1917 год в истории России

2 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

1. Начало демократической революции в России.
2. Возможности для парламентской демократии.
3. Феномен большевизма.
Список литературы.

1.Начало демократической революции в России.

Накануне февраля 1917 г. в России параллельно разворачивались два социально-политических процесса: либеральная оппозиция приближалась к реальной власти, но в то же время все громче заявляло о себе стихийное революционное движение. Сторонники конституционных преобразований и приверженцы радикального разрушения социального порядка действовали бок о бок. Это во многом определило и относительную легкость, с которой совершилась Февральская революция.
В первые недели 1917 г. стачечное движение в России достигло самых крупных за время войны размеров. В двенадцатую годовщину «Кровавого воскресенья», 9 (22) января 1917 г., в одном только Петрограде бастовало 150 тыс. рабочих. Политические забастовки происходили также в Москве, Харькове, Туле, Екатеринославе, Ростове-на-Дону. Забастовки сопровождались митингами и демонстрациями под лозунгами «Долой войну!», «Долой царскую монархию!».
В январе — феврале 1917 г. число бастующих составило лишь на предприятиях, подчиненных надзору фабричной инспекции, около 700 тысяч. Усиливались антивоенные настроения в деревне. Нарастал процесс революционизирования армии. Учащались случаи неповиновения солдат на фронте, а в тыловых гарнизонах — проявления сочувствия к бастующим рабочим.
Особое беспокойство вызвало у правительства положение в столице. В начале февраля Петроградский военный округ был выделен из Северного фронта и подчинен непосредственно Ставке. Полицию и жандармерию вооружили пулеметами. Но события опережали действия властей.
18 февраля началась забастовка на Путиловском заводе. В 1916 г. этот завод в целях «усмирения» революционных рабочих был милитаризован, а теперь военное начальство решило закрыть его. Но тотчас после объявления локаута тысячи путиловцев вышли на улицы. Их поддержали забастовкой рабочие других заводов. Стачечная волна слилась с волной стихийных выступлений против голода. Женщины, измученные нехваткой продовольствия и дороговизной, покидали бесконечные очереди у булочных и присоединялись к демонстрантам.
Демонстрация петроградских работниц по случаю международного женского дня (23 февраля 1917 г. по старому стилю) переросла в забастовку, в которой участвовали 90 тыс. человек. Массовые митинги переходили в уличные демонстрации против голода, войны в самодержавия. В отдельных районах столицы происходили стычки с полицией. Среди рабочих царило боевое настроение. На следующий день число бастующих более чем удвоилось. С новой силой возобновились демонстрации, митинги. Брожение постепенно охватило и петроградский гарнизон.
25 февраля политическая забастовка стала всеобщей - бастовали более 250 тыс. человек. Работу прекратили не только фабрики и заводы, но и трамвайные парки, мастерские, торговые заведения. Десятки тысяч демонстрантов устремились в центр города. В ряде мест рабочие разоружали полицейских и жандармов, убивали начальников полицейских отрядов.
Важнейшей особенностью нарастающего революционного движения была смелая борьба пролетариата за армию. Большую роль сыграли действия женщин-работниц, которые вплотную подходили к выстроенным на улицах воинским подразделениям и убеждали солдат не выступать против демонстрантов. Заколебались даже казаки, считавшиеся наиболее надежными защитниками царского режима. На Знаменской площади казаки открыли огонь по отряду конной полиции, пытавшемуся разогнать демонстрантов. У Казанского собора солдаты освободили группу арестованных рабочих, избив при этом городовых.
В правящих сферах продолжали рассматривать события в Петрограде, как «голодный бунт», с которым можно легко справиться, если пригрозить забастовщикам отправкой на фронт и открыто применить силу. Командующий войсками Петроградского округа генерал Хабалов, получив распоряжение царя немедленно «прекратить в столице беспорядки», приказал стрелять в демонстрантов. На крышах высоких зданий устанавливали пулеметы. Мосты, отделявшие центр города от пролетарских окраин, охраняли усиленными отрядами войск и полиции. Начались массовые аресты. Был арестован ряд членов Петербургского комитета большевистской партии. Однако полиции не удалось полностью уничтожить руководящие органы большевиков. Продолжало действовать, непосредственно направляя работу столичной организации. Бюро Центрального Комитета партии. Функции Петербургского комитета перешли к Выборгскому районному комитету большевиков, обладавшему прочными позициями на заводах.
26 февраля в городе развернулось настоящее сражение. Колонны рабочих, неоднократно пытавшиеся пробиться к главной магистрали — Невскому проспекту, были встречены огнем. Понеся потери, демонстранты отступили. Но расстрел не сломил волю рабочих. Большевистская организация Выборгской стороны решила продолжать забастовку, добиваясь перевода ее в вооруженное восстание, и призвала рабочих к братанию с солдатами.
В тот же день произошло событие, предвещавшее окончательный перелом в поведении войск. Одна из рот гвардейского Павловского полка, узнав, что учебная команда этого полка участвует в расстреле демонстрации, восстала и направилась к Невскому, чтобы защитить безоружных рабочих. По дороге павловцы обстреляли отряды городовых. Стойкость рабочих, а также пример павловцев произвели сильное впечатление на солдатскую массу. В ней зрело решение повернуть оружие против ненавистных командиров, стать на сторону народа. Активизировались революционные группы солдат, среди которых были и петроградские рабочие, мобилизованные в армию.
Утром 27 февраля учебная команда лейб-гвардии Волынского полка, принимавшая накануне участие в расправе над демонстрантами, решила впредь не поднимать оружия против «своих». Начальник учебной команды был убит, остальные офицеры бежали. К волынцам присоединились соседние Преображенский и Литовский полки.
Солдаты двинулись по направлению к Выборгской стороне — главному очагу разгоравшейся революции. Объединившись с рабочими, они захватили арсенал, склады патронного завода. Главное артиллерийское управление, все вокзалы. В городе была прервана телефонная связь. Рабочие и солдаты открывали двери тюрем и освобождали политических заключенных, арестовывали жандармов, царских министров и генералов, обезоруживали офицеров, срывали эмблемы царского самодержавия, громили полицейские участки. Весь день на улицах шла перестрелка.
В течение 27 февраля на сторону революции перешло свыше 60 тыс. солдат петроградского гарнизона (к концу следующего дня их число превысило 120 тыс., а 1 марта достигло 170 тыс.). И либералы, и умеренно настроенные революционеры сумели довольно быстро оценить ситуацию, в отличие от официальных властей.
По инициативе Союза рабочих кооператоров Петрограда и социал-демократической (меньшевистской) фракции Рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета, то есть легально действовавших организаций, 27 февраля был создан Временный исполнительный комитет Петроградского совета. Петросовет пользовался большим влиянием в рабочих районах и казармах и опирался на реальную вооруженную силу — на солдат столичного гарнизона. Первым руководителем Петросовета был известный лидер меньшевиков Н.С. Чхеидзе (1864 — 1926); после создания Всероссийского центрального исполнительного комитета советов в июне 1917 г. Чхеидзе стал его председателем. Умеренные социалисты, получившие в марте 1917 г. достаточно прочное большинство в столичных советах (городском и районных), были готовы сотрудничать с либералами, которых революция поставила во главе страны.
27 февраля депутаты IV Думы создали Временный комитет для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями. Основной задачей Временного комитета было предотвращение развала страны и армии в условиях начавшейся революции; думские деятели стремились придать революционным изменениям легальный (законный) характер и не допустить анархии. Председатель комитета М.В. Родзянко еще 26 февраля направил телеграмму находившемуся в Ставке, в Могилеве, Николаю II (император в то время взял на себя обязанности верховного главнокомандующего); в телеграмме говорилось о необходимости конституционных уступок, о создании ответственного перед Думой правительства.
Царь не сразу согласился с требованиями Родзянко; лишь 28 февраля, после того, как эти требования поддержал начальник штаба Ставки генерал М. В. Алексеев, Николай II признал, что без уступок не удастся добиться социального мира. Однако решение императора создать ответственное перед парламентом правительство запоздало. В ночь с 1 на 2 марта Родзянко сообщил в Ставку, что спасти монархию может только отречение Николая. В Псков, где находился поезд императора, незадолго до того двинувшийся к столице, выехали авторитетные думские депутаты А.И.Гучков и В.В.Шульгин, которым предстояло убедить царя отречься от престола. За такое решение высказались и запрошенные генералом Алексеевым командующие фронтами и флотами. 2 марта, после разговора с Шульгиным и Гучковым, Николай II подписал отречение от престола, причем не только от своего имени, но и от имени наследника, цесаревича Алексея, в пользу своего брата Михаила. На другой день и Михаил вынужден был отречься от престола. В дальнейшем под давлением масс Петроградский Совет добился от Временного правительства решения об аресте бывшего царя и его семьи.
Правительство пыталось с помощью иностранных дипломатов укрыть царя. Выступая в Московском Совете 7 марта, Керенский в ответ на возгласы с мест «Казните царя!» заявил: «Этого никогда не будет, пока мы у власти. Царь с семьей будет отправлен за границу, в Англию. Я сам довезу его до Мурманска».
Рабочие и солдаты настояли, чтобы Петроградский Совет принял чрезвычайные меры. Все вокзалы были заняты воинскими частями, по железным дорогам и городам послана радиограмма с приказом задержать Николая Романова, если он попытается бежать за границу. Временному правительству вновь пришлось отступить. Перед актом отречения НиколайII назначил премьер-министром князя Г. Е. Львова, земского деятеля и политика, пользовавшегося авторитетом в либеральных и консервативных кругах. Таким образом была обеспечена правовая преемственность власти; глава Временного правительства (в марте—июле 1917 г.) получил свои полномочия вполне законным путем.
Внешняя и внутренняя политика Временного правительства не соответствовала реальным возможностям страны и противоречила весьма распространившимся в российском обществе пацифистским настроениям.

2. Возможности для парламентской демократии.

Падение самодержавия обнажило глубину социально-политических противоречий и одновременно породило взлет социальных ожиданий у большей, наиболее обделенной части общества. Для этого периода характерны высокая гражданская активность, осознание личностью своих интересов и необходимости объединения для их реализации. Проявилось гигантское несоответствие между вполне понятным стремлением рабочих, солдат, крестьян многонациональной страны к немедленному удовлетворению их требований, обусловленных нищетой, отсталостью, тяжелым гнетом самодержавия, военной разрухой, и возможностями их реализации в условиях 1917 года. Массы раздражали слабость, колебания власти даже в тех вопросах, которые были разрешимы правовым путем. Все это приводило к широкому применению прямого революционного действия: явочным путем введение восьмичасового рабочего дня, братание на фронте, захват крестьянами помещичьих земель и т.п. Поскольку шла война, и страна была наводнена оружием, при крайнем обострении противоречий вооруженные эксцессы были неизбежны. Но определяющим был другой процесс.
Политическая свобода, не ограниченная никакими рамками, способствовала бурному, лавинообразному формированию гражданского общества. Все слои были охвачены самодеятельными организациями: Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, фабзавкомы, профсоюзы, солдатские комитеты, лиги, ассоциации, крестьянские комитеты, организации многочисленных партий, разнообразные союзы... Консервативные силы, сторонники старого строя были слабыми. Падение самодержавия, переход армии на сторону народа, разрушение репрессивного аппарата — все это лишало их рычагов влияния на общество. Черносотенные организации были распущены. Силы, стремившиеся восстановить самодержавие, не могли существенно повлиять на ситуацию.
Черты, характерные для западной политической культуры, получили дальнейшее развитие. Органы власти действовали фактически по типу парламентской республики (хотя официально Россия была объявлена республикой 1 сентября 1917 г.). Как говорилось, Временное правительство возникло под эгидой Государственной Думы, символизировавшей парламентаризм. Местное самоуправление - земства, городские думы — получило широкие права и избиралось на основе всеобщего избирательного права. Объявление о подготовке к выборам в Учредительное собрание, которому предстояло стать полноценным парламентом. Яркий показатель этих процессов — взаимодействие партий, которых в 1917 г. насчитывалось около ста, с властью и массами. Временное правительство функционировало на многопартийной основе. Первый состав базировался на либеральной части спектра. Последующие, с мая 1917 г. - на основе широкой коалиции, включающей социалистические партии, при отсечении крайне правых элементов (черносотенцы) и крайне левых (большевики, анархисты). Местные органы власти, земства, городские думы, также были многопартийными. Политические партии разворачивали свою деятельность как партии парламентского типа, включая партию большевиков. Стало нормой политической практики — борьба за влияние на массы через прессу, агитацию и пропаганду, через различные партийные мероприятия, противостояние партийных программ и списков кандидатов от партий на выборах и т.п. Эти факты послужили поводом для заявлений, которые успели в настоящее время стать общим местом в политических речах и публицистике: развитие России в 1917г. пошло бы по западному, демократическому пути, если бы не вооруженное восстание большевиков. Однако в истории нельзя руководствоваться пристрастиями, пусть даже благими. Необходимо поставить вопрос: насколько западный, парламентский путь был реален в 1917 г. при условии выбора снизу?
Временное правительство и коалиция сил, которые за ним стояли, выступали за переход на западный, буржуазно-демократический путь развития. Парламент и разделение властей, правовое государство и гражданское общество, рынок как способ функционирования экономики, а, следовательно, социально-классовая дифференциация, и развитая частная собственность — все это привлекало в основном образованную часть общества, а также те массовые слои, которые уже были связаны с западного типа капиталистическими структурами и являлись приверженцами этого пути (предприниматели, часть рабочего класса, в основном квалифицированного, часть крестьянства, связанного с рынком, мелкие собственники города и т.п.). Какова была их доля в обществе?
Интересный материал для определения политических предпочтений населения России содержат итоги выборов, которые проводились в 1917 году на основе всеобщего избирательного права: в органы местного самоуправления и Учредительное собрание. Безусловным сторонником западного пути развития для России в буржуазно-демократическом варианте была партия кадетов. Она превратилась в ведущую партию либерального направления, вбирая в свой состав слабые либеральные организации, осколки партии октябристов. Процент голосов, которые эта партия собрала на выборах, дает адекватное представление о численности сторонников западного образа в российском обществе. Он был фактически стабилен на протяжении всей революции. Приведем некоторые данные. На выборах в городскую Думу Москвы (июнь 1917 г.) кадеты получили 16,8% голосов. В Петрограде на выборах в районные думы (конец мая - начало июня 1917 г.) - 22%, в городскую Думу (август 1917 г.) - 21%. В целом по 50 губернским городам России на осенних выборах в городские думы за эту партию проголосовало 12,2%" процента избирателей. Таким образом, в крупных городах число сторонников западного пути колебалось ориентировочно от 1/8 до более 1/5. В уездных городах и сельских районах поддерживающих кадетов было значительно меньше и составляло 4,5% - около 1/20 населения. Обобщенные данные дают выборы в Учредительное собрание. Кадеты вместе с союзниками получили 17% голосов, что составляло около 1/6 части населения. Однако собственно кадеты получили лишь 4.6% голосов. Очевидно, что при таком раскладе западный выбор для страны был маловероятен. Если же учесть, что его сторонники выступали за продолжение войны до победного конца, то определенно нереален.
Окончательный выбор пути развития в условиях революции и открытой политической борьбы зависел от того, на чью сторону встанет большинство народа. Уверенно можно сказать, что западный вариант развития не мог быть итогом выбора снизу: его социальная база, как не однажды говорилось, была чрезвычайно узкой для огромной мозаичной страны. Однако дело не только в узости социальной базы. Вспомним, что западная цивилизация на протяжении первой половины XX века находилась в состоянии глубокого кризиса, чреватого ее гибелью. И хотя во многих странах, в том числе и в России, шли поиски путей реализации прогрессивного типа развития, но Запад в это время не мог быть образцом. В этом была одна из главных причин, которая наряду с влиянием исторических особенностей страны, обусловила довольно широкое распространение среди российской интеллигенции социалистических идей как альтернативы, способной обеспечит прогресс общества, но без европейских контрастов и потрясений. Можно согласиться и с интересной мыслью английского историка Т. Шанина, что Россия стала первой в мире страной, где под вопрос была поставлена абсолютная ценность западноевропейского опыта для остального человечества.

3. Феномен большевизма.

Несколько десятилетий в советской историографии доказывалось, что в 1917 году идеи марксистского социализма увлекали большинство народа, а революция носила социалистический характер и привела к установлению диктатуры пролетариата. Так ли это?
Марксизм - типичный продукт западной культуры. Уже в силу этого он не мог получить широкого распространения в России, стране преимущественно незападной, самобытной. Естественная социальная база подобных учений - фабрично-заводской пролетариат - составлял в момент революции всего лишь 3,6 млн. человек, то есть около 2,5% населения. При этом надо учесть следующее. Ядро городского рабочего класса, численность которого трудно определить, находилось еще в процессе формирования. В большинстве это были квалифицированные заводские кадры с относительно большим стажем работы в промышленности и ослабленными связями с крестьянской общиной. Значительная часть из них закрепила семьи в городе. Однако они составляли меньшинство во всех отраслях экономики использующих наемный труд. Они постоянно растворялись в массах рабочих из сельских районов. В 1908 - 1913 годах заводская промышленность Петербурга, например, пополнилась 69774 рабочими. Удельный вес потомственной квалифицированной рабочей силы еще уменьшился в годы первой мировой войны: набор в армию, приток новых рабочих, из крестьян, увеличение числа женщин на конвейерах патронных заводов и т.д. Между квалифицированным немногочисленным ядром и низкоквалифицированной или вовсе неквалифицированной массой рабочих была пропасть: в мировосприятии, оплате труда, условиях жизни и т.п.
Вышедший из деревни рабочий класс нес в город традиции почвенной культуры. В его сознании господствовали общинные ценности. В силу этого российский рабочий класс в основной массе воспринимал как естественные лозунги социального равенства (социализма), отмены частной собственности. Но что касается марксизма, то далеко не весь рабочий класс разделял эти идеи. Показательна в этом плане судьба партии меньшевиков, которая руководствовалась теорией марксизма в ее классическом варианте и была близка по типу к западной социал-демократии. Приведем некоторые данные. На выборах в органы местного самоуправления в крупнейших промышленных центрах (то есть там, где социальная база для марксизма была наиболее обширна) меньшевики получили: в городскую Думу Петрограда — 4% голосов, в районные думы Москвы — 4%. Выборы в Учредительное собрание дали этой партии только 2,9% голосов. Казалось бы немного, но в силу сказанного выше, это можно считать безусловным успехом.
Большевизм представлял собой сложное политическое явление, обусловленное колоссальной российской спецификой и многоукладностью. Подчеркну: это не столько западный марксизм, сколько доморощенный ленинизм. Несмотря на клятвы в верности и преданности марксизму и беспрерывное разоблачение ревизионистов, марксизм для В. И. Ленина, других лидеров РСДРП(б) фактически служил теоретическим инструментом для формулирования доктрины, которая отражала проблемы российской действительности. Более того, "привязанность" к марксизму как теоретической основе в определенной мере мешала большевикам в 1917 году, хотя это и не осознавалось. В частности, одно из важнейших положений марксизма о мировом характере пролетарской революции накрепко пристегивало большевиков к ситуации в Европе, порождало в 1917 году острейшие споры о том, "кто начнет" мировую революцию - Россия или Запад, а позднее - попытки любыми средствами спровоцировать революцию в западных странах. Лишь в 20-е годы в длительной внутрипартийной борьбе удалось ослабить жесткую "привязку" к развитым странам, найти такое толкование марксистской идеи мировой революции (она понималась теперь как длительная историческая эпохи), которое позволяло исходить в доктринальных вопросах, прежде всего из внутренних условий. В1917 году большевистская доктрина аккумулировала различные тенденции российской действительности: антикапиталистические настроения в рабочем классе; антисобственнические — в крестьянстве, связанном  с общиной; стремление народа в условиях разрухи и военных лишений к социальному равенству и справедливости на уравнительных началах; укорененные традиции коллективизма, непонимание и неприятие массами образцов западной демократии и т.п. С большим искусством из пестрого потока жизни лидеры большевиков выбирали моменты, которые явно не имели отношения к марксистскому социализму, но, будучи включенными в программу РСДРП(б), давали ей массовую поддержку: мир народам, земля крестьянам, власть Советам, борьба с разрухой и т.д. Массы, поддержавшие большевиков, не разделяли в подавляющем большинстве идей марксистского социализма, мировой пролетарской революции (вряд ли они имели о них сколько-нибудь ясное представление, так как были неграмотны). Однако программа, сформулированная РСДРП(б) как цель революции, в главных чертах отвечала их ожиданиям к стремлениям. Безусловно, сказалась также усталость от войны и разрухи. Все это позволило большевикам обрести массовую базу, хотя она не была такой большой, как это принято было считать.

Список литературы.

1. Верт Н. История советской России. М.: Логос, 1995.
2. Всемирная история: В 24 т. Т.19. Первая мировая война / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич и др. – Мн.: Литература, 1997.
3. Коробков Ю.Д. История России. – Магнитогорск: МГПИ, 1994.
4. Орлов А.С., В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиев История России: Учебник. – М.: Проспект, 1998.
5. Семенникова И.Н. Россия в мировом сообществе цивилизаций. – М.: Просвещение, 1996.
6. Радченко В.С. История России. – М.: Проспект, 1999.
7. Сахаров А.С. История России: конец XIX – начало XX века. – М.: Просвещение, 1997.

(18.6 KiB, 13 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!