Долгова на 1-й Мещанской, дом Юшкова на Мясницкой и другие не менее известные здания. И никогда Баженов не повторялся. Спектр используемых им стилей широк и многообразен, изобретательность неистощима. Соединение класси­ческих, готических и древнерусских элементов, черт барокко, осо­бенно «нарышкинского» стиля позволило Баженову создавать уникальные сооружения.

Московский классицизм представлен также и творчеством М.Ф. Казакова (1738—1813), который совместно с В.И. Баженовым создал новые градостроительные основы Москвы. Их суть сводилась к общим принципам, которые уже стали нормой для Петербурга:

прямые улицы, положившие начало строительству городских маги­стралей, законченные каменные архитектурные ансамбли, выстро­енные как по красной линии улиц, так и в глубине дворов.

Совершенным образцом русского классицизма, созданного М.Ф. Казаковым (1738—1812), является здание Сената Московского Кремля (1776—1778). Строгий внешний вид здания соответствует возложенным на государственное учреждение функциям и гармо­нично вписывает здание в кремлевский ансамбль. Простота внеш­него вида Сената контрастирует с основанным на коринфском ордере интерьером парадного зала, накрытым кессонированным куполом — шедевром по инженерному решению зодчего.

Здание Московского университета возводилось архитектором с 1768 по 1793 г. Особенно известен актовый зал, полукруглый в основании, перекрытый полусферическим кессонированным купо­лом, с примыкающими к нему двумя большими залами, предназ­наченными для университетских коллекций. К сожалению, сгоревшее в 1812 г. здание восстановлено Д.И. Жилярди с измене­ниями.

Вершиной казаковского зодчества является дом Долгорукова — дом Благородного собрания (1784) с широко известным Колонным залом — прямоугольным в основании, с коринфской колоннадой, с подсветкой потолка, с преподнятым центральным перекрытием, что придает залу торжественную строгость и изящную красоту.

М.Ф. Казаков построил городскую Голицынскую больницу (1796—1801). В архитектуре трехэтажного с флигелями корпуса использован прием ротонды, украшенной ионическими колоннами. Архитектор был автором и жилых домов в Москве (например, дом И.И. Демидова в Гороховом переулке, дом М.П. Губина на Петров­ке).

Во 2-й половине XVIII в. в Москве было построено множество великолепных классических сооружений, авторство которых невы­яснено, например, здание Странноприимного дома, но которые по-прежнему являются украшением облика столицы.

В это время в Москве в стиле классицизма также творили P.P. Казаков, И.В. Еготов, Н.Н. Легран, Д.И. Жилярди и другие зодчие, оставившие значительный след и оказавшие влияние на русскую архитектуру.

Видным представителем классицизма был И.Е. Старов (1745— 1808), творивший в Петербурге. Шедевром его зодчества является Таврический дворец (1783—1789), возведенный на берегу Невы, естественно вписавшийся в окружающий пейзаж, поражающий строгостью и соразмерностью внешних форм и театральностью внутреннего убранства. Крупнейшим сооружением зодчего является Троицкий собор Александро-Невской лавры (1778—1790).

В эпоху российского Просвещения появляется новое явление в культуре — ансамбли дворянских усадеб, возводимые по проектам выдающихся зодчих: В.И. Баженова, И.Е. Старова, Дж. Кваренги и других. Примером могут служить три известных ансамбля — Кус­ково, Останкино и Архангельское.

XVIII век стал веком ученичества и одновременно восхождением к непревзойденным шедеврам архитектуры, временем создания школ и формированием новых обликов не только столиц, но и провинциальных городов.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!