Архитектура и живопись XVIII века

19 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Архитектура рококо была связана не столько с придворным искусством, сколько с постройкой частных домов французской аристократии: загородных дворцов и городских особ­няков, а также городских ансамблей. Интерьеры построек рококо оформляются множеством скульптурных и резных украшений, зер­калами и живописью. Помещения часто имели криволинейные очертания и располагались асимметрично, скульпторы отказались от классической анфилады.

Неоклассицизм также нашел свое отражение во французской архитектуре, причем казалось бы в абсолютно разноплановых по­стройках. Малый Трианон построил для Людовика XV французский архитектор Жак Анж Габриэль (1698—1782). Здание, производя впечатление своей сдержанностью и благородной простотой, было одновременно парадным и строгим.

Жак Анж Габриэль был также проектировщиком площади Лю­довика XV в Париже (теперь площадь Согласия), площади, ставшей одним из красивейших городских ансамблей в Европе. В проектах Жака Анжа Габриэля ощущалось наступление новой эпохи в исто­рии архитектуры. Архитекторы неоклассицизма обращаются к ан­тичности, в их постройках появляются строгие колоннады и арки.

Другим важнейшим памятником неоклассицизма является зда­ние церкви Святой Женевьевы (архитектор Жак Жермен Суфло (1713—1780). В годы Французской революции церковь назвали французским Пантеоном (портик здания походил на портик древ-неримского Пантеона — храма всех богов). Здание Пантеона стало самой известной постройкой французского неоклассицизма, ныне там покоится прах величайших людей Франции.

Характерным признаком французской архитектуры неокласси­цизма стало стремление к простым, геометрически правильным формам. Эти архитектурные идеи нашли свое выражение в «Эссе об архитектуре» Марка Антуана Ложье (1711—1769), призывавшего строить простые здания, используя лишь необходимые элементы. Архитектурные новаторства Ложье были близки взглядам Ж.Ж. Рус­со, его стремлению к простоте.

Влияние просветительской философии на архитектуру прояви­лось и в возникновении так называемой «говорящей архитектуры», откровенно доносящей до зрителя замысел художника. Многие из проектов «говорящей архитектуры» остались лишь на бумаге, раз­делив судьбу многих утопий. Один из них — проект идеального города Шо,— принадлежал французскому архитектору Никола Леду (1737—1806). В проекте не было больницы и тюрьмы (так как болезни и преступления в будущем должны были исчезнуть). Архи­тектор стал философом, средствами своего искусства выражающим идеи просветителей и их мечту о переустройстве общества.

Влияние неоклассицизма можно проследить и в английской архитектуре. Собор Святого Павла в Лондоне был построен по проекту наиболее выдающегося английского зодчего Кристофера Рена (1632—1723). В Англии стремление к подражанию античным образцам породило местный стиль, получивший название «палла-дианство» в честь итальянского архитектора Андреа Палладио. Помещичьи усадьбы украшались классическим портиком с фрон­тоном, наподобие античных храмов. Идеальным окружением пал-ладианской виллы стал пейзажный парк — чисто английское изображение XVIII в. Регулярный (французский) парк был геомет­рически выверенным. Архитекторы Англии (передовой в политиче­ском развитии страны) увидели в строгой правильной схеме регулярного парка олицетворение государственной тирании веду­щей монархии Европы. Английским представлениям о свободе и независимости личности соответствовал парк, похожий на лес. Пейзажный парк создавал иллюзию нетронутой природы и стал называться английским парком, он мыслился как продолжение естественного ландшафта.

В английской архитектуре неоклассицизм был весьма распрост­ранен, найдя свое воплощение преимущественно в постройках частных усадеб и городских домов.

Интерес к античности в XVIII в. был настолько велик, что даже распространилась мода на искусственные, ложные руины (во мно­гом под влиянием раскопок Помпеи, начавшихся именно в середине XVIII в.). Ложные руины сооружались в английских парках и олицетворяли собой память о прошлом, ощущение тщетности человеческих усилий.

Построенная в Потсдаме королевская резиденция Сан-Суси, что в переводе с французского означает «без забот», стала памятником немецкого рококо. Построил его архитектор Георг Венцеслаус Кно-бельсдорф (1699—1753) для короля Пруссии Фридриха II.

Именно в Пруссии сложилась архитектура немецкого класси­цизма, примером которой являются знаменитые Бранденбургские ворота в Берлине архитектора Карла Готхарда Дангханса (1732— 1808).

Рококо был миром аристократического искусства, что проявилось в выборе тем и живописных средств.

Основоположником рококо в живописи считают французского художника Антуана Ватто (1684—1721).

В противоположность монументальному размаху барокко, для рококо характерны интимность сюжетов, изящество декоративных форм и светлые легкие краски.

Ватто занимался декорированием интерьеров для балов и мас­карадов аристократии, но в своих картинах «он стал писать видения иных празднеств, в которых не было ни грубости, ни пошлости жизни — пикники в вечнозеленых и вечно солнечных парках, га­лантные общества, где дамы и кавалеры, неизменно прекрасные и учтивые, предаются музицированию или тихой беседе; в этом мире мечты блеск шелковых нарядов никогда не отдает крикливостью, а быт пастушков и пастушек кажется продолжением церемонного менуэта» (1, 454).

Во Франции не было живописца равного по значению Ватто со времен Пуссена. Его любимой темой была жизнь светского обще­ства, и он стал поэтом светской галантности. На его картинах изображены галантные кавалеры и дамы из уходящего великого века версальской культуры. Однако светское общество, внушавшее ху­дожникам ранее лишь восхищение, Ватто воспринимает как пустое и суетное. Отсюда некоторая тоска и неудовлетворенность, мелан­холичность его произведений. Галантные сцены Ватто похожи на театральные постановки.

Ватто тонко чувствовал цвет, он строил свои картины на тон­чайших оттенках, писал нежными красками. Отказавшись от жес­ткой системы правил классицизма, Ватто погружается в мир человеческих чувств, неподвластных контролю разума. Герои его произведений ищут в жизни прежде всего счастья и наслаждений, уходя от утомительной действительности. Галантные празднества становятся основной темой произведений Ватто, причем сюжеты для этих произведений предоставляет отнюдь не только фантазия художника, но и его наблюдения за поведением образованных аристократов, пытавшихся превратить жизнь в изысканный теат­ральный спектакль. Центром такого спектакля становился диалог женщины и мужчины: изощренная система любовного ухаживания. Основную прелесть произведений Ватто составляет атмосфера сложной психологической игры, передача изящных чувств. Внима­ние художника к тонким психологическим нюансам отражает раз­витие личности в XVIII в., проявившееся уже в любовных переживаниях героев Руссо.

Учеником Ватто считал себя художник Франсуа Буше (1703— 1770), творчество которого также связано со стилем рококо. Буше, пользовавшийся особым покровительством всесильной фаворитки Людовика XV мадам де Помпадур, создал вариант придворного стиля рококо, манерного, легковесного. Он писал пасторальные и любовные сцены, сельские пейзажи.

Подобно Ватто и Буше часто обращался к галантным сценам Жан Оноре Фрагонар (1732—1806), его творчество также можно отнести к стилю рококо.

От работ мастеров рококо и по стилю, и по содержанию отличались творения художников, которых можно отнести скорее к стилю неоклассицизма. Художники этого направления обращались к жизни простых людей своего времени, отражая ее в жанровых сценах. Крупнейшим мастером жанровой живописи стал Ж.Б. Шар-ден.

Жан Батист Шарден (1699—1799) в качестве сюжетов для своих картин выбирал сцены повседневной жизни людей, принадлежав­ших не к аристократии, а к третьему сословию. Здесь нет роскоши и праздности,, а есть скромность и труд. Персонажи Шардена трудолюбивы и добродетельны. Его картины еще нельзя назвать нравоучительными, но уже один из его последователей Жан Батист Грез (1725—,1805) видит в своем искусстве средство нравственного воспитания человека. Не случайно работами Греза восхищался Дени Дидро, видевший в искусстве средство, которое «заставило бы нас любить добродетель и ненавидеть порок».

Идеи философов Просвещения, утверждавших, что с помощью искусства можно воспитать в человеке нравственное начало и искоренить пороки, оказали влияние и на творчество английских художников. Уильям Хогарт (1697—1764) создает целые циклы картин, объединенных сюжетом обличительного характера. Так неравный брак стал темой для цикла из шести его картин под названием «Модный брак». Заурядная житейская история брака по расчету между богатой девушкой из буржуазной семьи и обедневшим аристократом заканчивается трагично: муж погибает на дуэли, жена отравлена. Художник предстает не только как обличитель нравов, но и как психологически тонкий наблюдатель.

В отличие от назидательного Хогарта такие английские худож­ники какДжошуа Рейнолдс (1723—1792) и Томас Гейнсборо (1727— 1788) свободно соединяли в своем творчестве разные стили. Оба художника были замечательными портретистами. Рейнолдс стал первым президентом основанной в Англии Королевской академии художеств, а в своих лекциях более всего превозносил историческую живопись, надеясь на ее возрождение, ведь в его времена единст­венным жанром, пользовавшимся спросом, был портрет. Хогарт, например, добился известности и благосостояния лишь благодаря гравюрам со своих картин. Соперником Рейнолдса был Гейнсборо, отличавшийся особой свободой в выборе живописных средств, но не жанра, поскольку он также существовал лишь благодаря заказ­ным портретам, хотя и считал себя прежде всего пейзажистом.

В XVIII в. не только английское общественное устройство, но и английские вкусы и моды становились притягательными для европейцев, вдохновленных идеями Просвещения.

Английские пейзажисты XVIII в., во многом подготовившие расцвет английского романтического пейзажа в начале XIX в., запечатлели неоклассицистские особняки, пейзажные парки и ру­ины, украшавшие усадебные ансамбли.

Ведущим стилем итальянской живописи XVIII в. оставалось по-прежнему барокко, что возможно во многом было связано с той ролью, которую в жизни страны играла католическая церковь. Хранителем традиций итальянского барокко был Джованни Батти-ста Тьеполо (1696—1770). Художник создавал фрески в дворцовых постройках не только Италии, но также Германии и Испании. Его монументальные росписи хранили традиции итальянского Возрож­дения и причудливую фантазию барокко: античные сюжеты, алле­гории, массу персонажей и при этом изысканный небесный колорит.

В итальянской живописи распространен был и жанр городского архитектурного пейзажа, представлявший панорамные виды Вене­ции. Передавая праздничность города, точно воспроизводя архи­тектурные детали, художники навсегда сохранили облик красивейшего города Италии.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!