1941 год : проблема нападения СССР на Германию

2 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

1. Проблема подготовки СССР к войне с Германией как историографическая проблема.

О Великой Отечественной войне написано немало фундаментальных трудов, издано множество монографий и военно-теоретических исследований. И все-таки вся правда о ней до конца еще не выявлена.
В последнее время на страницах печати высказываются разные точки зрения на причины возникновения войны, обсуждаются вопросы о "превентивной войне", "упреждающем ударе", "внезапности нападения". В ряде публикаций утверждается, что СССР весной 1941 г. готовил превентивную войну против Германии, разрабатывая стратегию упреждающего удара по сосредоточенной на границе, но еще не развернутой германской армии.
Кипение страстей по этим вопросам до сих пор не ослабевает, идут дискуссии на различных уровнях. Это нашло, в частности, отражение во время проведения "круглого стола" в мае 1992 г. в Институте военной истории Министерства обороны Российской Федерации на тему: "Превентивная война, внезапность нападения".
Почему же спустя полвека мы вновь и вновь возвращаемся к событиям начала Великой Отечественной войны? Причин тому много, выделим из них главные.
Во-первых, необходимость раскрыть полную правду о том, как и почему летом 1941 г. наши Вооруженные Силы и страна в целом оказались на грани катастрофы.
Во-вторых, недостаточная глубина исследования данных проблем из-за недоступности многих архивных документов ввиду грифа секретности. Все это породило публикацию иногда ненадежных или даже сомнительных источников, различных домыслов и толкований.
Толчком для возникновения дискуссии послужило издание в России огромным тиражом книги В. Суворова «Ледокол. И хотя в книге изложена не самая новая версия событий 1941 г., нельзя не отметить, что, пожалуй, впервые в нашей стране столь резко был поставлен вопрос о переоценке событий кануна Великой Отечественной войны. В первых же откликах представителей научных кругов прежде всего подчеркивались слабые места работы, которые, правда, не имеют принципиального значения для авторской концепции. Вместе с тем нельзя не заметить, что в откликах на эту книгу в основном рассматриваются лишь ее отдельные положения, а прочие оставлены без всякого упоминания. По нашему мнению, чтобы объективно оценить книгу В. Суворова, следует взвесить, насколько такая критика, из которой, кстати, делается вывод о несостоятельности всей книги, достигает цели.
Прежде всего вызвали возражения общие положения книги о том, что Красная Армия готовилась к наступлению, а СССР - к агрессии против Европы, прикрываясь словами о мире и обороне. Так, относительно подготовки Красной Армии А. С. Орлов считает, что никакого противоречия с заявлениями, рассчитанными на широкие круги общественности, в данном случае нет. «Советская военная доктрина, - отмечает А. С. Орлов, - оборонительная по своему политическому характеру, то есть не содержит агрессивных устремлений, но в случае нападения на СССР извне Красная Армия будет вести наступательную войну до полного разгрома агрессора. Исходя из этого, все военное строительство, боевая и оперативная подготовка армии и флота были пронизаны идеей решительного наступления».
Нельзя не отметить, что в любой стране армия является инструментом обеспечения в основном внешнеполитических интересов и используется в зависимости от конкретной ситуации. Как известно, расширение территории Советского Союза в 1939 - 1940 гг. происходило с участием армии, что позволяет говорить об этих событиях как об агрессии, т. е. прямом или косвенном «применении вооруженной силы одним государством против территориальной целостности или политической независимости другого, включая признак инициативы, умысла или агрессивного намерения». Никаким другим способом невозможно было достичь основной внешнеполитической цели СССР, которая, по мнению Д. А. Волкогонова, заключалась в совершении «мировой пролетарской революции», или, говоря нормальным языком, достижении мирового господства.
Вызвал критику и тезис автора «Ледокола» о подготовке Советского Союза к нападению на Германию в 1941 г. А. С. Орлов упрекает В. Суворова в том, что тот «выдает меры по укреплению обороны и повышению боевой готовности за подготовку к агрессии». Ему вторит А. Н. Мерцалов, считающий, что передвижение советских войск накануне нападения вермахта происходило тогда, «когда Сталин уже просто не в состоянии был не реагировать на реальную опасность вторжения».
По мнению Орлова, «Сталин рассчитывал оттянуть нападение Германии, ставшее неизбежным в 1941 г., до 1942 г. Он полагал, что к тому времени СССР будет полностью готов к войне». Вот почему весной 1941 г. Москва всеми силами «умиротворяла» Гитлера, чтобы не дать ему предлог для обвинения Советского Союза в антигерманской политике. Поэтому, считает Орлов, даже в июне Сталин не разрешил приводить войска в боевую готовность.
Несколько иной вариант той же версии предлагает В. Б. Маковский, Сталин якобы неверно определил сроки начала агрессии, в результате чего меры по повышению боеготовности войск планировалось провести до 10 июля 1941 г., а некоторые еще позднее. Но, «почувствовав, что Германия нас упредила и в сложившейся ситуации остается только один шанс оттянуть войну - это не дать агрессору повода для ее развязывания, он выбирает его». Мало того, что Сталин готовится к отражению агрессии, в начало которой он не верит, и потому не мог определить ее сроки ни правильно, ни неправильно, он, «почувствовав», что агрессор уже изготовился для удара, стал оттягивать начало войны. По нашему мнению, подобное построение слишком фантастично. Противоречивость этой версии подметил и В. Суворов, но вместо разъяснения этого противоречия его критиками вновь воспроизводится старая, ничего не объясняющая версия.
Совершенно непонятно, как мог Сталин «оттянуть нападение Германии, ставшее неизбежным в 1941 г.». За Германию решал ее глава — А. Гитлер, поэтому такое утверждение по меньшей мере некорректно. Кроме того, в Москве прекрасно знали, что в середине XX в. войны не объявляются, а начинаются внезапным ударом, и агрессору не нужны никакие поводы, которые изобретаются только для пропагандистского оправдания своих действий. Кстати, действия СССР в 1939 - 1940 гг. в Восточной Европе тому пример. Поэтому, на наш взгляд, трудно согласиться с утверждениями В. Б. Маковского и А. С. Орлова, повторяющих один из основных тезисов отечественной историографии о том, что «первопричиной несвоевременного приведения войск прикрытия в боевую готовность было все же стремление Сталина не дать агрессору повода для нападения на Советский Союз».
Но в данном вопросе В. Суворов не одинок, поскольку предложенную им точку зрения поддерживают и другие исследователи (М.И.Мельтюхов, И.Хоффман и др.), приводящие в своих изысканиях и другие факты в подтверждение выдвинутой гипотезы.
Так, И. Хоффман свои выводы основывает на проекте плана операции "Ост" (от 5 августа 1940 г.), разработанном начальником штаба 18-й немецкой армии генерал-майором Э. Марксом и являвшимся первым в серии документов планирования нападения на СССР. Раздел "Противник" начинался примечательной фразой: "Русские не окажут нам услуги своим нападением на нас. Мы должны рассчитывать на то, что русские сухопутные войска прибегнут к обороне, наступательно же будут действовать только авиация и военно-морские силы, а именно подводный флот".
В подтверждении своей точки зрения И.Хоффман обращает внимание на следующие положения советской военной доктрины (им же сформулированные):
1. Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) — это «нападающая армия», «самая нападающая армия».
2. Война будет всегда и во всяком случае вестись на территории врага и закончится полным разгромом противника при малых потерях с собственной стороны.
3. Восстания пролетариата в тылу противника поддержат борьбу Красной Армии.
4. Подготовка к войне исчерпывается подготовкой к нападению.
5. Оборонительные меры не предусматриваются и даже запрещаются, поскольку «во всяком случае» мыслится, что оборонительная фаза продлится лишь несколько дней.
6. Возможность вторжения вооруженных сил противника на территорию СССР исключена.
На наш взгляд данная позиция не состоятельна, поскольку И.Хоффман умалчивает о полном содержании данного документа, который фактически был оправданием немецкой военщины своих агрессорских замыслов.
Германские руководители и непосредственные разработчики плана войны против СССР с самого начала отлично понимали, что готовят агрессию. В стратегической разработке оперативного отдела ОКВ по подготовке и проведению кампании против СССР говорилось о трудностях сбора информации в России, которые возрастут "к тому времени, когда по ту сторону границы обнаружат наши агрессивные намерения". В этой же разработке излагались возможные варианты действий СССР в войне против Германии. Первым рассматривался следующий вариант: "Русские захотят нас упредить и с этой целью нанесут превентивный удар по начинающим сосредотачиваться у границы немецким войскам". Однако авторы документа посчитали невероятным, что русские решатся на наступление крупных масштабов, например, на вторжение в Восточную Пруссию и северную часть Генерал-Губернаторства. Наиболее вероятным в документе считался вариант, при котором русские армии "примут на себя удар немецких вооруженных сил, развернувшись вблизи границы...". Причем этот вариант рассматривался как более благоприятный для немецкой армии в связи с тем, что "после поражения в приграничных районах русское командование вряд ли сможет обеспечить организованный отход всей армии".
Сказанное еще раз убеждает нас в том, что с самого начала планирования гитлеровцами войны против СССР они последовательно и неуклонно готовились к агрессии против нашей страны, ставшей фактом 22 июня 1941 г.
Точку зрения Д. Хоффмана можно опровергнуть и анализом исторических документов («Соображения по плану стратегического развертывания сил СССР на случай войны с Германией и ее союзниками», «План стратегического распределения РККА и оперативного развертывания на Западе» и т.д.). Анализ данных документов убедительно представлен в статьях Ю.А.Горькова, М.А.Гареева, П.Н.Бобылева.
Данные исследователи соглашаются, что намерение нанести упреждающий удар было весьма заманчивым и сулило при определенных условиях крупные стратегические результаты. К таковым условиям относились:
Во-первых, выбор нанесения удара в то время, когда войска первого стратегического эшелона противника только прибывали и находились на территории Германии или в пути следования, авиация также еще не совершила маневр на передовые аэродромы.
Во-вторых, подготовка такого удара должна быть совершена под прикрытием всех видов маскировки и секретности, что обеспечило бы стратегическую внезапность нападения. Малейший промах здесь был бы поводом для Гитлера по развязыванию войны против СССР.
В-третьих, необходимым условием для реализации замысла должно быть заблаговременно принятое политическое решение о войне с Германией, которое в той обстановке мог сделать только Сталин.
Тем не менее, такого решения, как известно, принято не было. Более того, все приготовления к войне на местах пресекались сверху. Все это не позволило создать не только наступательную группировку войск, но и своевременно занять районы и рубежи обороны.
Все это говорит о том, что Советский Союз не готовился к агрессии против Германии в 1941 г. Подтверждением того же является отсутствие решения на начало войны со стороны советского политического руководства и правительства, в соответствии с которым СССР первым бы приступил к приготовлению к войне, первым бы провел мобилизацию, сосредоточение и развертывание войск на наивыгоднейших рубежах. Но на это Сталин не решился даже в первые часы после нападения Германии на Советский Союз.

2. СССР и Германия накануне 22 июня 1941 года.

Итак, как признают многие исследователи, в ходе дискуссии в научный оборот вовлечены новые факты и документы, не поддающиеся насильственному втискиванию их в старую и привычную концепцию подготовки Красной армии в 1940-1941 гг. к возможной войне с Германией. Дискуссия продолжается, и продолжится она до тех пор, пока не станут доступными и известными все документы, могущие внести полную ясность в рассматриваемую проблему. Поэтому будем ждать новых исследований в указанной области, памятуя при этом, что прошлое нам должно быть известно во всех подробностях, пусть иногда и неприятных, ибо только благодаря этому можно избежать повторения подобных трагедий.
Тем не менее, определенное мнение о том, готовился ли СССР к войне с Германией, можно составить благодаря сравнительному анализу военной мощи Германии и СССР накануне 22 июня 1941 года.
К лету 1941 г. Германия нанесла поражение всем своим противникам и оккупировала 9 стран Европы. Лишь Англия продолжала оказывать сопротивление, рассчитывая на скорую агрессию Германии на Востоке. Вооруженные силы Германии непрерывно росли. Военное производство в стране и на оккупированных территориях давало возможность не только покрыть потери, но и увеличивать вооружения вермахта.
На 15 июня 1941 г. вермахт насчитывал 8229 тыс. человек: 3960 тыс. - в действующей армии, 1240 тыс. - в армии резерва, 1545 тыс. - в ВВС, 160 тыс.- в войсках СС, 404 тыс. - в ВМФ, около 20 тыс. - в инонациональных формированиях и до 900 тыс. вспомогательного персонала - во всех родах войск. Вермахт имел 208 дивизий, 1 боевую группу, 3 моторизованные и танковые бригады и 2 пехотных полка: 88251 орудие и миномет, 5694 танка и штурмовых орудия и 6413 самолетов. Пользуясь отсутствием сухопутного фронта в Европе, Германия смогла перебросить наиболее боеспособную часть своих войск на границу с СССР. Всего для нападения на Советский Союз было выделено 4600 тыс. человек: 3300 тыс.— сухопутные войска и войска СС, 1200 тыс.— ВВС и около 100 тыс.— ВМФ. Сухопутные войска выделили 155 расчетных дивизий, 43407 орудий и минометов, 3998 танков и штурмовых орудий, ВВС — 3904 самолета.
Вместе с Германией к войне против СССР готовились и ее союзники: Финляндия, Венгрия, Румыния и Италия. Кроме того, Словакия и Хорватия выделили соответственно 51 и 56 самолетов. К 22 июня на границе не было итальянских войск, которые прибыли позднее. Следовательно, там находилось 704 740 человек, 37 дивизий, 5502 орудия и миномета, 262 танка и 937 самолетов.
Всего же силы Германии и ее союзников насчитывали 4 733 990 человек, 164 дивизии, 41 293 орудия и миномета, 3899 танков и штурмовых орудий и 4841 самолет (из этих самолетов 51 находился в распоряжении главного командования ВВС и вместе с 15,7 тыс. человек личного состава ВВС в дальнейших расчетах не учитывается).
Вооруженные Силы Советского Союза в условиях начавшейся второй мировой войны продолжали расти. К лету 1941 г. они насчитывали 5373 тыс. человек. В сухопутных войсках имелось 303 дивизии, 16 воздушно-десантных и 3 стрелковые бригады. Войска имели 104 114 орудий и минометов, 23 140 танка и 18 570 исправных самолетов. Следовательно, СССР располагал большой и хорошо оснащенной армией. Из этих сил в пяти приграничных западных округах имелось 177 расчетные дивизии.
В этих войсках, в ВВС, ПВО и погранвойсках НКВД насчитывалось 2780 тыс. человек, 43872 орудия и миномета, 10394 танка (из них 1325 Т-34 и КВ) и 8154 самолета (из них 1540 - новых конструкций) ". Кроме того, авиация. Северного, Балтийского, Черноморского флотов и флотилий имела 1422 самолета (личный состав ВМФ не учитывается). Как видим, группировка была достаточно мощной. Судя по данным, противник, превосходя Красную Армию в численности личного состава, уступал в оснащенности танками и самолетами.
Теперь рассмотрим вопрос о соотношении сил в полосах групп армий, причем как общем соотношении сил в масштабе округ — группа армий, так и соотношении сил на отдельных направлениях (армия—армия). Начнем с северо-западного направления, где друг другу противостояли группа армий «Север» и Прибалтийский особый военный округ.
Немцы имели довольно значительное превосходство в живой силе и артиллерии, но уступали в танках и авиации. На фронте отдельной армии немцы смогли добиться более благоприятного соотношения сил.
На западном направлении друг другу противостояли группа армий «Центр» и войска Западного особого военного округа с частью сил 11-й армии Прибалтийского округа. Для немецкого командования это направление было главным в операции «Барбаросса», и поэтому группа армий «Центр» была сильнейшей на всем фронте. Здесь было сосредоточено 40,2% всех дивизий, развернутых от Баренцева до Черного моря (в том числе 42,8% моторизованных и 52,9% танковых). Группу армий поддерживал крупнейший воздушный флот Люфтваффе. Немцы имели значительное превосходство в живой силе и некоторое в артиллерии, но несколько уступали в танках и самолетах.
Группа армий «Центр» должна была осуществить двойной охват войск Западного округа, расположенных на Белостокском выступе, ударом от Сува-лок и Бреста на Минск. Поэтому основные силы группы армий были развернуты на флангах. С юга (от Бреста) наносился главный удар. На северном фланге (Сувалки) была развернута 3-я танковая группа вермахта, которой противостояли 3 дивизии 11-й армии Прибалтийского округа.
Южнее против нашей 3-й армии развернулись дивизии 8-го, 20-го и 42-го корпусов 9-й немецкой армии. Против 10-й армии Западного округа были развернуты дивизии 42-го корпуса 9-й армии и 7-й, 9-й и 13-й корпуса 4-й немецкой армии.
В полосе нашей 4-й армии были развернуты части 43-го корпуса 4-й немецкой армии и 2-я танковая группа. На этом участке немцы смогли добиться значительного превосходства.
На юго-западном направлении немецкой группе армий «Юг», румынским, венгерским войскам и словацко-хорватской авиации противостояли части Киевского особого и Одесского военных округов. Соотношение сил на этом направлении было менее благоприятным для немцев. Они смогли добиться лишь некоторого превосходства в живой силе, но значительно уступали в танках, авиации и несколько меньше в артиллерии. Но на направлении главного удара 1-й танковой группе и 6-й армии противостояли части нашей 5-й армии, и здесь немцы смогли добиться лучшего для себя соотношения сил.
Самым благоприятным для наших войск было соотношение на фронте Ленинградского военного округа, где ему противостояли финские войска и немецкая армия «Норвегия». К сожалению, мы пока не располагаем данными относительно хотя бы одной армии этого округа и не можем рассмотреть положение на одном из участков границы.
Таким образом, немецкое командование не смогло добиться подавляющего превосходства не только в полосе всего будущего фронта, но и в полосах отдельных групп армий. Однако наши войска были рассредоточены на большой территории вдоль границы и до 400 км в глубину. Вследствие этого части первого эшелона войск прикрытия значительно уступали противнику, войска которого были развернуты непосредственно у границы. Подобное расположение наших войск позволяло громить их по частям. На направлениях главных ударов немецкое командование смогло создать превосходство над нашими войсками, которое было близко к подавляющему. Но такое положение сложилось лишь в полосе группы армий «Центр», на фронте которой и общее соотношение сил было для врага более благоприятным, чем на других направлениях. Усилению западного направления немцы уделяли главное внимание, ибо оно было для них основным в предстоящей войне с СССР. На участках главных ударов других групп армий сказалось превосходство СССР над фашистской Германией в танках.
Как видим, общее соотношение сил позволяло советскому командованию не допустить превосходства противника даже на направлениях его главных ударов. Но в действительности произошло обратное. В значительной мере это объясняется общими представлениями нашего политического и военного руководства о характере будущей войны. Оно считало, что война начнется так же, как и в 1914 г.: сначала в дело вступят войска прикрытия, а лишь затем главные силы. В рамках такой концепции начало войны не должно было совпасть с началом военных действий основных сил сторон. По предвоенным оценкам, у нас в запасе должно было быть от 10 до 15 дней. Однако к июню 1941 г. этот взгляд уже устарел, но пересмотрен не был, хотя опыт войны в Европе давал такую возможность. Наши части продолжали оставаться в местах постоянной дислокации, хотя и были несколько пополнены за счет призыва резервистов в мае-июне 1941 г. Однако создать оборонительную группировку нашим войскам не удалось — не было приказа. Это поставило войска Красной Армии перед опасностью разгрома по частям и в конечном итоге привело к достижению врагом превосходства в силах и средствах на фронте.
Теперь обратимся к вопросу о качественном соотношении военной техники сторон. Начнем с танков. Красная Армия имела на вооружении легкие (Т-26, БТ-2, БТ-5 и БТ-7), средние (Т-28, Т-34) и тяжелые (Т-35, КВ-1, КВ-2) танки. Причем основное количество приходилось на средние и легкие (БТ-5, БТ-7) танки. В механизированном корпусе по штату должно было быть 71,4% танков (из них 43% БТ). В вермахте имелись лишь легкие (Т-1, Т-П, Т-35, Т-38) и средние (Т-П1, Т-1У) танки, причем последние составляли 35,3%.
Отечественная историография утверждает, что, кроме Т-34 и КВ, все остальные танки были устаревшими. Проверим этот тезис путем сравнения наших танков: легкого БТ-7м и среднего Т-34 с немецкими средними танками Т-111 и Т-1У. Эти танки были хорошо представлены в войсках. Поэтому сопоставление их тактико-технических данных позволяет сделать достаточно широкие обобщения. Судя по данным немецких историков (!) никакого существенного превосходства немецких танков нет. Даже наш «устаревший» БТ-7м лишь незначительно уступает немецким машинам. Ходовая часть у наших танков заметно сильнее. Мощный двигатель позволял советским танкам развивать большую скорость.
Но еще более интересные результаты дает сравнение пушечных вооружений танков. Применение бронебойных снарядов давало нашим танкам преимущество в дуэли на дальних дистанциях, что несколько нейтрализует слабость брони у БТ-7м.
Такой танк, как БТ-7м, ничуть не хуже немецких, а Т-34 значительно лучше. Следовательно, тезис об устарелости советских танков не подтверждается.
Теперь рассмотрим вопрос о самолетах. Немецкие истребители превосходят советские машины старых марок почти по всем параметрам. Но наши истребители примерно равны однотипным самолетам противника.
Сопоставление военно-технических показателей бомбардировщиков дает аналогичные результаты. Наши самолеты старых марок несколько уступают немецким. Лишь новая машина Пе-2 по конструкционным данным примерно равна немецким самолетам.
Теперь рассмотрим качественные показатели артиллерии обеих сторон. Сравнение противотанковых орудий советской 45-мм пушки и немецких 37-мм и 50-мм показывает, что наше орудие несколько лучше 37-мм пушки, но хуже 50-мм орудия вермахта.
Показатели, приведенные в таблице 20, свидетельствуют, что большого качественного превосходства немецкой артиллерии не было. Если же учесть, что большинство орудий противника были модернизированными образцами эпохи первой мировой войны, а наши создавались в 30-е гг., то необходимо признать, что задел для совершенствования советской артиллерии был существеннее немецкого. Наше минометное вооружение было ничуть не хуже немецкого. Кроме того, Красная Армия получила на вооружение БМ-13 — знаменитую «катюшу», аналога которой немцам не удалось создать до конца войны. Не хуже немецкой была и зенитная артиллерия. Так что говорить о превосходстве немцев в качестве артиллерии нет никаких оснований.
В целом можно сказать, что общего качественного превосходства немецкой техники не было. Танки сторон были примерно равны по качеству, а советские машины Т-34 и КВ значительно превосходили немецкие. Но танковые части немцев были лучше сколочены, имели боевой опыт и отработанность взаимодействия на поле боя. Перед походом на Восток у всех марок немецких танков была заменена ходовая часть и у некоторых — вооружение. Наша техника имела более низкое техническое состояние. Многие танки нуждались в ремонте, ускоренная же подготовка водителей приводила к быстрому износу техники. Советские войска практически не имели ремонтно-эвакуационной базы, из-за чего врагу часто доставались танки с незначительной поломкой. Нужно также учитывать, что наши танковые корпуса только создавались, не имели боевого опыта и не были полностью укомплектованы.
С авиацией дело обстояло несколько иначе. Советские самолеты старых марок значительно уступали самолетам врага, которые были модернизированы с учетом опыта войны в Европе. Наши новые самолеты еще не были освоены личным составом, и к тому же их было мало. Нужно также отметить и лучшую организацию ВВС Германии, которые располагали крупными авиационными соединениями. Наша же авиация была раздроблена между армиями, фронтами и авиацией дальнего действия. Кроме того, подготовка летного состава Люфтваффе была лучше, и он имел в массе боевой опыт. Подготовка же наших летчиков была слабее, не было у них и боевого опыта. Так, летная подготовка советских летчиков составляла 30 - 180 часов, а немецких — 450 часов. Следовательно, немецкие ВВС имели качественное превосходство.
Сравнивая организацию артиллерии, надо отметить, что в Красной Армии тоже имелись артиллерийские части усиления. Но в отличие от немецких они не имели боевого опыта и слабо умели взаимодействовать с соединениями армии. Вопросы массированной артиллерийской поддержки были разработаны в основном теоретически. Создаваемые же в Красной Армии противотанковые артиллерийские бригады были существенным шагом вперед по пути развития артиллерии усиления. Однако завершить их создание не успели, да и учились они уже в боях. В начале войны, используя свой опыт современной войны, немцы действовали более умело и добивались серьезных успехов. Так что можно сказать, что и здесь у них был некоторый качественный перевес, но не настолько сильный, как, скажем, в авиации.
Сравнивая вооружение нашей стрелковой и немецкой пехотной дивизий, можно отметить их примерное равенство. Но надо учитывать, что немецкие дивизии были укомплектованы на 100% и имели опыт войны в Европе. Наши же дивизии, даже несколько пополненные перед войной, не были укомплектованы на 100% и не имели необходимых средств передвижения. Лишь 21 дивизия в западных округах насчитывала 100% личного состава. Все это снижало их маневренность и боеспособность, давая врагу качественное и количественное превосходство на поле боя. Кроме того, явным преимуществом немцев было то, что их войска находились в развернутом состоянии и полной боевой готовности. С нашей стороны этого сделано не было. Командный состав вермахта отличался хорошей теоретической и практической подготовкой и большим опытом. Войска имели достаточно высокий боевой дух и рассчитывали еще на одну молниеносную войну.
Наш командный состав после репрессий не имел такой хорошей теоретическо-практической подготовки. Войска были слабо обучены владению своим оружием. К тому же нельзя не учитывать и более высокий уровень общей и технической грамотности солдат вермахта. Инициатива командного состава вермахта не пресекалась, как в Красной Армии. А ведь в неясной и быстроменяющейся обстановке это играет немаловажное значение. Вермахт имел превосходство в подвижности. Почти вся артиллерия имела механизированную тягу, тогда как у нас была распространена конная, а тихоходные тракторы из сельского хозяйства могли быть получены лишь по мобилизации. Немецкая армия превосходила советскую и в оснащенности автотранспортом, и средствами радиосвязи, которой наши штабы пользоваться не умели и не любили.
Исходя из вышесказанного, надо отметить, что явного качественного превосходства техники, как и ее количественного превосходства у немцев не было. Однако подготовка личного состава и эксплуатация этой техники в вермахте были более высокими, чем в Красной Армии. К лету 1941 г. вермахт был сильнейшей армией мира, что делало его очень серьезным противником. И если нашим конструкторам удалось еще до войны создать технику, которая стала базой для будущего качественного превосходства над немецкой, то нашей армии еще только предстояло научиться бить врага этой техникой, и учеба эта была долгая и трудная.
Отсутствие у советского командования четко проработанной научной концепции современной войны, недостаток боевой выучки войск, обескровленность Красной Армии массовыми репрессиями против командного состава — таковы главные причины, поставившие армию и страну на грань катастрофы. Войска, не будучи развернутыми и укомплектованными, должны были с ходу вступать в сражение с превосходящими их в каждом отдельном бою силами противника, который действовал в целом более профессионально. К сожалению, героизм воинов Красной Армии не мог заменить четкую и продуманную систему обороны и руководства войсками. Все сказанное выше лишь подтверждает тезис о том, что СССР если был хоть как-то готов к превентивной войне по количественным показателям, то качественная характеристика вооруженных сил Союза не дает права утверждать это.

Список литературы

1. Бобылев П.Н. Точку в дискуссии ставить рано // Отечественная история. – 2000. - №1. – С. 41 – 64.
2. Верт Н. История советского государства. – М.: Московский рабочий, 1991.
3. Гареев М.А. Еще раз к вопросу: готовил ли Сталин превентивный удар в 1941 году // Новая и новейшая история. – 1994. - №2. – с. 198 – 203.
4. Горьков Ю. А. Готовил ли Сталин упреждающий удар против Гитлера // Новая и новейшая история. – 1993. - №4-5. – С. 29 – 46.
5. История России. ХХ век. / Под ред. А.Н. Сахарова. - М.: АСТ, 1998.
6. Кредер А. А. Новейшая история: XX век. – М.: ЦГО, 1995.
7. Мельтюхов М.И. Споры вокруг 1941 года: опыт критического осмысления одной дискуссии // отечественная история. – 1994. - №3. – с. 4 – 23.
8. Мельтюхов М.И. Цифры свидетельствуют // История СССР. – 1993. - №3. – С. 16 – 29.
9. Мунчаев Ш. М. Отечественная история. – М.: Юнити, 1998.
10. Орлов А. С. История России. – М.: Прогресс. 1998.
11. Осмысление истории / Под ред. Г. Н. Севостьянова и др. – М., 1996.
12. Пайпс Р. История СССР. – М.,1995.
13. Соколов А. К. Курс советской истории 1941 - 1991. – М., 1999.
14. Суворов В. Ледокол. – М.: Московский рабочий, 1998.
15. Хофман И. Подготовка СССР к наступательной войне.1941 год. // Отечественная история. – 1993. - №4. – С. 19 – 32.

(18.4 KiB, 4 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!